Авторские неологизмы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Некоторые авторы любят придумывать слова. Некоторым автором приходится придумывать слова, если это фантастическое произведение (см. Экзотический лексикон), чтобы придать ему достоверности и автор вынужден заняться словотворчеством. Некоторые авторские неологизмы (они же окказионализмы) становятся известными и заживают самостоятельной жизнью, но большая часть редко выходит со страниц произведений. Пересекается с тропом Заумь. Надтроп — сочиняет слова.

Где встречается[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Карамзин: «благотворительность», «будущность», «влияние», «влюблённость», «вольнодумство», «впечатление», «достопримечательность», «занимательный», «ответственность», «первоклассный», «подозрительность», «промышленность», «трогательный», «утонченность», «человечный».
  • Ломоносов — множество современных научных и бытовых терминов: «квадрат», «диаметр», «атмосфера», «вещество», «равновесие», «удельный вес»…
  • Гоголь гордился ушедшим в народ «не вытанцовывается». А фамилии Держиморда и Плюшкин стала именами нарицательными, как и «маниловщина».
  • Подобными изобилует лесковский «Левша». Правда, тут пополам с эффектом Телепорно, так как новые слова обозначают почти то же, что и старые, но понятны простым читателям (например, «мелкоскоп»)
  • Достоевский ввёл в литературную речь слово «стушеваться». Основано на жаргоне чертёжников, где есть «растушевать» (от слова «тушь»). «Стушеваться» — это что-то вроде самодельного антонима к «растушевать», и означает этот антоним — «стать незаметным, слабо видным».
    • Когда автор правки учился в средних классах школы, кто-то из учеников «притащил» в обиход класса это словцо — и все восприняли его в духе «народной этимологии»: будто «стушеваться» — это съёжить собственную тушку так, что она станет занимать минимум места и сделается минимально заметна. Автор, т. е. Фёдор Михайлович, не подразумевал именно такую этимологию — но заложенному автором смыслу слова она не противится.
    • Ему же принадлежит уже успевший устареть до грани понятности глагол «лимонничать».
    • А ещё — «белые ночи». До этого их как только не называли — и «светлыми» (Радищев), и «ясными» (Карамзин), и «прозрачными» (Куприн), и даже «задумчивыми» (это Пушкин отметился), а тут раз — и прижилось.
  • Тургенев впервые использовал слово «перспективы» не в значении «прямые, широкие улицы».
  • Салтыков-Щедрин был горазд на окказионализмы, и многие из них оказались настолько удачными, что вошли в язык: «благоглупости», «головотяп», «злопыхательство», «мягкотелость», «пенкосниматель».
  • Чехов изобрёл слово «недотёпа».
  • Фёдор Сологуб придумал «недотыкомку». (Возможно, слово народное, но если и так, то очень малоизвестное — у Даля его нет.)
  • Поэты-футуристы:
    • «Лётчик» и «изнемождённый» Велимира Хлебникова. Последнее склеено из «изнеможение» и «измождённый».
    • Маяковский сыпал неологизмами и окказионализмами, что твоя электроперцемельница. «Новогодие», «свинцовоночие», «планов громадьё» и прочие, и прочие. «Громадьё» таки ушло в народ.
    • Кардинально отличающийся от Маяковского эгофутурист Игорь Северянин также порождал «ветропросвист», «крылолёт» и прочий грезофарс. Впрочем, «бездарь» людям понравился.
  • Корней Чуковский придумал слово «канцелярит», похожее по звучанию на «санскрит» и «иврит». Однако, как он замечал, «это не язык такой, это болезнь языка». Так что тут поучаствовали ещё и «гайморит», «плеврит» и т. п.
  • Е. Замятин, «Мы» — частенько встречаются слова вроде «тумбоного» и «каменнодомовые».
  • А. И. Солженицын — целая масса неологизмов (или, может, редких областных слов), из которых в широкое употребление, впрочем, не пошло практически ничего. Пожалуй, единственное исключение - «зэк». Происходит от официальной аббревиатуры «з/к» и на самом деле произносилось «зэка́» (помните Высоцкого — «зэка Васильев и Петров зэка»?). Вкупе с «авторской орфографией» («мятель», «девченка», «в платьи» и т. д.) они способны разорвать мозг граммар-наци.
  • Аркадий Райкин озвучил со сцены придуманное (возможно, удачно подслушанное) Владимиром Поляковым слово «авоська» в значении «сумка из верёвок».
  • Григорий Климов, хотя и считал подобную склонность к словотворчеству и придумываю неологизмов чертой психически нездоровых людей и над тем же Солженицыным по этому поводу в своих «Протоколах советских мудрецов» изрядно поиздевался, сам на практике оказался не чужд этой мелкой человеческой слабости. Чего стоят только его фирменные словечки типа «гениоты» (словесный микс из слов «гений» и «идиот» соответственно, означающий что-то вроде специфического типажа сумасшедшего учёного либо «Человека Дождя», обладающего экстраординарными способностями своего мозга и в то же время умудряющегося попадать впросак в совершенно банальных повседневных ситуациях), «дурнаследы» (люди с дурной наследственностью), «евмиграция» (еврейская эмиграция), «еврриканцы» (маскирующиеся под американцев криптоевреи), «психвойна» aka «война психов» (образовано от распространённого в эпоху Холодной войны термина «психологическая война», тогдашнего синонима войны информационной или пропагандистской) и «легионеры»[1] в значении одного из синонимов понятия «дегенераты».
  • Творчество Юрия Никитина. Жвачник — телевизор, байма — компьютерная видеоигра (Никитин просто изуродовал варваризм «гейм» — game, а вместо «геймер» предложил говорить «баймер»), «эйнастия» — 1) некое зло, катаклизм (?); 2) очищение через ещё больший грех или через мучение/страх. Среди поклонников автора эти «особые слова» популярны. Среди всего остального народа — нет.

