Vampire: The Masquerade

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Vampire: the Masquerade»)
Перейти к: навигация, поиск
« А с платформы говорят: Соблюдайте Маскарад!
Неонатики в ответ: Расскажите нам секрет,
В этой вашей Камарилье кто хороший, а кто нет?
С кем нам можно поиграть, а кто примется бодать?
Кто колдует понемногу, а кто в тайнах ни гугу?
Просветите нас, миледи, мы за это на обед
Принесём пакетов крови вам тяжеленький пакет!
»
— Фольклор "вампиротолчков"

Vampire: The Masquerade — это настольная ролевая игра, (анти-)героями которой являются обычные кровососущие монстры — вампиры. Ну, не совсем обычные. В сеттинге довольно ловко соблюдается баланс между образом «стандартного голливудского вампира» и своими собственными придумками. Некоторые штампы о вампирах реконструируются, некоторые — деконструируются, некоторые являются простым суеверием.

Действие происходит в Старом Мире Тьмы, параллельной Земле, которая очень похожа на настоящую, но радости от неё никакой более мрачна, готична и панкова. В этом мире существуют вампиры — могущественная раса нежити, ведущая происхождение от самого библейского Каина. От потомства Каина происходят кланы — подвиды и разновидности вампиров, каждый со своей собственной культурой, способностями и особенностями. У каждого клана есть основатель — Допотопный или Патриарх, очень древний и сильный вампир, спящий где-то в отдалённом уголке Земли, и его ближайшее потомство (люди, обращённые им в вампиров) — Мафусаилы, которых опасаются даже другие вампиры, потому что питаются они исключительно вампирской кровью. Чуть ниже по вампирской лестнице лежат старшие — руководство кланов, возрастом где-то от 1000 до 500 лет, они являются вампирскими политиками и интриганами. Ну и самая мелочь — анциллы (служители) и новообращённые — самые обычные вампиры, которые в большинстве случаев и являются игровыми персонажами.

В каждом городе есть сообщество вампиров, управляемое Князем — самым авторитетным вампиром города. Все Князья являются членами вампирского сообщества, известного, как Камарилья. Цели Камарильи — охранять существование вампиров в тайне и следить за тем, чтобы никто не бузил и не привлекал внимание смертных к существованию нежити (это-то и называется маскарадом). У Камарильи есть и враги, среди которых наиболее опасен Шабаш — агрессивные вампиры-культисты и террористы, в открытую проповедующие теорию превосходства нежити над жалкими смертными. Если члены Камарильи похожи на персонажей Энн Райс, то шабашиты — на вампиров из фильмов «Пропащие ребята», «Почти полная тьма» или «30 дней ночи».

Вампиры Камарильи называют себя Сородичами (Kindred, в надмозговом переводе — Красным Родом). Шабашиты предпочитают именоваться «Каинитами» (Cainites). Оба самоназвания могут употребляться и в более широком смысле, как политкорректный синоним слова «вампир».

Система поколений[править]

Вампирская генеалогия — кто кого обратил в вампира — очень важна, так как именно от неё зависят доступные вампиру силы. Первое поколение — это сам Каин, на которого Господь Бог наложил и проклятие вампиризма, и совершенно божественного уровня бафф, который позволил Каину изучить у Лилит истинную магию (ни один другой вампир на это не способен) и изобрести на её основе вампирские Дисциплины. Второе поколение, ныне полностью вымершее — это трое, обращённых Каином, и схожих с ним по уровню силы. Третье поколение — это Патриархи-Допотопные. Они — последние вампиры с силой божественного уровня, однако у них уже появляется специализация и особые уникальные проклятия, ограничивающие их возможности. Четвёртое-Пятое поколения — Мафусаилы, «среднее звено» между Допотопными и рядовыми вампирами. Поколения с шестого по тринадцатое — рядовые вампиры с убывающим уровнем силы. Наконец, четырнадцатое и пятнадцатое поколения — слабокровные, недовампиры, и дальше процесс распространения вампиризма не идёт.

