Анархист

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Но ведь это безумный человек! Если он идет мимо дома, который горит, — он полезет туда, чтобы вытащить ребёночка, а если он идет мимо дома, который не горит, — так он его подожжёт. »
— Ю. Латынина, «Инсайдер»
« У меня есть мечта. Что однажды каждый человек этой нации сможет сам контролировать свою собственную судьбу. О земле ИСТИННОЙ свободы, чёрт подери. О нации действий, а не слов. Управляемой силой, а не комитетами. Где закон меняется в зависимости от человека, а не наоборот. Где власть и справедливость возвращены тем, кому они принадлежат по праву: в руки народа! Где каждый человек волен думать и поступать сам! Нахрен всех этих евнухов-адвокатишек и дерьмовых бюрократов! Нахрен все эти интернет трансляции 24/7 о жизни знаменитостей и прочей херне! Нахрен «американскую гордость», нахрен средства массовой информации! Нахрен их всех! Америка больна, прогнила изнутри. Её уже не спасти. Мы должны вырвать её с корнем. Сбросить груз старых ошибок. И СЖЕЧЬ ИХ! И из пепла восстанет новая Америка. Эволюционировавшая, но разгневанная. Слабые будут уничтожены, а сильнейшие будут процветать, свободные жить и приспосабливаться, чтобы сделать Америку вновь великой! »
— Сенатор Армстронг, «Metal Gear Rising: Revengeance»
Немецкий анти-анархистский плакат начала XX века

Пожалуй, начать нужно с того, что типичный и даже архетипный анархист массового искусства (см. эпиграф) мало что общего имеет с реальными представителями этого движения. Хотя бы потому, что течений анархизма много, и некий усредненный типовой резиновый портрет анархиста в силу этого создать невозможно.

Но деятели массового искусства, тем не менее, регулярно пытаются это сделать — и в результате получается некий бунтарь без причины, постоянно думающий, где бы чего взорвать, взломать, хакнуть и как-нибудь еще поспособствовать торжеству мировой энтропии. Рабочее движение? Профсоюзы? Кооперация? Не, не слыхали.

Идеология анархистов в целом широкой публике известна мало и в основном с точки зрения правящих режимов, для которых анархисты были пугалом, начиная с середины 19 века (см. плакат). Как следствие, анархисты стали очень популярными кандидатами на роль злодеев-террористов-идиотов в кино и книгах.

В целом, анархисты выступают за общество, свободное от какого-либо угнетения (государственного, экономического, гендерного, расового, религиозного, и так далее) и максимальную индивидуальную свободу. Важнейшей частью анархизма является не только его антиавторитарность, но и его антикапиталистическая направленность, поскольку анархисты считают тиранию капитала ничуть не лучше тирании государственной. Различные течения анархизма по-разному представляют себе принципы организации общества и в целом противопоставляют себя как правым идеологиям (либерализм, фашизм), так и авторитарным левым идеологиям (сталинизм, маоизм). Анархисты положительно относятся к либертарным левым (демократический социализм), хоть и критикуют их за нежелание отказаться от государства в пользу полной самоорганизации общества.

Сами анархисты верят, что Анархия — мать порядка[1]. Поверхностно знакомые с течением люди полагают, что кроме хаоса в анархизме и нет ничего. Истина где-то рядом, но поскольку среди пишущей и снимающей братии истинных анархистов не так уж много, то годных изображений анархизма и действительно последовательных анархистов в мировой культуре раз-два — и обчёлся. Поэтому их особо хочется выделить.

