Авторы фантастики не понимают порядок величин

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Sci-Fi Writers Have No Sense Of Scale. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.

Космос огромен. Космос настолько огромен, что это не укладывается в голове.

В частности, это не укладывается в голове у авторов фантастики.

Чтобы не допустить из-за фактической ошибки в произведении, нужно приложить массу усилий. Зачастую делать это автору лень. Или он даже не подозревает о том, какой сложной вещи касается. Или просто считает, что читатель ничего не поймёт. В результате в произведении появляется нелепая ошибка, прекрасно заметная вдумчивому читателю. В результате имеем, например, экстремальную плотность населения на Корусанте[1]. Или бороздящие просторы вселенной корабли размером с небольшую планету-спутник. Сначала стопятьсот километров туда, потом стопятьсот километров обратно, и всё это в мгновение ока — ну а что? Законы физики — нет, не слышали.

Впрочем, возможно и такое, что автор знает, что делает, а вот у читателя не хватает понимания для того, чтобы увидеть обоснование.

Космические расстояния — чепуха[править]

« Космос велик. Он просто огромен. Вы даже не поверите, насколько он умопомрачительно громаден. Вам может казаться, что от вашего дома до аптеки далеко, но это просто ерунда в сравнении с космосом. »
— Дуглас Адамс, «Автостопом по Галактике»

(link)

Размеры планет и звёзд

Еще у Э. Гамильтона космические корабли летали со скоростями в сколько-то парсек/час. На минуточку, парсек, то есть параллакс секунды (угловой) — расстояние, с которого радиус земной орбиты соответствует углу в одну секунду. Это 3,26 световых года или 30,86 триллионов километров пустоты, слегка разбавленной атомами водорода и, — если очень сильно повезёт, — парочкой звёзд и их планет. А также в пять миллиардов раз больше, чем радиус Земли. Впрочем, Гамильтону, не знавшему, что карта галактики и карта звёздного неба — не одно и то же, можно.

Другой распространённый ляп: автор знает, что такое световой год и даже парсек, но не понимает масштабов галактики, оттого сто парсек становится некоей очень большой (относительно галактики, конечно же) величиной. Для примера, в расширенной вселенной «Звёздных войн», расстояние от Корусанта до находящегося у чёрта на рогах Датомира составляло 64 парсека. Учитывая диаметр нашей среднестатистической Галактики в 30 000 парсек… выводы делайте сами[2].

Другой проблемой является то, что авторы «межзвездных» космоопер используют огромные пространства не слишком эффективно. От каждой планеты мы видим только по небольшому пятачку. И все это замечательно заменяется, например, колониями О’Нила вокруг Земли и Луны — японцы гарантируют это. С другой стороны весьма проблематично сохранить планетарные масштабы, космические масштабы и при этом уложиться хотя бы в десяток томов. Собственно, проблема наименее характерна для многоавторских новеллизаций крупных франшиз вроде «Звездных войн», Батлтеха или Вахи — книгу можно построить вокруг приключений условного комиссара Каина на очередной планете.

Ещё типичная проблема, особенно в кино: разговоры по межпланетной радиосвязи. Допустим, ваш герой решил пообщаться с Земли с персонажем на другом небесном теле Солнечной системы. На вопрос «Как дела?» улыбки и ответа «Всё в порядке!» придётся ждать:

  • С Луны: от 2,4 до 2,7 секунды
  • С Меркурия: от 10,2 до 23,1 минуты
  • С Венеры: от 4,6 до 28,7 минуты
  • С Марса: от 8,7 до 42,0 минуты
  • Из Пояса Астероидов: от 39 до 73 минут
  • С орбиты Юпитера: от 1,2 до 1,7 часа
  • С орбиты Сатурна: от 2,4 до 2,9 часа
  • С орбиты Урана: от 5,1 до 5,6 часа
  • С орбиты Нептуна: от 8,1 до 8,6 часа
  • С Плутона: от 10,7 до 11,2 часа
  • Из Облака Оорта: 2-3 года

Собственно, это значит, что в твёрдой научной фантастике герои должны общаться исключительно в эпистолярном жанре: «Я вам пишу — чего же боле…» Живой телефонный разговор возможен разве что с жителями Луны. Можно вообразить нечто вроде компьютерного чата между внутренними планетами, хотя вряд ли кто-то сможет выдержать даже 10 минут между вопросом и ответом.