Изменить своё поколение можно только одним способом: совершить преступление, известное, как диаблери. Говоря по-простому, высосать насухо, вплоть до души, другого вампира более сильного поколения. А потом несколько лет прятаться, пока с ауры не сойдут следы содеянного, и всю последующую нежизнь бояться тех, кто запалит тебя каким-то другим способом. Ну, или вступить в Шабаш, там на это смотрят более позитивно и инициативно.

Кланы Камарильи[править]

  • Бруджа (Бруха). Кроме мордобития — никаких чудес. Клан воинственных философов-анархистов во всех их проявлениях: от прекраснодушных интеллигентов-воителей в духе Габриэле д'Аннунцио до брутальных панков-головорезов, которые за кровушку пасть порвут. А ещё они основали СССР. Или, по крайней мере, помогли его основать.
    • Патриарх — Илиес (еще в древние времена был выпит досуха вампиршей-бунтаркой); ИО Патриарха — та самая бунтарка Троиль (покоится в торпоре под развалинами Карфагена).
  • Гангрель. Странные типы, даже среди вампиров — они предпочитают жить не в городах, где общество и питание, а среди дикой природы, где враждебные оборотни и сложно укрыться от солнца. От такого образа жизни они дичают и становятся более звероподобны.
    • Патриарх — Эннойя (по слухам, до сих пор активна).
  • Носферату. Самые страшные и уродливые среди вампиров (не считая как минимум трёх линий крови, см. ниже), они вместе с тем считаются самыми интеллектуальными и мудрыми. Носферату живут в затворничестве в подземельях больших городов, питаются кровью крыс и бомжей, и собирают знания — обо всём и обо всех. Близко дружат с оборотнями из племени Костегрызов.
    • Патриарх — Абсимиллиард (покоится в торпоре где-то под Антарктидой).
  • Малкавиан. Они известны как клан безумцев — и эта репутация вполне заслужена. У всех без исключения Малкавианов что-то не в порядке с головой. Вместе с тем это безумие даёт им и особые способности: различные индивиды в разных пропорциях сочетают в себе синдром Болванщика, буйное помешательство и навыки дурачка-провидца. А ещё они всегда видят истинный облик фей и прочих воображаемых друзей.
    • Патриарх — Малкав (активен ментально в виде коллективного безумия Малкавианов, где находится физически — неизвестно).
  • Тореадор. Самые эстетствующие среди всех вампиров, они помешаны на красоте и чувственности. Многие из них при жизни были поэтами, художниками или музыкантами, но нежить не может творить так, как живые люди, поэтому Тореадоры по-своему несчастны.
    • Патриарх — Арикель, она же Иштар (предположительно активна).
  • Вентру. Самый пафосный и элитный клан, их специализация — игры в престолы. Они мастера манипуляции и заговоров, и с успехом влияют даже на человеческое общество, хотя оно об этом и не догадывается (пшш, только технократам об этом не говорите — обсмеют и будут правы).
    • Патриарх — Вентру, его так и зовут (уничтожен в древние времена). ИО Патриарха — Веддартха (активен).
  • Тремер. Вообще-то они не вполне настоящие вампиры: когда-то давно они были магами, которые возжелали бессмертия и получили его вот таким стрёмным образом. Тремере всё ещё владеют колдовством, которое, однако, не идёт ни в какое сравнение с тем, что творят истинные маги; впрочем, среди способностей вампиров их силы необычны.
    • «Патриарх» — Тремер, в честь него они и названы. Доигрался с диаблери, в него вселился пожранный им патриарх Саулот, и с тех пор он лежал пластом, пытаясь не дать Саулоту вселиться в него полностью. В 1999 году Саулот полностью захватил его тело, а сам он перескочил в тело своего ученика Горатрикса и с тех пор активен.
  • Отступники. Изредка известны случаи, когда находятся Тсимици и Ласомбра которые не разделяют убеждения Шабаша и присоединяются к Камарилье. Их, как и отступников, перебежавших от Камарильи к Шабашу, иногда называют «антитрибу». Только в этом случае антитрибу светлее и мягче основного клана.

