Эдем (трилогия)

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Если вас интересует земной рай, вам сюда.

«Эдем» (англ. West of Eden) — фантастическая трилогия американского писателя Гарри Гаррисона. Серия повествований представляет собой альтернативную историю о том, что было бы, если бы динозавры не вымерли в глубокой древности, а прожили гораздо дольше и породили бы разумных существ, и какими бы столкновениями с людьми это обернулось.

Цикл состоит из трёх основных романов, а также одного рассказа, примыкающего к сеттингу:

  • «Запад Эдема» (West of Eden) (роман, 1984)
  • «Зима в Эдеме» (Winter in Eden) (роман, 1986)
  • «Возвращение в Эдем» (Return to Eden) (роман, 1989)
  • «Заря бесконечной ночи» (Dawn of the Endless Night) (рассказ, 1992)

Сюжет[править]

Во время наступающего Ледникового периода многие племена первобытных людей вынуждены переселяться на юг, где теплее и больше пищи. Но там их ждет новая, самая большая опасность — господствующие на юге рептилии, мургу на человеческом языке.

Тем временем разумные ящеры-иилане’[1], на родные земли которых тоже надвигаются холода, которых они не выносят, готовятся переселяться на новый, еще не обжитый континет Гендаси (Северную Америку). Но там основатели нового города сталкиваются с людьми, которые по незнанию нанесли им первый удар, приняв встреченных ими иилане за обыкновенных отвратительных для них рептилий. Ревностно взявшаяся за новое для себя дело Вейнте, эйстаа Алпеасака, первого города на новой земле, взялась мстить всем людям подряд. Однажды в ее лапы попал восьмилетний мальчик Керрик, сын убитого со всем племенем вождя Амагаста. Именно Керрику, выросшему в плену у иилане и изучившему их язык и повадки, впоследствии удастся сбежать и, вернувшись к людям, повести их на борьбу с ящерами. Обе стороны причинили друг другу много зла, и вполне заслуженно ненавидят друг друга, а земля, где можно жить, слишком тесна, чтобы на ней разместились и люди, и ящеры.

Также к трилогии примыкает по смыслу (но не по сюжету) рассказ «Заря бесконечной ночи», в котором метеорит все-таки обрушивается на заселенную иилане землю Энтобан (Африку). Таким образом автор подводит итог, что может остаться неясным в основной трилогии: будущего у иилане все-таки нет. Изменения климата и стихийные бедствия с одной стороны, противостояние со встретившимися им в новых владениях людьми — с другой, рано или поздно погубят их цивилизацию.

Особенности[править]

А цивилизация между тем в самом деле уникальная. Иилане — двуногие прямоходящие ящеры примерно человеческого роста или немного выше, происходящие от морских ящеров — тилозавров. В связи с этим у них развитие детенышей происходит в воде, и лишь выросший молодняк возвращается на сушу и обучается всему, что необходимо знать и уметь иилане — в частности, речи. Она очень трудна, и передается не только звуками, но и множеством разнообразных движений и изменений оттенков кожи, так что далеко не все фарги — так называется их молодёжь, — могут стать настоящими иилане и подняться выше в социальной иерархии. Те, кому не хватает ума научиться говорить правильно, так и остаются на всю жизнь фарги, безропотно выполняющими приказы вышестоящих, а самые глупые, не сумев найти себе места, уходят прочь, возвращаются в море и обычно живут недолго.

Еще одна особенность иилане связана с их размножением. Они яйцекладущие, как и все рептилии, но при этом яйца у них вынашивает самец в специальной сумке, куда их откладывает самка. Её участие в воспитании потомства на этом ограничено, а самец впадает в кому до рождения детенышей. В их организмах происходят гормональные изменения, в результате которых многие самцы так и не приходят в себя, умирают после того, как выводок появится на свет.

В результате такого распределения ролей самки стали у иилане доминирующим полом. Они, свободные от рождения и воспитания детей, выполняют все важные социальные функции: они — правительницы (эйстаа), администраторы, воины, учёные — словом, все, что нужно в их обществе. Самцы тем временем живут замкнуто в особом охраняемом помещении — ханане, откуда выходят лишь когда самки пошлют их на родильные пляжи. Зато самцы, как выясняется, зачастую обладают более тонкой натурой, чем практичные самки, многие из них — талантливые художники, скульпторы, певцы.

