Америка-Америка

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статьи America The Beautiful, We All Live in America. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
«

Америка-Америка — томатный сок; Америка-Америка — п*зды земли кусок. Америка-Америка — страна чудес, Там плавают в купальниках… и даже БЕЗ!

»
— На мотив песни Африка Симона «Hafanana».

(link)

Примерно так

Прощай, немытая Россия! США — страна мечты! Там простые люди живут не в задрипанных многоэтажках, а в беленьких коттеджах с лужайками и с бассейном, ну, кроме ниггас из кварталов, которые слушают рэп и гасят пришлых снежков бейсбольными битами. Еще там у каждого своя машина, стоящая в удобном гараже с автоматической дверью, а не в ржавой «ракушке» или, того хуже, под окнами. Там вместо пошлого имени «Фёдор» можно зваться звучным именем «Альфре-е-ед» (или «Теодо-о-ор», или «Фредери-и-ик») если вы мужчина, или нежным «Мэри» вместо простецкой «Маши» — если вы женщина. Там не милиция, а полиция (упс, у нас теперь тоже… но их полиция — не то, что наша). А еще там играют в бейсбол, который гораздо лучше футбола, так как сборная России по бейсболу не так сомнительно прославлена. Там живут лучший писатель ужасов в мире Стивен Кинг и самые крутые режиссеры Стивен Спилберг, Джордж Лукас и Роберт Земекис. Там самые-самые справедливые законы, самые-самые удобные дороги, самые-самые красивые парни и девушки, и каждый, если действительно захочет, может стать успешным.

Вот! С этими сведениями можно садиться и писать рассказ, а то и роман, действие которого происходит в Америке с героями-американцами. Это гораздо интереснее, чем писать про унылую Рашу с унылыми Ивановыми-Петровыми-Сидоровыми, чьи рожи вы и так видите каждый день. На Самиздате вам будут ставить плюсики.

Кощунственные мысли о том, что жизнь в США не ограничивается тем, что показывают в кино, что у американцев (как, впрочем, и у любых других народов) достаточно сложный менталитет, в который не мешало бы хоть приблизительно вникнуть, что, не имея таланта описывать даже родные реалии, глупо соваться в чужие, не посещают начписов и начкаков. Светлый образ Америки, созданный в их головах бездумным просмотром сотен фильмов и прочтением десятков паршиво переведенных книг, неудержимо влечет их. Новеллизаторов зарубежной кинопродукции, которые в лихие 90-е зачастую клепали свои книжки одновременно с просмотром фильма на видеомагнитофоне, так как сроки поджимали, а кушать хотелось, еще можно понять (хотя и среди них находились блестящие исключения, писавшие качественно). Потуги же МТА, как правило, вызывают лишь глухое раздражение.

Родственный троп — ряженые под Запад, относящийся к кино. Но там косяки были вызваны объективными причинами, образы, благодаря мастерству режиссеров, оказывались хотя бы по-человечески убедительными, т. е. пусть не на американцев, но на живых людей всё-таки походили. Слепая же (во всех смыслах) любовь к Америке-Америке возникла уже после падения «железного занавеса» и по большому счету свойственна литературе.

Справедливости ради надо отметить, что, поскольку американофилия распространена во всём европейском (да и не только европейском) мире, троп встречается в произведениях отнюдь не только русских авторов. Начать с того, что он популярен во многих странах СНГ и бывшего соцлагеря (например, в Польше), а отдельные экземпляры встречаются и в Западной Европе: если что, знаменитая песня «Ты хочешь быть американцем» («Tu vuò fa l’americano») была написана в Италии в 1950-е и высмеивала именно такие настроения среди итальянской молодёжи. Впрочем, у авторов из стран, которые не были отгорожены от реальной Америки «железным занавесом», клюквы всё же меньше.

С другой стороны, как и любой китч, этот троп тоже можно отыгрывать со вкусом. В девяностые существовал своеобразный художественный стиль, сочетающий клюквенные российские реалии с не менее клюквенными американскими (Капитан Пронин против дона Корлеоне, Петька и Василий Иванович, ставшие рок-звёздами в Америке 60-х, и др.). Хотя, чтобы создать качественную пародию, всё же желательно хорошо знать матчасть.

ВАЖНО!!! Эта статья — не о причине, а о следствии. Не о бездумной любви к Америке (хотя это присутствует как одна из причин), а о бездарном использовании сеттинга.

Противотроп — Капитан Пиндостан.

Причины явления[править]

« Году в 1944—1945 на одном из островов Новые Гебриды, на острове Святого Духа, появился странный культ. Его основатель, человек по имени Цек, разослал по деревням следующее послание: мужчины и женщины должны снять с себя набедренные повязки и выбросить их, а также отказаться от жемчужных бус и прочих украшений… Но наиболее сенсационным в послании было сообщение о будущем прибытии на остров «американцев». При этом все адепты культа получали бы товары в неограниченных количествах, более того, им было обещано бессмертие и вечная жизнь.

