Сага о ведьмаке

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Wiedźmin»)
Перейти к: навигация, поиск
Balalaika-videoinspector.jpegБалалайка докладывает:
Posmotre.li вынуждена минимально (предельно кратко, без подробностей) затрагивать острые, неприятные исторические факты, если без их упоминания не будет понятен культурный и исторический контекст рассматриваемого произведения. Но не надо превращать статью в трибуну для речей в защиту той или иной группы — как и в рупор нападок на ту или иную группу.
Обложка первой книги

Сага о ведьмаке (официальный русский перевод оригинального названия Saga o wiedźminie) — цикл романов в жанре фентези за авторством польского писателя Анджея Сапковского. Помимо самой книжной серии, по данной вселенной существует множество разного контента, из которого самым известным является трилогия компьютерных игр в жанре CRPG.

История создания[править]

  • Первый рассказ Дорога без возврата (о встрече бывалого наёмника и могущественной чародейки) был написан в 1988 году. Первоначально Сапковский не планировал, что он будет относиться к саге о Геральте, но после изменил свое решение. Главные герои «Дороги без возврата» были утверждены в каноне, как родители ведьмака (охотника на чудовищ) Геральта.
  • Впоследствии появился нашумевший рассказ Ведьмак — о том, как Геральт победил и расколдовал Адду-упырицу, малолетнюю королевскую дочь.
  • А затем стали рождаться идеи сиквелов, приквелов… и постепенно была написана целая фэнтезийная сага, состоящая из семи книг и завершённая в 1998 году. Первые две книги («Последнее желание» и «Меч Предназначения») были сборниками рассказов, сюжетно связанных между собой, и первый из двух сборников, строго говоря, начинался с рассказа Ведьмак. Обе первых книги даже иногда издавались под одной обложкой и под общим названием «Ведьмак». Последующие книги (начиная с сиквела «Меча Предназначения» — Кровь эльфов) были толстыми романами, делящимися на главы.
  • Помимо этого был написан шуточный рассказ Что-то кончается, что-то начинается — в нём как бы ставилась окончательная точка (события всех книг, вроде как, уже позади), но вместе с тем события этого рассказа подавались не как «однозначный канон», а как «хотите верьте, хотите нет…».
  • В 2013 году дополнительно вышла книга-интерквел Сезон гроз, события которой происходят незадолго до первого раcсказа сборника Последнее желание[1] (книга заканчивается на том, как Геральт выезжает ко двору Фольтеста на борьбу с упырицей).

Исторические параллели и аналогии[править]

Первые две книги представляют из себя сборники небольших рассказов, часть из которых является своеобразными интерпретациями известных народных сказок — «Белоснежка и семь гномов», «Красавица и чудовище», помимо этих, упоминаются и многие другие. Примерно с третьей книги повествование становится цельным.

Мир, в котором происходит действие, напоминает средневековую Европу, между многими королевствами можно провести вполне прямые аналогии, у некоторых даже гербы совпадают. Например, Темерия отождествляется с Францией, Редания с Англией, Нильфгаардская империя — смесь Римской Империи, первого и третьего Рейха, острова Скеллиге — смесь Шотландии и Скандинавии, Зеррикания — Африка, Офир — восточные страны. Впрочем, большинство реалий взяты из средневековой Польши и Речи Посполитой: войты и старосты, управляющие деревнями, отношения вассалов и сюзеренов, дворянская вольница и прочее.

Но, несмотря на общий средневековый антураж, многие другие элементы, костюмы, балы, технический прогресс, познания в науках скорее относятся к эпохе позднего Возрождения, а порой ведут себя и разговаривают персонажи практически как современные люди.

Большинство существ, обычаев и поверий, описанных в саге, почти целиком и полностью относятся к европейскому фольклору, в частности к западно-славянскому. Черт, бес, леший, игоша, стрыга так или иначе относятся к славянской мифологии.