Самки иилане же не знают ни прикладного искусства, ни ремесел в человеческом понимании: они не изобретают и не делают новых вещей, вместо того создают с помощью генной инженерии новые живые существа с нужными им свойствами. Да, они — цивилизация хитроумных биоинженеров, далеко продвинувшихся в преобразовании природы. Они создали живые корабли — урукето, выведя ихтиозавров с огромной внутренней полостью, в которой можно путешествовать; создали из разных животных живые лодки и живые плащи; животные-микроскопы и ящериц, стреляющих ядовитыми иглами — хесотсаны; птиц-шпионов и птиц-компасы; приручили многих динозавров в качестве транспорта и мясного скота. Зато иилане не признают огня, а мясо готовят, обрабатывая ферментами до мягкого состояния.

То же особенность, что приносит смерть многим самцам на родильных пляжах, проявляется, хоть и по-другому, и у самок, когда им приходится умереть. Если какая-нибудь иилане провинится перед эйстаа, правительницей города, та имеет право изгнать ее, объявив отверженной; в этом случае, обычно, виновная умирает сразу же, потому что город для иилане это вся ее жизнь. Фарги, молодые и более внушаемые, могут умереть, просто если вышестоящая иилане поблизости разозлится на кого-то, но умная и сильная высокоранговая иилане может и пережить, если ей прикажут умереть, особенно если она в своей жизни была связана не с одним городом.

Также приказы умереть не действуют на Дочерей Жизни — особую религиозно-философскую общину среди иилане, объявленную вне закона. Дочери Жизни проповедуют «восемь принципов Угуненапсы», в честь основательницы своей веры, которая когда-то, объявленная отверженной, первая осталась в живых. Дочери Жизни верят, что все живые существа, обладающие разумом и речью, равны друг другу, и убить их — все равно что убить самого себя. Так как, по общему среди иилане мнению, Дочери Жизни (другие называют их Дочерьми Смерти), подрывают общепринятый уклад жизни, не одна эйстаа не терпит в своем городе тех, кому даже умереть приказать нельзя, и обычно их держат в тюрьме или используют в тяжелых работах. Однако же Дочери Жизни могут не повиноваться приказам, но, если им случается провиниться против своей веры, они умирают, как и все иилане.

В целом, иилане — высокоразвитое, но крайне консервативное общество, не любящее ненужных перемен и стремящееся все выполнять по образцу своих предков, до тех пор, пока сам образец действует. Поэтому им, несмотря на очевидное превосходство, трудно справиться с куда менее развитыми устузоу — млекопитающими, а конкретно, людьми.

Люди в трилогии Гаррисона, развившиеся почему-то на североамериканском континенте, показаны на уровне каменного века. Тану — племя, к которому принадлежит главный герой, Керрик, и его соотечественники, — охотники-кочевники Ледникового периода, не знающие земледелия и металла (за исключением случайно попавшего в руки метеоритного железа), живут в обычное время разрозненными племенами, на их языке «саммад», а вождь — «саммадар». Другое племя, встретившееся им в пути — саску, в отличие от них оседлые, умеют делать керамику и шьют одежды из льна, который выращивают. Упоминаются также чернокожие люди — каргу, приручившие саблезубых тигров для охоты. И, наконец, совершенно особенное племя — не то люди, не то все-таки разумные человекообразные обезьяны, — парамутаны, СФК иннуитов (эскимосов), живущие далеко на севере. Они покрыты густой шерстью с ног до головы, имеют хвосты,[2] охотятся с помощью отравленного оружия на морских коров.

