Ай, молодца!/Зарубежная литература

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Это подстатья к статье Ай, молодца!. Плашки и навигационные шаблоны тут не нужны.

  • Вальтер Скотт, новелла «Вдова горца» — заглавная героиня, вдова горца-разбойника, не могла смириться с тем, что ее ненаглядный сын не захотел жить изгоем и поступил в английскую армию. Когда перед отправкой на войну в Америку он приехал к матери проститься, она усыпила его настоем трав на двое суток, чтобы он поневоле стал дезертиром. Тогда-то, думала она, у него не будет пути назад и он укроется в горах, как отец. Но сын «гораздо лучше матери знал современное положение дел в родной стране, и понимал, что ... во всей Горной Шотландии не найдется уголка, где ему возможно было бы заниматься отцовским промыслом». В результате он не стал прятаться, а когда за ним явились бывшие товарищи и он узнал, что его ждет телесное наказание (невыносимый позор для горца), в отчаянии застрелил сержанта и был повешен. Мать сошла с ума.
  • Бальзак, «Гобсек» — графиня де Ресто, считавшая, что муж в завещании лишил наследства их младших детей (ее детей от любовника), нашла под подушкой умершего конверт с бумагами и быстро швырнула их в камин, т.к. в дверь уже входили. Оказалось, нового завещания не было, но никто из детей ничего не получил, потому что муж фиктивно задолжал все состояние ростовщику Гобсеку, а в конверте была бумага, подтверждающая фиктивность долга (муж так пытался сохранить остаток состояния от жены, тратившей все на любовника). Зигзаг: хорошо еще, что Гобсек был не злодеем, а чем-то средним между антигероем и антизлодеем, так что в конце концов вернул наследство детям графа.
  • А. Конан Дойл, рассказ «Картонная коробка» — отрезав у убитой жены и её любовника уши, он отправил их в той самой коробке… внезапно третьей сестре, которая вообще никакого отношения к делу не имела. Он это случайно. Но обескураженная женщина, не удовлетворившись объяснением о шутящих студентах-медиках, пригласила Холмса…
    • Главный косяк преступника — в том, что он написал на коробке инициалы получателя. А у сестер они совпадали. Подписал бы имя — которое он знал, все могло сойти.
  • «Человек-невидимка» Герберта Уэллса — доктор Кемп, напуганный планами Гриффина о «царстве террора», пишет донос в полицию. Гриффин приходит в ярость от предательства бывшего однокашника и вырывается на волю, ещё более озлобленный и поехавший окончательно.
  • Р. Сабатини:
    • «Хроника капитана Блада» — с фитильком: «Арабелла» топит корабль Истерлинга вместе с кладом Моргана на борту.
    • «Удачи капитана Блада» — Блад под видом посланника маркиза Риконте ослабляет оборону Пуэрто-Рико, дабы потом успешно захватить пару галеонов с золотом. Когда дело уже на мази, появляется Блад-самозванец, и приходится реально помогать испанцам отбиться от пиратов предельно ослабленными силами.
  • Легендариум Толкина — во все поля:
    • Гномы Мории, докапываясь до мифрила, пробудили Балрога.
      • Неуемную жадность им с помощью Колец власти внушал сам Саурон.
    • Кузнецы Эрегиона выковали Кольца Власти, почти все из которых позже были подчинены Единому кольцу, созданному Сауроном. Итог: упадок народа гномов, появление назгулов и исчезновение эльфийской магии в конце Третьей эпохи.
    • Победив Саурона, нуменорцы не убили его, а взяли в плен. Конечным итогом стало установление на Нуменоре культа Мелькора и последующее затопление острова.
    • После развоплощения Саурона Исилдур не выбросил Единое кольцо в огонь Роковой Горы, а объявил его своим.
    • Бильбо Бэггинс случайно разболтал Голлуму свою фамилию и место жительства, а от Голлума об этом узнал Саурон. В итоге его племяннику Фродо пришлось пробираться к Ривенделлу с Кольцом, прячась от назгулов, посланных по его душу.
    • Добравшись до Одинокой горы, экспедиция Торина Дубощита разбудила дракона Смауга, который решил тряхнуть стариной и полетел жечь Озёрный Город, где был убит едва ли не чудом.