Кланы Шабаша[править]

  • Ласомбра. Сила этого клана — во тьме: они обладают способностью манипулировать тенями. По повадкам они схожи с Вентру, но злее: если у тех девиз — «мирное паразитическое сосуществование», то у Ласомбра — «угнести жалких смертных!». Их родовые земли — в Италии и Испании, и они тесно связаны с Католической церковью. Нет, не в том смысле связаны, что дружат (Церковь и Инквизиция ненавидят всех вампиров), а в том смысле, что любят подражать церковникам и пытаться поставить их под свой контроль.
    • Патриарх — Лаза-Омри-Барас, он же Лас-Ом-Бхае, он же Люсьен, уничтожен в эпоху Ренессанса. Пытались диаблеризировать — не вышло, с тех пор душа его прячется во Тьме Внешней на дне мира и что-то там замышляет.
  • Тзимисце (Цимисхи, Зимищи, Тзимицу, Цимици, Чумишки, боже мой, как только их не переводили…). Самые жуткие и чуждые из всех вампиров, они обладают способностью изменять облик тела — как свой собственный, так и других существ. Себе они придают внешний облик прекрасный и устрашающий (в понимании самих Тзимисце, разумеется.), своим слугам — жалкий и уродливый (а то и вовсе облик и функционал мебели, если особенно накосячат). К идее абсолютного превосходства вампиров над людьми относятся как к само собой разумеющейся — но, в целом, не придают особого значения ни Шабашу, ни людям, ни другим существам, ни даже друг другу, так как больше интересуются совершенствованием, познанием тайн мира и смысла вампирской не-жизни всеми возможными способами.
    • Патриарх — имени не имеет, слишком он Изменчив, но обычно называют «Тзимисце» или «Собор из плоти», а сами Тзимисце называют его «Старейшим». Активен, но прячется, что неудивительно: в нём не осталось совсем ничего человеческого, он стал больше похож на Чужеродное чудовище. Что любопытно, единственный Патриарх, после Становления способный заниматься Истинной Магией, то есть сохранивший свой Аватар. Иными словами, теоретически, он до сих пор жив в полном смысле этого слова.
  • Антитрибу. Это не клан, это отщепенцы из разных кланов Камарильи, примкнувшие к Шабашу. Во всём подобны соответствующим кланам Камарильи, но бесчеловечнее и отвратительнее. В особенности — Громилы (бывшие Бруха — нынче стали кровожадными уродами-психопатами, живущими ради драки и убийств) и Извращенцы (бывшие Тореадоры — им кажутся прекрасными только страдания и смерть других существ). А Малкавианы-антитрибу обладают способностью психической атаки, которой сводят с ума своих врагов!
  • Пандеры. Изначально бесклановые вампиры-изгои, которым шабашиты пообещали нормальное отношение и статус самостоятельного клана. Они на эту удочку клюнули и превратились в источник дешевой пехоты для Шабаша.
    • «Патриарх» (ха-ха-ха!) — Джозеф Пандер, молодой, слабый и вполне активный шабашитский подлиза. Серьёзно, его фамилия как раз и переводится как «подлиза».