Персонажи[править]

Люди[править]

  • Керрик — главный герой, мальчиком попавший в плен к иилане и воспитанный ими. В результате стокгольмского синдрома начал сам воспринимать себя как иилане, вытеснив из памяти, что они убили его родных, и почти забыл свой родной язык. Он гордился благосклонностью к нему Вейнте, пока вновь не встретил других людей и не сбежал к ним. Но даже тогда Керрик, вновь ставший тану, не избавился окончательно от привязанности к иилане. Как военный советник, знающий мургу — «маргалус», он вместе с войском людей сжег Алпеасак и изгнал иилане, но затем остался восстанавливать город, подружился с двумя уцелевшими самцами иилане. И впоследствии, продолжая войну, он по-настоящему ненавидел одну только Вейнте, но не прочих иилане. В эпилоге книги Керрик спустя много лет сожалеет, что сосуществовать им долго не придется, и даже хочет предостеречь иилане против своих соплеменников.
  • Армун — девушка, страдающая врожденным дефектом — «заячья губа» и «волчья пасть», из-за чего соплеменники не брали её в жены. Но Керрику, когда он присоединился к тану, она понравилась, потому что ее лицо и речь напоминали об иилане. Армун все время боялась, что её дети будут похожи на мать, однако у них с Керриком родились совершенно здоровые сын и затем дочь. Армун — решительная, смелая женщина, узнав, что Керрик остался в Алпеасаке, без спроса ушла к нему с грудным ребёнком и с единственным спутником — мальчиком-подростком. Впоследствии помогала мужу справляться с иилане.
  • Херилак — саммадар, дядя Керрика по матери. Узнав о гибели своих родичей, он решил отомстить мургу и со своими охотниками истреблял иилане всюду, где они попадались, что влекло ответные меры с их стороны. Во время одного из карательных рейдов иилане саммад Херилака был перебит, а сам он попал в плен, где и встретился с Керриком. Херилак убедил племянника бежать к людям, потом с его помощью позвал на войну с иилане другие племена, спасавшиеся от холода на юге. Был командующим в войне, завершившейся сожжением Алпеасака. После этого Херилак поссорился с Керриком, пожелавшим остаться в городе иилане, но впоследствии они помирились. В эпилоге упоминается, что он, переживший столько сражений, умер в итоге своей смертью, уже после окончания основного сюжета трилогии.
  • Меррис была женой саммадара Ульфадана, после его гибели сама охотилась и воевала. Спустя несколько лет стала женой Херилака и, как упоминается в эпилоге, успела ещё родить сына на старости лет.
  • Арнхвит — сын Керрика и Армун, единственный, кроме Керрика, кто умел разговаривать с иилане и общаться с уцелевшими самцами, Надаске и Имехеи. В финале Вейнте взяла Арнхвита в заложники, так что мальчик оказался свидетелем окончательной развязки событий. В эпилоге говорится, что у выросшего Арнхвита есть своя семья и саммад, и он вряд ли часто вспоминает о прошлом.
  • Ортнар — единственный уцелевший охотник из саммада Херилака. Нервный и вспыльчивый человек, «больше, чем нужно, думает о том, что еще не произошло». Позднее вопреки запрету вождя помог Армун собраться на поиски Керрика. За это Херилак избил Ортнара. Вместе с Керриком, Ортнар отправился на поиски Армун и детей, где они были спасены парамутанами. Сильно обморозившись, Ортнар лишился пальцев на ноге и остался хромым.
  • Харл — мальчик, затем юноша, приёмный сын Армун, которого она отбила (буквально) у жестокого отца. В детстве Харл нечаянно застрелил сову, священную птицу у тану, но эта сова была снабжена шпионской видеокамерой иилане. Харл вместе с Армун и маленьким Арнхвитом странствовал в северных землях зимой. Впоследствии погиб во время вылазки в Альпеасак за хесотсанами.
  • Исель — девочка несколькими годами старше Керрика, попавшая вместе с ним в плен к иилане. Не смогла обучиться их языку, так как была ленива и не слишком сообразительна. Нечаянно оскорбила Вейнте, и та, взбешенная, перегрызла ей горло. Имя Исель Керрик спустя много лет дал своей дочери.
  • Ульфадан — саммадар, первый муж Меррис. Погиб в сражении с хищным ящером.
  • Келлиманс, Сорли, Хар-Хавола — другие саммадары, участвовавшие со своими племенами в общей войне против иилане.
  • Саноне — старейшина саску, жрец бога Кадайра, которого саску почитают в облике мастодонта. Предводительствовал своим племенем в походе на Алпеасак, впоследствии вернулся в свои родные горы.
  • Фракен — алладжекс (шаман) тану. Не слишком хорошо знает свое дело, все его гадания на совиных погадках — пустое шарлатанство, в которое никто особенно не верит. Собственно, Фракен — не имя, а должность; когда старый шаман умирает, его ученик, которого до того называли просто Парнем-без-имени, тоже начинает зваться Фракеном.
  • Калалекв — парамутан, со своей семьей спасший среди зимы Армун с Харлом и Арнхвитом, а затем и искавших их Керрика с Ортнаром. Как и все парамутаны, легкомыслен, хвастлив и не видит разницы между своей женой и чужой, но зато считается у своих сородичей лучшим охотником на морских коров, и очень помог Керрику и Армун в их диверсии против иилане.