  • Анджей Сапковский, Сага о ведьмаке — Тиссая де Врие. Настолько одержима идеями «чародейского братства», когда почти все магики уже разделились между королевствами Севера и Нильфгаардской империей, что во имя этих идей освободила арестованного Вильгефорца и позволила ему устроить бойню на Танедде. Ну, как позволила — пыталась отговорить, взывая к тому же братству, которое Вильгефорца и его сообщников волновало не больше, чем королевских чародеев. Крайне удивительная для Великого Магистра Несовместимая с жизнью наивность. Даже повёрнутый на своём нейтралитете Геральт, и тот в критических ситуациях выбирал стороны куда разумнее и адекватнее действительным обстоятельствам.
  • Астрид Линдгрен, «Приключения Эмиля из Лённеберги». Вся книга построена на относительно мягком и юмористичном отыгрывании тропа. Эмиль — добрый мальчик, и все его шалости начинаются с благих намерений, но итог всегда одинаков: мама плачет, папа в ярости, соседи в шоке, а сам Эмиль отправляется на очередную воспитательную отсидку в сарае.
  • «Двадцатое путешествие Ийона Тихого» Станислава Лема — история о том, как люди будущего попытались «улучшить» прошлое.
  • «И грянул гром» Рэя Брэдбери: ведь говорили же идиоту, причём не один раз — ни в коем случае не сходить с Тропы!
    • Какими идиотами нужно быть, чтобы, зная о подобных последствиях, катать туристов в прошлое — тоже отдельный вопрос.
      • Но всё это ерунда по сравнением с масштабом идиотизма тех, кто выдавал этой респектабельной фирме лицензию.
    • Ну и кто в конце концов пострадал? Ну, сменилась одна история другой — никто, кроме охотничьей группы, и не заметил.
    • Ужас у холодильника: история уже менялась не раз, только рассказать об этом некому?
      • Ужас на ужасе: те, кому есть что рассказать, сидят по психушкам или вообще устранены. И первый вариант похуже второго — ведь они регулярно наблюдают меняющийся мир, не могут к нему привыкнуть и… так реально с ума сойдешь.
  • Артур Кларк:
    • «Девять миллиардов имён Бога»: ну на фига, спрашивается в задачке, было узнавать, как Бога зовут?
      • То есть как на фига? Прямым же текстом сказано: составление списка имён — главный, если не единственный смысл существования человечества, да и мира в целом. По сравнению с этим конец света — «какие пустяки вас заботят!»
      • Собственно, весь буддизм в «прекращении страданий».
    • Маленький рассказик с неизвестным названием — галактическое сообщество отправляет на Землю послов с миссией дружбы… Но толпа землян под впечатлением последнего ужастика о зловещих пришельцах из космоса попросту растерзала «чудовище». Галактический Прынц хмурит брови, но отправляет ещё пару послов — которые закончили свои дни точно так же. Галактическое сообщество решает уничтожить этих чокнутых.
  • Терри Гудкайнд, «Правила волшебника» — регулярно. Почти каждая книга начинается с проблемы, которую герой создал, разрулив проблему предыдущей книги.
  • «Театр одного демона» Желязны и Шекли: попытка реванша Сил Тьмы едва не приводит к катастрофическим последствиям. Ай, молодца, Аззи!
  • «Никогде» Нила Геймана: команда героев ценой, как водится, превозмоганий и, собственно, геройств добывает артефакт и приносит его обещавшему помощь ангелу Ислингтону, а тому артефакт был нужен единственно для мести бывшим товарищам-ангелам и Богу, выкинувшему его из Рая.
  • «Сага о Форкосиганах»: Эйрел распорядился из гуманизма стереть эскобарской пленной — жертве насилия со стороны адмирала Форратьера — память об изнасилованиях. В результате — вонь на всю галактику «барраярцы промывают пленным мозги», да и конкретно Корделию чуть под принудительный курс галоперидола не подвёл — из-за подозрений на «промывку мозгов». Пленной, кстати, добрые доктора память восстановили, обеспечив психологическую травму, способную вызвать аффект двадцать лет спустя.
  • «Гарри Поттер и методы рационального мышления»: Гарри выкладывает обожествляемому учителю всё, что знает, в том числе то, как выглядит знак Даров Смерти. А он, между прочим, секретный. А тот, между прочим, Волдеморт. И не будь сам Гарри ещё «волдемортистее» — фиг с два бы он сумел затолкать обратно в Ящик Пандоры последствия выбалтывания этой тайны.