Неологизмы переводчиков[править]

Нередко иноязычный авторский неологизм стараниями переводчика оказывается вовсе не похож на то слово, которое им перевели, но в таком виде приживается том языке, на который текст был переведён. Бонусные очки, если слово из оригинала такой славы не приобрело.

  • Дина Орловская, конечно. Варкалось. Хливкие шорьки пыряли по маве. А также зелюки, бармаглот с брандашмыгом и далее по тексту.
  • Лилианна Лунгина, переводя книгу про Карлсона, породила (а соответствующий мультик дополнительно популяризировал) прекрасное слово «домомучительница». С бонусом, потому как в оригинале слово было более метким и хлёстким (по-шведски одно из значений фамилии bock — козёл; соответственно, Husbocken - как "домашний козёл", так и "кОзлы", в т.ч. "скамья для порки"), и широкого распространения не получило.

На других языках[править]

  • «Утопия» Томаса Мора — пожалуй, первопример, весьма интернациональна и давно уже не ассоциируется с оригинальным значением — «место нигде».
  • А самый интернациональный пример — «лилипут» Свифта. Звучание слова так хорошо подошло к образу маленьких человечков, что сейчас оно не воспринимается как придуманное.
    • Помимо этого ещё есть «еху» и «гуигнгнм». И много ещё чего…
  • В. Гюго, «Человек, который смеётся» — «компрачикос» (тропнеймер). Автор так назвал отвратительных типов, которые в Европе XII—XVIII вв. покупали или крали детей, уродовали их и продавали как шутов, акробатов, придворных карликов, певцов-кастратов и т. д. Такие «профессионалы» существовали и в реальной жизни.
  • Г. Уэллс, «Машина времени» — морлоки и элои. Первые этакие грубые орки, несут для вторых смерть, и недаром это слово созвучно с «Мордор», «Моргот» и русским «мор». Вторые изнеженны, и их название звучит нежно, напоминая не то об окончаниях имён ангелов в древнееврейском языке не то о женских именах.
  • «Новояз» Оруэлла и соответствующие ему речекряки — в первую очередь, наверное, «двоемыслие».
  • Джон Рональд Руэл Толкин, будучи выдающимся лингвистом, тоже не чужд был словотворчеству. Даже если не брать в расчет вошедшие в широкий обиход слова из изобретенных им языков (например, «квэнта»), можно вспомнить, например, «полурослик» («halfling»), популяризированное Толкином написание «Dwarves» вместо «Dwarfs», «Эвкатастрофа», «Мифопоэйя» и доставившее столько проблем переводчикам «Eleventy-one» (числительное, означающее число 111).
  • Из Гарри Поттера к нам пришло слово «маггл». Раньше это было английское жаргонное слово, означающее человека без высокой квалификации, но, начиная с «Гарри Поттера», закрепилось за не-волшебниками.
  • Джеймс Джойс целую книгу написал, состоящую практически полностью из авторских неологизмов — «Поминки по Финнегану». В научный обиход оттуда вошли термины «кварк» и «мономиф».
  • Урсула Ле Гуин придумала «ансибль» (и прибор, и слово для него). После этого ансибль вошел в космическую фантастику.
  • «Лолита» Набокова — «нимфетка». Правда, распространения оно не получило, вместо этого нарицательным стало имя заглавной героини.

Театр[править]

  • Карел Чапек придумал слово «робот» (от чешск. robota — рабство, подневольный труд). Вернее придумал его брат, художник Йозеф, а сам Карел вставил его в пьесу и изначально оно обозначало искусственных людей.

Кино[править]

  • Конечно же, «Кин-дза-дза!» с её «ку», «гравицаппой» и «КЦ». А слово «пепелац» так и вовсе стало нарицательным для всяческих «антилоп-гну».

Веб-комиксы[править]

Видеоигры[править]

  • «Вангеры» — настолько непохожая на что-либо человеческое вселенная требует собственных слов. В игре можно давить бибов, расстреливать вонючки из махотина, возить нимбос из Подиша в Инкубатор и флегму по обратному маршруту, участвовать в Элирекции, выполнять табутаски, ездить на Глоркс за нюхой… где мы и попадаемся в руки гадким бибуратам, которые устраивают нам РаБикацию, запихивают в раффу и цепляют на нас раббокс. И это только начало безумия!

Настольные игры[править]

Примечания[править]

  1. От библейского выражения «имя мне легион» — в этом контексте слово «легионер» можно также понимать как «одержимый» или «бесноватый».