Примеры годных анархистов в искусстве

  • И. А. Ефремов, «Великое Кольцо» (с изрядной долей условности, но все же).
  • Чак Паланик, «Бойцовский клуб». Вы ждали этой книги, да? На вот, возьмите ее скорей.
  • Сергей Жадан, «Anarchy in the UKR». Очень адекватно передано мироощущение анархиста. Русский перевод есть, но ВПС рекомендует читать по-украински.
  • Эрик Фрэнк Рассел, «И не осталось никого»: общество анархистов-пацифистов гандов (они так самоназвались в честь Махатмы Ганди, не читая, понятное дело, этого самого Ганди).
  • Майкл Муркок, «Стальной Царь», «Энтропийное танго», «Завтрак на руинах» (это не трилогия, это разные книги) — там не просто анархисты, там махновцы. И Нестор Иваныч Махно собственной персоной.
  • Борис Акунин, «Не прощаюсь». В главе «Чёрная правда» показана коммуна анархистов в Москве 1918 года, бытовое устройство и идеология описаны подробно и не карикатурно, персонажи выписаны на основе реальных прототипов (Волин, Мамонт Дальский).
  • Баррингтон Дж. Бэйли, «Фактор аннигиляции» — космическая версия махновцев. Их лидера с зуболомным именем не сожрала Огромная Космическая Амеба, такой он идейный человек. Бедное чудовище перепугалось его мыслей в момент поедания и выплюнуло обратно, на горе планетарному правительству.
  • Эррико Малатеста, «Краткая система анархизма в десяти беседах» — философский диалог, в котором анархист спорит с судьёй и двумя буржуа, выходя победителем.
  • «Агент Хаоса» Нормана Спинрада.
  • «Красная площадь: Два рассказа о Рабоче-Крестьянской Армии» 1970 г., реж. Ордынский — хотя бы в одном советском фильме один положительный революционный матрос-анархист был отображён с полным пониманием дела. С фитильком, потому как в деталях о своих взглядах он не говорит, но, тем не менее, демонстрирует привычки анархо-коммуниста (предлагает полную советизацию армии взамен единоначалия, то есть соборное решение вопросов а-ля Вьетконг в «Бледном Блупере»), да и сам — «образованный и сравнительно интеллигентный» мужик, каковым его характеризует бывший царский офицер (sic!) Николай Кутасов
  • Аватар: Легенда о Корре — Захир, этакий агрессивный местный двойник Сунь Ятсена.
  • V из комикса «V значит вендетта».
  • Настольная игра Shadowrun: довольно долгое время Берлин был анархистским городом-государством, с довольно проработанной идеологией.
    • Игра Shadowrun Returns: Dragonfall демонстрирует жизнь в анархистском Берлине. Flux State, о котором часто говорят в игре, — это именно оно. Закончилось всё предсказуемо — «изменчивое государство» было съедено мегакорпорациями.
  • Tales of Vesperia — многие элементы анархизма есть у Союза гильдий.

Примеры анархистов типовых резиновых

Литература

  • У Герберта Уэллса анархисты играют роль бесцельных террористов.
  • Как и у Г. К. Честертона в «Человеке, который был Четвергом».
  • Советская литература/кино о Гражданской войне (особенно стоит обратить внимание на «Хождение по мукам», где с пониманием дела описаны сразу несколько разных направлений анархизма).
  • А. Рыбаков, «Бронзовая птица» (и одноимённый фильм 1974 г.) — художник Кондратий Степанович стоит на платформе «анархистов-максималистов». Тут либо Рыбаков в анархизме не разобрался, либо его герой. «Анархистов-максималистов» не бывает, есть «эсеры-максималисты». Конечно, они примыкают к анархистам по многим вопросам, и для внешнего наблюдателя почти не отличаются, но сам-то член партии «Союз социалистов-революционеров-максималистов» себя бы анархистом не назвал. Высказываемые Кондратием Степановичем идеи заставляют подозревать в нём анархиста-индивидуалиста, а вовсе не эсера.
    • Обоснуй: художник называет себя «анархистом-максималистом» просто для красного словца, а идей нахватался у знакомых городских анархистов.
    • Другой обоснуй: анархист по тем временам — это всё ещё допустимое в обществе ругательство, а вот назовись максималист «эсером» — и охотиться ему на моржей в ближайшие лет пятнадцать.
  • Омары (киборги в виде человека в неснимаемом скафандре-экзоскелете) у Брюса Стерлинга описаны как анархисты.

Кино

  • «Доктор Оллком» из госпиталя в «Джонни-мнемонике» — персонаж второго плана, мирный. Все жители моста — напротив, радикалы, сражающиеся с системой. Следует заметить, что в киберпанке местное Сопротивление состоит из анархистов целиком и полностью, и именно благодаря им возник Посткиберпанк, где герой защищает от этих киберпанков систему, потому что видит, что у этих благие намерения — прямой путь к хаосу и деградации. Но ребята веселые, да.
  • «Матрос Железняк» — героически образ анархо-коммуниста.
  • «Оптимистическая трагедия» — бой-баба комиссарша наставляет на путь истинный морячков анархистов: кого в большевики, кого в трупы.

Мультсериалы

Комиксы

Видеоигры

  • Fallout: New Vegas: Аркейд Геннон придерживается именно таких взглядов, хотя если создать Вольный Вегас, ожидаемое им Liberté, Égalité, Fraternité как-то не наступит.
  • «Свободовцы» в серии игр S.T.A.L.K.E.R.. Имеют в Зоне репутацию хиппи и любителей различных психотропных веществ, тем не менее, в боевом смысле ближе все же к казачьей вольнице — подчиняются приказам уважаемых командиров, а если теряют уважению к своим лидерам, то просто посылают их к кровососу и уходят в другую команду.
  • Counter-Strike: Одна из фракций террористов как раз Анархистами и называется. Занимаются тем же, чем и прочие террористы в этой игре: то кого-нибудь захватят, то чего-нибудь взорвут.
  • Metal Gear Rising: главзлодей игры сенатор Армстронг. Полагает, что лишь при помощи анархии, Америка будет страной истинной свободы, где каждый человек сможет контролировать свою судьбу.
  • Есть такие и в Planescape: Torment, и к ним можно даже присоединиться. Хотя они и очень противные личности.

