Аллоды/Персонажи/Вероника Гипатская

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Это подстатья к статье Аллоды. Плашки и навигационные шаблоны тут не нужны.

Самая таинственная среди всех троих. О том кто такая Вероника на самом деле, не перестают гадать самые лучшие умы Сарнаута. Увы, пока правды не знает никто, поэтому просто перечислим известные факты.

Известно, что впервые Веронику встретили на Плато Коба. Якобы она попала в плен к пиратам, и ее отец, Горислав Гипатский, владелец трактира «Приют старателя» собирал выкуп, чтобы освободить доченьку. Мало кто тогда подумал о том, что Гипат уже как сто лет уничтожен и никаких выходцев с Гипата на Плато Коба быть не может… Однако, мало ли кто какую фамилию носит…

Правда о Гориславе стала известна только через год, когда оказалось, что он и есть тот самый таинственный Режиссер, устроивший Спекталь на Осколке Гипата. И пока многочисленные герои исполняли прихоти Бога Тьмы Нихаза (который и был на самом деле Гориславом), Вероника выступала в качестве его послушной подручной, например, обучая героев способам Перерождения и закалки Искры. Мельком она упомянула, что является лишь приемной дочерью Нихаза.

Гораздо большую роль она начала играть после того, как Нихаз был изгнан из Сарнаута в ходе битвы за Мертвый Город. Все дальнейшие события, которые происходили в нашем мире, суть следствие ее действий. Она помогла повстанцам на Ирдрихе в борьбе против Тэпа (кстати, здесь она впервые радикально сменила облик). Она присвоила Искру Тэпа себе, когда тот был повержен. А в ходе битвы она упомянула о том, что и прежде сталкивалась с чумой Тэпа.

Погоня за Вероникой привела на Умойр. Тут она нашлась на одном из окрестных островов, Лумисааре, где сумела с помощью силы Искры превратить безжизненную скалу во вполне обитаемый остров, заселив его текуани, которых ей удалось выдернуть из Иллюзорного мира Тэпа. В дальнейшем ее вновь повстречали в лагере умойрских язычников, у которых она стала одним из почитаемых ими божеств. Также она вернула в реальный мир и авиаков с Ирдриха, поселив их в Царстве Стихий.

«Я, если всё сложится удачно, не слабее Тэпа буду. Догадаешься, почему? Вера!

Вот смотри — я спасла местных жителей от Проказы, потратив на это целую прорву силы. С божественными гадостями вроде Проказы только божественной силой и бороться. Где мне снова силу взять? Из астрала тянуть? Одни уже дотянулись, мир чудом уцелел. Из стихий — долго, да и мало её. А вот вера — совсем другое дело.

Вера не кончается, и чем больше людей в тебя верит, тем сильнее ты ощущаешь их поддержку. Мало кто осознанно этой силой умеет пользоваться, но так или иначе её каждый лидер ощущает. Я рассказала спасённым людям сказку про Странницу, вечно скитающуюся по всем тропам в мире, и они в эту сказку охотно поверили. А сказка, в которую верят, уже не совсем сказка, а вполне себе быль.

В богиню-странницу верят честные канийцы, в богиню-созидательницу — наивные текуани… Нас ждут тяжёлые времена, и мне потребуется вся сила, которую я сумею заполучить. И да, можешь не сомневаться, я, в отличие от папочки, ищу божественной силы отнюдь не для того, чтобы тешить своё самолюбие и развлекаться, играя судьбами миров!»

По ее словам, все эти действия были ей нужны, чтобы в нее поверили, и дали ей силу за счет веры.

На какое-то время Вероника пропала из поля зрения. Однако когда архитекторы вторглись на Дайн и случились известные проблемы с временными аномалиям, некоторые герои попали в ее ловушку, которую она создала якобы для поимки Нихаза:

«После того, как мой папочка был вами немножко побит и с позором изгнан за пределы Сарнаута, я жду его возвращения с нетерпением. Так жду, что даже потратила кучу сил на создание астрального пузыря, в котором не действуют привычные магические законы. Здесь моя воля — закон!

Правда, согласно моим расчётам, попасть сюда должен только тот, кто недавно использовал темпоральную магию. Эта магия не просто кратковременно искажает ткань бытия, как это делают ваши мистики, но пытается изменить целиком всё сущее. На воздействие такого уровня не способен никто в пределах Сарнаута, это божественная мощь. Мой папочка очень любил такие штучки.»

В памятных событиях на Феррисе, Вероника тоже приняла немалое участие, правда уже в другом обличье — назвавшись Береникой, одной из учениц Смеяны. В дальнейшем она призналась, что это именно ее Перерождение, такое же, как и у героев, тайнами которого она помогала овладеть.

И хотя Архитекторы были разбиты на Дайне, а за ними был разрушен план Ваятеля создать собственный культ Порядка, угроза уничтожения Сарнаута никуда не делась. Вероника признала за собой немалую вину за случившееся:

«Понимаешь ли ты, что Сарнаут обречён? Победа над Вершителем лишь отсрочила неизбежное — Архитектор всё равно не оставит своих попыток добраться до нашего несчастного мирка, как и Сарн не перестанет расшатывать стены своей тюрьмы. Мы находимся между молотом и наковальней, и времени у нас почти не осталось.

Признаюсь, в сложившейся ситуации виновата и я… В некоторой степени. Но позволь мне всё же объясниться!

Видишь ли… Это я указала Архитектору путь в Сарнаут! Не специально, конечно.