Независимые кланы[править]

  • Джованни. Вампирская мафия некромантов, сочетают в себе стереотипы о некромантах, итальянских мафиози, загнивающей аристократии, банкирах и биржевых спекулянтах (верхушка клана предпочитает делать деньги именно двумя последними способами, криминал — только для мелочи пузатой). Они являются кланом не только в вампирском, но и в человеческом смысле: все они при жизни были друг другу родственниками, принадлежа к семье Джованни или их многочисленным свойственникам (Дансирнам, Миллинерам и другим).
    • «Патриарх» — Аугустус Джованни. Распространено мнение, что никакой он не Патриарх, диаблери своего сира зафейлил и с тех пор только щёки надувает.
  • Ассамиты. Клан родом с Ближнего Востока, вампиры-убийцы, ассассины. Их кожа с годами не выцветает, как у других вампиров, а чернеет.
    • На самом деле их Патриарх произвёл аж три линии крови («касты») — ассасинов, визирей (судей и мудрецов) и чародеев, но европейцы на своей шкуре познакомились только с первой из них, а потому считают всех ассамитов кровожадными отморозками, помешанными на диаблери.
    • После пробуждения одного из древних Ассамитов, который им объяснил, что они неправильно живут и не так понимают заветы уважаемого Патриарха Хакима, клан распался на три части: одна повиновалась Мафусаилу, другая — ушла в Камарилью, третья — примкнула к Шабашу (все три касты представлены во всех трёх частях).
    • Патриарх — Хаким, весьма таинственный тип, о котором утверждают, что он вообще не третьего, а второго поколения.
  • Равносы. Клан цыганского происхождения, бродячие вампиры-воры. Почти вымерли в 1999 году, когда их Патриарх Равана пробудился, устроил жуткий погром в Индии и был убит Технократией с применением тактического ядерно-духовного оружия: после его смерти равносы обезумели и начали убивать друг-друга, когда эффект пропал выжили немногие.
    • Патриарх — Запатасура, он же Равана, он же — не смейтесь! — Чурка (уничтожен Технократией в 1999 году)
  • Сетиты. Клан египетского происхождения, карикатурно-мерзкий даже на фоне Шабаша. Имеют интересную философию с центральной идеей вреда стагнации и пользы освобождения от моральных устоев (вследствие чего развращают всех и вся, от чего и считаются мерзкими) и странную мифологию, противоречащую мифу о Каине.
    • Патриарх — Сет, ещё более таинственный тип, чем Хаким. Утверждал, что не имеет отношения ко всей этой каше с Каином. Сетиты считают его настоящим древнеегипетским богом.
  • Старые Тзимисце. Своеобразные антитрибу Тзимисце, которые являются независимым кланом. Изменчивостью не владеют и боятся её, считая чужеродной болезнью. Вообще, Старые Тзимисце — это самые стереотипные деревенские дедушки-вампиры типа «Дракула Брэма Стокера»: живут в богом забытых старых поместьях, окруженные цыганами и Ренфилдами, разговаривают с восточноевропейскими акцентами и шарахаются от электричества. Они поддерживают загадочную секту Тал’Махе’Ра, или Истинную Черную Руку, одна из целей которой — бороться с основным кланом Тзимисце.
  • Каитиффы. Бесклановые вампиры-изгои. Дело в том, что князья Камарильи жестко контролируют размножение подданных, дабы во-первых избежать перенаселения, а во-вторых — усиления своих политических противников. Но иногда случается так, что сир либо внезапно умер, либо обратил шутки ради и исчез в неизвестном направлении, а мир Тьмы пополняется еще одним сиротой-каитиффом, вынужденным осваиваться в новом мире. И ему очень повезет, если освоение произойдет быстро: в Камарилье каитиффов не любят, так как подобный неприкаянный, который не знает ни себя, ни мироустройства является прямой угрозой Маскараду и может наломать дров, а то и привлечь внимание охотников на вампиров. Впрочем, иногда каитиффу везет, и он находит убежище среди Анархов, под крылом скучающего вампира, а то и в качестве единственного Сородича в маленьком городке — что позволяет ему невозбранно именовать себя Князем и даже создать себе единственное Дитя. Камарилья признаёт таких «князей» при условии, что они подчиняются настоящим Князьям ближайших крупных городов; каитиффские «княжества» служат ей в качестве наблюдательных пунктов, следящих за передвижением бродячих шабашитов, оборотней и других противников. Примкнувшие к Шабашу Каитиффы — см. Пандеры.

