Аид, любимец судьбы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Аид, любимец Судьбы — фэнтези Елены Кисель, повествующее о нелегкой жизни и не менее нелегкой судьбе третьего бога греческой мифологии — Аида. Является по большей части переосмыслением греческих мифов в интерпретации аэдов. Состоит из трех книг: «Судьба за плечами», повествующая о возмужании Аида и Титаномахии; «Судьба на плечах», рассказывающая о становлении Аида Владыкой подземного мира и его борьбе с развращающей властью; и «К судьбе лицом», рассказывающая о Гигантомахии.

Персонажи[править]

Боги[править]

  • Аид (Климен) — собственно заглавный герой. Характеризует себя как «воин, дурак и вор» и вообще склонен к самокритике. Старший среди братьев и сестер, а следовательно первая жертва Крона, дольше всех проторчал в отцовской утробе в компании, а посему и самый мрачный в семье. Новый (после Крона) любимец Судьбы-Ананки. Единственный из Кронидов, который учился воевать, к глубокому изумлению остальных, которые явно родились с этим умением. Верный любящий муж для Персефоны. Ненавидит власть за ее развращающее действие, из-за чего вынужден находиться в раздвоенном состоянии сознания — быть нормальным богом и Владыкой одновременно, из-за чего у него аж две нити судьбы. Невероятно внешне похож на Крона. Отличный колесничий.
  • Зевс — «юноша с солнцем в волосах» он же «оживший смысл» он же «Владыка Зевс». Младший брат, которому досталось Небо. Самый могучий и самый отважный из богов, талантливый политик. На протяжении второй книги постепенно под влиянием свалившейся власти перестает быть тропом Все любят Зевса и становится воплощением тропа Боги — сволочи, слегка не дотягивая до Полное чудовище.
  • Посейдон, он же Жеребец. Средний брат, склонен к приступам бешеного гнева (впрочем, положительные эмоции он высказывает также бурно). После раздела мира стал первым из братьев, которого Власть развратила, превратив в Владыку морей и отчаянного завистника к младшему брату.
  • Гера — сестра Аида. Терпеть его не может. Как выяснилось из авторских фанфиков — потому что он не стал владыкой мира и ее мужем, смертельно этим ее разочаровав и, более того, посмел жить нормальной семейной жизнью. Как и в мифах, «горда, ломлива, своенравна и ревнива» (© Пушкин) и со всем этим — глубоко несчастна, чувствуя себя навечно опозоренной Зевсом. Одна из немногих, кто поняла, как изменился Зевс.
  • Деметра — сестра и тёща Аида и классическая Идише мамэ для Коры/Персефоны: ради нее она была готова убить всех людей голодом. Прирожденная тёща, по мнению Аида. С кроновой утробы не выносит Аида, а после похищения дочери люто его возненавидела — но при этом именно к нему обратилась за помощью, когда узнала о Гигантах. Не выносит лошадей с тех пор, как была изнасилована Посейдоном. Во время Титаномахии обеспечивала дружественный нейтралитет Геи, но после рождения дочери забросила все и упустила рождение Тифона, за что была наказана свадьбой Аида и Персефоны.
  • Гестия — еще одна сестра Аида. Искренне любит Аида — и, как выяснилось, не только сестринской любовью. Но не дождалась и приняла обет девственности. В конце второй книги разочаровалась в попытках превратить Олимп в уютное семейное гнездышко для всех богов и, прихватив с собой Надежду, ушла в очаги к людям.
  • Кора/Персефона — жена Аида, дочь Деметры и Зевса. Люто ненавидела Аида после похищения, но со временем прониклась и полюбила, особенно после спасения от изнасилования собственным отцом. На судах играет роль совести Аида.
  • Ананка — богиня судьбы. Вращает ось мира и владеет Свитком Судеб, в котором записаны судьбы всех живых существ (кроме чудовищ). Для того, чья судьба пошла наперекор свитку, Ананка умирает, и если судьба пойдет не так у всех… Впрочем, свиток имеет изрядный запас самокоррекции, так что сделать это очень непросто.
  • Мойры — дочери Ананки, Пряхи, прядущие нити судеб всех живых существ. Постоянно делают ставки на будущие судьбы тех или иных персонажей — а как им еще себя развлекать-то, с круглосуточной работой?
  • Гермес. Бог торговли и воровства, вестник богов и обладатель шила в интересном месте. Проводник душ в подземный мир, на ножах с Герой, Посейдоном, Аполлоном и Аресом.
  • Афина, дочь Зевса. Воплощенное здравомыслие, хотя и склонна порой к вспышкам негодования. Любимая дочь любимого отца и вечная девственница. Самое адекватное существо на Олимпе, особенно в отсутствие Аида.
  • Аполлон, бог искусства и врачевания. Блондинчик, производящий впечатление недалекого бога. Но на самом деле он немного умнее, чем кажется. Всюду таскает за собой тень аэда (поэта), воспевающего все его деяния.
  • Артемида — сестра Аполлона, воинствующая девственница, в штыки воспринимающая абсолютно все намеки на половые отношения, даже если речь о невинной двусмысленной шутке.
  • Арес, сын Геры и Зевса — жертва материнской гиперопеки и тропа Никто не любит Ареса. Из-за чего вырос избалованным, язвительным, угрюмым и жестоким — что не прибавило ему популярности. На ножах со всеми, кроме Геры и Аида (воину не положено быть на ножах с командиром). Несмотря на воинскую ярость и жажду крови, смог в хитрые маневры и притворные отступления во время Титаномахии, правда, под чутким присмотром Аида.
  • Гефест, бог-пролетарий, сын Геры и Зевса. Как и все пролетарии, тих и незлоблив, но страшен во хмелю и гневе. Искренне любит отца и своего друга Прометея, и кара Зевса для Прометея спровоцировала немалые душевные метания в душе Гефеста. Оковывал подземный мир, что стало одной из причин, которой Аид оправдывал свое нежелание карать Прометея (истинной причиной стало нежелание Аида предавать боевого товарища).
  • Дионис, сын Зевса и Семелы. Жертва Лиссы, бог вина. Успешно прикидывается буйным свихнувшимся алкоголиком, но на самом деле весьма умен. Прекрасно осознает свое безумие и умеет держать его в рамках. На протяжении второго тома пробивается в олимпийскую Дюжину (и таки пробился после ухода Гестии).