Фэнтезийные элементы[править]

Магия в мире Ведьмака имеет непосредственное значение. Теоретически ей может выучится любой, но реально ей хорошо владеют только чародеи, друиды, священники и ведуны. Ведьмаки тоже используют в своей практике простейшие заклинания, но не делают на волшебстве особого акцента. Возникла она в результате события, известного под названием «Сопряжение сфер», вместе с которым в мир Ведьмака проникли чудовища и люди. До этого в мире жили эльфы[2], краснолюды, гномы, низушки и другие нечеловеческие расы. Люди в войне быстро вытеснили эльфов с их мест обитания, именно по этой причине напряженность между расами никогда не ослабевает, а угнетаемые нелюди ведут партизанскую войну на территории королевств Севера.

Кроме того, из-за появления в мире различных чудовищ, многие из которых крайне опасны, был создан особый вид солдат — ведьмаков, мутантов, чьи тела изменены с помощью особых трав и эликсиров. Благодаря этому ведьмаки обладают улучшенными рефлексами, повышенной физической силой, способностью видеть в темноте, и благодаря этому способны бороться с чудовищами. Обучение, превращающее человека в ведьмака, крайне жесткое. Мальчиков для этого отбирают с детства, в течение долгих лет подвергают их усиленным тренировкам, а после подвергают их испытанию Травами, в результате которого выживает один из четырёх, проходящих данный ритуал. Побочными эффектами являются отсутствие эмоций, бесплодие и увеличенное либидо. Именно поэтому в мире, где процветают предрассудки и расизм, к ведьмакам относятся чуть ли не хуже, чем к нелюдям.

Список книг серии[править]

  • Последнее желание (польск. Ostatnie życzenie) - автор позже дописал обрамление (именуемое Глас рассудка) к нескольким своим рассказам о Геральте.
  • Меч Предназначения (польск. Miecz przeznaczenia) — также сборник рассказов, но на этот раз они уже идут в хронологическом порядке событий.
  • Кровь эльфов (польск. Krew elfów)
  • Час Презрения (польск. Czas pogardy)
  • Крещение огнём (польск. Chrzest ognia)
  • Башня Ласточки (польск. Wieża Jaskółki)
  • Владычица Озера (польск. Pani Jeziora)
  • Сезон гроз (польск. Sezon burz) — приквел к рассказу «Ведьмак», входящему в состав сборника «Последнее желание».

Дополнительные рассказы[править]

  • Дорога без возврата (польск. Droga, z ktorej sie nie wraca)
  • Что-то кончается, что-то начинается, или Свадьба Йеннифэр (польск. Coś się kończy, coś się zaczyna)

Серия игр[править]

Игры разработанные польской студией CD Projekt RED, как ни странно, не являются игровыми адаптациями книг, а продолжают книжный цикл, несмотря на то, что сам Анджей Сапковский открещивался от игр.

Рок-опера[править]

  • Рок-опера «Дорога без возврата» от группы ESSE.

(link)

Часть первая. Кстати, с восьмой частью поосторожнее - там реальные военные кадры использованы.

Персонажи[править]

Постоянные[править]

  • Геральт из Ривии  — на самом деле не из Ривии, он просто придумал себе это в юности, потому что быть из Ривии лучше, чем быть вообще ниоткуда (тем более, что это звучит на некоторых языках как Херальт фон Ривия, и да, в предпоследней книге за помощь в войне он получил рыцарский титул и стал Геральтом... Ривийским). Ведьмак, истребитель чудовищ, мутант. Эталонный рыцарь в ржавых доспехах и герой с плохой репутацией. С виду ему можно дать сорок плюс-минус лапоть, на самом деле он старше, чем выглядит, и ему хорошо за семьдесят. Армия из одного человека. Сам себе изобрёл кодекс чести, которого старается неукоснительно держаться — в частности, отказывается истреблять разумных существ (убивает их, только если они представляют реальную и никаким другим способом не устранимую угрозу). Несмотря на всю свою крутизну, эмоциональный и чувствительный человек. Любит Йеннифэр из Венгерберга, но моногамностью не отличается, как, впрочем, и она. Искренне, по-отцовски, привязался к княжне Цирилле.
  • Лютик (Jaskier, в украинском переводе — Горицвіт (вариант — Любисток), в английском — Dandelion, в венгерском — Kökörcsin), он же виконт Юлиан-Панкрац де Леттенхоф — друг Геральта, бард, стихоплёт и редкостный бабник. Возраст — около сорока, выглядит при этом на тридцать, думает, что ему двадцать, а ведёт себя так, словно ему десять (характеристика дана Дийкстрой, главой шпионской службы Редании, и потому профессионально точна). В рассказах преимущественно играет роль балласта, но по мере развития саги становится сердцем группы.