Иилане[править]

  • Вейнте (в другом переводе Вайнти) — эйстаа Алпеасака, ответственная за возведение нового города, крайне амбициозная и честолюбивая иилане. Приручив Керрика, она тем временем беспощадно истребляла других людей. Едва не погибла от рук Керрика, когда он сбежал, но, выздоровев, преследовала людей с ещё большим ожесточением. Вейнте удалось спастись после разрушения Алпеасака, она отправилась к Ланефенуу, эйстаа Икхалменетса, и предложила ей переселить свой город в Алпеасак, в обмен на продолжение войны против людей. Действовала успешно, пока Керрик шантажом не заставил Ланефенуу прекратить войну. Тогда эйстаа изгнала Вейнте, но та сумела это пережить, хоть и получила сильное потрясение, после которого некоторое время жила среди отверженных, не ставших иилане. Но, придя в себя, Вейнте предложила свои услуги еще одной эйстаа — Саагакель, правительнице города Ийбейска, и снова отправилась выслеживать своих врагов — людей и Дочерей Жизни. В итоге Вейнте была убита Надаске, одним из освобожденных самцов своей расы, как раз когда, захватив в плен Керрика и его сына, уже готовилась торжествовать победу. Хотя к концу ее жизни Вейнте почти превратилась в полное чудовище, так что ее боялись и ненавидели не только люди, но и другие иилане, но следует признать: она одна, может быть, и могла бы помочь своему народу одержать победу.
  • Энге — одна из Дочерей Жизни, бывшая эфенселе[3] Вейнте, впоследствии — её злейший враг. Доставленная в Алпеасак вместе с группой Дочерей Жизни, Энге была учительницей Керрика, и только она могла научить его языку иилане. Впоследствии отказалась участвовать в войне, хоть и многие Дочери Жизни были перебиты своими же сородичами-иилане. Вместе с несколькими сестрами по вере, Энге удалось спастись, и они бежали в Ийбейск, где их снова арестовали по приказу эйстаа. Оттуда их спасла знаменитая учёная Амбаласи, и вся община Дочерей Жизни бежала на захваченном урукето в новую, еще никому не известную землю (Южную Америку). Там Дочерям Жизни удалось построить свой город.
  • Амбаласи — престарелая учёная, самая знающая среди иилане науки, чем весьма гордится и не скрывает, что считает всех вокруг гораздо глупее себя. Хотя и не разделяет веру Дочерей Жизни, так как вообще склонна скорее знать, чем верить кому бы то ни было, но все-таки спасла их из заточения, потому что её очень интересовали изменения в их организмах, которые позволяют им не умирать, когда гибнут другие иилане. Амбаласи указала им, где искать новую землю, которую они назвали в честь неё — Амбаласокеи. Прожила некоторое время среди Дочерей Жизни, нещадно подвергая критике всё, что они делали, а заодно изучая новый край. Среди прочего, Амбаласи открыла и диких сородичей иилане, получивших название сорогетсо, и решила, что те, при всей их схожести с иилане, но и при заметных отличиях — забытый эксперимент кого-то из прежних ииланских учёных. В конце концов, Амбаласи уехала от них прочь. В благодарность Дочери Жизни решили почитать Амбаласи, как и основательницу своей веры, Угуненапсу.