Титаны[править]

  • Гея. Жена Урана и мать Крона и Реи. Толкнула Крона на восстание против Урана, после чего поддержала Кронидов против Крона, после чего стала строить козни уже против Кронидов.
  • Крон — Полное чудовище и тиран всея Ойкумены. В третьей книге стали ясны причины — он был предыдущим любимчиком Ананки и именно из-за ее наставлений оскопил отца и взял власть над миром. Узнав, что его свергнет отпрыск, решил погубить Ананку, чтобы она больше не писала в свиток такую фигню, для чего выбрал необычный способ — изменить судьбу всего мира, чтобы Ананка умерла для всех, и стал пожирать детей, не подозревая, что именно это и было записано в свиток, осознав это незадолго до поражения.
  • Рея, жена Крона и мать Кронидов. Из-за регулярных поеданий Кроном детей слегка тронулась умом. После двух встреч с Аидом поехала умом окончательно и бесповоротно.
  • Иксион — титан. Поддержал Кронидов, но сам же дал сдуру повод для заточения себя на Полях Мук — попытался изнасиловать Геру, за что был прикован к горящему колесу.
  • Прометей — титан, друг Гефеста. Поддержал Кронидов, но слишком часто лез с непрошеной помощью, чем заставил Зевса терзаться тяжкими подозрениями. Чем был наказан — известно. Но если Зевс думал, что так он избавит себя от паранойи, то он в жизни так не ошибался — Прометей объявил Зевсу, что его скоро свергнут, а кто, не сказал. Как всегда пострадали посторонние, включая Аида, которого Зевс стал подозревать в коварстве. Что и спровоцировало череду покушений, предотвращать которые пришлось Аиду.
  • Эпиметей — туповатый брат Прометея. Был хранителем сосуда с несчастьями, который открыла подаренная богами ему жена Пандора.
  • Уран — небо. Онемел еще до начала событий книги, лишившись органа… нет, не речи. С тех пор вынужден молча офигевать, наблюдая за событиями внизу. В конце Титаномахии таки не выдержал всего, что творится, и поехал, как крыша античного мира. Пришлось подпирать Атлантом.
  • Атлант — во время Титаномахии решил держать нейтралитет, за что был заподозрен Кронидами в мятежных настроениях и избран в подпорки небес.
  • Гелиос — бог Солнца и второй учитель Аида, подаривший ему коней-каннибалов. Любит подглядывать и подслушивать все, что творится внизу (именно он сообщил об измене Афродиты Гефесту). После гибели сына Фаэтона впал в депрессию, из которой его пришлось выводить уже Аиду.

