Анархия — это бардак

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« К несчастью г-на Прудона, его странным образом не понимают в Европе. Во Франции за ним признают право быть плохим экономистом, потому что там он слывёт за хорошего немецкого философа. В Германии за ним, напротив, признаётся право быть плохим философом, потому что там он слывёт за одного из сильнейших французских экономистов. Принадлежа одновременно к числу и немцев и экономистов, мы намерены протестовать против этой двойной ошибки. »
— Маркс
« Лучше места во всей Вселенной нет. У нас каждый может жить как хочет: бездельник — бездельничать до седьмого пота; драчун и грубиян — даже самого себя превратить в отбивную, а человек, уважающий грязь, днём с огнём не найдёт кусочка мыла. Если же ты возомнил себя великим королём, учёным или первооткрывателем земель, то кричи об этом на всех перекрёстках и уважай сам себя в своё удовольствие. Никто тебе не помешает и не назовёт сумасшедшим. »
— всемогущий Порок, правитель планеты Серый Свинус

В литературе анархическое общество традиционно представляют как хаос. И, в общем, это не так уж неверно: хаос — это в том числе и анархия. Идейные анархисты придерживаются противоположной точки зрения, утверждая, что Анархия — мать порядка. Истина где-то посередине.

Что анархия — это порядок, писал сам бородатый француз Прудон в книжке «Философия нищеты». Бородатый немец Карл Маркс не согласился и написал в ответ книжку «Нищета философии». Пересказывать не будем, там очень много букв, а суть сводится к тому, что Прудон одинаково плохо разбирается и в экономике, и в философии.

Если оставить в покое экономику и обратиться к сути вопроса, цивилизованный анархизм невозможен, если каждый человек в обществе не будет обладать определёнными качествами: высокие личная и социальная ответственность, уровень эмпатии, умение находить взаимопонимание с любым другим человеком и т. п. Возможно ли это в обществе? В принципе возможно, но для этого нужно специфическое воспитание, поскольку перевоспитывать огромное количество взрослых людей нереально — они этого просто не захотят. В итоге анархистам придется их либо изолировать, либо вырезать, что, сами понимаете, не гут. Но проблема всё равно останется — потому что если анархизм станет устоявшейся общественной парадигмой, против него начнут бунтовать… подростки. Те самые, которые сейчас бунтуют против тоталитарного угнетения личности обществом. Потому что вышеупомянутые качества — качества взрослого человека, а до него подростку ещё нужно дожить и набраться опыта. А промывая подросткам мозги в духе «анархия — мать порядка», мы получаем тоталитарную доктрину. То есть куда ни кинь — всюду клин.

Да и исторические прецеденты красноречиво свидетельствуют о том, что теория анархизма нежизнеспособна — в ней попросту отсутствует та часть, в которой разъясняется, каким образом они собираются решать огромное количество проблем, стоящих перед обществом. А каждый раз, когда анархисты пытались построить свою утопию, неизменно выходил кровавый бардак. Парижская коммуна, например — эпичный пример этого. Самое смешное в том, что анархисты даже не могут договориться друг с другом о том, что же такое анархия и как её делать правильно. Сектантство — основной бич анархизма, ибо течений и ответвлений, иной раз доходящих до абсурда, такое количество, что в глазах рябит, и все считают себя правыми и яростно грызутся друг с другом, не делая ни малейшей попытки подойти к делу критически, переосмыслить теорию и привнести в неё здравого смысла.

Однако если понимать под анархией устройство общества без органов власти, то она может существовать и в реальности. Но — на уровне небольших анклавов, где все друг друга знают и где все поддерживают данную идею. И то, скорее всего, этим анклавам придётся отбиваться от насилия извне — от простых уголовников до государственного рейдерства.

А вот и есть пример устройства общества без органов власти (паразитической аристократии), достаточно крупного даже по современным меркам — Исландия. Однако власть была у тингов — народных собраний, где обсуждались все важные вопросы, но никогда не сосредотачивалась в руках одного человека. И явного беззакония тоже не было, ибо за убийство человека можно нарваться на кровную месть, стать вне закона либо нужно платить виру.

Ещё к подобным можно отнести «Пиратскую республику» на Карибах и даже средневековую Швейцарию, где крестьяне защищали себя сами без князей-дворян благодаря горам. Но выжила, сохранив, собственно, некое подобие анархизма только Исландия, благодаря изолированности от мира (да и то под гегемоном в лице Норвегии или Дании).