Вымершие кланы[править]

  • Салюбри. Клан философов, размышлявших о сохранении человечности и о Голконде — таком желаемом состоянии, при котором вампир перестаёт быть кровососущим паразитом на теле человечества. Этих-то добрячков и съели новообращенные Тремеры, желая обрести высокую силу крови (точнее, был диаблеризирован Тремером их Патриарх Саулот, а большинство оставшихся сложили головы в ходе священной мести Тремерам). Те, кто выжил, работают головорезами на Шабаш и порядком озлобились.
    • Патриарх — Саулот (диаблеризирован Тремером в Средние Века, но продолжил существовать в его теле и имеет планы на будущее).
  • Каппадокианы. Клан некромантов. Аугустус Джованни диаблеризировал Каппадокия, своего Сира и учителя, и сам стал Патриархом (на деле - попытался не просто диаблеризировать Каппадоция, а провёл для этого специальный пафосный ритуал, который прошёл с ошибкой: душа Каппадоция не была поглощена, а поколение Джовани под сомнением, возможно, что он и получил заветное третье). Каппадокиане в большинстве своём были убиты Джовани.
    • Патриарх — Каппадокий (стал призраком и плетёт интриги в Землях Мёртвых - плане призраков).

Линии крови[править]

Малочисленные ветви вампиров, происходящие от других кланов либо созданные искусственно. Линии крови по определению не имеют Патриархов, их основатели — более слабые вампиры. Если вдруг кто-то из них насосёт себе высокое звание Патриарха, линия крови становится полноценным кланом (так произошло с Тремерами и Джованни). Большинство из них независимы, но, например, Горгульи состоят в Камарилье, а Каэсиды (вампиры, обращенные не из людей, а из фэйри) — в Шабаше.