Чудовища[править]

По большому счету, многие из тех, кого мы привыкли считать богами, в данном сеттинге считаются чудовищами. Основное отличие от богов — у них нет судьбы, вместо неё у них предназначение, которое они не выбирали и от которого не могут отказаться. Отказ влечет невыносимую ломку и неисчезающее наслаждение работой после возвращения к ней. Если же чудовище продолжает свой бессмысленный бунт, то может погибнуть, как Мом во второй книге. Немалая часть чудовищ была рождена Нюктой в наказание Крону и миру.

  • Танат, он же Убийца — бог смерти. Сын Нюкты и Эреба, друг и наставник Аида, предмет всеобщей ненависти, нелюбимый сын, мечник и гордец, ненавидящей свое предназначение. Именно он попытался отказаться от своего предназначения, выкинув меч. Выступил на стороне Аида по время подземного восстания.
  • Гипнос — бог сна и брат-близнец Таната, только крылья не железные, а белые. Болтун, каких свет не видывал, Аид подозревает, что именно его болтовня была наказанием миру, а вовсе не сон. Отец 10 000 тысяч сыновей-сновидений. Наивен до безобразия — поддался на уговоры Геры усыпить Зевса, за что был «жестоко наказан»… запретом летать. Поддержал Аида во время восстания, хотя даже сам не может объяснить почему.
  • Ата — богиня лжи. Считает ложь веселой игрой, ради которой можно даже убить невинного ребенка. Всем рассказывала, что ее выкинул с Олимпа Зевс за участие в заговоре против Геракла, на самом деле ушла сама со скуки.
  • Лисса — сестра Аты. На ножах с сестрой, поэтому безумцы всегда говорят только правду. Довела Зевса до того, что тот сожрал первую жену. Пыталась играть в свои игры с Аидом, но после краткого разговора с ним сочла его еще более свихнувшимся, чем она сама и с радостью отправилась по его приказу служить Гере. Радость была недолгой — уже через несколько месяцев Лисса попыталась покончить с собой. А вот Гере новая служанка понравилась.
  • Харон. Первенец Нюкты и Эреба, родился сразу стариком. В книге не сообщается, какое было предназначение, судя по его поведению он воплощение синдрома вахтера. Возглавил восстание против Аида и снес мост через реку Стикс, чтобы Аид не привел подмогу с поверхности. За что и был наказан должностью перевозчика с одномонетной оплатой, пока не накопит на новый мост.
  • Эреб — Первомрак, воплощение темноты. Муж Нюкты и первый владыка подземного мира. Регулярно захватывал тела новых царьков подземного мира, обещая свою помощь и сливаясь с их личностями, постепенно переваривая их в себе (что является его слабым местом — слияние с дураками нехило понижает интеллект Эреба), пока не обломался об Аида. Дважды. Большую часть времени дрыхнет, обдумывая новые коварные планы. После появления Аида утратил власть над подземным миром.
  • Нюкта — любящая жена Эреба. Поддерживает его во всех планах, но при этом (по словам Гипноса) регулярно ходит налево.
  • Стикс — титанида одноименной реки, мать Силы и Зависти. Поддержала Кронидов в войне с Кроном, за что получила предназначение в виде права карать нарушивших клятву Стиксом и награду в виде трудоустройства сыновей на службу Зевсу. Кара нарушившим клятву ужасна — девять лет в ледяных водах и девять лет смертной жизни после вод. Как выяснилось в третьей книге — кара и клятва касается лишь бессмертных, не отказавшихся от бессмертия. Смертные могут клясться и нарушать клятву хоть до посинения.
  • Геката — богиня колдовства, сторонница независимости подземного мира. Даже отравила родного отца, пошедшего на сделку с Эребом. Поддержала Кронидов лишь в надежде на то, что благодаря их победе у нее появится достойный враг. В результате уже несколько веков наслаждается ненавистью к Аиду, который стал тираном подземного мира и хуже того — тираном, любимым подданными. Подруга Персефоны, которой, по иронии судьбы, всю вторую книгу пыталась раскрыть глаза на достоинства Аида.
  • Оркус, бог лживых клятв. Поддержал Аида, за что был награжден правом подавать людские жребии на судах, позже вошел в сделку с Эребом и запоролся на неправильно понятой клятве Стиксом, которую сам же и дал. Уже на первый год смертности после Стикса сгорел, пытаясь согреться.
  • Мнемозина, богиня памяти. Образцовый агент хтонических спецслужб: тиха, сера, незаметно, всё время делает записи на табличках с воском.
  • Мом, Правдивый Ложью. Злоязычный бог насмешек и злословия. Метил в полноценные боги, чтобы избавиться от своего предназначения. С подачи Гипноса скончался — начал было исполнять обязанности, злословя про Афродиту, но увидев, ее, заткнулся… и лопнул.
  • Ахерон — бог реки Ахерон, муж Горгиры. Домашний тиран, регулярно поколачивающий жену, один из немногих обитателей подземного мира, выступивший на стороне Аида во время подземного восстания.
  • Аскалаф — первый садовник Аида, сын Ахерона и Горгиры. Мечтательный юноша, желавший вместе с Деметрой распространять растения по миру, создавая красоту. Аид обломал мечты самым жестоким образом — отпустил Аскалафа к Деметре, которая высмеяла его. После чего Аскалаф люто возненавидел Деметру и отомстил, подтвердив, что Персефона съела зерна граната, за что был превращен в ящерицу.
  • Гелло — чудовище неясной природы. Возглавлял стаю чудовищ, проглоченных Кроном, чтобы чудовища угомонили Аида, повадившегося устраивать отцу несварение и язву желудка. После стычки с Аидом перешел на его сторону.

