Фильмы Гайдая/Иван Васильевич меняет профессию

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Иван Васильевич меняет профессию» — кинокомедия, снятая в 1973 г. Леонидом Гайдаем по мотивам пьесы М. Булгакова «Иван Васильевич» с переносом действия из 1930-х в 1970-е гг. Фильм по праву вошёл в золотой фонд советского кинематографа и был растащен на цитаты. Не меньше полюбились народу и песни: «С любовью встретиться» («Звенит январская вьюга»), «Кап-кап-кап» («Маруся»), «Разговор со счастьем» («Счастье вдруг — в тишине…»). «Агата Кристи» даже вставила в песню «Сказочная тайга» парафраз мелодии «Звенит январская вьюга» (подсвечено в клипе). В фильме звучит и реальная народная песня «То не сильная туча затучилась…», посвящённая разгрому крымского хана Девлета «Собака-Крымский царь» Гирея I в 1572 г. под Молодями.

По жанру это эксцентрическая комедия, которую подпирают (псевдо)исторический жанр и научная фантастика (хронофантастика). Молодой инженер Шурик Тимофеев (Александр Демьяненко) изобрёл машину времени. Он испытал её в компании управдома Ивана Васильевича Бунши (Юрий Яковлев) и обаятельного квартирного вора Жоржа Милославского (Леонид Куравлёв), который вторгся в квартиру соседа Шурика, зубного врача Антона Семёновича Шпака (Владимир Этуш). Они отправивились в эпоху Ивана Грозного. Из-за поломки царь (разумеется, его тоже играет Яковлев) оказался в СССР, а как две капли воды похожий на него Бунша — в Московии. Первый пытался осознать незнакомый мир, попутно разбираясь в отношениях ушедшей от Шурика жены Зины и её ухажёра, режиссёра Якина, а второй в меру своих скромных сил выдавал себя за царя, стараясь не попасться под вооружённую горячую руку стрельцам. В конце выяснилось, что большая часть фильма, кроме пролога и эпилога, - сон Шурика.

Милая деталь: в мультсериале «Маша и Медведь» (48-я серия «Пещерный медведь») Медведь из разных старых вещей воссоздал эту машину времени, причем действующую.

Тропы и штампы[править]