  • Самеди. Клан гаитянского происхождения, тесно связанный с магией вуду. Все как один выглядят как разлагающиеся трупы. Из-за этого злые языки утверждают, что Самеди состоят в родстве с Носферату. Сами Носферату эту теорию с негодованием отвергают. По другой теории, этот клан появился в результате экспериментов Джованни.
  • Нагараджа. Клан индийского происхождения. Помимо крови, вынуждены регулярно употреблять в пищу сырую плоть. Как и Тремер, произошли от магов, возжелавших бессмертия, но не от европейских герметистов, а от индийских Чакраварти, магов смерти.
  • Баали. Вампиры которые снюхались с демонами, очень опасны. Нет не так, ОЧЕНЬ ОПАСНЫ. Высшая точка их фирменной дисциплины — это призыв в мир некой аццкой сотоны, которая немедленно начнёт апокалипсис. Что самое смешное — эти аццкие сотоны являются линией крови, отколовшейся от няшек Салюбри (и именно благодаря ним у потомства Саулота немало не только мирных целителей, но и паладинистых воинов: в древности Саулот вынудил свой клан идти в бой с другими кланами, чтобы помочь разобраться с "братьями"-демонопоклонниками).
  • Горгульи. В средние века, когда Цимисхи (до Тремеров державшие пальму первенства Европы по вампирскому колдовству) и некоторые другие кланы, да ещё и маги Ордена Гермеса (независимо от вампиров) фактически вели против Тремеров войну на уничтожение, бывшие волшебники поставили на конвеер использование пленных врагов в экспериментах по созданию вот таких вот каменных чудовищ. Для их создания использовалась не кровь одного вампира, а смесь крови Цимисхов, Гангрелов и некоторых иных кланов. После целого ряда восстаний рабов-горгулий от этой практики было решено отказаться, и горгульи были практически полностью истреблены, но отдельные одиночки порой встречаются и поныне.
  • Провозвестники Черепов. Каппадокианы, которых ад не удержал, они выбрались с того света и стали мстить. Поголовно шабашиты.
  • Каэсиды. Фейри, обращённые в вампиров, или потомство таковых. Интеллектуальны, очень странны и обладают необычными способностями. Не в ладах со временем - могут зайти в библиотеку почитать, а опомниться лет через двести. Шабашиты, так как первые Каэсиды были обращены Ласомбрами.
  • Лайбон. Африканские линии крови. Во множественном числе, так как их много: у каждого второго клана есть особая африканская разновидность. Наиболее известны среди них Наглоперы, африканские Тзимисце (благодаря Шерифу, персонажу видеоигры Bloodlines).
  • Истинные Бруджа. Утверждают, что происходят от настоящего Патриарха Бруджа — Илиеса, а не от ИО Патриарха — Троиль, как остальные. Полные противоположности обычным Бруджа — холодные безэмоциональные мистеры Споки. Владеют уникальной дисциплиной Темпорис, воздействующей на время.
  • Дочери Какофонии. Судя по всему — произошли от Тореадоров. Обладают чудесными (или наоборот просто ужасными) голосами, с помощью которых они могут воздействовать на разумы окружающих. Вопреки названию клана, мужчины в нём тоже есть. Их иногда называют Сыновьями Раздора.
  • Слабокровные. Нельзя назвать их полноценным кланом, но упоминания явно стоят. Известно, что чем больше посредников между самым первым вампиром планеты — Каином — и новообращенным птенцом, тем слабее становится последний. В итоге хватило всего 13-14 поколений, после чего начали появляться этакие недо-вампиры. У некоторых из них сила крови настолько слаба, что они полуживые и у них действуют некоторые функции тела. Например, слабокровный может съесть гамбургер, и его не стошнит. Или заделать кому-нибудь ребеночка-полувампира. О способностях говорить и не приходится — хотя, некоторые отпечатки, все же, проявляются (например, слабокровный ласомбра пусть и не умеет повелевать тенями, но спрятаться в них сможет гораздо эффективнее человека). Участь этих несчастных незавидна: в Камарилье их презирают и гонят с глаз долой, а Шабашиты же боятся до одури, так как считают, что слабокровные — предвестники Геены, посему убивают их на месте. Впрочем, диаблери для них никто не отменял: можно перестать быть слабокровным и «насосать» себе нормальное поколение, хотя каитиффом пациент при этом останется.
    • Что характерно, в Тёмные Века слабокровными считали 13 поколение, и тогда это поколение действительно не могло размножаться (вампиров 14 поколения можно было по пальцам перечесть). Сейчас 13 поколение может давать потомство (14 поколение), и считается нормой, а вот 14 и 15 поколения считаются слабокровными и не могут размножаться (14 — с большим скрипом, 15 — вообще никогда). Зато 15 поколение может изредка зачинать и рожать детей — дампиров (полувампиров).
    • Слабокровный и каитифф — близкие по смыслу понятия. Большинство слабокровных — каитиффы, и многие каитиффы — слабокровные.

Человечность[править]

Вампиры — отнюдь не безмозглые паразиты и не полные чудовища. Точнее, большинство вампиров не такие. В каждом Сородиче спит Зверь — та самая сущность, что заставляет его питаться кровью и потихоньку толкает к моральному горизонту. Когда Зверь берёт верх, вампир полностью теряет себя и становится обычным животным, диким зверем, не умеющим уже даже разговаривать. Поэтому все вампиры волей-неволей должны хранить в себе хотя бы крупицу добра, иначе сама их личность будет разрушена.