Цек заявляет в своем послании, ни больше ни меньше, о неминуемой реставрации Земного Рая… Что до американцев, то это, очевидно, предки, мертвецы, которые возвращаются нагруженные дарами. Американцы были последними представителями белой расы, вошедшими в контакт с аборигенами с этих островов в океане, что, главным образом, происходило во времена второй мировой войны. В мифологическом сознании местных жителей американцы заняли место голландцев, немцев, французов или англичан. Все они принадлежат к белой расе, то есть в глазах местных жителей являются духами умерших, привидениями, фантомами. Они действительно прибывают издалека, с тех островов, откуда во времена мифические пришли предки меланезийцев и куда каждый меланезиец возвращается после смерти…

Речь, конечно, идёт о стране мифической, расположенной по ту сторону Океана. Даже если меланезийцы и сохранили воспоминания о миграциях предков, приведших их на острова, где теперь обитают нынешние милленарии, воспоминание это очень быстро мифологизировалось. Страна предков за Великими Водами — это легендарный остров, некий Рай, где души умерших ждут своего триумфального возвращения к жизни. И они действительно когда-нибудь вернутся, но на этот раз — на пышных судах, груженных товарами, и суда эти похожи на гигантские грузовые суда (cargo), ежедневно принимаемые белыми у себя в портах.

»
— Мирча Элиаде, «Мефистофель и Андрогин»

Самая простая, лежащая на поверхности причина — это то, что жители СНГ знают, что в Америке хорошо живут (не то что в Совке или в СНГ девяностых), и яблоки у соседа всегда вкуснее. Но реальные корни этого явления несколько глубже: дело в том, что для жителей Советского Союза западный мир и Америка как его центр имела очень своеобразные подсознательные коннотации. Параллельная реальность (притягательная и/или опасная, в зависимости от взглядов автора), которая как бы постоянно и глубоко влияет на наш мир, но наблюдать её непосредственно, или попасть туда телесно, для среднего человека невозможно — ничего не напоминает? Это же современный аналог то ли страны фей или загробного мира, то ли чертога богов или демонов, то ли отчасти вообще платоновского мира идей — словом, мифическое, сакральное место. К этому следует добавить, что частью западного мира была и дореволюционная Россия, та самая, где вальсы Шуберта и хруст французской булки — что органично ложится на архетипический миф о затерянном Рае (Авалон, Элизиум, Валинор), в котором некогда жили и «мы», пока «нас» оттуда не изгнали — и куда «мы», возможно, в конце концов вернёмся. В нашем мире сохранились следы той реальности, можно повстречать гостей «оттуда», которые могут быть как добрыми, так и злыми (типичный «американский шпион» из советских агиток — чем не архетип трикстера из фольклора?), от них можно получить дары, как чудесные, так и опасные, а некоторым избранным удаётся «туда» попасть или даже остаться «там» насовсем.

В эту картину очень хорошо ложатся американские триллеры и ужастики восьмидесятых и девяностых (всякая паранормальщина «там» смотрится органичнее, чем «здесь»), а кроме того, она породила множество городских легенд, в которых американским и вообще западным товарам приписываются откровенно мистические свойства: начиная от советских страшилок про взрывающиеся ручки и игрушки, купальники, растворяющиеся в воде, красную плёнку, которая умеет «раздевать» тех, кого на неё снимают, джинсы с зашитыми в них капсулами с холерой и сибирской язвой, и заканчивая легендами девяностых годов про чудо-картриджи для приставок со всякими секретными уровнями и бонусами. Всё перечисленное вполне потянет на «дары фей» вроде золотого гуся, к которому можно приклеиться, или «золота фей», которое потом превращается в пожухлые листья, или конопляного семечка из известной сказки Погорельского.

Характерные признаки[править]