Появляющиеся время от времени[править]

  • Фольтест, король Темерии. Получил на свою голову проклятие за то, что спал со своей сестрой: их дочь родилась упырицей. Впоследствии поумнел и начал принимать активное участие в политике. Но поумнел недостаточно, и в конечном счете ничео от политиканства не выиграл. Правда оказался единственным королём Севера,изрядно расширившим свои пределы после Первой Нильфгардской Войны. Во Вторую Войну командовал объединенными силами Севера и сумел отогнать Нильфгард за Яругу.
  • Визимир, король Редании. Неудачно пытался выдать за Фольтеста свою дочь Дальку, но из-за сексуальных опытов Фольтеста затея сорвалась. Потом успел с Фольтестом и повоевать, и замириться. Самый крутой король Севера после битвы при Соддене. Это он выиграл Первую Нильфгардскую Войну. Папаша принца Радовида того самого короля Радовида Свирепого. Де-факто возглавлял союз Четырёх Королей. После его гибели началась Резня на Таннеде и Вторая Нильфгардская Война.
  • Эстерад Тиссен, король Ковира. Искусный государь без поправок на ветер.
  • Хенсельт, король Каэдвена. Не столько умный, сколько хитрый; за свою хитрость и жадность выгребает, но недостаточно.
  • Мэва, королева Лирии и Ривии. Крутая королева, несмотря на свою крутость, проиграла войну, но потом возглавила партизанское сопротивление и отвоевала свое. Посвятила Геральта за доблесть на поле боя в рыцари.
  • Демавенд, король Аэдирна. Слишком добрый для государя, был предан своими вассалами.
  • Эмхир Вар Эмрейс, император Нильфгаарда. Предстает поначалу полным чудовищем, но потом раскрывается до искусного государя и антизлодея.
  • Крах ан Крайт, ярл Скеллиге. Претендовал некогда на руку Паветты, матери Цири, удовлетворился ролью друга семьи.
  • Калантэ, королева Цинтры, бабушка Цири и тёща императора Эмхира, о чем сама не знает. Еще одна крутая королева, тоже проиграла войну своему зятю и предпочла покончить с собой, нежели попасть в плен.
  • Вильгефорц из Роггевеена, молодой (всего 96), но очень перспективный маг, возглавивший Совет. Предатель, интриган и полное чудовище.
  • Филиппа Эйльхарт, ближайшая советница реданского короля Визимира. Анимаг, оборачивается совой. Умна, хитра, жестока, расчетлива, но при этом действует не в собственных интересах, а исключительно на благо Редании и магического сообщества. По крайней мере,так она сообщает всем и каждому. После смерти Визимира выжила из Редании Дийкстру и стала личной домомучительницей и ментором-трикстером королевича Радовида.
  • Трисс Меригольд, подруга Йеннифэр и эпизодическая любовница Геральта из за чего две лучшие подруги чуть не разругались навсегда.
  • Литта Нейд по прозвищу Корал. Еще одна эпизодическая любовница Геральта.
  • Фрингилья Виго, нильфгаардская магичка. Вы не поверите…
  • Ассирэ вар Анахид, еще одна нильфгаардская магичка. Для разнообразия, с Геральтом не спала.
  • Истредд, маг из Аэд Гинваэль, любовный интерес Йеннифэр. Попытался выяснить отношения с Геральтом на дуэли, но тот драться не стал.
  • Стрегобор, маг из Блавикена. Причинил много зла принцессе Ренфри, в результате она стала ему мстить. Геральт попытался разрулить их конфликт, кончилось всё резнёй, по итогам которой Геральта прозмали мясником из Блавикена. Хотя поубивал он исключительно бандитов и наёмников.
  • Доррегарай из Воле, колдун-гринписовец, озабоченный экологией. Во время раскола на осторове Танедд попытался держать нейтралитет, но вот только доставленные на остров эльфы этого не знали и всадили ему стрелу в грудь. Вроде бы выжил.