Музыка

  • Любая классическая панк- и панк-хардкор группа. А ещё жанр краст, что-то типа политизированного грайндкора. Некоторые металлисты и «лёгкие» рокеры также поют о сабже.
  • Отдельная песня — Король и шут. Ну, то есть, набор песен:
    • «13 рана» — баллада от имени Нестора Махно на ломаном суржике (внезапно оправданно, учитывая речь реального Махно).
    • Педаль в пол: «Среди ублюдков шёл артист, в кожаном плаще мёртвый анархист, крикнул он „Хой“, челюсть долой, трупов вёл он за собой, был на руке застывший фак, из кармана торчал пиратский флаг…»
    • «Бунтарь» — из палаты мер и весов.
    • Есть ещё кавер на Бригадный подряд — «Я алкоголик, я анархист». Но в исполнении Горшка она известнее.
    • А у Князя — «Социальная программа» и «Алло, гараж!». Но вторая скорее про неформальную романтику, без политической составляющей.
  • Монгол Шуудан — тексты большей частью посвящены гражданской войне и батьке Махно.
  • Элизиум — «Чёрное знамя».

Какие бывают анархисты ИРЛ

«Анархистами» себя зовут очень многие деятели, группы и организации. Часть из них даже похожа на типовых резиновых, а часть — совсем нет. Многие из них друг друга взаимно не поддерживают и не признают. Это получается потому, что нет никакого фундаментального корпуса трудов, признание которых определяет принадлежность к анархизму (как в марксизме) и, более того, даже слово «анархизм» исторически приписывалось совсем разным идеям и ценностям.

Анархисты-коммунисты (анархо-коммунисты, анкомы, левые анархисты, кропоткинцы)

По большей части признают труды и идеи Михаила Бакунина и Петра Кропоткина. Их идея — в негосударственном обществе средства производства должны быть обобществлены, т. е. заводы и земли должны принадлежать всему обществу. Общество же это должно быть организовано, как федерация самоуправляющихся общин, выстраиваемая от нижних, меньших, к высшим уровням. Община или коммуна для обсуждения текущего вопроса собирается и обсуждает его, пока не придёт к соглашению на основе голосования или единогласного мнения. Если вопрос затрагивает больше одной коммуны, то коммуны отправляют делегатов на собрание, при этом, если коммуна не принимает того, что говорит и делает на съезде её делегат, она может отозвать его и заменить на нового (это делается, чтобы делегаты не получили себе власти). Анархо-коммунистами были, в частности, гуляйпольские анархисты-махновцы (как и их революционные предшественники в России).

Анархо-синдикалисты

Система анкома во время махновского движения хорошо реализовалась в сельском обществе и не очень — в городском (что было одной из причин её поражения). Анархо-синдикализм опирается на самоуправляющиеся профсоюзы, которые совместно решают вопросы того, как развивать предприятия и кого снабжать их продукцией. Должности инженеров и других экспертов всё равно существуют, но требуют одобрения от коллектива предприятия и, при возможности, ротации. В экономике анархо-синдикализм предполагает план, а не рынок, но этот план пишется потребителями, заказывающими себе определённую продукцию, и выборными экспертными группами, устанавливающими текущие нормы потребления при дефиците и планирующими дальнейшее развитие производства для покрытия всех запросов.
Практически крупной анархо-синдикалистской организацией была испанская НКТ-ФАИ, сопротивлявшиеся во время гражданской войны наступлению режима Франко и проводившая экономические эксперименты (были и другие, но про них в Википедию).

Платформисты

Платформист — это анархист-коммунист и при этом сторонник строгой организации. Добровольной, разумеется, но строгой. Платформизм основывается на идеях того же Махно, выдвинутых им в эмиграции. Единая платформистская организация теоретически должна быть чем-то вроде нового Первого Интернационала, практически её так и не создали. Тем не менее, платформистские организации анархистов существуют — с уставом, собраниями и флагами, всё как полагается.

Анархисты-индивидуалисты

Это сторонники того, что так или иначе общество не должно доминировать над личностью, а гарантией этого должна быть собственность. Между анархистами-индивидуалистами тоже есть различные мнения по поводу того, что может быть собственностью, а что нет. Часто ссылаются на Ницше и Макса Штирнера.

Анархо-примитивисты

Сторонники идеи того, что упразднить надо не только государство, но и цивилизацию как явление, вернувшись к жизни охотников и собирателей. Анпримы считают, что только в таком мире и человек будет по-настоящему свободен, и природа освободится от давления неэкологичных производств. Бывают разные по степени радикализма: одни считают, что свернуть цивилизацию надо постепенно, другие хотят разрушить её насилием, не считаясь с жертвами. Представителем радикалов был, в частности, террорист Унабомбер (Казински).