  • Клюковка, конечно же. Впрочем, необязательно, поскольку…
  • …сюжеты нередко содраны с самых избитых сюжетов американского кино, настолько шаблонны и примитивны, что даже клюкве места не находится. Последнему бездарю будет трудновато исковеркать реалии в очередной истории о том, как компания молодых людей-картонок поехала отдохнуть в домик в лесу, пользующемся дурною славой. Там кроме сосен ничего больше и нет. Впрочем, по пути их может тормознуть ГАИшник…
  • Или же наоборот: сюжет слеплен из штампов самых разных жанров (а иногда — напрямую сплагиачен из нескольких книг или фильмов в разных жанрах), и поэтому представляет собой дикую мешанину из детектива, ужастика, научной фантастики, фэнтези и др. с кучей недомолвок и оборванных сюжетных линий, в которой сам Дэвид Линч ногу сломит. «Увидев кровавую пентаграмму, начертанную над телом мёртвой Банни Грин, детектив Фрэнсис Блэквуд с содроганием понял, что убийство не было делом рук человеческих: в нём были замешаны розовые кролики с планеты Гамма Бетельгейзе, смертоносные твари, с которыми он уже сталкивался в одном из предыдущих расследований. Блэквуд принял решение безотлагательно вылететь в Новый Орлеан, чтобы посоветоваться со своим другом Джимом Лебланом, специалистом по магии вуду». В отличие от предыдущего пункта, это даже иногда интересно читать, если воспринимать как постмодернистскую литературную игру.
  • Выпячивание мелких деталей американского быта, которые самими американцами воспринимаются как должное и не удостаиваются внимания. Очень коварный момент: в эту ловушку попадаются даже неплохие авторы, искренне пытающиеся придать тексту достоверности. Результат, конечно же, получается противоположным.
    • У плохого же автора при описании американского быта между строк зачастую читается откровенная зависть.
  • И представление об этом быте по кино и сериалам. В реальности сами американцы жалуются, что «голливудская бедность», показанная в кино и сериалах, на самом деле жизнь не ниже среднего класса — с двухэтажным домиком и машиной. Жизнь white trash в трейлере, реднеков на фермах, иммигрантов в клоповниках-хостелах покажут разве что в социальной драме. В прайм-тайм зритель предпочитает не чернуху, а что-нибудь про Беверли-Хиллс.
  • Перенос в США отечественных реалий:
    • Герои, выросшие на маленькой ферме, вот так запросто поступают в университет. На какие деньги, интересно? Ах да, это ж США, страна мечты…
    • Варианты поступления без денег есть и в США, но авторы о них не знают:
      • отлично играл в американский футбол в школе, и колледж решил, что такой талант очень пригодится в футбольной команде колледжа (самый реальный для выросшего на ферме);
      • отличники могут получить грант от Сороса или иного фонда (конечно, трудно представить реднека учащегося на отлично, но всякое бывает — да и не каждый фермер есть реднек);
      • наконец, получить в банке кредит (который может оказаться кабальным, и его придётся выплачивать всю жизнь из-за постоянно набегающих процентов, да и вообще ХЗ, как такой кредит получить реднеку).
      • Отслужить в армии, получить льготный кредит на оплату образования.
    • Студенты Колумбийского университета на каникулах подрабатывают официантами и полотёрами. (Перестроечный штамп, созданный при Горбачёве).
      • Иногда и подрабатывают, если родители из педагогических соображений хотят, чтобы детишки-мажорчики узнали чего стоит трудовой доллар. На этом, кстати, часто строятся американские студенческие комедии.
    • Врачи влачат жалкое существование на крошечную зарплату.
      • На самом деле, получают неплохо, вот только первый десяток лет всё равно живут бедно из-за огромных долгов.
      • Вообще-то всё довольно сложно. Полноценный врач с M.D. и сданной квалификацией, — это, можно сказать, богатый человек, независимо от того имеет ли он частную практику или работает в крупной больнице. Но вот процесс получения такой квалификации а) стоит очень дорого и б) чрезвычайно конкурентен. Плюс, недоврачи вроде интернов — а без интернатуры (резиденции) не получить степень доктора медицины — действительно получают копейки и часто вынуждены работать смены по трое суток, из-за особенностей оценивания и оплаты.
      • Это потому, что пациенты им никогда ничего не платят.
    • В школах все сидят попарно и жестко объединены в «буквенные» классы, а за ответы получают пятёрки или двойки.
      • Некоторые переводчики детских книг, впрочем, для удобства восприятия действительно переводят американские «буквенные» оценки в наши пятёрки и двойки.
      • Ещё один нюанс: все оценки в конце концов сводятся в GPA (Grade Point Average) — среднее арифметическое от общего балла. В этом случае, A (пятёрка) обычно имеет балл в 4, B — 3 и т. д. Возможно получить и GPA в 4,2 например, если учитель выдавал задания на дополнительные баллы.
    • Обитатели Калифорнии или Флориды мечтают слетать на море в Италию или Испанию.
      • Многие, кстати, мечтают. Но не на море, просто потому, что жарить пузо на пляже им и так уже надоело, это не Челябинск, а вот «в Европу за культуркой» — это интересно и пафосно, можно потом несколько лет по знакомым хвастаться.
    • Американцы регулярно едят суп на обед.
      • Вполне себе, вот только после супа не следует «второе», как принято у нас.
      • В ресторанах, суп подают в небольших глубоких тарелках, чтобы не перебить аппетит для основного блюда. Да и то, мало кто его заказывает, а довольно популярный вид супа — полностью жидкий.
        • Это какой именно — «довольно популярный»? Классические американские супы, вроде бостонского клэм-чаудер, юго-западного чили или нью-орланского гамбо очень густые. Жидкие супы в США не в ходу, разве что в французских ресторанах, да и там скорее дадут густой луковый с сыром. Желающим проверить рекомендую эту ссылку — и ни одного жидкого вы в этом списке не найдёте. Да, в списке фигурирует тот самый французский луковый, поскольку кухня весьма и весьма международная даже в ресторанах с «американской» кухней. Вот все боги мне свидетели — без малого 30 лет живу в США, а жидкого супа пока здесь не видел. Кто знает — что это за суп такой? Очень прошу просветить. Просто досадно подумать что за все эти годы я умудрился его не заметить.