Художественные элементы, явления и тропы[править]

  • Анахронизм — cплошь и рядом. Например, Нильфгаард ведёт войны с королевствами нордлингов отнюдь не по-средневековому, а в стиле Второй Мировой.
  • Бой-баба:
    • Лучница Мильва.
    • Эльфийка Торувьель, появляющаяся в нескольких эпизодах.
    • Чёрная (позднее — Белая, см. ниже) Райла, еще одна эпизодическая воительница.
    • Джулия Абатемарко, кондотьерка по прозвищу «Сладкая Ветреница».
  • Бой-девка — Ангулема. И Цири, конечно (в последних книгах вырастает в бой-бабу)!
  • Вам террористы, нам партизаны — у разных рас и отдельных их представителей разные точки зрения на деятельность скоя’таэлей.
  • Зло в промышленных масштабах — Сапковский подчеркивает бесчеловечную сущность Нильфгаардской империи, описывая войну глазами Петера Эвертсена, главного завхоза имперских армий, для которого разоренные города, трупы и захваченные рабы — это прежде всего логистика.
    • Сюда же идёт и совещание королей в Хагго, где Фольтест, Визимир, Демавенд, Хенсельт и Мэва спокойно принимают решение о геноциде всех нелюдей, особенно эльфов, а чудом уцелевших предлагают загнать в концлагеря.
  • Злодей с хорошей репутацией — Вильгефорц из Роггевеена.
  • Избранный — ведьмаки ищут дитя, которому не понадобятся Испытания.
  • Инцест — проклятая дочь короля Темерии Фольтеста Адда является плодом именно такой связи.
    • Именно это задумал император Эмгыр, который хочет жениться на Цири, собственной дочери. Правда, в конце концов совесть возобладала.
  • Искусный государь — император Нильфгаарда Эмгыр вар Эмрейс.
    • Король Ковира и Повисса Эстерад Тиссен: снарядить отряды кондотьеров, воюющих против Нильфгаарда на нильфгаардские же деньги — это достойно внимания.
  • Колдун и воин — Вильгефорц не только весьма сильный маг, но и способен на равных противостоять ведьмаку в бою, отбиваясь от того тяжелым посохом. Видимо сказывается прошлый опыт: до того как обучиться колдовству, сей товарищ зарабатывал на хлеб в качестве наёмника.
  • Крутой — тысячи их. Начиная с Геральта.
  • Крутая королева — Калантэ.
    • Мэва, королева Лирии и Ривии.
  • Крутая принцесса — Цири.
  • Крутой король — Эйст Турсеах, когда женился на Калантэ и стал королём Цинтры.
    • Крах ан Крайт (правда, титул его не «король», а всего лишь «ярл»), правитель Скеллиге и ученик Эйста.
  • Крутой фехтовальщик — их тут очень много. Ведьмаки, особенно Геральт, зерриканские воительницы, Дикая Охота, особенно их предводитель Эредин. Среди отдельных личностей выделяются Лео Бонарт, убивший трех ведьмаков (одного честно, двух обманом), Исенгрим Фаоильтиарна, Кагыр, Золтан, Белая Райла, Ренфри и Цири.
  • Маньяк поневоле — Йеннифэр и Маргарита Ло-Антиль попытались поставить в такое положение офицера охраны, решив принять его в бане, полностью разоблачёнными. Шутка не удалась: офицер оказался женщиной.
  • Меркантильный герой — ведьмаки убивают чудовищ. За деньги. Есть риск получить вилами вместо платы.
    • И не только ведьмаки: есть, например, драконоборцы, работающие отнюдь не бесплатно. Исключение — рыцарь Эйк из Денесле (которого «коллеги» именно за это ненавидят: лишает нас прибыли, гад!).
  • Навозные века: зигзагом. Сапковский то подсвечивает «навозность» фантазийного средневековья, то придаёт ему черты Нового времени со свойственным ему мышлением и подходом (особенно там, где речь идет о политиках и волшебниках).
  • Надмозги — перевод саги на русский от издательства АСТ. Увы, увы…
    • Справедливости ради, нельзя не упомянуть об особой душевности перевода Е. Вайсброта.
  • Налить воды — Вся сага целиком: сюжетно — пять книг, хоть и исполнены на высоком художественном уровне, всеж-таки затянуты, по поводу чего стебался и сам автор.
  • На тебе! — Сапковский исчерпывающе высказался насчет советского вклада во Вторую мировую в «Часе презрения»[3]. Гитлеровцам и их приспешникам от него тоже крепко досталось. Впрочем, немцев, англичан и французов он тоже продёрнул изрядно.
    • Фраза «я привёз вам мир» — явная отсылка к печально известному Мюнхенского сговору, по которому кусок Чехословакии заняла как раз Польша.
      • Продолжая аналогии со Второй мировой войной, скоя’таэли и бригада «Врихедд» — «На тебе!» в адрес украинских irregulars, часть которых сформировала дивизию СС «Галичина».
      • Нильфгаардское вторжение уже отсылает к советско-польской войне 1919-21 годов: сокрушительное наступление империи зла, заканчивающееся «чудесным» разгромом, после которого она, однако, сохраняет часть завоеванных территорий. Чего стоит только то, что разгромленная под Бренной группа армий «Центр» Нильфгаарда состояла из 3-й пехотной и 4-й конной армий.
  • На хрена родня такая, лучше буду сиротой — таковы взаимоотношения между королём Керака Белогуном и его сыновьями в «Сезоне Гроз». А потом в королевство возвращается самый старший сын и за счёт хитрого плана захватывает трон сам.