Да что там световые минуты и парсеки! В головах диванных теоретиков, измышляющих фантастику в жанре альтернативной истории, фэнтези или любой другой романтистики, редко укладываются расстояния в 50, 100 и 200 метров. Автор совершенно не знает матчасти по стрелковому оружию, арбалетам и лукам, а потому каждый раз, когда в его произведении кто-то в кого-то чем-то стреляет, получаются курьёзы занимательной баллистики.

Космическая гигантомания[править]

Космические корабли размером с город. Многокилометровые туши линкоров. Конечно, космос — среда, наиболее благоприятная для гигантомании — О’Нил цилиндр имени себя вполне серьезно рассчитывал, применяя сопромат. Представить огромный населённый космический объект легко, но трудности начинаются дальше.

Благоприятность заканчивается, как только мы пытаемся нашу махину куда-то сдвинуть — она моментально превращается в остров, стоящий на ракетных движках в гравитационном поле, соответствующем создаваемому движками ускорению. Чем больше гигантомании — тем задумчивее остров маневрирует. Закон квадрата-куба не дремлет, вследствие чего такой корабль обладает колоссальной инерцией и даже небольшим гравитационным полем, как у небольшого астероида (следовательно, настоящие астероиды, оказавшись близко, могут неожиданно направиться прямо на космопроходцев). Помимо собственно инерции, на манёвренности также отрицательно сказывается и центробежная сила, которая из-за большой длины корабля, просто размажет тех, кто находится на носу и в корме, если у двигателей хватит мощности для быстрого поворота вокруг оси (что из-за инерции, отнюдь не приведёт к быстрому изменению курса).

Далее, эти огромные туши надо обслуживать. Даже на средней руки современном авианосце большинство не успевает за 2-3 года службы обойти все отсеки, даже если специально ставят себе такую задачу. Если же говорить о космическом линкоре размером с город, человек, решивший без остановки обходить пешком все каюты махины, успеет состариться и дождаться, когда вырастут его внуки, прежде чем обход закончит. Потребуются долговечные источники колоссальной энергии, чтобы не то что передвигать их в пространстве, а хотя бы банально освещать внутренние помещения. А двух показанных нам роботов-уборщиков для помещений явно не достаточно. Также никто не отменял сопромат, усталость и предел прочности металлов (если эта дура вообще металлическая — хотя о композитах и других нетривиальных материалах авторы подобных опусов обычно не слышали). В общем, если авторы желают сделать космический корабль размером с агломерацию — на нём и экипажа (или роботов) должно быть как населения агломерации, да несколько десятков полностью рабочих производственных цепочек, чтобы вся эта махина не развалилась, да огромные гидропонные фермы, чтобы команду кормить, и, желательно, ещё какой-то способ ослабить перегрузки, чтобы всему этому богатству на первом же повороте не наступил эпичный кирдык.

И это не говоря о бессмысленности подобных сооружений. Можно ещё представить себе гигантский корабль, перевозящий колонистов, если их нужно перевезти сразу много, или металлургический комбинат, собирающий все необходимые минералы с астероидов и клепающий корабли поменьше прямо в космосе, но боевая махина подобных размеров будет просто особо удобной мишенью, мимо которой не промахнёшься ядерными ракетами и гибель которой в одну секунду нанесет её создателям ущерб столь огромный, что может разом привести к поражению в войне. Собственно, тупиковость суперлинкоров вполне наглядно показана историей обычного морского флота во Второй мировой войне.