          • Вероятно, под «жидким» изначальный автор имел в виду суп-пюре, без кусков овощей/мяса.
    • Полиция, в которой служат майоры и подполковники[1], проверяет у всех паспорта. На самом деле американский паспорт используется только за рубежом, а внутренних паспортов в США нет, и обычно их роль играют водительские права. Но если американцу запрещено водить по тем или иным причинам или он просто не хочет сдавать на права, он может подать заявление на другое удостоверение личности — т. н. «штатская идентификация» (state ID), очень похожая на водительские права. А ещё можно получить паспортную карточку (обычная пластиковая карта стандартного размера), которая не позволяет летать за рубеж, но с ней можно летать внутри страны и пересекать границу с Канадой или Мексикой на машине. Кроме того, для иммигрантов существует так называемая «зеленая карта» (Green Card) — вид на жительство, позволяющий постоянно проживать в стране и претендовать на разрешение на работу (впоследствии меняется на полноценный ID после получения гражданства).
      • Не всегда бывает важно для сюжета или само по себе подразумевается, заграничный паспорт или идентификационную карту используют персонажи. В локализации иногда уместнее назвать последнюю «паспортом» для краткости. Пусть уж копы проверяют паспорта, как переводческую условность, и разговаривают по рации, чем совать повсюду «иди» или «воки-токи».
    • У ребёнка жар? Вызываем «скорую», которая отвезёт его в больницу! В данном случае авторы невнимательно смотрели те самые американские фильмы, в которых больного личинуса в темпе грузят в личное авто и доставляют в госпиталь. (Не хватает драматизьму? Ща-а-асоньки… Машина по дороге попадёт в аварию!) Дело в том, что вызов «скорой» в США — удовольствие, как бы это помягче выразиться, недешёвое. А грубо говоря — это усраться можно, какой вам потом выкатят счёт. Поэтому «скорая» приезжает в основном к одиноким или малотранспортабельным старикам, по возможности её стараются не вызывать. Благодаря этим особенностям смертность от коронавируса в США зашкаливает.
  • Самые банальные и распространенные американские имена, либо, напротив, чересчур вычурные. Искать золотую середину МТА не умеют и не хотят.
    • При этом распределение имен зачастую идет так — простые люди зовутся Джонами и Мэри, а богатые и влиятельные нарекают детей Ромео и Франсуазами, хотя в реальности такие пышные имена на Западе характерны как раз для социальных низов[2].
    • Согласно популярному утверждению манера искажать написание имен (Jon вместо John, Leeza вместо Lisa) существует и в реальных США, но характерна для малоимущих афроамериканцев. Но на деле имя которое переводится на русский язык как Джон существует в двух вариантах, и оба правильные: John и Jonathan. Это не искажение, это просто разные имена. Социальное положение или раса тут не причём. Например Jonathan, которого все достаточно близко знакомые зовут Jon. Также есть имя Liza (произносится Лайза). Но опять таки, это не искажение. Это сокращение имени Eliza, которое отдельно от имени Elizabeth, одним из множественных сокращений к которому является Lisa. Впрочем, иногда Eliza встречается в качестве одного из этих сокращений, но может существовать и в качестве отдельного имени. Элизу (Элайзу) Дулитл из «Пигмалиона» Бернарда Шоу все помним? Так вот, она именно Элайза, и ни капельки не Элизабет. Строго говоря оба имени (как и с Джонами обоих сортов) произошли из одного еврейского корня, однако со временем разделились в разные имена. То же относится к именам Steven и Stephen. Произносится точно так же — Стивен (да, все знакомые «Стефены» произносили собственное имя «Стивен»), но это разные имена. Да, они и по паспорту Марки Юльевичи!
      • Тем не менее любовь чернокожего населения к пафосным и вычурным именам — включая нестандартный спеллинг широко распространённых — бесспорна. Просто всяческие ДеШоны и Латифы в наши дни популярнее Навуходоносоров времён Гражданской и т. п.
        • Пафосными или вычурными они кажутся только непривычным, или привыкшим считать стандартную подборку европейских имён универсально обязывающей. А у данной культуры, мягко говоря, хватает причин желать дисассоциироваться от белой культуры с её именами.
    • Кстати, такая путаница с разным произношением и написанием одних и тех же имён характерна скорее для елизаветинской Англии и ранней Великобритании, чем для современных США. В подобном сеттинге имеет место настоящий вывих мозга, когда один человек может быть и Шакспером, и Шейкспиром и даже Шекспиром, фамилия у сына может быть записана иначе, чем отца и т. д.
  • Герои выражаются, как дебилы. Полные. Тут немалая заслуга принадлежит и кустарным переводчикам зарубежного кино и литературы, не разбиравшимся в контексте и знавшим крайне мало значений каждого слова: у них американцы разговаривали точно так же. Начитанный МТА частенько не способен усвоить даже правила родной речи, а вот «находки» надмозгов, у которых «sweet» всегда «сладкий», а «lovely» — «любимый», перенимает молниеносно. Все это обильно пересыпается всевозможными «о`кей» (а иногда и «о`кэй»), «хэлло» («хелло», «хеллоу»).
    • Либо разговаривают чересчур искусственным канцеляритом.
    • Либо разговаривают точно так же, как низшие слои российского общества.
  • Ужасный язык, похожий на пересказ школьником американского фильма. К тому же вместо музы над сочинителем порхает Капитан Очевидность, вдохновляя на такие перлы, как: «Увидев занесенную над нею бензопилу, Энн поняла, что её ждёт невыносимо страшная мучительная смерть, и обреченно закрыла глаза». Впрочем, это же МТА! Про родные просторы они пишут не лучше.

