Иронический эрратив

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Иронический эрратив — неправильное написание какого-то слова из неуважения к тому, что это слово означает, и желания насмехаться над его смыслом. Например, сверхценный бред какого-нибудь сумасшедшего фанатика адекватный человек может назвать «Выликой Ыдеей» (не Великой Идеей, а Выликой Ыдеей).

Другой вариант, появившийся относительно недавно — слитное написание без орфографических ошибок. Примеры: ноэтожесовсемдругое дело, онжеребёнок, яжемать, самадуравиновата.

Не следует путать с языком падонкофф, хотя намеренные ошибки могут быть похожими. См. также Ошибка нарочно.

Где встречается

Литература

  • И. С. Тургенев, «Отцы и дети» — «Павел Петрович, когда сердился, с намерением говорил: „эфтим“ и „эфто“, хотя очень хорошо знал, что подобных слов грамматика не допускает. В этой причуде сказывался остаток преданий александровского времени. Тогдашние тузы, в редких случаях, когда говорили на родном языке, употребляли, одни — эфто, другие — эхто: мы, мол, коренные русаки, и в то же время мы вельможи, которым позволяется пренебрегать школьными правилами».
    • Внук декабриста, князь Сергей Михайлович Волконский (1860—1937), упомянул в воспоминаниях, что именно так разговаривала его бабушка — впрочем, в данном случае без всякой иронии. Просто она — утончённая аристократка, дочь Александра Христофоровича Бенкендорфа — училась русскому языку почти исключительно от домашней прислуги, т. е. от крепостных. Родным её языком был скорее французский.
  • У Стругацких один из персонажей, весьма критически относящийся к идее сверхсветовых межзвездных перелетов, называет их «тирьямпампацией» (иронический эрратив от «телепортация»). Слово прижилось и зажило своей жизнью, например, у нас на ресурсе.
  • В одном рассказе Шукшина выведен чудак (как любил выражаться сам Шукшин — «чудик»), который написал труд «О государстве» и с этим трудом под мышкой гулял со своей маленькой дочкой. Он крупно поссорился с незнакомыми ему гражданами и гражданками, в частности, обвинив какую-то тётку в том, что она настолько малограмотна — напишет-де не «государство», а «гасударство», если возьмётся написать это слово. Ссора нарастала, в неё вовлекались всё новые люди… В конце концов чудика задержала милиция и повела в отделение. А он при этом с сарказмом кричал (поскольку один из ментов нёс его труд): «Смотрите все! Меня ведут! А сзади несут чявой-то про гасударство!».
  • ПЛиО: северные горцы, не слишком-то тепло относящиеся к культу Р’Глора, называют это божество «Рахлу».
  • «Хонсепсия» Андрея Легостаева — пародия на всевозможные теории заговора и псевдоисторические произведения. В данном случае эрративом является само название рассказа.

Интернет

  • На сайтах, посвящённых фанфикам, к самым молодым и талантливым представителям легиона МТА нередко применяется аббревиатура ЙА. Зигзаг: расшифровывается она как «йуный аффтар» и изначально происходила как раз из езыга падонкофф. Однако среди фикрайтеров такое написание прижилось именно как иронический эрратив и недвусмысленно намекает на грамотность, словарный запас, высокий стиль и уровень владения языком у большинства таких авторов.
  • СВЯЩЕННЫЙ АХРЕДУПТУСЪ состоит из таких ошибок чуть менее чем полностью: «… по заблужЫдению были Ебзычниками и молились Пердуну».
  • Смежный с эрративным сленгом пример — ироническая транслитерация: «десигнер», «гамер», «роцк». Используется для высмеивания личностей или предметов, претендующих на какой-то статус, но абсолютно ему не соответствующих. Например, творчество провинциального ансамбля, тщетно пытающегося подражать рок-сцене, могут назвать «роцк-музыкой».
  • Eugen Buchweizen и его неповторимые, глумливо-циничные копипасты.

Реальная жизнь

  • По одной из версий выражение окей/OK происходит от «Oll Korrekt», т. е. «всё правильно», записанное неправильно еще президентом Вашингтоном. По другой, ОК обозначает армейское «zero killed».
    • Хотя есть и более правдоподобная версия (обратимся к Википедии): «Сочетание langue d’oc буквально означает „язык ок“: oc — южнофранцузский вариант произнесения частицы „да“, в противоположность северофранцузскому oïl (современное oui)».