Прочие[править]

  • Гекатонхейры, старшие братья циклопов и титанов, невероятно могучие сторукиие и пятидесятиглавые исполины. Боги до последнего не хотели освобождать их из Тартара, так как Гекатонхейры способны уничтожить весь мир, но когда титаны перешли черту, вырезав всех детей на Коркире (включая Загрея, сына Зевса), Громовержец отважился разбудить Сторуких. Гекатонхейры переломили ход сражения, обратив войско титанов в бегство и забросав его скалами. Когда всё закончилось, добровольно вернулись в Тартар, став стражами заключенных братьев. Считаются оружием, равным Серпу Крона — ибо Сторукие настолько же бытие, насколько Серп — небытие.
  • Бронт, Арг и Стероп, трое изначальных циклопов, дети Урана и Геи, низвергнутые своим отцом в Тартар. Неплохо обстроились в Бездне, чем сломали шаблон Аиду, когда тот пошел их освобождать и увидел вместо страдающих узников весёлых гигантов, играющих на щёлбаны. Наотрез отказались воевать, вместо этого выковали богам оружие — молнии для Зевса, трезубец для Посейдона, шлем и двузубец для Аида.
  • Эвклей — существо непонятной природы (так и остаётся неизвестным, кто он — бог, титан или даймон), главный завхоз в армии Аида, которого Невидимка вытащил из временной ловушки Крона и единственный, кто по доброй воле спустился за командиром под землю. Лыс, очень толст и прожорлив, умудряется постоянно где-то находить еду и при этом действительно первоклассный администратор и распорядитель. Не считая Таната, Эвклей единственный, кого боятся едва ли не больше Аида, ибо когда распорядитель решает устроить ремонт, отвертеться не может никто, кроме Владыки и бога смерти.
  • Хирон. Кентавр, учитель героев. На свою беду был приглашен Геей посмотреть на Гигантов и связан клятвой Стиксом ни о чем не рассказывать. После чего Аиду срочно пришлось переводить Хирона из бессмертных в смертные, чтобы клятва перестала его касаться.
  • Сизиф. Хитроумный царь Тиринфа, ставший пешкой в интригах Оркуса и Аида — для первого на Танате испытал антибожественные цепи, вторым был выпущен в жизнь для симуляции слабости Аида и полной профнепригодности последнего к антизевсовым заговорам. За этакую хитроумность и наивность и был определен лично Зевсом на таскание камней.
  • Тантал — сын Зевса. Стал испытывать всеведение богов, сварив сына и подав его олимпийцам. Купилась лишь Деметра, сам же Тантал был сослан к Аиду, где и был определен на танталовы муки.
  • Пелопс, сын Тантала, внук Зевса и любовник Посейдона — еще одна жертва божественных интриг. Был сварен собственным отцом, надкушен Деметрой и оживлен богами. Был определен на Поля Мук за убийство сына Гермеса, которому обещал взятку, а вместо этого сбросил со скалы — все-таки просить за убийство царя полцарства и право первой ночи с невестой нового царя было перебором. Скостил срок, будучи виночерпием на ужине Аида и Деметры, служа не сколько виночерпием, сколько намеком Деметре на ее людоедство.
  • Персей — сын Зевса и Данаи, первый герой. Убил из невидимости спящую Медузу, открыв эпоху героев — эпоху подлых убийств, переворотов и ударов в спину.
  • Беллерофонт — герой, пытавшийся долететь до Оси Мира и убить Ананку.
  • Орфей — первый герой, спустившийся в царство мертвых. Стал жертвой тонких психологических издевательств Аида.
  • Тесей — сын Посейдона, ставка своего отца. Стал жертвой глупости друга — дал клятву помочь ему добыть жену и был вынужден… спуститься в Аид просить жену Аида Персефону. Ох, не стоило ему намекать на отсутствие детей у Аида. И будем честны — даже не зная, что это больная тема Аида, зачем делать предложения «мы одолжим жену на полвека, заодно детей ей сделаем»?
  • Алкид, он же Геракл, «избранный Герой». Любимый сын Зевса, жертва ревности Геры, кандидат в полубоги, герой, для которого подвиги стали рутиной, жертва изощренных измывательств судьбы, заклятый враг Таната, с которым боролся и в результате сломал ему гордость. Главная ставка богов в битве с Гигантами. Категорически не желает забывать павших друзей и родственников (половину из которых сам же и убил).
  • Левка — нереида, любовница Аида во время Титаномахии. Последовала за Аидом в подземный мир, в запарке попила из ядовитой речки и обеспечила любимому приятную тень, будучи превращенной в серебристый тополь.
  • Минта — нимфа и временное увлечение Аида во время размолвки с женой. Персефона перекинула ее в мяту, а Аид вообще довольно скоро забыл, так что увлечение получилось совсем временным.