Некоторые вампиры могут быть даже человечнее простых людей, поскольку накладывают на себя строжайшие моральные ограничения, например, обет ненасилия. Самые святые даже питаются кровью животных, а если и отопьют немного от человека, то оставят ему все свои деньги в знак раскаяния. Такой вампир даже может пытаться достигнуть легендарной Голконды — неведомого гребаного состояния, при котором он или перестанет быть гемоглобинозависимым, или освободится от Зверя, или вообще станет снова человеком (источники разнятся). Другие полагают, что не-смерть вовсе и не меняет их, и продолжают мыслить как обычные люди, то есть способны как на благодеяния, так и на нехорошие поступки. В целом, они в плане морали ничем не отличаются от нормального человека Мира Тьмы. Эти две категории являются хорошими парнями вампирского сообщества и не дают ему окончательно скатиться в кромешный ад. Такие человечные вампиры обладают свойственной только им способностью «изображать жизнь»: усилием воли разгонять кровообращение, становиться тёплыми, моргать и дышать постоянно, а не только когда говорят. В общем, выглядеть совсем как люди.

Но чем дольше живёт вампир, тем мимолётнее кажутся ему жизни простых людей. Они ведь всё равно умрут, верно? Именно с этого начинается падение неосторожных Сородичей. И с этого же момента к вампиру цепляется аура Змея, что вполне могут почувствовать оборотни. Такие вампиры не будут специально убивать своих жертв, но если жертва случайно умрёт, то это не будет особой трагедией. В конце концов, такой каинит превращается в законченного эгоиста, для которого чужие жизни (как людей, так и вампиров) не значат ничего. К сожалению, многие Старейшины находятся именно на этой грани. Короче, таких вампиров можно сравнить с циничными и жестокими людьми, вроде коррумпированных политиков или глав преступных синдикатов. Но они пока ещё не пересекли черту. На этой отметке Сородич заметно внешне не меняется, но почти утрачивает способность «изображать жизнь»: он замирает в своей дефолтной форме «бледного, неуловимо неправильного человека».

На самом краю, Сородича не интересует уже ничего, кроме садизма и насилия. Камарилья очень не любит подобных долбанашек и оперативно вычищает их из своих рядов, Шабаш считает их просто убогими (но при этом с удовольствием использует в качестве пушечного мяса, Пути — это для офицерского состава). А ещё именно благодаря таким кадрам охотники и даже другие супернатуралы считают вообще всех каинитов поголовно полными отморозками. Где-то на этой отметке каинит начинает заметно меняться внешне: если в предыдущей стадии он был чуть-чуть, неуловимо неправильным с точки зрения смертных, то теперь он выглядит как весомо-грубо-зримый персонаж фильма типа «30 дней ночи».

И вот, последняя черта пересечена. Вампир теряет всякую связь с другими людьми и вампирами, становясь настоящим безумцем. Не безобидным дурачком, вроде Малкавиан, а подлинным маньяком. Вместе с душой искажается и тело. Такие Сородичи Каиниты вурдалаки красногубые внешне уже никак не могут быть приняты за Homo Sapiens. На финальном этапе деградации от вампира как личности не остаётся ничего. Вообще ничего. Это просто животное, пьющее кровь. Камарилья таких отстреливает, как бешеных собак: вампир с мозгами обычного зомби неспособен соблюдать Маскарад и может выдать всех.

Шабашу тоже совсем не нужны озверевшие неуправляемые вурдалаки, которые не слушают командиров. Ну, выпустить кучку таких на дискотеке, наблюдая с безопасного расстояния, бывает порой весело (и то, наиболее идейные шабашиты считают себя сектой благородных воителей и охотников, а не психов-маньяков-извращенцев). Но всё равно это не кадры, даже не боевые звери. Поэтому специально для тонущих в пучине Зверя неофитов были созданы альтернативные системы морали, которые и бросают, как спасательный круг, юным шабашитам. Альтернативная философия шабашитов может быть… какая угодно, выбор велик. Но она уже имеет мало общего с человеческой. Факт тот, что индоктринация в это дикое сектантство — действенное средство против Зверя.