  • Ай, молодца! — Шурик пригласил в свой дом вора Милославского (хоть это и происходит во сне, но намекается, что так же он бы поступил и в реальной жизни).
  • Балласт — Бунша. Забавен, но в целом ведёт себя довольно пассивно, предоставляя Милославскому отдуваться за них обоих.
  • Блестящий неканон — Гайдай напихал дополнительных пародийных моментов (из них некоторые даже были зарублены цензурой как наглая политота антисоветская пропаганда).
  • Гик и красавица — очкарик-инженер Шурик и его ослепительная жена-актриса Зина.
  • Гурман-порно. «Икра черная… икра красная… да! заморская икра — баклажанная!». Да и вообще все, появившееся на столе после фразы «Царь трапезничать желает!».
    • Педаль в пол: на съёмках все яства были не бутафорские, а настоящие, и не политые керосином, а вполне съедобные. И покупал их Гайдай на свои деньги (сметой такое пиршество не было предусмотрено). Ох и угостилась съёмочная группа! Её участники это на всю жизнь запомнили.
    • Анахронизм: в те времена красную икру ещё не возили к царскому двору, а потребляли в местах вылова.
    • Импровизированное оружие — в его роли побывали и икра всех видов, и метательные яблоки…
  • Кармический Гудини — Милославский. Изначально была снята сцена, как сбежавшего было Жоржа арестовывает милиция на речном трамвайчике. Впоследствии Гайдай от этой сцены отказался — тут-то из Жоржа и получился сабж.
  • Королева бреется — с фитильком: Жорж, чтобы гарантировать, что на момент проникновения в квартиру Шпака хозяина не будет дома, позвонил в поликлинику и говорил женским голосом.
  • Крокодилушка. «Горе мне, окаянному душегубцу!» — восклицает царь, терзаемый совестью и страхом перед «демонами». Убедившись, однако, что Шурик «не демон», Иван Васильевич вскоре чуть не отправляет на тот свет Ульяну Андреевну (жену Бунши) и Шпака. Это очень неприятные люди — но смертной казни всё же не заслужили! Хорошо хоть, они — персонажи доброй комедии, а потому успели сбежать.
  • На тебе!. Кинорежиссёр Карп Савельевич Якин — карикатура на Ивана Пырьева, склонного к снобизму и чрезмерному апломбу, а также панибратству с актёрами. Особенно показательна сцена «Я не узнаю вас в гриме. Кто же вы?.. Юрий Никулин?.. Нет. Сергей Бондарчук?.. Нет. Ах боже мой, Иннокентий Смоктуновский!! Кеша!..»
    • Якин вворачивает в речь французское выражение («профессьон де фуа!»). Это импровизация Михаила Пуговкина, который решил уязвить мосфильмовских цензоров тем, что по их милости так и не сыграл роль своей мечты — профессора Амвросия Выбегалло (экранизация «Понедельника…» была запрещена ещё на стадии кастинга).
  • Невезучий изобретатель — Шурик. Машина времени, увы, не работает. Единственное, что она может сделать — это устроить перегрузку электрической сети.
  • Не в ладах с историей — субверсия. При знакомстве с произведением кажется, что автор налажал, но… Да, это только кажется! В начале фильма говорится, что он «не совсем реалистический, не научно-фантастический и не строго исторический». Кроме того, все связанные с путешествием во времени события приснились главному герою. Но тем не менее сон получился весьма далек от исторических реалий:
    • В сцене допроса милиционерами Грозный утверждает, что родился в 1533 году от Рождества Христова. Но, во-первых, первый русский царь родился в 1530 году от Р. Х., а, во-вторых, тогда считали года от сотворения мира (за 5508 лет до Р. Х.). Обоснуй: Шурик, объяснив царю, что он попал в будущее, назвал, естественно, год от Р. Х. Царь, зная о принятом здесь летосчислении, переводит дату в него, почему и уточняет. Кстати, при пересчёте вполне мог и ошибиться на три года.
    • Безбородые стрельцы. Задолго до Петра I! Зато они стреляют в Буншу и Жоржа из луков, хотя в действительности имели огнестрельное оружие — пищали.
    • Во времена Грозного знать говорила на старославянском, а простые стрельцы — на старорусском, но в фильме речь персонажей современная. Обоснуй: всё происходящее — сон Шурика.
    • Скипетр и держава в руках Бунши, и. о. царя. В реале они появились лишь в XVII в.
    • То же самое — про «икру заморскую, баклажанную».
    • И про трёхперстное крестное знамение в сцене с лифтом («Замуровали, демоны!»). До патриарха Никона и его реформ.
      • Не факт. Есть версия, что до Никона на эти мелочи просто не обращали внимания и пользовались обоими способами.
        • Так и было… только не до Никона, а как раз до Грозного. В 1551 г. Стоглавый собор постановил: «чтобы себя огражали крестным знамением по чину и знаменовалися крестообразно… большей палец да два нижний перста воедино совокупив, а верхний перст с середним совокупив, простер и мало нагнув… Иже кто не знаменуется двема персты, якоже и Христос, да есть проклят» (Стоглав, гл. 31). Никонианство не вызвало бы столько возмущения, если бы не отменяло уже утвержденные догматы, за отступление от которых с XVI в. анафематствовали.
    • На вопрос Бунши «Простите — Ваше имя, отчество?» царица отвечает: «Марфа Васильевна я…». Это может быть только Марфа Васильевна Собакина, пробывшая женой Ивана IV Грозного всего 15 дней. Таким образом, Милославский и Бунша находились в древней Москве в один из дней между 28 октября и 12 ноября 1571 года. 13 ноября Марфа Васильевна Собакина умерла. Однако действие фильма происходит явно летом. Кроме того, известно, что практически сразу после заключения брака Марфа тяжело заболела и едва ли участвовала в пирах, будучи царицей.
      • Кстати, в указанный период времени резиденцией Грозного была Александрова слобода (нынешний Александров), а Москва представляла собой пепелище — после успешного набега крымского хана. Нехилую ответку (битва при Молодях) крымцы получили почти через год после указанной даты — и именно в связи с этой победой была сочинена звучащая в фильме песня «То не сильная туча затучилась…»
    • Убегая от стражников, Бунша присаживается напротив статуи Иисуса Христа в стиле пермской деревянной скульптуры, возникшей, как считают, не ранее XVII в. и в Москве не распространённой.
    • В сцене, где Бунша и Жорж убегают от стражи, Кремль белый, хотя красным Кремль сделал ещё Иван III. Обоснуй: вообще-то его белили ещё в XIX в. Другое дело, что Кремль показанная локация не напоминает никоим боком.
    • В одном из фрагментов под ногами Жоржа и Бунши чётко просматривается каменная брусчатка.
  • Одинаковые имена — царь и управдом Иваны Васильевичи. И в первоисточнике — пьесе М. Булгакова «Иван Васильевич» — тоже. А вот в пьесе «Блаженство» Бунша-Корецкий и не похож на Ивана Грозного, всю дорогу просидевшего на чердаке, и зовут его Святослав Владимирович.
  • Первый гражданин: «Очень приятно, здравствуйте, царь» ©.
    • И если вглядеться в кадры подписания указа «послать войско выбить крымского хана с Изюмского Шляха», можно заметить, как Бунша после некоторых колебаний подписал документ как… «и.о. царя». Чем себя и выдал, и… самозванца поневоле разоблачили очень быстро «Войско взбунтовалось! Говорят, царь — не настоящий!»
  • Простреленная шляпа:
«