Тропы[править]

  • Война на истребление — Титаномахия. Особенно между людьми Серебрянного века и Медного. А также рейды Аида по запугиванию союзников Крона, после которого не оставалось ни женщин, ни детей. Только кровь и пепел.
  • Гамбит Ксанатоса — как бы не повернулась жизнь, это будет на руку Ананке.
  • Гордая и воинственная раса — люди Медного века.
  • Героическая сила воли — Аид является богом не только подземного мира, но и этого тропа.
  • Дефективное бессмертие всему человечеству обеспечило пленение Сизифом бога смерти Таната. В результате все смертельно больные и смертельно раненные страдали, будучи не в силах помереть. Тут уж и здоровых проняло так, что по всему миру Аиду стали приносить жертвы, лишь бы он забрал умирающих поскорее. А уж когда до смертных дошло, что жить с перерезанными нитями судьбы тоскливо и бессмысленно, то Аид в течении суток услышал о себе больше комплиментов, чем за всю жизнь.
  • Единственный нормальный человек — любимое амплуа Афины.
  • Жертвенный агнец — Офиотавр.
  • Злодей по должности — отношение Аида к самому себе. Он и карателем во время Титаномахии стал лишь потому, что не хотел марать этим братьев, и подземное царство взял, чтобы сторожить Тартар вместе с обитателями (а то братья как увидят нимф, так и забудут про всё).
  • Инцест — во все поля, это же греческая мифология, да и богов не то чтобы много.
  • Исландская правдивость — Крон взял с Аида клятву, что тот перестанет поддерживать свою легенду о Черном Лавагете и что Аид не будет воевать с Кроном. Крон имел в виду прекратить рейды Аида по тылам, Аид же начал создавать другую легенду — о незримом гневе Зевса. И с Кроном не воевал — просто украл в критический момент битвы последний шанс Крона на победу.
  • И у злодея есть любимые — Мрак-Эреб и Ночь-Нюкта. И хотя Нюкта, по некоторым намёкам Гипноса, изменяла мужу (трудно хранить верность, когда муж вечно дрыхнет с перерывами на попытки захватить подземный мир), она готова ради него на любые авантюры. С фитильком Аид, так как он злодей лишь в своих глазах и окружающих. Сколько бы он ни пытался, а разлюбить Персефону так и не вышло.
  • Коронная фраза:
    • «Бездарно дерешься» — универсальный комментарий Таната для всех воинских упражнений, которые он видит.
    • «Я удержу» Аида, оно же Крутое кредо.
  • Моральный горизонт событий — был перейден Кроном, когда он уничтожил на Коркире всех детей Кронидов и их союзников. Именно после этого боги отважились выпустить Сторуких, решив что Крона надо уничтожить любой ценой, даже если с ним погибнет весь мир.
  • Никто не любит Аида — внутримировой пример. Даже среди родных сестер Аид не пользуется особой любовью, что уж говорить о прочем греческом пантеоне, да и людях тоже. Резкий приступ любви настиг Аида только тогда, когда люди обнаружили, что жить в вечной предсмертной агонии не особенно приятно.
  • Пережил свою полезность — отношение Зевса к соратникам по Титаномахии. Титанов рассовал по скалам и Полям Мук, а людей утопил, заподозрив в недостаточно восторженном образе мыслей.