  • Сталлан — охотница, лучше всех разведавшая новый край и его обитателей, «устузоу». Самая жестокая и беспощадная из всех иилане, в первой книге — правая рука Вейнте. Погибла в битве за Алпеасак.
  • Эрефнаис — капитан урукето. Достигла такого высокого положения благодаря выдающимся способностям, несмотря на старую травму, мешающую ее движениям и речи. В конце второй книги умерла после того, как погиб во время шторма её урукето, к которому она была привязана, как другие иилане — к городам, гражданами которых они являются.
  • Инлену — огромная, сильная, но не слишком сообразительная фарги, едва выучившаяся говорить настолько, чтобы считаться иилане. Её прикрепили живым неразрывающимся поводком к Керрику, чтобы тот не пытался сбежать, и она несколько лет неотрывно следовала за ним повсюду. Когда Керрик сбежал к людям, Ортнар убил Инлену, чтобы освободить его, за что Керрик бросился на него с кулаками.
  • Акотолп — очень толстая иилане-учёная, бывшая ученица Амбаласи. Следовала за Вейнте и во всем помогала ей. В третьей книге Акотолп помогла Вейнте найти сбежавших Дочерей Жизни, а затем и Керрика с его саммадом. Умерла после гибели Вейнте.
  • Ланефенуу — эйстаа окруженного морем Икхалменетса, впоследствии переселилась со своим городом в Алпеасак по приглашению Вейнте. Бывший капитан урукето, и до сих пор очень привязана к этим морским животным. На этом и сыграл Керрик, в конце второй книги с помощью Армун и Калалеква отравивший двух урукето и пригрозивший Ланефенуу убить других, если она не отведет войска. Ланефенуу согласилась. В эпилоге Керрик думает, что, если Ланефенуу ещё жива, то, конечно, до сих пор остаётся эйстаа, её так просто не столкнешь с этого места.
  • Саагакель — эйстаа Ийбейска, города, откуда сбежала Амбаласи вместе с Дочерьми Жизни. Чтобы отомстить им, доверилась Вейнте, обещавшей их найти, и дала урукето в её распоряжение.
  • Фар — одна из Дочерей Жизни, сбежавших в Амбаласокеи. Постоянно спорила с другими, не соглашалась со многими положениями веры и всех выводила из себя. Пыталась проповедовать диким сородичам, сорогетсо, так что их пришлось переселить. Позднее, отправившись вместе с Амбаласи и несколькими сёстрами по вере в Икхалменетс, пыталась увести с собой только что вышедшего из воды самца, чтобы дать продолжение Дочерям Жизни. Была поймана и, доставленная к эйстаа, умерла, чтобы не выдать никого.
  • Надаске — один из двух самцов иилане, уцелевших при сожжении Алпеасака. Вместе со своим другом Имехеи был спасён Керриком, и жил на речном острове. Надаске и Имехеи научились сами охотиться и ловить рыбу — ведь прежде самцам не приходилось заботиться о себе, — научились жить самостоятельно. После гибели Имехеи, оставшийся один Надаске очень тосковал. Схваченный Вейнте вместе с Керриком и Арнхвитом, Надаске убил её металлическим ножом Керрика, но и сам был был ею застрелен.
  • Имехеи — второй уцелевший самец, друг Надаске. Некоторое время жил вместе с ним, но позднее был изнасилован самками, нашедшими их лагерь, и умер, когда потомство появилось на свет.

