Ё-моё, молоко не моё!

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Бывает же так, что есть один персонаж (зачастую козёл с золотым сердцем или рыцарь в ржавых доспехах), который делает другому что-нибудь приятное или даже выручает из беды, но отказывается потом это признавать и делает вид, что всё вышло случайно, а он здесь ни при чём? Эта статья как раз о таком явлении.

Во втором случае фраза вполне может быть аналогом поговорки «Моя хата с краю, я ничего не знаю». Например, кто-нибудь не хочет делать что-то полезное для постороннего, а когда нужна помощь ему самому, начинает ненавязчиво так подкатывать и строить невинные глазки, даже если тот говорит: «Какого хрена я в прошлый раз не получил ничего?».

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Маленькие женщины»: тётушка Марч — неприятная и брюзгливая старушенция с лёгким оттенком деспотизма в характере, а «её советы вызывают отчётливое желание противоречить даже у самых кротких и незлобивых людей». И несмотря на то, что она души не чает в племянницах, ни одна них не слышала от неё ласкового слова. Однако именно эта «карга» подарила Эми золотое кольцо с бирюзой в награду за хорошее поведение, передала Мег на свадьбу целый ворох разного белья и завещала Джо большое поместье Пламфильд.
  • «Энн и долина Радуг» из цикл М. М. Монтгомери: второй случай. Две сестры когда-то поклялись не выходить замуж, чтобы не расставаться. Одна из них полюбила, причём взаимно, получила предложение руки и сердца. А сестра приказала ей вспомнить клятву и отказать жениху. Что ж, та подчинилась. Но вскоре уже другая собралась замуж и спокойно заявила, что эта клятва — пустяки и надо о ней забыть. У первой случился разрыв шаблона от таких двойных стандартов.
  • «Гарри Поттер»: крутой козёл Аберфорт спас трио главных героев от облавы Пожирателей Смерти и укрыл в своём кафе, а затем пошёл к ним и покрыл такой бранью, что неудивительно, если бы им захотелось прибить его на месте.
    • С фитильком — и сам Альбус Дамблдор. Усиленно делает вид, что Гарри ему нужен только как фигура на доске, да и то — предназначенная для гамбита. Хотя в этом случае самым логичным было бы убить Гарри сразу же после обнаружения в Годриковой Впадине — крестраж, как-никак. Во имя общего блага!
      • Как раз заставить Волдеморта самостоятельно уничтожить живой крестраж, даже не подозревая о том, что собой представляет Гарри, — самый логичный вариант.
  • «Таня Гроттер»: Гробыня никогда не признаёт, что сделала что-то хорошее для своей заклятой подруги Тани. Но это только до последних книг.
  • «Альтист Данилов»: будучи судим демонами за то, что творил на земле добро, Данилов оправдывается, пытаясь представить свои поступки в ином свете. Так, по его словам, тот факт, что он при помощи демонического могущества отучил ругаться соседского попугая, объяснялся тем, что попугай произносил матерные слова не в надлежащей тональности!
  • Мэри Поппинс отказывается признавать, что имела хоть какое-то отношение к изгнанию Юфимии Эндрю, сделав «виновными» детей. Впрочем, отец им за это очень благодарен. А впоследствии, когда дети отдают Мэри полученные от него деньги, решив, что так будет справедливо, она их таки берёт. В пересказе Заходера, кстати, этот эпизод сокращён. Майкл и Джейн получают не деньги, а сласти, и не делятся ими с няней.

Кино[править]

  • «Малефисента»: заглавная героиня в последний миг зачаровала дерево, чтоб трёхлетняя Аврора не навернулась с обрыва, а потом делала вид перед Диавалем, что «просто рука дёрнулась». И она же спасла юную принцессу от осаждающих стену рыцарей, которые приняли её за саму Малефисенту.

Телесериалы[править]

  • «Папины дочки»: Маша и Даша (особенно последняя) нередко стыдятся своего родства и считают чрезвычайно стыдным выказывать привязанность друг к другу. И всё это резко контрастирует с тем обстоятельством, что в трудную минуту они всегда заодно.
  • «Однажды в сказке»: когда Белль стала экономкой Румпельштильцхена, он не желал признавать, что привязывается к ней, и выкручивался, увиливая от прямых вопросов всяческими способами.

Телевидение[править]

  • «Уральские пельмени» — эпизод-кодификатор «Царевна-корова». Здесь ярко выраженный второй случай. Корова-Ярица не захотела (по сюжету) давать молоко, а позже подкатывает к курице-Рожкову со словами: «Надюша, я тут давеча нагрубила… была неправа… Насчёт молочка-то предложение в силе?» Разумеется, он получает закономерный отлуп от жабы-Соколова: «А ты, Зоечка, отвянь. Мы к тебе, значит, подошли почти как люди, а ты поступила как скот! <…> Ё-моё, молоко не моё!.. А как, извините, яйцами запахло — всё, тут как тут!»