  • Самосбывающееся пророчество — существует отдельный вид предсказаний, которые сбудутся, лишь если будут оглашены. Именно таким было пророчество Урана о свержении Крона потомком.
  • Серо-стальные глаза — Танат в точности попадает под троп. В целом внешность персонажей непосредственно связана с их характерами и божественной сутью.
  • Смерть ушла в отпуск — пленение Таната Сизифом. Поскольку некому было исторгать тени, люди не могли умереть — включая тех, кто получил смертельные раны, умирал от болезней или старости.
  • Родные братья противоположны — помимо братьев-олимпийцев, это сыновья титана Япета. Прометей — очень мудрый и умный, способный зреть будущее, но при этом крайне благородный и жалостливый, что в итоге привело его к печальному концу. Эпиметей — глуповатый и простодушный, после истории с Пандорой скрылся на краю мира, порвав любые связи с Олимпом и смертными. Менетий — разбойник и душегуб, и наконец Атлант —основательный, уравновешенный и хозяйственный мужик.
  • Три лика Адама — Аид (Пророк/Суперэго), Зевс (Лорд/Эго) и Посейдон (Охотник/Ид).
  • Три лика Гекаты — Гестия (Суперэго), Деметра (Эго) и Гера (Ид).
    • Скорее, Гестия — Ид. Деметра больше соответствует ипостаси матери, чем Гера, значит, Деметра — Эго, а Гера — Суперэго.
  • Ужас у холодильника может вызвать осмысление разговора Таната с Сизифом и Меропой, ведь каким глубоким должно быть отчаяние и одиночество, чтобы в благодарность за доброжелательное отношение быть готовым практически пойти против предназначения?
  • Формальное наказание — Аид обязан был наказать Гипноcа за невольное участие в заговоре против Зевса, иначе либо начнется война между олимпийцами и подземным миром, либо Зевс сам придумает лютую казнь, что Аиду тоже не в радость и сплошной ущерб авторитету. В результате он запретил Гипноcу… летать. Через полгода Зевс сам амнистировал Гипноса, лишь бы тот прилетел на Олимп и дал выспаться (к немалому огорчению привыкшего к симуляции бурной деятельности Гипноcа).
    • Также — «лютая посмертная кара» для Фаэтона, сына учителя Аида Гелиоса, своими поездками по небу переломавшему половину загробного мира и заставившего Аида в одном одеяле латать подземный свод. Его… сослали на конюшни Аида. Учитывая характер лошадей (сожравших своих братьев ещё будучи жеребятами), все подземные решили, что кары и впрямь лютее не придумать, но парнишка справился.
  • Хитрый план — Аид большой мастер по их реализации. Да и как не стать таковым, когда на Олимпе все такие гордые и подозрительные, что даже простую помощь рассматривают как часть многоходового заговора?
  • Чего не сделаешь ради любви — Меропа ради Сизифа участвовала в пленении Таната, прекрасно зная, что у Таната есть друг, и если этот друг придет, то мало не покажется никому.
  • Я этого не просил — отношение Аида к своей доле Владыки. А потому он отбивается ногами и руками от шанса стать Владыкой мира, которые подкидывают ему непоседливые родственники.