Тропы и штампы[править]

  • Большой начальник — Херилак на голову выше других охотников.
    • Среди иилане — Ланефенуу намного превосходит других ростом, как и силой духа.
  • Великолепный мерзавец — Вейнте следует отдать должное, была сильным и изобретательным врагом.
  • Враги сожгли родную хату — троп отыгрывается неоднократно, и с обеих сторон. Сначала охотники Амагаста убили самцов иилане и их охрану на родильном пляже. Затем иилане в ответ уничтожили весь саммад, кроме Керрика и Исель, а после них и многих других людей. Позднее люди отыграли этот троп буквально, когда сожгли Алпеасак. И так далее, как снежный ком.
  • Все оттенки серого — каждая сторона по-своему права, и никто не хорош настолько, чтобы сойти за Добро с большой буквы (кроме Дочерей Жизни, разве что, но они никак не могут повлиять на конфликт, а, в лучшем случае, могут лишь укрыться от него, да и среди них не все едины). Нет и однозначных злодеев: даже ужасная Вейнте и безжалостная Сталлан по-своему заботятся о судьбе иилане, и готовы ради победы отдать не только чужие жизни, но и свои. А люди тоже не лишены недостатков, и не всегда могут друг друга понять, что особенно показано во второй книге.
  • Заложник — Вейнте берет в заложники маленького сына Керрика, Арнхвита, чтобы заставить Керрика сдаться. Освобождать, конечно, никого не собиралась.
  • Козёл с золотым сердцем — Ортнар. Вздорный и нервный, вечно всем недоволен, но при этом хороший друг и надёжный спутник.
    • Также Амбаласи. Постоянно язвительна и саркастична, и не скрывает своих эмоций перед теми, кто ей неприятен. Но Дочерей Жизни все-таки облагодетельствовала.
  • Круто, но непрактично — хесотсаны, живые «стреляющие палки», в руках захвативших их у иилане людей. Они стреляют ядовитыми иглами, и даже лёгкая рана может мгновенно убить самого крупного ящера, которого не поразить копьями и стрелами. Однако люди не умеют их выращивать или размножать, а трофейные хесотсаны дважды заболевали и гибли, приходилось с риском для жизни красть их у иилане. В конце концов, Керрик придумал заменить хесотсаны отравленными стрелами, выпросив у парамутанов яд, с которым они охотятся на морских коров.
  • Мы для них животные! — мургу и устузоу, то есть, пардон, иилане и люди воспринимают друг друга именно как абсолютно чуждые существа, в равной степени омерзительные и непонятные, а посему заслуживающие лишь уничтожения, желательно — поголовного. Троп идет пополам с вам террористы, нам партизаны, потому что автор-то показывает развернуто точку зрения обеих сторон, и ясно, что и те, и другие несправедливы друг к другу. Но, справедливости ради, иилане, как более высокоразвитым существам, должно было быть легче разглядеть в другом виде разумные существа.
  • Не щадить детей — при столкновении двух настолько разных культур трудно увидеть в детенышах врага детей, подобных своим, так что встречается нередко. Охотники Амагаста, убив самца иилане, передавили ногами и новорожденных детенышей. Иилане в ответ поубивали всех, кроме Керрика и Исель. Приводится эпизод, где Вейнте разбивает голову новорожденному младенцу. Исель позднее тоже убили, а Керрика пощадили отнюдь не за возраст. Наконец, взяв Арнхвита в заложники, Вейнте тоже не собиралась его щадить. А Надаске после смерти Имехеи перебил всех новорожденных самок, оставил в живых лишь самцов.
  • Печальный символ — сразу несколько значимых для сюжета или просто часто упоминающихся именно как память о прошлом предметов:
    • Пара ножей из метеоритного железа, единственных у тану, большой и поменьше, сделанных отцом Керрика для себя и для сына. Меньший из них Керрик так и носил с собой, большой ему позже передал Херилак, нашедший нож на месте гибели саммада Амагаста. Позднее Керрик передал ножи сыну Арнхвиту.
    • Золотая фигурка ненитеска (трицератопса), сделанная самцом иилане, художником Алиполом, которого вскоре затем Сталлан отправила на пляж, откуда он не вернулся.
    • Металлическое кольцо на шее Керрика, оставшееся на всю жизнь от поводка, связывавшего его с Инлену, символизирует его оствшуюся на всю жизнь связь с иилане.
  • Поднять уровень крутизны — Надаске и Имехеи из ленивых, избалованных самцов превратились в отважных охотников, научились заботиться о себе, а Надаске в итоге смог нанести смертельный удар Вейнте.
  • Родные братья противоположны — раз Вейнте и Энге происходят из одного выводка, стало быть, они сёстры, хоть у иилане и нет такого понятия. Однако более противоположных личностей трудно найти: первая бесчестна и амбициозна, и ради своих целей готова пойти на все, вторая всем желает добра и верит, что не только иилане, но и другие разумные существа имеют право жить. «Вейнте и Энге — ночь и день».