  • А в оригинале Гарри, Рон и Герми долго ругали того РАБа, который урвал крестраж и пытался уничтожить. К счасть, герои напали на след крестража, оказавшегося у Амбридж.
  • «Хонор Харрингтон», конкретно роман «Поле бесчестия»: «хорошие» персонажи всю книгу заняты тем, чтобы локальный конфликт с Хевеном перерос в полномасштабную войну. Да, автором много слов сказано про то, что только идиоты считали, что хевенская агрессия была вызвана какими-то ситуативным факторами и решениями только что свергнутого режима, а на самом деле Хевен — сборище облигатных империалистов при любом раскладе. Но ладно, войну развязали, а дальше что? У себя три (четыре) обитаемых планеты плюс несколько «союзников», которых нужно только защищать, растягивая фронт, у противника же — единая 200-планетная империя. У «своих» нет сил полноценно оккупировать одну Масаду, но есть готовность решительно нести демократию Хевену. Иного плана, кроме «воевать с Хевеном» у мантикорских военных нет. Чего стремятся добиться — непонятно. В итоге даже автор оказался в тупике и был вынужден надарить Мантикоре подвесочных дредноутов, самых-самых ракет и ещё много чего.
    • Ну, тут можно и поспорить. Хевы так и так напали бы, но в тот момент у них были серьёзнейшие внутренние проблемы — фактически, гражданская война. Многие планеты Народной Республики (да, что там, почти все!) присоединены насильно, из них вытягивают все возможные ресурсы и особой поддержки Роб Пьер от них не дождется. Их не нужно оккупировать и умиротворять — это не населённая долбанутыми фанатиками Масада. Если уж война неизбежна — лучше бы начинать её на своих условиях.
      • Ага, а в итоге дали Народной Республике железобетонный аргумент для объединения в лице внешней агрессии. Что-то она даже не пробовала развалиться ввиду появления на горизонте Мантикорских армад.
        • А давайте вы всё-таки книгу перечитаете, а? Во-первых, «армад» у Мантикоры не было, их флот вообще изначально действовал относительно малыми силами, но Белая Гавань упоминал, что когда он двинулся на одну из систем, ему даже не оказали сопротивления. Во-вторых, бунты и попытки восстания в НРХ были, но о них упоминается мельком, поскольку происходили они закадрово и были жестоко подавлены карателями Пьера и Сен-Жюста.
  • Гораздо больше под троп подходят Мишель Жанвье, барон Высокого Хребта и его соратнички. Они настояли на заключении перемирия с хевами, чем восстановили против себя королеву, после чего отказывались заключить мир (конец войне привёл бы к перевыборам, на которых их прокатили бы со свистом), развалили флот, выперли в отставку всех мало-мальски соображающих военных, воровали в совершенно эпических масштабах и всё время были абсолютно уверенны в собственной непогрешимой правоте.
  • «Игра Эндера»: ГГ, желая наладить мир между человечеством и инопланетянами, на экзамене вначале мечтает проиграть бой, а потом к чертям выжигает всю расу противника вместе с планетой. Впрочем, откуда ему было знать, что сражение-то на этом экзамене — совершенно реальное? В итоге — абсолютно бессмысленные потери тысяч жизней со своей стороны и поиски нового дома для последней матки инсектоидов, уцелевшей лишь чудом.
    • Это в экранизации что ли? В книге протагонист желал покинуть школу — хотя бы и добившись признания профнепригодности, а о «помириться» вовсе не думал (так как чуть ли не последним понял, что сражения ведутся не против компьютера).
  • Брендон Сандерсон, цикл «Рождённый туманом» — прямо-таки иллюстрация того, как герои пытаются сделать как лучше, а выходит совсем наоборот.
  • ПЛиО — в количествах, Джордж Мартин обожает этот троп. Особо отличились Старки и Ланнистеры, в результате и те, и другие крупно облажались и почти исчезли.
    • Два слова: Эддард Старк.
    • Джейме Ланнистер освобождает младшего брата из темницы, куда его бросила Серсея за убийство Джоффри (которого тот не совершал). Тут же пробалтывается, что на самом деле первую жену Тириона, по которой тот страдает всю жизнь, жестоко подставил лорд Тайвин при помощи старшего сына и требует признаться в совершённом. Закономерно получает пощёчину и отповедь в духе ты идиот, а сестра твоя шлюха. И после этого, офигев, отпускает Тириона в компании человека сомнительной верности, который прекрасно знает замок и потайные ходы. Нужно ли говорить, что отец семейства не дожил до рассвета, и ни к чему хорошему это не привело?