  • Не команда (а также Банда маргиналов) — Геральт, Мильва, Лютик, Кагыр и Регис, собравшиеся в четвертом томе ради спасения Цири. Подсвечено Мильвой — лучше им путешествовать втайне, а то встречные, узнав о совместной экспедиции ведьмака, охотницы, барда, нильфгаардца и вампира, помрут со смеху.
    • Впоследствии к группе присоединяется малолетняя бандитка Ангулема. Решающий штрих.
  • Нелицо — никто уже толком не помнит про самого старшего сына короля Белогуна, а его имя и вовсе под запретом. Как оказалось, зря.
  • Одинокий волк — сам Геральт
  • Оздоровительная порка — в рассказе «Край света» эльфийка Торувьель ничего не имеет против убийства гражданских. После того как Геральт (связанный по рукам и ногам!) разбил ей лицо, Торувьель пересмотрела свои взгляды: в романе «Час презрения» она уже выступает против бессмысленного кровопролития, в романе «Владычица озера» останавливает резню в госпитале.
  • Опосредованная передача ругательств — Когда три дня спустя Аплегатт добрался до ворот Третогора, было уже далеко за полночь. Он обозлился, потому что проторчал перед рвом и надорвал себе горло — стражники спали мертвецким сном и долго не открывали ворот. Чтобы полегчало, он принялся проклинать их аж до третьего колена. Потом с удовольствием слушал, как разбуженный начальник вахты пополняет его упреки новыми красочными деталями и пожеланиями в адрес кнехтовых матерей, бабок и прабабок.
    • «Крещение огнём»: Геральт толковал, что всему виной политическая география. Западный конец Старой Дороги лежит в Бругге, восточный — в Темерии, а середина — в Соддене, так что каждое королевство разрушает свой участок по собственному разумению. В ответ Золтан красочно и смачно охарактеризовал то место, в котором ему видятся короли, и привел перечень изысканных непристойностей, обрисовывающих их политику. Фельдмаршал Дуб добавил от себя еще кое-что относительно королевских матерей.
    • «Владычица озера»: Мельфи монотонно повторял по кругу разные слова, в основном касающиеся подробностей интимной жизни нильфгаардцев, псов, сук, королей, коннетаблей, воевод и матерей их всех.
  • Печальная борода — Геральт, оправляясь от ран в Брокилоне, обрастает бородой. Причина вроде бы чисто техническая: все дриады женщины, а значит, бритвы им ни к чему. Но если подумать — Геральт мог одолжить нож у любой из них и наточить его до нужной остроты… Нет, его борода явно печального свойства: он переживает, что не смог защитить Цири и что Йеннифэр его предала (на самом деле нет, но он-то не знает), и что в мире опять началась кровавая война. И перед тем, как покинуть Брокилон и идти надирать задницы, он решительно бороду сбривает.
  • Полное чудовище — так как одна из тем саги заключается в морали о том, что разумные существа, такие как люди, эльфы, краснолюды и низушки могут быть гораздо страшнее любого из чудовищ, на которых охотятся ведьмаки, ну и из-за чёрно-серого сеттинга, их тут хватает с лихвой. Особенно выделились следующие.
    • Вильгефорц из Роггевеена — главгад книжной серии. Честолюбивый женоненавистник, желавший заполучить безграничную власть власть любой ценой. Предал своих коллег колдунов из Нильфгаарда, проводил бесчеловечные эксперименты на женщинах и хотел искусственно оплодотворить Цириллу чтобы заполучить её силу.
    • Лео Бонарт — охотник за головами и крутой фехтовальщик. Из-за своего превосходства, любил измываться над своими жертвами перед их смертью. Убил на глазах Цири её возлюбленную, регулярно избивал саму Цири, чтобы сломать её волю, заставлял прилюдно раздеваться в трактире, отправил её сражаться на арену на потеху публике, после планировал изнасиловать её и Йеннифер.
    • Эредин Бреакк Глас — предводитель Дикой Охоты, главгад всей саги, включая компьютерные игры и враг Геральта номер один. Благодаря способности путешествовать в другие миры, вместе со своими воинами занимался беспощадным геноцидом невинных людей и других рас, убил своего короля. Конечно, он всеми силами пытался предотвратить гибель своего мира от Белого Хлада, но меньшим чудовищем его это не делает.
  • Пытки портят характер — вышеупомянутая Чёрная Райла командовала в бою арьергардом, прикрывавшем отступление войсковой колонны нордлингов и беженцев, попала живой в руки «белок». Что конкретно с ней сделали — можно только догадываться, но в последнем томе мы видим её покрытой шрамами, без одной руки и совершенно седой. Неудивительно, что теперь уже Белая Райла превратилась в безжалостного карателя.
  • Рыцарь в ржавых доспехах — Геральт, практически эталон.
  • Ряженые под Рейх — Нильфгаардская империя. Ряженые под Рим — она же, когда речь идет о внутренней, а не о внешней политике. Здесь же и инверсия, поскольку из всех человеческих государств лишь в Нильфгаарде нет расизма и преследований на расовой почве.