  • Хотя если бо́льший корабль может генерировать и силовое поле помощнее, а ракеты не промахиваются вообще (что зависит от технологий в сеттинге) — то может получиться и наоборот.
  • Максимальное количество орудий так или иначе определяется площадью поверхности корабля, а не его объёмом (в отличие от производственных мощностей), хотя к орудиям, действующим на принципе телепортации (и к ряду других, для которых не нужны стволы, излучатели или ракетные шахты) это не относится.

Впрочем, такая махина имеет смысл, если корабль межзвёздный, а супертопливо отсутствует, и чтобы долететь куда-либо не слишком состарившимся в пути, нужна целая прорва топлива. И топливный бак как раз и будет размером с небольшой астероид. Если же это корабль поколений, то топлива на килограмм массы потребуется существенно меньше, потому что такой корабль может лететь сколь угодно медленно, главное чтобы скорость была выше третьей космической, то есть хватает и черепашьей для космоса скорости 17км/с[3], что и на тысячную скорости света не тянет. Правда сам корабль в этом случае будет огромным. Или когда система является не единым куском металла, а некоей интегрированной армией: в конце концов, нынешние авианосцы намного больше тех суперлинкоров, но они-то как раз не находятся в тупике развития потому, что не являются Большой Тупой Железкой, а несут на себе десантные боты, палубные истребители и прочую шуструю мелочь. Собственно, в грамотной фантастике корабль-город тоже не лезет в бой, а пужает противника с благородного расстояния своим активным и коварным грузом, а то и вовсе сидит в снабжении.

Закон квадрата-куба[править]

Когда объект подвергается пропорциональному увеличению размеров, его новый объём будет пропорционален кубу множителя, а новая площадь его поверхности пропорциональна квадрату множителя.

Если наш боевой робот выше человека в 10 раз, то он будет весить примерно в 1000 раз больше, чем аналогичный робот обычных человеческих размеров. Подобная масса потребует для перемещения мощных двигателей, а про прыжки можно будет забыть — пневматические амортизаторы взорвутся, а гидравлические разнесёт в клочья гидроударом. Это будет здоровенная неповоротливая махина с сомнительными тактическими возможностями на поле боя.

Не забываем, что площадь опоры возрастает пропорционально квадрату размера. Если ступня нашего боевого робота в 10 раз больше, то площадь её контакта с землёй увеличивается в 100 раз, но теперь она должна выдерживать уже 1000-кратную нагрузку общего веса конструкции, попутно сообщая её самой той поверхности, на которой она стоит. Когда соотношение веса к площади опоры будет слишком велико, даже на асфальте появится риск провалиться под землю, не говоря уж о пересечённой местности. Более того, эта же проблема касается всего опорно-двигательного аппарата: нагрузка на несущие конструкции растёт в кубе, а их прочность — всего-лишь в квадрате, вместе с горизонтальным сечением. Попробуйте постоять исключительно на пятках: поскольку отношение веса к площади опоры многократно возрастёт, увеличившееся давление на мягкие ткани быстро даст о себе знать ощутимым дискомфортом.

В армиях реального мира недаром нет человекоподобных роботов. Тяжёлая техника должна иметь низкий центр массы для устойчивости, большу́ю площадь опоры для проходимости, минимум выступающих частей для максимальной защищённости бронёй и низкий профиль, чтобы не быть лёгкой мишенью. Танк удовлетворяет всем, огромный антропоморфный робот — ни одному. Возможность вести огонь с высоты и ещё более высокая проходимость — сомнительная замена, да и стоит сие чудо слишком дорого.

В качестве обоснования автор может оговорить что в конструкцию сей чудо-машины входят антигравитаторы, если таковые возможны в сеттинге.