      • Впрочем, есть хорошие основания полагать, что лорд Тайвин был отравлен Оберином и так или иначе прожил бы недолго. Но ума Джейме этот факт, как бы то ни было, не прибавляет.
      • А давайте взглянем на ситуацию с точки зрения Джейме: два слабых человека (не воина!) — евнух, в жизни не державший оружия, и карлик, пробывший в заключении на баланде. У них явно нет ни одного шанса совершить убийство, не подняв по тревоге пол-замка (представьте какая там тишина + эхо ночью, если в аналогичном замке Санса слышала крики женщины, находившуюся за много покоев от неё), и для которых самым лучшим решением будет свалить оттуда, не привлекая внимания. Так что тут речь идёт не об уме Джейме, а о том, что Мартин в этот раз на редкость удачно натянул сову на глобус, когда вручил Тириону арбалет и позволил пройти мимо тех самых покоев его отца. Впрочем, то что Варис ему вообще показал, в какую сторону НЕ надо идти — повод для ещё одной фанатской теории, что этот толстячок косвенно убил не только Кивана, но и его старшего брата.
  • «Хранители» того же автора: одна планета была бы идиллией, если бы не местное насекомое размером с пылинку, пытающееся спорами одного плавающего гриба. Этих насекомых было так много, что иногда они закрывали собой солнце, а стоило только выйти на улицу, как они покрывали тела как вторая живая кожа. Тогда из другого мира привезли хищное насекомое, которое пожирало местное насекомое. Покончив с ним, оно принялось за другие виды насекомых, а для местных хищников оно оказалось несъедобно. Грибы же росли везде, и теперь это совершенно мёртвый мир, если не считать грибов.
  • «Мятеж» Х. Рисаля — Басилио предупредил о заложенной бомбе Исагани, который в свою очередь обезвредил бомбу, чтобы спасти свою бывшую невесту Паулиту Гомес. В итоге план Симоуна взорвать верхушку колонизаторов и их местных прислужников на свадьбе Паулиты и Хуанито Пелаэса был сорван. Может сойти и за Ай, молодца, злодей! — зависит от того, считать ли оправданными методы Симоуна.
  • Цикл «Искатель смерти» Саймона Грина. Герой Оуэн Искатель Смерти поднимает восстание против сумасшедшей Императрицы и жестоких порядков галактической Империи, и для того, чтобы обеспечить хотя бы малые шансы на победу, пробуждает хейденов — расу могущественных киборгов, до своего прошлого поражения считавшихся врагами всего Человечества, которому в прежние времена они объявили кровавую войну, неся людям массовое истребление, веру в Генетическую Церковь и насильственное обращение в себе подобных. После удачно завершившегося Восстания киборги (ВНЕЗАПНО!) объявили Империи новую кровавую войну, неся людям массовое истребление, веру в Генетическую Церковь и насильственное обращение в себе подобных. Кто мог вообще вообразить подобное вероломство?
  • Питер Уоттс любит этот троп.
    • «Морские звезды» — ИИ, поставленный координировать борьбу с глобальной пандемией, принимает стороны пандемии? Легко. Когда правда открылась, программисты офигели. Там же герои, спасаясь от термоядерной дезинфекции, приносят заразу на сушу. И это не соседний троп — их никто не удосужился предупредить об угрозе эпидемии и карантине.
    • «Эхопраксия» По итогам произведения герои уничтожили гелиостационарную электростанцию, чем ввергли человечество в серьёзнейший энергетический кризис, и, словно этого мало, притащили инопланетную заразу на Землю.
  • Земной круг — на грани с самосбывающимся пророчеством, но только без пророчества. В команде у Меркатто есть известный отравитель и его ученица. Меркатто подозревает, что отравитель хочет предать её и перейти на сторону врага. Чтобы обезопасить себя, она убеждает ученицу, что учитель, желая сменить сторону, сделает её козлом отпущения. Во время беседы наедине учитель просто о досады начинает обсуждать, не сменить ли ему сторону, свалив вину на кого другого. Ученица пугается и неудачно пытается его убить, попутно рассказывая о предостережениях Меркатто; в результате отравитель, потерявший ученицу из-за этих козней и глубоко уязвлённый, решает на самом деле сменить сторону, попутно свалив вину на покойную уже подельницу… В результате — крупный политический кризис в момент, когда, казалось бы, междоусобная война могла вот-вот закончится…
  • Айзек Азимов, «Мёртвое прошлое» — молодой физик «свергает диктат спецслужб» (запрещающих исследования в области нейтриники, а именно наблюдения за прошлым), повсеместно распространив чертежи машины для наблюдения за прошлым так, что их уже не отзовёшь… Вот только когда начинается прошлое — год, час или наносекунду назад? В общем, физик бесповоротно уничтожил приватность.