  • Суперсолдат — ведьмаки. Их специально создавали для борьбы с чудовищами путём изнурительных тренировок и генной модификации путём Испытания Травами (которое переживали 3 из 10). Геральт вдавливает педаль в пол, поскольку из-за особой процедурки он стал суперсолдатом даже по меркам других ведьмаков.
  • Умереть может каждый — особенно автора понесло в последних книгах.
  • Умер с позором — Риенс и Ширру. Одного Цири утопила в проруби, другого друиды сожгли в Ивовой Бабе, и в обоих случаях персонажи, садисты и убийцы, перед смертью вели себя позорно.
    • Мэнно Коегоорн, нильфгаардский фельдмаршал, решил сбежать с поля боя, поменявшись конем и плащом с младшим офицером. Далеко не убежал, увяз в болоте и был застрелен подоспевшими краснолюдами.
  • Фантастический расизм — во все поля: люди северных королевств не любят нелюдей — эльфов, краснолюдов, гномов и низушков. Погромы нелюдей — регулярное явление. Стоит ли удивляться, что на почве этого выросло движение скоя’таэлей?
    • Вместе с тем не стоит забывать, что эльфы — точно такие же, если не хуже, зацикленные на собственной исключительности расисты. Пока они оставались господствующей расой, гномам и краснолюдам приходилось от эльфов очень несладко, а в параллельном мире, куда попадает Цири, эльфы попросту вырезали (неважно, своими или чужими руками) часть людей, прочих же поработили, промыв мозги.
      • Ну уж краснолюды-то и низушки ничем таким против людей не провинились (если не считать совместного с эльфами участия в терроре «белок»), а полк краснолюдских добровольцев храбро сражался в битве под Бренной. Тем не менее, в финале саги люди устраивают безобразный кровавый погром в краснолюдском квартале Ривии.
      • А разгадка проста (если не считать банальной ксенофобии): зависть и конкуренция. Людские ремесленники люто завидуют мастерству краснолюдских искусников. Развивать собственные навыки? Нет, не слышали. Проще пытаться уничтожить того, чья искусность превосходит твою.
  • Фэнтезийный феминизм — среди волшебников представительниц прекрасного пола едва ли не больше, чем мужчин. А объединившись после роспуска Капитула в Ложу Чародеек, женщины-магички вообще установили в мире свой теневой диктат.
    • И женщин-солдат в мире Сапковского намного больше, чем было в историческом Средневековье. Особенно выделяется героическая кондотьерка и крутая женщина-полковник Джулия Абатемарко.
      • Однако обыкновенные женщины, не волшебницы, не королевы и не бой-бабы, живут по законам самого замшелого патриархата.
  • Чёрно-серая мораль — причём поначалу кажется серо-серой, вплоть до появления таких замечательных личностей, как Риенс и Вильгефорц. Да, Нильфгаард напал на Север и, в принципе, агрессор, а его армия ведёт себя на оккупированных территориях далеко не лучшим образом. Однако в Империи не преследуют нелюдей, а Вторую Северную Войну фактически спровоцировали Темерия и Аэдирн. Да, скоя’таэли нападают на людские селения и частенько убивают всех без разбора, но незадолго до этого (а по эльфийским меркам вообще почти вчера), люди отняли у эльфов земли, вырезали почти поголовно, превратив оставшихся в бесправных унтерменьшей, а большинство людей относятся исповедуют принцип «хороший эльф — мёртвый эльф». С другой стороны, легко понять можно и людей, которые не несут ответственности за дела своих отморозков-собратьев и ненавидят «белок» за налёты.
  • Чудовище Чехова — жагница, для убийства которой Геральта наняла судоходная компания «Малациус и Грок», появляется как раз когда темерские контрразведчики, переодетые в таможенников, попытались схватить Геральта и взяли в заложники ребенка. Контрразведчики удачно вписались в пищевую цепочку жагницы.
  • Чудо одной сцены — наёмный убийца по прозвищу Профессор. Казалось бы, одноразовый злодей, введенный, чтобы тут же пасть от меча Геральта — но столь обширную аудиторию фраппировал он своей экстраординарной элоквенцией, что удостоился даже помещения в игру (сиквел книжной серии).
    • Там же: низушек-хирург Русти Вандербек. Видимо, до полевой практики преподавал, поскольку привычка читать лекции по ходу операций у него неистребима.
  • Эскадроны смерти — печально известная эльфийская бригада «Врихедд», чья символика является прямой отсылкой к СС.
  • Я твой отец — кесарь Нильфгаарда Эмгыр вар Эмрейс — отец Цири. В конечном счете он так и не решается сказать ей это. Точнее, почти говорит. Точнее, говорит, но Цири думает, что обращение «дочурка» — просто ласковое обращение старшего мужчины к младшей девушке, потому что отец говорил по-эльфийски.
    • Также есть намеки, что биологический отец Геральта — Вильгефорц. И намёки на то, что Корин из рассказа «Дорога без возврата» и Вильгефорц — одно и то же лицо. «Корин и Висенна — родители Геральта» — это как раз не «намёки» никакие, а попросту слово Божие..