— Ой, как они кричат…
— Они не могут кричать, они давным-давно покойники!
стрела вонзается в шляпу Ивана Васильевича Бунши.
— Видали, как покойники стреляют?

»
— Сцена с проникновением лжедемонов во дворец
  • Разрушение четвёртой стены — неоднократно. Жена Шурика перед тем, как сказать ему о разводе, разговаривает со зрителями. Жорж Милославский четыре раза: 1. «Граждане, храните деньги в сберегательной кассе…»; 2. «Смотрит, проклятый»; 3. «Никогда ещё свидетелем не приходилось быть»; 4. «Во дурак». Он отыграл троп апарт буквально, по-театральному, озвучив свою мысль.
  • Ревность — это смешно: Шурик в финале — по контрасту с тем, как мужественно он себя вёл в собственном сне.
    • Одно дело потерять прелестную, но дурочку с ветром в голове, как Зина во сне, другое — такую милую и заботливую девушку, как Зина наяву. Так что реакция Шурика «в реале», казалось бы, совершенно естественна…
    • Но в реале Шурику явно нечего опасаться потерять Зину. Она ему, хорошему парню, верна-предана (хотя он заучка и прожектёр, а она востребованная актриса), и даже никакого режиссёра Якина нет. Так что недостаток уверенности в себе у Шурика налицо — это видно, если сопоставить многие моменты из его сна (где он видится себе очень крутым) с моментами из его жизни наяву (где его возможности скромнее).
  • Самозванец — не только Бунша, но и Жорж:
«

Дьяк Феофан: Не гневайся, боярин, не признаю я тебя. Али ты князь?
Жорж Милославский: Пожалуй, князь! А что тут удивительного?