География Америки-Америки[править]

  • Твин Фоллз — маленький городок где-то в северных штатах (как вариант — кемпинг или летний лагерь). Население: тупые взрослые, такие же недалёкие подростки и молодёжь, любимое времяпрепровождение которых — тусовки и романтические свидания в тех самых лесах с обильными возлияниями, жуткий маньяк в маске клоуна с бензопилой, лесной монстр, инопланетяне, и один на весь город шериф (или рейнджер), занимающийся чем угодно, только не решением перечисленных проблем. Природа здесь в целом похожа на российскую, что особенно привлекательно для отечественных МТА, которые могут списывать эти места с родных берёзок (тинейджеров — со своих школьных друзей, шерифа — с милиционера дяди Васи). Маньяка можно списать с бывшего одноклассника Пети, который обижал тебя в школе, или, за неимением оного — со злодея из последнего увиденного хоррора категории «Б».
  • Сан-Мистерио — а это где-то на калифорнийском или флоридском побережье, хотя сюда любят приписывать и черты Нью-Йорка. Небоскрёбы, пальмы, пляжи и виллы богачей, вечеринки и ночные клубы, где играют рок, блюз и джаз. Все мужчины шишки кинобизнеса, детективы и агенты ФБР, женщины — роковые красавицы, готовые провести ночь с первым встречным (хотя без гарантии, что этот встречный потом проснётся). Все герои живут в роскошных апартаментах, а у каждого агента ФБР ещё и имеется шикарный офис на сотом этаже небоскрёба с видом из окна и красоткой-секретаршей[3]. Маньяки здесь тоже сплошь эстеты: никакой вам деревенщины с топорами и бензопилами, только элегантная фигура в чёрном плаще и перчатках, которая разъезжает на красном Феррари и орудует аккуратным выкидным ножиком. И если от клоуна из предыдущего пункта можно убежать, петляя по лесам, то этот типчик легко настигнет вас в роскошном лифте небоскрёба (а вы-то думали, почему у лифтов так медленно закрываются двери, и почему на этажах такие ярко-алые ковры: они экономят на счетах из прачечной).
  • Обыкновилль — среднеамериканский город, не слишком большой и не слишком маленький, похожий на Спрингфилд из «Симпсонов». Горожане живут в субурбии в двухэтажных домах с гаражами, из развлечений — супермаркеты, торговые центры, бары, кинотеатры и Макдональдс, в который ходят как в дорогой ресторан. Про Обыкновилль очень любили писать российские авторы девяностых-начала нулевых, для которых супермаркеты и фастфуд в принципе были открытием, но к концу нулевых эта тема забылась, потому что российские города в большинстве своём сами приобрели такой вид (за исключением разве что того факта, что россияне живут в квартирах[4]).

Где встречается[править]

Литература[править]

  • «Кыся в Америке» и «Кыся в Голливуде» Владимира светлойемуконечнопамяти Кунина. После первой пары глав автора хочется нежно и ласково побить по башке тупым, тяжёлым предметом. Немного. Просто пока не перестанет писать бред собачий…
  • «Убийца на экспорт» Эдуарда Тополя. Каноничнейший пример. Отдельная тема — карикатурные персонажи вроде Билла Лонгвэлла («Это же Америка, Зиновий, у нас всё на компьютерах») или Зямы Блюма. А также деревянный псевдоанглийский язык, явно списанный из учебников типа Старкова («Ю a’ а гуд мэн, ю ноу? Ю сэйв ми Джонни энд ю сэйв май кар. Hay из май торн. То зэ бич!», или «You are the greatest! I did not have sex four years! My husband is not touching me…»)
    • Зато Брайтон описан живо, ярко и детально. Сразу видно, что автор там бывал.
  • «Архимаг» — действие в нашем мире начинается в Америке. При этом автор не знаком со многими американскими реалиями и подменяет их российскими.