После того, что случилось на Умойре, я искала способы остановить Сарна, пока он не превратил мир в горстку пыли, но мои поиски были тщетны, пока я не вспомнила о Звёздных вратах. Вернуть папочку, поймать его в расставленную ловушку и диктовать свои условия — простой и изящный план… Ну, по крайней мере казался таковым.

Я добралась до врат, сумела отправить магический импульс за пределы мира и получила ответ… Увы, мои познания о других мирах не шире твоих, так что ответный импульс я сочла папочкиным приветствием и стала ждать. А оказалось, что мой импровизированный маяк указал дорогу сквозь время и пространство архитекторам… И поняла я это лишь недавно!

Понимаю, звучит как безумная авантюра, но поверь — у нас нет другого выхода. Действительно нет. Ни Лига, ни Империя, ни все Великие Маги вместе взятые не способны остановить демиурга. Справиться с богом может лишь другой бог!

Думаешь, я лгу? Но подумай, какой в этом смысл?! Я ведь тоже часть этого мира. Погибнет Сарнаут — погибну и я. А я, знаешь ли, с детства люблю сказки с хорошим концом, где все живут долго и счастливо, и верю, что у нашей сказки тоже будет хороший конец…

Ну, отчасти мой план всё же удался — я привлекла в мир силу, способную совладать с Сарном. Так что ещё не всё потеряно! Остановить хаос может лишь порядок. Сарн и Архитектор как положительный и отрицательный заряд. Если нам удастся столкнуть их, плюс на минус даст ноль, сила одного поглотится силой другого, и даже если одному из них удастся уцелеть, у нас останется лишь один противник вместо двух, да к тому же здорово потрёпанный. А уж с одним-то мы как-нибудь совладаем.

Чтобы встреча Сарна и Архитектора состоялась на наших условиях, придётся потрудиться. Печати удерживают Сарна в его тюрьме, а Архитектор, точней, большая часть его разума, находится за пределами Сарнаута, в его собственном мире. Проложить мостик между Сарнаутом и Фракталом нам поможет наследство моего папаши — Звёздные Врата. А вот с Печатями сложнее…

Некоторые Печати были повреждены во время Катаклизма, и отколовшиеся от них кусочки обладают частью их силы. Кстати, тебе они уже встречались — астральное серебро, из которого был сделан амулет на Кирахе, астральное железо, выпаренное из крови демона, чёрный камень Тэпа… Их можно использовать как своего рода „ключи“, проводники силы Печатей. И нам нужно разыскать ещё хотя бы парочку.»

В ходе подготовки Веронике понадобилась помощь Найана и Смеяны. И тут она назвала парочку таинственных обстоятельств, связывавших ее с этими двумя:

«Найди Найана на Авилоне, отдай ему журнал Гурлухсора и передай, что пора исполнить обещание, данное вьюнку. Старый лис… Он поймёт.»

Найан отреагировал весьма живо:

«Что?! Вернуть обещание, данное вьюнку?! Так она жива? Столько лет прошло! Я… Не… Ох!

Прости, твои слова несколько ошарашили меня. Это было так давно… Конечно же, я помогу! Чего бы мне это ни стоило.

Итак, что от меня требуется? Перевести дневник? Хорошо, приступлю немедленно. А ты передай ей… Передай, что Дом ди Дерьне не утратил своей чести.»

Знакома она была и со Смеяной:

«Я, скажем так, несколько переоценила свои силы. Даже с помощью Найана и ключей мне не удастся совладать с Печатями и Вратами одновременно. Потребуется ещё хотя бы один могучий чародей, способный управиться с энергиями высшего порядка. Увы, Айденус и Яскер не подходят, как и остальные маги Лиги или Империи — их, мягко говоря, нелюбовь друг к другу может подвести нас в самый ответственный момент. Кто остался? Пожалуй, кроме Смеяны, обратиться и не к кому.

Затмение сейчас курсирует рядом с Дайном. Найди Смеяну и скажи, что Маска просит о встрече там же, где и в прошлый раз. Об остальном я позабочусь сама.»


Смеяна тоже вспомнила про нее.

«„Маска просит о встрече“? Ну и наглость! „Просит“ она, видите ли! Да видала я такие просьбы…

А, бес с ней! Долги нужно отдавать. Да и прошлая встреча была, скажем так, небезынтересна. Передай ей, что я согласна встретиться, но пусть поторапливается и запасётся серьёзными аргументами — у меня, знаешь ли, нет времени для пустой болтовни!»

Во время схватки с Сарном и Архитектором Вероника произнесла еще нечто важное:

«Я уверена, мой план сработает, но у нас нет права даже на малейшую ошибку! Боги должны уничтожить друг друга. Победа любого из них означает верную гибель всему, что вы любите, о чём мечтаете, на что надеетесь. А без вас не станет и меня. Так что победителей в этой битве не будет!»

Какие здесь можно сделать выводы:

  • Веронике несомненно уже множество лет. Она застала чуму Тэпа, знакома была с Найном давным-давно.
  • Она активно использует возможности Перерождения. В связи с этим довольно трудно установить ее истинную личность. Смеяне она представилась как «Маска». Думается, это ее довольно точная характеристика. Нам известно, что существует еще несколько существ, которых можно назвать «масками». Это Герберт и Елена.
  • Без сомнения, Вероника связана с Нихазом, который предстает ее «приемным отцом». Однако, видно, что как только он был изгнан, Вероника стала действовать против него. Кроме того, ей чрезвычайно важен Сарнаут, и она действительно желает его защитить.