»
— Милославские – реально существовавший дворянский род[1]
  • Самоубийственно выглядящий прыжок — комичная субверсия. Жорж только изобразил, что собирается прыгать, а стрельцы поверили и один за другим сиганули с крыши.
  • Свидетель — Шурик предлагает Милославскому стать свидетелем его научного эксперимента, тот с радостью соглашается, говоря: «Вот свидетелем еще не приходилось быть».
  • Смешно коверкает песню — Бунша, упившись до потери лица, высказывает «монаршье» недовольство репертуаром гусляров-песельников и велит им спеть что-нибудь «модное, современное, актуальное» — например, энтинского «Антошку» из мультальманаха «Весёлая карусель». Для примеру Бунша пытается процитировать это произведение… Лучше бы он не пытался. На лицах царской свиты — недоумение. По неизвестным причинам Гайдай терпеть не мог эту классическую детскую песенку.
  • Стагнатор. Иван Грозный: «У меня вот тоже один такой был — крылья сделал. Я его на бочку с порохом посадил, пущай полетает».
  • Ужас у холодильника — «Бориску на царство?»: интересно, в какую сторону повернется история отечества, ежели вернувшийся в своё время Иван Грозный прикажет казнить Бориса Годунова? (С фитильком), потому что события произошли во сне.
  • Фефекты фикции — у Бунши сюсюкающая шепелявость, лёгкая, но заметная.
  • Халиф на час — Бунша.
  • Шрамы от цензуры. Изначально Бунша, изображая из себя царя, говорил шведскому послу «Мир и дружба!». Заставили заменить на «Гитлер капут!». Изначально Милославский отвечал на вопрос Бунши «За чей счёт банкет, кто оплачивает это изобилие?» — словами «Народ, батюшка, народ». Заставили заменить на «Во всяком случае, не мы».
  • Это часть представления — когда в перебранку Зины и Якина с патетической речью встревает Иван Грозный, режиссёр наивно полагает, что идёт репетиция, и пытается угадать, кто же из актёров скрывается под гримом царя.
    • Парадокс славы — Якин называет несколько имён знаменитых советских актёров (Юрий Никулин, Сергей Бондарчук, Иннокентий Смоктуновский). Юрия Яковлева не называет!
    • Шутки ради: Якин пытается общаться с Грозным на старославянском («Паки-паки! Иже херувимы! Житие мое…»), но тот его обрывает: «Какое житие твое, пёс смердящий?! Посмотри ты на себя! „Житие“!». А всё потому, что Якину в значении «Жизнь моя…» следовало сказать «Живот мой», а «житие» бывает только у царей и святых.

Цитаты[править]

Александр Сергеевич Тимофеев, он же Шурик[править]

  • «Когда вы говорите, Иван Васильевич, впечатление такое, что вы бредите.» (Обращаясь к Бунше)
  • «Вы думаете, что я хочу вас отравить?! Дорогой Иван Васильич, у нас это не принято. И кильками в наш век отравиться гораздо легче, нежели водкой, — пейте смело!»
  • «А боярыня моя со своим любовником Якиным на Кавказ сегодня убежала.»

Иван Васильевич Бунша[править]

  • «Ошибаетесь, уважаемый, это дело общественное. Вы своими разводами резко снижаете наши показатели.»
  • «Товарищ Тимофеев, за стенку ответите по закону! Видал, какую масыну изобрели!»
  • «Меня терзают смутные сомнения: на вас точно такая же замшевая импортная куртка, как у Шпака!» (Бунша подозревает Милославского)
  • «Меня опять терзают смутные сомнения… У Шпака — магнитофон, у посла — медальон.» (Бунша снова подозревает Милославского)
  • «Если хотите знать, нам, царям, за вредность надо молоко бесплатно давать! Журнал „Здоровье“ так прямо и указывает: нервные клетки не восстанавливаются.» (В пьяном состоянии на пиру)
  • «Эх, Марфуша, нам ли быть в печали?»
  • «Я требую продолжения банкета!»