    • На самом деле, это намеренная стилизация под адаптированный перевод — моментов вроде «похожих» слов «кукла-куклус» (напомним, в английском кукла — doll) в книгах достаточно много, и они введены в текст специально. А изрядная их часть к тому же была выпилена в ходе большой редактуры перед заливкой текстов на личный сайт автора — в частности, пересчитаны метрические единицы в американские.
    • Надо сказать, что в ответ на вопрос «А почему действие цикла начинается в Америке?», сам автор ответил, что просто ткнул пальцем в карту.
  • Большинство новеллизаций 1990-х (выпущенных под американскими псевдонимами). Особенно эпичные примеры, кстати, принадлежат белорусам:
    • «Пятница, 13-е» братьев Адамчиков (под псевдонимом «Бетси Палмер»!).[5]
    • Их же «Кошмар на улице Вязов» под именем самого Уэса Крейвена!
    • Цикл книжек про Черепашек-Ниндзя — дичайше трэшовые кроссоверы Черепашек с героями и сюжетами популярных боевиков и фильмов ужасов.
    • В принципе, нечто похоже наблюдалось и с книжками про Тома и Джерри, правда для младшей целевой аудитории.
    • Дикие, гнусные новеллизации «Последнего киногероя» и «Полицейской академии», с похабной отсебятиной. Причём если в «Последнего киногероя» её добавили совсем чуть-чуть, то в «Полицейскую академию» — во все поля.
    • «Твин Пикс» от целого коллектива авторов под псевдонимом «Джон Томпсон». Разумеется, ящик стола или шкафа везде в тексте назван «шуфлядой», на чём и палятся пиратские новеллизаторы из Белоруссии.
      • А ещё там майор Бриггс в молодости столкнулся в джунглях с Хищником, о чём написал в дневнике, который читает его сын. И да, это подробный пересказ соответствующего эпизода из «Хищника».
  • Трилогия «Один дома» под тем же именем «Джон Томпсон».
    • Под названием «Один дома-3» сюда добавлена столь же самопальная новеллизация комедийного фильма Remote (1993, был создан в подражание «Один дома»). Только главного героя в книжке заменили на Кевина Маккалистера — якобы это новое его приключение. С другой стороны — получилось даже справедливо: раз создатели Remote спёрли сюжетную концепцию и образы персонажей из «Одного дома», было вполне логично вернуть её Кевину. Вор у вора дубинку украл…
    • На фоне предыдущих примеров трилогия еще ничего…. Но в то время, как американцы читали добротную новеллизацию Тодда Штрассера, нам приходилось поглощать наивняк вроде: «Скоро здесь появится волшебный Санта-Клаус с огромным мешком разноцветных блестящих свертков. И будет исполнять самые заветные желания».
  • Мариам Петросян, «Дом, в котором…» — интересный внутримировой пример. Юные герои, живущие в школе-интернате, периодически проваливаются в странный параллельный мир, называемый Изнанкой, который выглядит именно как та самая стереотипная американская глубинка из триллеров: там есть симпатичная закусочная, в которой тусуются байкеры и развратные девицы с внешностью Мэрилин Монро, по дорогам разъезжают зловещие люди на чёрных машинах, а один из героев там носит майку «Йеллоунстонский заповедник». По намёкам можно предположить, что действие происходит где-то в пост-СССР примерно в конце восьмидесятых-начале девяностых, а Изнанка отражает коллективное бессознательное героев (а-ля Солярис), сформированное в том числе книгами, которые они читали, и фильмами, которые они смотрели. И более того: если это всё же начало девяностых, то вполне вероятно, что интернатчики читали и перечисленное в этой статье творчество МТА, а также выходившие тогда же переводы западных авторов такого же качества.
  • Валерий Роньшин, «Тайна прошлогоднего снега» — по сюжету героиня попадает в Штаты, и шутки ради это описано именно в духе тропа (это вообще фирменный стиль Роньшина, и что постсоветскую Россию, что другие страны вроде Великобритании и Ямайки он рисует примерно в таком же ключе):
«

