Автор подмигивает

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Привет, дорогая аудитория! Мы с тобой старые друзья, мы вместе съели пуд соли, и если я растыкаю по своим произведениям пасхальные яйца, отсылающие к событиям собственной жизни и фактам о себе самом, рассчитывая на наше долгое знакомство — ты поймёшь и посмеёшься. Впрочем, если мы с тобой встречаемся впервые и ты не распознаешь моих подмигиваний — тебе это не испортит малину, потому что они органично встроены в канву повествования, и для тебя все будет выглядеть, как будто так и надо.

Внимание! Это субтроп к опоре на четвертую стену. Когда автор открыто обращается к читателю, как Пушкин или Булгаков — это не наш случай. Это также субтроп к пасхальному яйцу, но это не касается тех случаев, когда пасхальные яйца отсылают к произведениям других авторов. Это не касается тропа На тебе!, но может оказаться рекурсией. И не надо путать этот троп с тропами Бонус для фанатов и Цепочка преемственности. В нашем случае автор указывает на свою персону, а не на свое творчество.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Субверсия: Пушкин и Лермонтов истово открещиваются от того, что изобразили в Онегине и Печорине соответственно самих себя: Пушкин прямо в тексте романа, Лермонтов — в предисловии.
  • Метавселенная Рудазова, о дааа. Бонус знатокам Слова Божия. И ещё призовая вишенка порой перепадает тем, кто читал и читает авторский блог.
  • Юрий Нестеренко открыто признаёт, что в Джордже Райте из «Крыльев» он изобразил самого себя.

Сетевая[править]

  • «Мессия» Ильи Гутмана. Имя протагониста Эл намекает на паспортное имя автора, а фамилия Гоар на ту же букву, что и Гутман. Внешность тоже. Сам Эл Гоар, полковник Зар Дэккар и Зура Ахад — в той или иной степени разные аспекты личности самого автора. Отношения Эла с тремя женщинами (Натали, Альвой и той же Зурой) несколько намекают на эпизоды из отношений автора с женой, и внешность каждой — тоже в той или иной степени отсылка к внешности жены.

На других языках[править]

  • Хроники Амбера — Роджер Желязны изобразил свой прообраз из Амбера в виде некого Роджера, который обосновался где-то в подземельях Колвира, и пишет «психологический роман с элементами болезненной мистики». И если исходить из выведенного автором принципа, что все, существующее в Тенях (и в том числе, на Земле), весьма несовершенно, являясь искаженным отголоском истинной реальности Амбера, то получается, труд амберского Роджера намного лучше, чем «Хроники» Роджера Желязны. А они, как всем известно, и так по праву считаются основополагающей классикой жанра…
  • 87th Precinct — Эд Макбэйн большой любитель этого тропа. Когда ты пишешь цикл романов на протяжении 50 лет, трудно удержаться и не позаигрывать с преданными поклонниками.
  • Эрих Мария Ремарк и не стеснялся того, что его герои — авторские аватары в большинстве своем.
  • Стивен Кинг живёт этим тропом. Педаль в пол, конечно же, утапливают «Тёмная башня» и «Оно», но и другие произведения не отстают.
  • А задолго до Кинга этим занимался Говард Филлипс Лавкрафт, а вы как думали? Дополнительные очки: он подмигивал особенно усердно со страниц текстов, которые писал в качестве литературного негра писателя-призрака и потому не подписывал своим именем.
  • Дж. К Роулинг открыто признает, что «золотое трио» — это разные аспекты ее собственной личности.
  • Лэрд Баррон написал рассказ «More Dark», где, помимо неприкрытого «На тебе!» в адрес Томаса Лиготти, попадаются прозрачно завуалированные камео многих участников писательской и издательской тусовки современного хоррора. Ну а рассказчик отзывается на обращение «мистер Б» и в одном из эпизодов закатывает не глаза, но глаз — довольно очевидное указание для тех, кому доводилось видеть фото автора.
  • Все работы Эндрю Хасси, автора Хоумстака, полностью состоят из такого подмигивания, отсылок на другие работы, реакции на мемы которые работы породили и мнения о них фанатов, и т. д.
  • В романе Владимира Короткевича «Чёрный замок Ольшанский» герои обсуждают разных советских писателей, в том числе и самого Владимира Короткевича.

Кино[править]

  • Avengers: Endgame: на мемориале в Сан-Франциско можно увидеть имена людей, работавших над фильмом.

Манга[править]

  • Black Jack — заглавный герой, талантливый подпольный хирург, является альтер-эго самого Осаму Тэдзуки, врача по образованию.
  • Наоко Такэути, автор «Sailor Moon», утверждает, что заложила в каждую из воительниц частичку своего характера, а характер Усаги практически списала с себя. Кроме того, художница дала имена остальным членам семьи Цукино в честь своих же родителей и младшего брата.