Схожие проблемы возникают при попытке прямого масштабирования любой конструкции, будь то техника или живой организм. Причём чаще всего при масштабировании в любую сторону. Отдельного обоснования требуют не только слишком большие, но и слишком маленькие аппараты, типа боевых роёв имени С. Лема. При уменьшении линейных размеров увеличивается отношение площади к объему. Это означает что в атмосфере или гидросфере боевой инсектоид будет перемещаться медленно и недалеко — аэродинамическое и гидродинамическое сопротивления пропорциональны площади. Собственно, можно сравнить мобильность реальных мелких и крупных животных, как пример механизмов построенных по идентичным технологиям. Ну и из-за того же закона инсектоиды хуже защищены от воздействия поражающих факторов — слишком много площади нужно защищать. В космосе у роя перспективы интересней ибо нет сопротивления среды, зато очень актуальна задача сброса паразитного тепла. Но слабая защищенность, в том числе и от естественной космической радиации ни куда не денется.

Любопытно что у Перумова в «Черепе на Рукаве» биоморфы, по-началу косплеившие тучу Лема, в итоге пришли к типоразмеру вороны, которая хоть и была уязвима для стрелкового оружия, но гораздо более мобильна. У Лукьяненко в «Лорде с планеты Земля» упоминается «электронная мошкара», но как оружие действующее лишь в непосредственной близости от контейнера из которого была выпущена.

Физическая размерность (единицы измерения и порядки величин)[править]

Проблемы с размерностью характерны в основном для МТА. То скорость измерят в метрах, то силу тока в Ньютонах. С порядками величин сложнее. В альтернативной реальности «Евангелиона» физические величины имеют другие названия. Поэтому мы их вам не скажем. Просто АТ поле просело на 100 единиц. А ещё мы считаем, что пары тысяч клонов (и ещё миллион их за кадром) должно хватить, чтобы захватить всю Республику, состоящую из миллионов звёздных систем с населением несколько триллионов человек[4]. А некоторые сценаристы мало того, что не представляют, какой объём будут иметь «9 миллиардов талантов золота» (а это куб высотой с небоскрёб), так ещё и не знают, сколько этого самого золота вообще есть на Земле. «Тридцать два дознавателя за неполную седмицу во всех концах империи, за сотни тысяч километров друг от друга[5]…» («Дети Силаны» Крымова). И это не звёздная система, а государство на заурядной планете.

Про сопромат и прочее авторы тоже забыли, оттого их идеи рождают стоя́щие миллионы лет храмы и крепости древних рас. Хотя в реале любой храм а-ля Р’льех из камня или города Старцев из «Хребтов Безумия» почти никогда не простоит больше 10 тысяч лет (и то не факт), и развалится в ничто, особенно в местах с тяжким климатом или под водой с тектоническими районами впридачу.

Скорости и ускорения[править]

У авторов космической фантастики часто наблюдается полное непонимание разницы между скоростью и ускорением, поэтому космический корабль, подобно автомобилю, довольно быстро разгоняется до крейсерской или максимальной скорости, зависящей от размеров корабля: маленькие корабли — быстрые, а большие — медленные. Хотя на самом деле космические скорости таковы, что корабль, двигающийся с ускорением 1g (таким, что экипажу будет комфортно на протяжении всего разгона), до максимальной скорости может разгоняться месяцы (разгон до скорости, близкой к скорости света, займёт около десяти лет[6], а вот попытка её достичь займёт бесконечное время), а максимальная скорость зависит не от размеров корабля и не от его массы напрямую, а от соотношения массы с топливом и без него и скорости истечения рабочего тела[7]. Для релятивистских скоростей максимально достижимая скорость равна c*(M²−m²)/(M²+m²), и то при условии, что у нас фотонный двигатель, М большое — начальная масса корабля вместе с топливом, а m малое — масса после того, как топливо будет израсходовано. Поскольку соотношение после c всегда меньше 1, разогнаться быстрее, чем скорость света c, невозможно в принципе. Т. е. даже если у нас фотонная ракета, имеющая 100500 ступеней, заполненных горючим, а полезная нагрузка на кончике этой ракеты будет как пылинка на верхушке Останкинской башни, всё равно она сможет лишь приблизится к c, но не превысить её.