Ну, об Америке все вы, конечно, слышали, поэтому не буду о ней особо распространяться, скажу лишь несколько слов. В Америке живут американцы, они все время говорят «окей», кла­дут ноги на стол, жуют жевательную резинку, пьют кока-колу ну и тэ дэ, и тэ пэ. А знаете, по­чему американцы самые богатые в мире? Потому что умеют деньги зарабатывать. Купят, напри­мер, у французов картину Ван Гога (это такой художник крутой, жил в девятнадцатом веке) за пять миллионов долларов, а французам запустят в кинопрокат «Человека-улитку» (это такой ки­ношный супергерой) и получат за это шесть мил­лионов долларов. В результате у американцев картина Ван Гога и один миллион дохода, а у французов ни Ван Гога, ни денег. Прикольно, да? А еще у американцев есть свобода. Эта такая здоровенная статуя тетеньки с факелом в руке, она в нью-йоркском порту стоит.

»
  • Олег Дивов, «Между дьяволом и глубоким синим морем» — сознательное обыгрывание, и вместе с тем инверсия. Автор отзеркаливает штампы советской культуры про западные спецслужбы, строящие козни против добропорядочных советских граждан, и показывает, наоборот, клюквенную Америку, которой строит козни Советский Союз. Главный герой, обычный американский работяга, разоблачает советскую шпионскую сеть, работающую под вывеской службы такси для женщин и пользующуюся поддержкой феминисток-лесбиянок.
  • Многие фанфики.
  • На литературных конкурсах, особенно посвященных хоррору. По словам кого-то из самих авторов, «про соотечественников писать неинтересно». Увы, про иностранцев в подобном исполнении ЧИТАТЬ неинтересно. Ну разве что с целью поржать.
    • Писать им неинтересно в основном по той причине, что характерные штампы западного хоррора (а без кучи штампов МТА писать не в силах) очень плохо сочетаются с отечественными реалиями — старых домов у нас боятся разве что из-за отсутствия горячей воды и протекающей крыши, а вожатых в летних лагерях убивают все больше плохой самогон и пьяное купание ночами.
      • Так и это можно обыграть. После отбоя выдул старший пионервожатый Киндершталага огнетушитель «Яблочного крепкого» в одно рыло и полез купаться. А в речке Вонючке на него напали русалки и изнасиловали извращённым способом защекотали насмерть. А потом утопленник со свисающими с позеленевшего тела водорослями и злокачественными раками явился прямо из морга судебно-медицинской экспертизы на заключительный костёр смены и съел живьём повара, который воровал продукты, предназначенные для питания ушастых октябрят. Чем не хоррор полностью в местном (даже можно — областном) антураже?
      • Тут ещё сказывается слабое знание собственного фольклора. Голливудские ужастики они смотрят, а какая нежить мордует смертных на территории 1/6 суши — представляют себе весьма приблизительно.
      • Пособие для рекламщиков на тему различия в культурных кодах. В качестве одного из примеров рассматривался роман «Куджо» Стивена Кинга: для американца «мой автомобиль — моя крепость»; запертая в автомобиле протагонистка и не выпускающая её бешеная собака — кошмар!; для европейских же читателей градус кошмарности намного ниже, а скуки — выше.
          • Или способ обойти цензуру. Если, например, написать хоррор или психоделическую фантастику в советских реалиях, то сразу же возникает ряд обвинений в глумлении над прошлым и антисоветчине. В Советском Союзе мистики нет! Хотя есть удачные примеры: Дмитрий Емец и «МиФогенная любовь каст». Или получится чернуха в стиле Гулаги и рабы.
    • А вот со слэшем всё грустно, другой менталитет.
  • 50 дней до моего самоубийства Стейси Крамер — автор русская МТА, неплохо распиаренная издательством.
  • Внезапно, «50 оттенков серого». Автор — британка, в некоторые американские реалии не врубается и спокойно пихает в текст британские — видно, думает, что Штаты все еще английская колония.[6]
  • Гривадий Горпожакс (коллективный псевдоним Григория Поженяна, Василия Аксёнова и Овидия Горчакова) — зигзаг. Один из авторов, Горчаков, был профессиональным разведчиком и прекрасно разбирался в реалиях США, но нарочно помогал набивать текст романа-пародии «Джин Грин — неприкасаемый» «Америкой-Америкой», чтобы в конце громко разоблачить… ну или чтобы привлечь побольше советских школьников.
  • Отметилась Мариэтта Шагинян с романом-сказкой «Месс-Менд, или Янки в Петрограде». Описания Нью-Йорка срисованы с Германии начала ХХ века, где до Первой Мировой писательница училась в университете.
  • Александр Лазаревич «Червь» — первая часть романа писалась для конкурса киносценариев и представляет собой нечто вроде пересказа «Терминатора» одноклассникам, причём фильм смотрел не рассказчик, а его старший брат. Во второй части человечество обамериканивается до утраты связной речи и устраивает-таки апокалипсис — а последние правильные русские коммунисты переселяются на Марс, где устраивают робокоммунизм.

Мультсериалы[править]

  • «Капитан Пронин в Америке» — намеренная игра с тропом. Зажигательный боевик про то, как бравый капитан Пронин спасает президента США от дона Корлеоне и подосланного им киборга-убийцы.

Мультфильмы[править]

  • «Ограбление по…», первая новелла (Ograblenie po-amerikanski) — пародия на криминальные боевики.

Комиксы[править]

  • «Приключения Тинтина» (особенно ранние выпуски) — местами англоязычные разговаривают по-английски (посреди французского текста) не так, как они действительно разговаривали в описываемую эпоху, а так, как Эрже представлял себе их речевые привычки. В англоязычном издании комикса этот грех, разумеется, исправлен.

Видеоигры[править]