Примечания[править]

  1. Тут надо учесть, что в сборнике «Последнее желание» рассказы расположены не по хронологии описываемых событий, а в том порядке, в каком Геральт вспоминает свои былые приключения. По хронологии событий первым должен идти рассказ «Крупица истины», рассказывающий об одном из первых квестов совсем ещё молодого Геральта.
    • События романа «Сезон гроз» — который в сборник не входит, потому что был написан много лет спустя — происходят позже «Крупицы истины», но до событий рассказа «Ведьмак» (который про упырицу).
  2. Эльфы в «Саге о ведьмаке» выглядят так, будто у них поначалу долго (веками) была массовая, привычная и мощная магия, и они горюшка не знали — а потом она куда-то делась, и… опа, без этой магии эльфы автоматически проигрывают людям в естественном отборе: нет у эльфов немагического иммунитета от болезней, нет привычки заниматься сельским хозяйством, нет хорошей плодовитости… Сапковский тут деконструирует традиционные черты эльфов, каковы они во многих фэнтези.
  3. Правда, потом он с удивлением обнаружил (см. его интервью С. Бересю), что чешские читатели его поняли не совсем так, и аллюзии восприняли как намёк на участие Польши совместно с Германией в захвате Чехословакии. (Или они как раз всё поняли правильно и тонко потроллили автора с его патриотизмом?)