Впрочем, есть авторы, впадающие в другую крайность — у них большие корабли самые скоростные и манёвренные, а маленькие самые медленные и неповоротливые. Это объясняют тем, что у большого двигателя и мощность больше, забывая о том, что масса корабля растёт в кубе, но это не означает, что в кубе будет расти и мощность двигателей корабля[8].

Авторы также не понимают, что космический бой — если таковой вообще имеет смысл — протекает на скоростях и дистанциях, делающих его абсолютно не похожим на воздушные бои Второй мировой (откуда такие бои один в один передрал Дж. Лукас), или морские бои времён линейных кораблей, или сражения любой другой эпохи. То, как будет протекать космический бой — сильно зависит от фантастических допущений, однако многие вещи крайне маловероятны. К примеру, пальба прямой наводкой на виражах, перегрузки на которых расплющат любого пилота в лепёшку. Или десятки пробоин в обшивке и медленно убывающая полоска здоровья — первое же попадание означает практически гарантированную гибель.

Информационная сложность[править]

Ранее в этом разделе шла речь о том, насколько сложно спроектировать и обслуживать гигантский корабль, но на самом деле эта задача не сложнее проектирования и эксплуатации крупного завода или города типа новых столиц Бразилии или Казахстана. Особенно учитывая прогресс в области софта для автоматического проектирования. Гигантские корабли, неспособные содержать самих себя и тысячу более мелких судов, просто нерентабельны. А вот что действительно невозможно, так это гигантские звёздные империи.

Во-первых, без дешёвой сверхсветовой связи они будут попросту неуправляемы. Во-вторых, даже если такая связь есть, бюрократия подобного государства, под опекой которого десятки планет и сотни миллиардов, а то и триллионов жителей, состоящих между собой в самых разнообразных экономических, социальных и прочих отношениях — захлебнётся в информационных потоках. Да, конечно — можно настроить супермегагигакомпьютеры (и то не факт, что они справятся — ибо сложность сильно связанной системы с её ростом увеличивается не линейно, а экспоненциально), но проконтролировать их будет уже совершенно невозможно. Император и его правительство превратятся в чисто церемониальные фигуры, озвучивающие принятые компьютерами решения без какого-либо понимания, что и почему они делают. В случае возникновения какого-либо сбоя в системе добраться до его источника будет нереально, а последствия будут катастрофическими, вплоть до голодомора целых звёздных систем[9]. Единственный возможный вариант — если сам император будет биологическим суперкомпьютером (за счёт псионики или трансгуманизма) или ИскИном.

Альтернативный вариант — максимум местного самоуправления и горизонтальные связи между мирами, не замыкающиеся на центр. Но это будет уже не абсолютистская Империя с абсолютной властью Императора-самодержца. Максимум, конфедерация, а скорее — просто деловые связи между независимыми планетами (и отдельными контрагентами на них). В реальной жизни, Sacrum Imperium Romanum именно так и управлялась — Император был главноуговаривающим в Империи из сотен мелких княжеств, которые ещё и к тому же могли между собой воевать, а власть Императора ограничивалась принципом «вассал моего вассала — не мой вассал», см. феодальная Империя. Тут же появится и иная сложность: с учётом расстояний, зачем вообще отношения между планетами? Вариант «одна планета производит только табак, а вторая только спирт» с риском торговой блокады и голодомора целой планеты рассматривать невозможно. Испанская империя потому и рухнула, что колонии стали автономными почти сразу, ведь везти снабжение в масштабах, необходимых для простого прокорма населения, слишком дорого и долго; первый же шторм — и колония вымрет с голоду, не дождавшись, когда подоспеет следующая партия. А при наличии необходимой самостоятельности колония пошлёт метрополию куда подальше, как послали Испанию, находясь даже в рамках одной планеты. Что уж говорить о космосе? Потому и сложно рассчитывать на массовое заселение планет в качестве экономически зависимых колоний[10]. Впрочем, длительность статуса колоний может быть обоснована разницей в технологическом уровне: ну, хорошо, колонисты научились выращивать пропитание, ковать железо и, может быть, даже строить паровые машины, но где они научатся строить себе звездолёты — в приходской школе? А империя тем временем стагнирует любое самостоятельное технологическое развитие колонии, забирая в метрополию всех самородков-изобретателей, собравших у себя в сараях что-то, что на Земле изобрели позднее 1900 года. И то, такая система ложится на наши метрополии мёртвым довеском и камнем на шее, от отсталой страны или планеты мало ништяков, и те очень слабые, а трат на них до фига, как было с колониями Рима в Африке, которые римляне бросили по причине нерентабельности, так что… А про марсианский синдром если ещё вспомнить (ИРЛ самое страшное и мало обходимое препятствие для колонистов на чуждой планете), то в печки и топки полетит 99 % всех сценариев и книг про космос и инопланетян.