  • Все квесты испанской студии Péndulo Studios происходят в той или иной мере в США, которая ради юмора рисуется откровенно клюквенно и стереотипно, да подчас еще и с испанскими реалиями (особенно в архитектуре). Но самый мощный пример — их дебют Igor: Objective Uikokahonia (1994). Видимо, она делалась для внутреннего рынка, но ради внешнего в действии, которое происходит однозначно в тогдашней Испании, ее заменили на Америку тупо сменой имен под англоязычные. В итоге посреди США оказалась церковь 13 века и полиция в испанской форме.
  • Квест «Hopkins FBI» — аналогично, только здесь создатели французы. Действие происходит в американском мегаполисе в Калифорнии, и сюжет начинается с того, что террорист подвергает калифорнийское побережье ядерной бомбардировке(!), в результате чего погибают 50000 человек. После чего его отправляют на электрический стул, но он сбегает из тюрьмы, на ходу переквалифицируется в маньяка и изощрённо-зверскими способами убивает нескольких девушек в разных частях города, оставляя на каждом трупе подсказку, где искать следующий (при этом жуткие сцены, где герой находит эти трупы, показаны под зажигательную музыку из шестидесятых). И ещё по мелочам: главный герой-агент ФБР использует собственную фамилию в качестве пароля на служебном компьютере, на каждом компьютере ФБР стоит Арканоид, а ещё в игре есть уровень-стрелялка, откровенно сплагиаченный с Doom и Wolfenstein. И да, всё вышеперечисленное игру совершенно не портит, а идеально вписывается в общую атмосферу стильного бреда с элементами чёрной комедии (в игре присутствует и явный магический реализм: по сюжету героя убивают, и он попадает в Чистилище, откуда благополучно возвращается).
  • «Джек Орландо: Детектив в стиле 30-х» — зигзаг: хотя игра польская, но атмосфера тридцатых годов в США воссоздана безупречно, вплоть до великолепного блюзового саундтрека, которым может похвастать отнюдь не всякая американская игра. Однако создатели (судя по всему, специально для прикола, потому что ничем другим это объяснить нельзя) вставили в игру очень странный эпизод, где герой, спустившись в подвал заброшенного дома, попадает в… коридоры средневекового замка, оттуда в комнату в египетском стиле, а затем — в абсолютно пустой бар, где стоят телевизоры футуристического вида (и этот бар явно визуально отсылает к квесту «Full Throttle»)[7].
  • «Петька и Василий Иванович»: вторая игра «Судный день» и третья «Возвращение Аляски» — а это уже российский вариант. В наличии клюквенный Брайтон Бич, лавка гадалки вуду (антураж с закосом под Вуду-леди из «Monkey Island», а в роли самой гадалки — бывшая продавщица из советского магазина), агенты Мокс Фалдер и Анна Мали (в роли последней — Анка-пулемётчица), вампирский бар из «От заката до рассвета», и многое другое.
  • «ШтЫрлитц: открытие Америки» — троп и инверсия тропа одновременно. Тут Штирлица… ШтЫрлиТца отправили в США, в пародию на «Терминатор-2». Не в пример «Петьке», получилось очень плохо. Цитата из рецензии: «Дело в том, что Соединенные Штаты представлены в игре как нечто жалкое, грязное и прогнившее, благодаря чему бравый русский молодец смотрится настоящим орлом. Пустынные квадратные улицы, обшарпанные бары, неухоженные лечебницы… Под стать и народ, состоящий сплошь из панков, алкашей, байкеров, безмозглых охранников и прочих национал- и секс-меньшинств. „Тупые американцы“ (поясняет рассказчик за кадром), тем не менее, изъясняются на чистейшем русском, с примесью характерного акцента, а вымученные голоса актеров окончательно сближают „буржуйские“ и российские реалии».
  • Irony Curtain: From Matryoshka With Love — свежий пример от поляков. Сюжет квеста посвящен приключениям в СФК Советского Союза. Однако в начале можно во всей красе наблюдать лубочную картинку Америки «Штатов» 1950-х: свет, красота, небоскребы, белый заборчик, анахроничные такси Checker, ретротелевизоры, антикоммунизм, шпиономания и… бункер в подвале на случай атомной войны. В трейлерах еще фигурировал президент, копиркин Трампа.
  • С прикрученным фитильком — в Grand Theft Auto V. Внимательно посмотрите на модель «дома на колёсах» Journey. Не заметили ничего странного? Пассажирская дверь у даного "дома на колёсах" находится справа — прямо как в странах с левосторонним движением, откуда собственно и разработчики игры.

Музыка[править]

  • Чиж и Ко, внутриигровой пример. «Её подруга говорила: „Ну какая ты дура, ведь там такая жизнь, там такая культура, там выступает Майкл Джексон, там Мадонна, там играет Ван-Дамм — мне бы твоё, давно была бы там“».
  • Группа «Комбинация», «Америкэн бой» — советско-российский шлягер начала девяностых. И ведь были же времена, когда это пели не в рамках эпатажа!..
    • У них же «Какие люди в Голливуде»?
  • Иван Баранов, «Америка» — для современного человека даже левых взглядов песня вызывает немалый моральный диссонанс. Оказавшись в Америке, главный герой возмущён именно богатством (нечестно нажитом почему-то за счёт войны в Корее и Вьетнаме) и красивой жизнью и боится, что из борца за величие России станет ещё одним потребителем. По-настоящему разочоровавшиеся в США люди обычно говорят, что жизнь там оказалась слишком непохожа на продукцию Голливуда.

Где НЕ встречается[править]

  • Как ни странно, во многих фанфиках. Все потому, что в поисках всей имеющейся информации о своих любимых героях многие фэны поневоле начинают худо-бедно разбираться и в окружающих героев реалиях.
    • Немалое число фанов в этой Америке даже живет.
  • Новеллизации Ивана Сербина, выходившие в серии «Бестселлеры Голливуда» под псевдонимами «Арч Стрентон», «Джон Беркли» и «Артур Кварри».
  • Произведения Юрия Нестеренко: он сам там живёт, и нередко вставляет в произведения отсылки на малоизвестные американские реалии. Впрочем, Трампа он корит именно за «пророссийскость», и США, по крайней мере, до прихода оного, хвалил и воспевал, как в преамбуле данной статьи.

Примечания[править]

  1. Будете смеяться — но в некоторых штатах — да, служат!
  2. Французские имена, например, нежно любимы чернокожими. Не путать с пафосными британскими именами — такие вполне может носить какой-нибудь WASP-мажор
  3. IRL спецслужбы вроде ФБР и ЦРУ отнюдь не страдают тягой к роскоши, по духу близки к военным (с которыми активно сотрудничают), и поэтому, наоборот, склонны к некоторому аскетизму и минимализму: как-никак, серьёзные люди работают
  4. Но даже и здесь есть исключения: многие небедные россияне строят себе дачи и коттеджи в американском стиле, так что своя субурбия теперь есть и в России
  5. Имя актрисы, сыгравшей маньячную мамашу Джейсона.
  6. А что вы хотели от книги, которая начинала жизнь как фанфик «Сумерек» с уклоном на БДСМ, да ещё и набитый на BlackBerry?
  7. Наиболее вероятно, что это отсылка к квестам 90-х, где любили посылать героя в такие разные места: «I Have No Mouth, and I Must Scream», «Waxworks», «Broken Sword» и т. д.