  • Садистский выбор — Вейнте несколько раз нарочно провоцирует Энге нарушить заповеди Дочерей Жизни, злит её, чтобы та в гневе подняла на неё руку. В последний раз, явившись в Амбаласокеи, Вейнте захватила Энге в заложники и прямо предложила ей: либо Энге защищается и, нарушив свои обеты, потеряет всё, что ей дорого, либо повинуется, и отдаёт себя и свой город Вейнте в лапы. Для Энге принципы оказались дороже.
  • Самоубийственная самоуверенность — ладно, сами иилане не пользуются огнем, и, в силу разницы менталитетов, не могли додуматься, что люди сожгут Алпеасак. Но о существовании огня в природе они знают, наверняка видели, как от молнии может случиться пожар. Однако же не придумали никаких противопожарных средств. Хотя и то сказать: ну как должно выглядеть животное-огнетушитель?
  • Сила без ума — Инлену. Была привязана к Керрику, чтобы тот не попытался сбежать, но на самом деле даже не догадалась, когда до этого дошло, удержать его, послушно потопала за ним.
  • Сиквел хуже, триквел лучше — первая книга, «Запад Эдема», начинается как интересное фэнтези с необычной идеей, оригинальным сюжетом, изобилует неожиданными поворотами и сразу привлекает внимание. Но во второй книге, «Зима в Эдеме», эпические события отходят на второй план, а герои всю книгу ищут свое место в жизни, ссорятся, мирятся, куда-то идут в поисках друг друга, почти на грани с идиотским сюжетом. Однако в третьей книге события вновь ускоряются, и все завязавшиеся прежде узлы, наконец, развязываются.
  • Слоны и мамонты — тану держат прирученных мастодонтов как домашних животных, для перевозки грузов. А вот саску почитают их как священных животных Кадайра, бога, сотворившего мир в облике мастодонта. Они пошли воевать против иилане, узнав, что те убивали мастодонтов вместе с людьми. А взамен выпросили себе только родившегося детёныша мастодонта.
  • Суровая вражеская тётя — любая самка иилане, за исключением Дочерей Жизни, не только для людей, но и для самцов своей расы. Но даже среди них педаль в недра земли давит Сталлан.
    • А Надаске и Имехеи именно так воспринимали Армун. И не без причины: если бы не Керрик, она бы с ними охотно расправилась.
  • Тираннозавр — этот ящер («эпетрук» на языке иилане) — самый опасный из хищных ящеров. В третьей книге описана его схватка с парой ручных ненитесков (трицератопсов). Впрочем, те сумели за себя постоять, так что хищнику пришлось убираться ни с чем.
  • Укушен собственной собакой — Надаске убил Вейнте, которая всю жизнь ни во что не ставила самцов своей расы, и в тот момент ничуть его не опасалась, собираясь расправиться с Керриком.
  • Хлеб, яйца, молоко, гуро — поговорка парамутанов: «Поохотиться, потрахаться, набить живот, отдать концы — вот потеха!» «Отдать концы» — если что, значит «умереть».
  • Храмовник — Вейнте преследует благую для своего вида цель, но действует такими методами, что внушает ужас даже другим иилане.
    • И Херилак в своей ненависти к мургу тоже становится не лучше. Вот примечательная цитата в момент, когда Вейнте берет Арнхвита в заложники: «Будь это его сын, Херилак не стал бы колебаться и пожертвовал бы ребенком, но убил бы всех четверых.»
  • Что за идиот! — а может, лучше было бы Армун не идти на поиски оставшегося в Алпеасаке Керрика, среди зимы, с маленьким ребенком и мальчишкой Харлом? Если бы она послушалась Херилака (хоть тот тоже во второй книге словил злодейский мяч), то отправилась бы туда спустя несколько месяцев вместе со всеми. В итоге все равно бы семья воссоединилась гораздо раньше. Но нет — она сама не нашла Керрика, и ему вместе с Ортнаром пришлось идти за ней среди зимы. То, что все остались живы и смогли встретиться — настоящее чудо. В плюс, безусловно, принесшая большую пользу встреча с парамутанами, но их можно было бы ввести в сюжет как-нибудь по-другому.
  • GAR — Херилак под соответствующее описание вполне подходит.

Примечания[править]

  1. Ударение на «е», а апостроф после «е» означает, что нужно цокнуть кончиком языка.
  2. Это уже не не в ладах с биологией с педалью в пол: даже у человекообразных обезьян не бывает хвостов, а парамутаны по уровню развития — все-таки люди.
  3. Эфенселе — сородичи, участники бывшей детской группы (эфенбуру), выросшей вместе в море, ещё до выхода на сушу. У иилане это — самая близкая из возможных привязанностей, так как у них не существует семей в человеческом понимании этого слова.