Заключение[править]

В целом, явление можно разделить на три случая:

  • Автор не разбирается в области знаний, о которой пишет. Иногда он и не должен! Есть допустимая жанровая условность, слышали о такой вещи? Например, гигантские роботы в аниме совершенно не стоит менять на танки и самоходки, да и прикладная аэродинамика в мультфильмах ни к чему[11]. К тому же, если заставить всех авторов низкопробного фэнтези или как-бы научной фантастики заканчивать физтех — писательского таланта же не прибавится. Да и кому будет интересно это чтиво, перегруженное не столько матаном, сколько канцеляритом?
  • Автору лень считать каждый маневр космического корабля и каждый винтик космической станции. Вообще, и не надо. Очень часто такие подробности можно и даже нужно опускать! Надо ли описывать в боевике или крутом детективе положение каждого пальца протагониста на цевье любимой штурмовой винтовки? Но если уж взялся писать техническое порно до последнего винтика — то не ленись.
  • Автор все понимает и ему не лень, и посчитал всё правильно, но вот читатель или критик как раз в предмете плавает (но сам об этом не догадывается и признавать не хочет). Как у действительно высокого здания не виден фундамент, так и у хорошего художественного произведения может быть невидим матан, на котором оно построено — но это не значит, что его нет. Обычно в глубоких произведениях вполне достаточно данных для того, чтобы читатель (при наличии пытливого ума, Интернета и калькулятора) смог самостоятельно перепроверить выкладки автора.

Иными словами, если и в писатели, и в читатели НФ отбирать по образованию, а еще лучше по реальной способности к анализу (скажем, авторство открытия или изобретения) — проблема сама собой исчезнет. Но среди читателей — не только доктора наук, и читать они хотят книги разные и всякие, не трёх с половиной тщательно отобранных и лицензированных авторов. Адекватные люди оценивают произведение в комплексе и при наличии других достоинств прощают даже вопиющие ляпы. У палеонтолога Ивана Ефремова, к примеру, с физикой было весьма печально, но любят его совсем не за физику. И гуманитарий Жюль Верн, хотя и старался писать правильно, далеко не всегда был прав, но читаем мы его несмотря на и вопреки масштабам величин.

С другой стороны стремиться к совершенству никогда не вредно. Если автору позарез хочется, чтобы землянин мог говорить с марсианским колонистом по видеоконференции в реальном времени — просто надо ввести в сеттинг сверхсветовую связь и прописать социальные последствия ее наличия. Ну а если хочется, чтобы критики отзывались о твоем труде как о реализме, — используй минимум фантастических допущений.