Анархо-капиталисты (анкапы)

(link)

Светов у Сёмина рассказывает о либертарианстве — системе, близкородственной анкапу

Представления анакапов об экономике диаметрально противоположны анархо-коммунистическим: в частной собственности должно быть всё, правда, с оговоркой, что тело человека и его жизнь — не просто частная собственность самого человека, но ещё и неотчуждаемая. Существует несколько вариантов, как это планируется реализовать. Самый простой вариант — полная ликвидация государственных институтов. Дорожная сеть? Пусть собственник её построит, а потом собирает деньги с проезжающих. Правопорядок? Пусть жители территории платят частной охранной компании за защиту. Суд? Суды тоже частные. Находятся на содержании подсудимых. Государство не нужно. Выпускать деньги будет любой желающий, а вместо полиции — милиция из граждан или наёмники. Регулироваться отношения между людьми будут на основе НАП (NAP, принцип неагрессии или ненападения), который заключается в том, что никто не имеет права совершать агрессивное посягательство на жизнь, свободу или собственность другого, а если такое нападение совершено — пострадавший имеет полное право обороняться. Многие обожают Айн Рэнд, хотя тот же Мюррей Ротбард её недолюбливал. Полюбоваться на их деятельность можно в Bioshock.

Другой вариант регулировки в таком обществе — контрактные юрисдикции. Что такое КЮ? Это такое квазигосударство, которое отличается от обычного 1) добровольностью участия и 2) отсутствием привязки к территории. Все остальные атрибуты (законы, систему налогообложения и прочая) оно имеет.[2] Ожидается, что граждане смогут добровольно присоединяться к тем КЮ, чьи идеи наиболее близки лично им, в отличие от современной системы, где государство принуждает к соблюдению своих законов всех жителей определенной территории, в т. ч. просто по факту их рождения там.[3]

С точки зрения анархо-коммунистов, несмотря на название, анархистами не являются, потому что анархизм в целом противостоит угнетению в любой сфере, в том числе экономической, и потому противостоит частной собственности, то есть автоматически является антикапиталистическим. С их собственной точки зрения всё наоборот, и это анархо-коммунисты не настоящие анархисты, потому что отрицают или ограничивают право индивида на собственность, отдавая её в распоряжение коллективу. Тут стоит упомянуть цитату одного из основателей Мюррея Ротбарда: «Таким образом, мы должны искать просветления в истории; там мы находим, что ни одна из названных групп анархистов не соответствует либертарианской позиции, что даже лучшие из них имеют нереалистичные и социалистические элементы в их доктринах… мы также найдем, что все нынешние анархисты являются иррациональными коллективистами… Таким образом, мы вынуждены сделать вывод, что мы не анархисты, и что те, кто называют нас анархистами, не имеют твердого этимологического основания, и это название не соответствует истории».[4]

Идеология анархо-капитализма представляют собой радикальный вариант экономического либерализма с его принципом Laissez-faire [лесе́-фэр] — невмешательства государства в экономику. Умеренный его вариант — минархизм. Минархисты отличаются от «чистых» анархо-капиталистов тем, что признают необходимость государства (и, соответственно, налогов), однако настаивают на отказе от социальных программ[5] — с их точки зрения государство должно ограничиваться защитой граждан от угроз.

Примечания

  1. Если верить самому Прудону, то предком Порядка по материнской линии является не Анархия, а Свобода, но многие критики анархизма и даже некоторые личности, полагающие себя анархистами, про это не догадываются.
  2. Что-то похожее существует и в наше время, например, на религиозные организации в светских странах. Конфессии не привязаны к территории как таковой, регулируют определенную (духовную, местами также семейную) сферу жизни своих членов, которые вольны вступить в конфессию или выйти из неё. С фитильком сюда же можно отнести и политические партии, и другие организации с «кодексом чести» и системой взносов.
  3. См. также статью о панархии.
  4. «We must therefore turn to history for enlightenment; here we find that none of the proclaimed anarchist groups correspond to the libertarian position, that even the best of them have unrealistic and socialistic elements in their doctrines . . . we find that all of the current anarchists are irrational collectivists . . . We must therefore conclude that we are not anarchists, and that those who call us anarchists are not on firm etymological ground, and are being completely unhistorical.» Мюррей Ротбард, 1954
  5. Дело не в социал-дарвинизме, а в том, что в соответствии с теорией минархизма, государство социальными программами монополизирует помощь соответствующим слоям населения, лишая их возможности выбрать более выгодную лично им благотворительную программу из нескольких частных.