Жорж Милославский[править]

  • «Видел чудеса техники, но такого!»
  • «Я — артист больших и малых академических театров; а фамилия моя — фамилия моя слишком известная, чтобы я её называл!»
  • «Минуточку! Если ты ещё раз вмешаешься в опыты академика и станешь на пути технического прогресса, я тебя!..»
  • «Положь трубку!.. Задавлю, шляпа!»
  • «Были демоны, — мы этого не отрицаем. Но они самоликвидировались. Так что прошу эту глупую панику прекратить!» (Обращаясь к дьяку Феофану и стрельцам)

Иван Васильевич Грозный[править]

  • «Замуровали… замуровали, демоны. Вот что крест животворящий делает!» (В лифте)
  • «Здрав буди, боярин. <…> Клюшница водку делала?[2]»
  • «Ты такую машину сделал? <…> У меня вот тоже один такой был — крылья сделал. <…> Что „ну-ну“? Я его на бочку с порохом посадил, пущай полетает, ха-ха.»
  • «Какого Бориса-царя?! Бориску?! <…> Бориску — на царство?! <…> Так он, лукавый, презлым заплатил за предобрейшее?! Сам захотел царствовати всем володети?! Повинен смерти!»
  • «Ты пошто боярыню обидел, смерд?!» (Обращаясь к Якину)
  • «Эх, красота-то какая! Лепота!» (Смотря на современную Москву)
  • «Оставь меня, старушка, я в печали…» (Обращаясь к Ульяне Андреевне)

Антон Семёнович Шпак[править]

  • «А меня же, Зинаида Михайловна, обокрали. Собака с милицией обещала прийти.»
  • «Эта роль ругательная, и я прошу её ко мне не применять! Боже мой, ну и домик у нас! То обворовывают, то обзываются… а ещё боремся за почётное звание „дома высокой культуры быта“, — это же кошмар, кошмар!»
  • «Позвольте, вы не хулиганьте!.. Что это ещё за пьяные выходки?! Я на вас жалобу подам… коллективную!» (Возмущенный Шпак на действие Ивана Грозного, совершенные в его сторону)
  • «Алло, милиция? Милиция? Это говорит сегодняшний обокраденный Шпак… а я не по поводу кражи, — у нас здесь дело почище — инженер Тимофеев в свою квартиру живого царя вызвал!..[3] Я непьющий… С кинжалом! Холодное оружие!.. Даю честное благородное слово. Жду!» (Шпак звонит в милицию)
  • «Всё, всё, шо нажил непосильным трудом, всё же погибло! Три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка замшевая… Три. Куртки. И они ещё борются за почётное звание „дома высокой культуры быта“, а?..» (Шпак жалуется розыскной собаке)

Другие персонажи[править]

  • «Алло! Анюта? Ты себе не представляешь: я сейчас улетаю в Гагры! С самим Якиным! <…> Алло! Галочка? Ты сейчас умрёшь, потрясающая новость! Якин бросил свою кикимору, ну, и уговорил меня лететь с ним в Гагры! <…> Алло! Вава? Ты сейчас упадёшь!» (Любовница Якина хвастается своим подружкам по телефону)
  • «И всё-то ты в трудах, всё в трудах, великий государь, аки пчела!» (Царица Марфа Васильевна)
  • «Войско взбунтовалось! Говорят, царь — ненастоящий!» (Боярин, узнав что на месте царя — самозванцы)
  • «И тебя вылечат… и тебя тоже вылечат… и меня вылечат…» (Ульяна Андреевна)
  • «Чао!» (Кошка Тимофеева)

Диалоги[править]