    • Также ай молодца историк, сподвигнувший физика на исследования в области нейтриники. Ему очень хотелось раз и навсегда установить истину относительно Карфагена (а его оттесняли под надуманными предлогами, отводя машинное время для куда менее значимых тем)… Вот только машина в принципе не позволяет заглянуть дальше 120 лет назад.
      • Впрочем, откуда ему было об этом знать, если вся нейтриника засекречена.
    • Да и кроме уничтожения приватности есть проблемка: жена историка без конца пересматривает счастливые эпизоды из прошлого, когда ещё была жива её дочь.
  • Джеймс Макконнелл, «Теория обучения» — похищенный инопланетянами биолог с иронией относится к проводимым над ним тестам: проходит лабиринты, решает головоломки… Пока не доходит до проверки вторичных стимулов[1] — с каковой теорией биолог боролся всю свою научную карьеру. Бунт подопытного инопланетяне расценивают однозначно: исследуемый вид неполноценен и подлежит уничтожению.
  • Роберт Хайнлайн, «Имею скафандр — готов путешествовать» — протагонист излагает земную историю историку с Веги (как он полагает), а на самом деле — следователю. Так что полученные сведения будут использованы в процессе «Земля против галактики Млечный Путь». Пример с фитильком, так как кроме протагониста есть ещё двое свидетелей/подсудимых, да и откровенность, видимо, тоже пошла на пользу человечеству.
  • Д. Х. Чейз, «Сильнее денег» — главный герой Джефф Холлидей испытывает вину за то, чтоиз-за подстроенной им комбинации за убийство будет осужден другой человек, а не настоящий убийца. Он идет и рассказывает это продажному инспектору, который ведет это дело. В ходе разговора выясняется, что человек, которого Джефф считал невиновным действительно совершил убийство. А сам Джефф сознался инспектору, что за 10 лет до этих событий невольно стал соучастником преступления.
    • Там же — журналист Криди и фотограф престижного журнала «Лайф». Один написал статью об уважаемом директоре строительной фирмы, второй сделал фото, где видны все особые приметы. И тем самым напомнили о Джеффе людям, которые его когда-то знали.
  • Всеволод Нестайко, «До катастрофы осталось несколько секунд» — вы точно уверены, что минер фейковый, и надо самостоятельно искать, кто и какому делу хочет помешать, а не обратиться с этой записочкой в СБУ? Вы вот даже мысли не допускаете, что речь может быть о настоящем теракте, и если это так, вы узнаете об этом слишком поздно? Заметим, речь идет о двух милиционерах. С фитильком, так как во времена действия (и написания) к таким вещам относились сильно попроще, чем на момент добавления правки.
  • Туи Т. Сазерленд, «Драконья Сага» — рассчитывая избавиться от королевы ульекрылов Осы, листокрылы напоили ее ее «Дыханием Зла» во время встречи, но от его воздействия она наоборот приобрела сверхспособность овладевать разумом почти любого ульекрыла (в том числе и многих одновременно) и управлять ими на расстоянии, что сделало ее армию намного сильнее и эффективнее и позволило установить свою власть на всем континенте и почти полностью уничтожить племя листокрылов.
  • Гэри Дженнингс, «Ацтек» — главный герой Миштли ведёт группу соплеменников на новое место с целью основания города, прекрасно зная, что это предприятие надо начинать с жертвоприношения богу плодородия Шипе-Тотеку. Ну какая же прекрасная идея отлучиться по делам, оставив с колонистами единственную и любимую дочь…
  • Теодор Драйзер, "Американская трагедия" — главный антигерой Клайд. Он решил соблазнить Роберту и добился успеха, а потом влюбил в себя и Сондру, но внезапно оказалось, что Роберта беременна, а аборт сделать в Америке 1920-х годов, разумеется, некому и нечем.

Примечания[править]

  1. Подопытный должен стремиться к фотографии еды или самки точно так же, как он стремиться к настоящей еде или самке.