Примечания[править]

  1. Точнее экстремально низкую плотность населения для заявленного многоуровнего города, покрывающего всю планету. Автор полагает, что население Корусанта около 1 триллиона разумных. Площадь суши на Земле 150 млн квадратных километров, а самая высокая плотность — в городе Дакка — 44 000 человека на квадратный километр (в Москве около 4800). Если заселить всю сушу Земли как в Дакке, получится 6,6 триллиона человек, а если как в Москве, то 0,7 триллиона, то есть числа, сравнимые с Корусантом. Очевидно, что нормальной городской застройки для плотности населения Корусанта вполне достаточно, строить сотни уровней ни к чему. Обоснуй возможен лишь один: если построить сто уровней на планете размером с Землю, на каждого из триллиона граждан придётся по 5 га условной «природы».
  2. Справедливости ради: Датомир находится не так уж далеко от Корусанта в масштабах галактики — примерно между Средним и Внещним кольцами. К тому же почти на Хайдианском гиперпути, идущем прямо от Корусанта, хотя это уже мало связано в физикой реального пространства.
  3. Это относительно Земли, если корабль летит в направлении движения Земли, относительно Солнца скорость будет 47км/с
  4. Учитывая, что клоны и дроиды представляли собой просто силу для контроля и удержания ключевых точек, а на местах воевали уже представители ополчения и партизан — всё нормально. Ко всему прочему, война велась под строгим контролем лорда ситхов, который не желал лишних трат, а потому держал обе армии в рамках приличия, не давая им разрастаться до неконтролируемых размеров — ему нужна была целая галактика, а не ошмётки.
  5. Для справки: длина земного экватора — около 40 000 километров. Соответственно, самое большое расстояние между двумя точками на поверхности Земли — дуга окружности в половину этой величины.
  6. Для внешнего наблюдателя. С точки зрения населения корабля это будет чуть меньше 11 месяцев.
  7. В отсутствии сил гравитации и значимого сопротивления среды скорость может быть сколько угодно большой (в пределах скорости света), но разгоняться можно лишь до тех пор, пока не кончится топливо (теоретически — а на практике надо ещё потом затормозить, не говоря уже про обратный путь). Но может быть и максимальная допустимая скорость — при определённой скорости те атомы водорода, что болтаются в пространстве, начнут ощутимо разрушать корпус. С другой стороны, корабль может разгоняться/тормозить и без топлива (солнечный парус) или собирать топливо (те самые атомы водорода) прямо в космосе (прямоточник — правда, для этого надо предварительно разогнаться до очень приличной скорости другими средствами).
  8. В свою очередь, на большом корабле есть пространство для размещения агрегатов более мощного ВИДА двигателя, благодаря чему на маленьком корабле используется маленький и относительно маломощный двигатель, а на большом корабле используется не увеличенная версия маленького двигателя, а агрегат существенно иной конструкции (допустим, на маленьком корабле — ионный двигатель, на большом — ядерно-эрозийный). Хотя для больших кораблей куда важнее не мощность двигателя а экономичность — потому что ИРЛ межпланетные корабли летают не за счёт тяги двигателей, а за счёт корректирующих импульсов и гравитационных манёвров. А на большое количество корректировок нужен надёжный и экономичный двигатель. Ну и пара десятков лет времени.
  9. Опять же, не забываем про порядок величин: для межзвёздной империи, в состав которой входят десятки (даже не сотни) звёздных систем, голод, даже полностью охвативший несколько звёздных систем... неприятно, конечно, но далеко не катастрофа вселенского масштаба (примерно как для Российской империи голод в нескольких губерниях). А для межзвёздной империи с населением в 1 триллион жителей гибель от голода даже нескольких миллиардов человек окажется меньшим ударом, чем голод 1932-1933 гг для СССР (даже по самым минимальным оценкам масштабов последнего).
  10. А уж если так вышло — то не жди, что колония вечно будет кланяться в ножки и слать полезные ништяки в метрополию, а жди от неё подарков в вид ракет аннигиляционных всяких.
  11. Авторы аниме, за исключением, пожалуй одного Миядзаки, матана вообще не знают. Да и Миядзаки тоже — реалистичная авиация у него появилась разве что в последних фильмах, а большая часть того, на чём летают во вселенной Навсикаи, летать не может в принципе, то же с 30-50-метровыми Ому и гигантскими насекомыми размером с электричку, они нереальны просто по законам гравитации. Хотя есть вялый обоснуй, согласно которому панцири насекомых очень ценятся за лёгкость и прочность.

Ссылки[править]