« Милославский: Эврика!!! Царские шмотки!.. Одевайся. Царём будешь!
Бунша: Ни за фто!
Милославский: Одевайся, убью!
»
« Тимофеев: А где царь?
Шпак: Закусывать надо!
»
« Милославский: Интурист хорошо говорит!..
Бунша: А что он говорит, конкретно что?
Милославский: А пёс его знает!.. Феденька! Надо бы переводчика…
Феофан: Был у нас толмач-немчин. Ему переводить, а он лыка не вяжет. Мы его в кипятке и сварили.
Милославский: Нельзя так с переводчиками обращаться.
Шведский посол: (о Кемской волости ) …schwedische Armee erobert hat!
Милославский: Отвечай что-нибудь. Видишь, человек надрывается…
Бунша: Гитлер… капут!
Милославский: Продолжайте, мистер посол, мы с вами совершенно согласны!
Шведский посол: Kemska wolost!
Милославский: Правильно, совершенно пр… (замечает на груди посла богато украшенный орден) …совершенно правильно!.. (натягивает перчатки)
Бунша: Послушайте… товарищ! Товарищ, можно вас на минуточку? Хотелось бы, так сказать, в общих чертах понять, что ему нужно.
Феофан: Да понять его, надёжа-царь, немудрено: они Кемскую волость требуют. Воевали, говорят, так подай её сюда!
Бунша: Что-что? Кемская волость?
Шведский посол: Oh, ja, ja, Kemska wolost! Oh ja, ja!
Бунша: Да пусть забирают на здоровье, я-то думал, Господи!
Феофан: Как же это так, кормилец?!
Бунша: Царь знает, что делает! Государство не обеднеет. Забирайте!.. Забирайте!
Милославский: Не вели казнить, великий государь, вели слово молвить! (шёпотом) Да ты что, сукин сын, самозванец, казённые земли разбазариваешь?! Так никаких волостей не напасёшься!
Шведский посол: Так что передать мой король?
Милославский: Передай твой король мой пламенный привет!
Шведский посол: А Кемска волост?
Милославский: Такие вопросы, дорогой посол, с кондачка не решаются. Нам надо посоветоваться с товарищами… Зайдите на недельке.
»
— Сцена со шведскими послами
« Бунша: Минуточку! За чей счёт этот банкет? Кто оплачивать будет?
Милославский: Во всяком случае, не мы.
»
« Иван Грозный: Смерд!!!
Шпак: От смерда слышу!
Иван Грозный: Холоп!!!
Шпак: Щас милиция разберётся, кто из нас холоп!
»
« Иван Грозный: Да ты скажи, какая вина на мне, боярин?
Лейтенант милиции: Тамбовский волк тебе боярин! Квартиру Шпака вы брали?!
Иван Грозный: Шпака?
Лейтенант милиции: Да!
Иван Грозный: Казань брал, Астрахань брал, Ревель брал… Шпака н-не брал.
»
— Допрос Ивана Грозного безымянным лейтенантом милиции

Примечания[править]

  1. Стали боярами в 1647 г. после женитьбы царя Алексея Михайловича на Марии Ильиничне Милославской; князьями не были никогда. Впрочем, что ещё более странно, дьяк Феофан не удивляется внезапному княжескому достоинству самозванца-Милославского. Вероятно, Булгаков (а в рамках сеттинга спящий изобретатель Тимофеев) объединил московских дворян Милославских с князьями Мстиславскими, которых, по сугубой знатности, ни Грозный, ни его преемники никогда не вешали на собственных воротах
  2. Часто употребляется в уничижительном контексте. А зря, ключница, хоть и была формально холопкой, являлась одним из самых приближённых к царю людей: ей были доверены ключи от дворцовых складов и погребов, фактически, она выполняла роль дворцового завхоза. Да и личная зависимость в данном случае давала множество преимуществ, вплоть до права посылать куда подальше даже бояр, поскольку её хозяин — царь, вот с ним пусть и разговаривают. В общем, водка, выделанная ключницей — типичный образец укипаловки. Правда, скорее всего, слово „водка“ тогда обозначало совсем не то же, что сейчас: если верить Похлёбкину, этим словом в те времена называли лекарственные настойки на спирту.
  3. Можно отметить, что исходно, в пьесе Булгакова, этот момент был заметно темнее и острее, репрессии же на дворе, да и цари не так давно кончились