Так что с точки зрения морали у вампиров можно обнаружить все цвета спектра. От почти святого, спасающего котят и выхаживающего тяжело больных бомжей, до полоумного маньяка, пьющего кровь младенцев. И самое печальное, что вторых замечают куда чаще, чем первых. Посередине находится вампирское большинство, разнящееся от мирных обывателей до циничных политиканов. Короче, всё как у людей.

Personal Horror[править]

Вместе с тем правильный способ играть в «Вампиров» — это стиль, который авторы называют personal horror — личный ужас. Хотя существует тенденция интерпретировать антигероев игры как «супергероев с клыками» — это неправильно, скажем «нет» таким безобразиям. Правильно отыгрывать вампира — значит, ужасаться тому, как он постепенно сползает вниз от человека к чудовищу. Когда точки Человечности теряются одна за другой, когда Зверь оживает и подталкивает персонажа к тому, чтобы кого-нибудь сожрать, когда Князь за старый долг требует убить невинного свидетеля, а возникающие внезапно охотники на вампиров не хотят и слышать аргументов «ну я же тоже человек», и тогда — или ты, или они… Тогда ужас того, что ты вампир, ничем не уступает ужасу человека, внезапно повстречавшего вампира в тёмном переулке. И это мы ещё говорим про Камарилью. Играть за Шабаш и отыгрывать их серобуромалиновую мораль, их весёленькие обряды, да хотя бы их практику инициации с закапыванием новообращённых в могилы — вот чего бойся-то. Впрочем, и это меркнет перед перспективой угодить к каким-нибудь баалитам. Уж там тебе по полной объяснят, почему у тебе именно не-жизнь.

Впрочем, ещё интереснее может быть отыгрывать борьбу со Зверем. Когда и окружение, и сама жизнь подталкивают к краю, но вампир из последних сил держится и не позволяет Зверю взять верх. В конце концов, помимо пути в Геену есть и путь к Голконде, о которой так или иначе мечтают все каиниты, у кого не окончательно отшибло мозги. Есть и третий путь, к которому стремятся Ганрелы и некоторые другие вампиры - сосуществование со Зверем, баланс и равновесие. Хочешь поесть - иди охотиться, но не более, чем это необходимо. Надо убить врага - убивай, но не получай от этого наслаждения.

В целом, популярная поговорка среди вампиров — «Зверь я есмь, дабы зверем не стать». Интерпретируй как хочешь.

Пути[править]

Большинство вампиров (включая самых злобных из них) руководствуются понятиями Человечности, то есть всем нам привычными представлениями о добре и зле (см. выше). Но, как это бывает и у людей, отдельные личности крепко задумываются о том, кто они на самом деле, и зачем пришли в этот мир, и в итоге рождают свои собственные философские концепции. Их называют Путями Просветления и предлагают как альтернативу привычной морали, со своими понятиями о смысле не-жизни, благих поступках и грехах — если уж и говорить о всех цветах спектра, то именно Пути воплощают собой это понятие: разнясь от вполне мирных, хоть и чуждых обычному потребителю, философий, и заканчивая совершенно чудовищными деструктивными сектами. Последние, как обычно, преобладают (требование к изучению любого Пути — человечность не выше 3, что намекает на типичного представителя). В основном, распространено у Шабашитов, но и среди них избирающих подобную дорогу достаточно мало: ведь сперва нужно найти того, кто посвятит (некоторые из них — тайна за семью печатями, а вы как думали?), да еще понять и принять абсолютно иную концепцию, ритуалы и, как правило, жесточайшую дисциплину, что может отнюдь не каждый — продолжать катиться вниз ко Зверю гораздо проще, в том числе и в плане отыгрыша. Проще и опаснее: быть злобным и не быть на Пути — значит, сильно рисковать раствориться в Звере и кончиться как личность.

За все время существования вампиров, от Темных времен и до XXI века было сформировано великое множество Путей Просветления, как на западе, так и на востоке. Подробнее о них в — подстатье.