Vampire: The Masquerade

Материал из Posmotre.li
(Перенаправлено с Vampire: the Masquerade)
Перейти к: навигация, поиск
« А с платформы говорят: Соблюдайте Маскарад!
Неонатики в ответ: Расскажите нам секрет,
В этой вашей Камарилье кто хороший, а кто нет?
С кем нам можно поиграть, а кто примется бодать?
Кто колдует понемногу, а кто в тайнах ни гугу?
Просветите нас, миледи, мы за это на обед
Принесём пакетов крови вам тяжеленький пакет!
»
— Фольклор "вампиротолчков"

Vampire: The Masquerade — это настольная ролевая игра, (анти-)героями которой являются обычные кровососущие монстры — вампиры. Ну, не совсем обычные. В сеттинге довольно ловко соблюдается баланс между образом «стандартного голливудского вампира» и своими собственными придумками. Некоторые штампы о вампирах реконструируются, некоторые — деконструируются, некоторые являются простым суеверием.

Действие происходит в Старом Мире Тьмы, параллельной Земле, которая очень похожа на настоящую, но радости от неё никакой более мрачна, готична и панкова. В этом мире существуют вампиры — могущественная раса нежити, ведущая происхождение от самого библейского Каина. От потомства Каина происходят кланы — подвиды и разновидности вампиров, каждый со своей собственной культурой, способностями и особенностями. У каждого клана есть основатель — Допотопный или Патриарх, очень древний и сильный вампир, спящий где-то в отдалённом уголке Земли, и его ближайшее потомство (люди, обращённые им в вампиров) — Мафусаилы, которых опасаются даже другие вампиры, потому что питаются они исключительно вампирской кровью. Чуть ниже по вампирской лестнице лежат старшие — руководство кланов, возрастом где-то от 1000 до 500 лет, они являются вампирскими политиками и интриганами. Ну и самая мелочь — анциллы (служители) и новообращённые — самые обычные вампиры, которые в большинстве случаев и являются игровыми персонажами.

В каждом городе есть сообщество вампиров, управляемое Князем — самым авторитетным вампиром города. Все Князья являются членами вампирского сообщества, известного, как Камарилья. Цели Камарильи — охранять существование вампиров в тайне и следить за тем, чтобы никто не бузил и не привлекал внимание смертных к существованию нежити (это-то и называется маскарадом). У Камарильи есть и враги, среди которых наиболее опасен Шабаш — агрессивные вампиры-культисты и террористы, в открытую проповедующие теорию превосходства нежити над жалкими смертными. Если члены Камарильи похожи на персонажей Энн Райс, то шабашиты — на вампиров из фильмов «Пропащие ребята», «Почти полная тьма» или «30 дней ночи».

Вампиры Камарильи называют себя Сородичами (Kindred, в надмозговом переводе — Красным Родом). Шабашиты предпочитают именоваться «Каинитами» (Cainites). Оба самоназвания могут употребляться и в более широком смысле, как политкорректный синоним слова «вампир».

Содержание

[править] Система поколений

Вампирская генеалогия — кто кого обратил в вампира — очень важна, так как именно от неё зависят доступные вампиру силы. Первое поколение — это сам Каин, на которого Господь Бог наложил и проклятие вампиризма, и совершенно божественного уровня бафф, который позволил Каину изучить у Лилит истинную магию (ни один другой вампир на это не способен) и изобрести на её основе вампирские Дисциплины. Второе поколение, ныне полностью вымершее — это трое, обращённых Каином, и схожих с ним по уровню силы. Третье поколение — это Патриархи-Допотопные. Они — последние вампиры с силой божественного уровня, однако у них уже появляется специализация и особые уникальные проклятия, ограничивающие их возможности. Четвёртое-Пятое поколения — Мафусаилы, «среднее звено» между Допотопными и рядовыми вампирами. Поколения с шестого по тринадцатое — рядовые вампиры с убывающим уровнем силы. Наконец, четырнадцатое и пятнадцатое поколения — слабокровные, недовампиры, и дальше процесс распространения вампиризма не идёт.

Изменить своё поколение можно только одним способом: совершить преступление, известное, как диаблери. Говоря по-простому, высосать насухо, вплоть до души, другого вампира более сильного поколения. А потом несколько лет прятаться, пока с ауры не сойдут следы содеянного, и всю последующую нежизнь бояться тех, кто запалит тебя каким-то другим способом. Ну, или вступить в Шабаш, там на это смотрят более позитивно и инициативно.

[править] Кланы Камарильи

[править] Кланы Шабаша

[править] Независимые кланы

[править] Вымершие кланы

[править] Линии крови

Малочисленные ветви вампиров, происходящие от других кланов либо созданные искусственно. Линии крови по определению не имеют Патриархов, их основатели — более слабые вампиры. Если вдруг кто-то из них насосёт себе высокое звание Патриарха, линия крови становится полноценным кланом (так произошло с Тремерами и Джованни). Большинство из них независимы, но, например, Горгульи состоят в Камарилье, а Каэсиды (вампиры, обращенные не из людей, а из фэйри) — в Шабаше.

[править] Человечность

Вампиры — отнюдь не безмозглые паразиты и не полные чудовища. Точнее, большинство вампиров не такие. В каждом Сородиче спит Зверь — та самая сущность, что заставляет его питаться кровью и потихоньку толкает к моральному горизонту. Когда Зверь берёт верх, вампир полностью теряет себя и становится обычным животным, диким зверем, не умеющим уже даже разговаривать. Поэтому все вампиры волей-неволей должны хранить в себе хотя бы крупицу добра, иначе сама их личность будет разрушена.

Некоторые вампиры могут быть даже человечнее простых людей, поскольку накладывают на себя строжайшие моральные ограничения, например, обет ненасилия. Самые святые даже питаются кровью животных, а если и отопьют немного от человека, то оставят ему все свои деньги в знак раскаяния. Такой вампир даже может пытаться достигнуть легендарной Голконды — неведомого гребаного состояния, при котором он или перестанет быть гемоглобинозависимым, или освободится от Зверя, или вообще станет снова человеком (источники разнятся). Другие полагают, что не-смерть вовсе и не меняет их, и продолжают мыслить как обычные люди, то есть способны как на благодеяния, так и на нехорошие поступки. В целом, они в плане морали ничем не отличаются от нормального человека Мира Тьмы. Эти две категории являются хорошими парнями вампирского сообщества и не дают ему окончательно скатиться в кромешный ад. Такие человечные вампиры обладают свойственной только им способностью «изображать жизнь»: усилием воли разгонять кровообращение, становиться тёплыми, моргать и дышать постоянно, а не только когда говорят. В общем, выглядеть совсем как люди.

Но чем дольше живёт вампир, тем мимолётнее кажутся ему жизни простых людей. Они ведь всё равно умрут, верно? Именно с этого начинается падение неосторожных Сородичей. И с этого же момента к вампиру цепляется аура Змея, что вполне могут почувствовать оборотни. Такие вампиры не будут специально убивать своих жертв, но если жертва случайно умрёт, то это не будет особой трагедией. В конце концов, такой каинит превращается в законченного эгоиста, для которого чужие жизни (как людей, так и вампиров) не значат ничего. К сожалению, многие Старейшины находятся именно на этой грани. Короче, таких вампиров можно сравнить с циничными и жестокими людьми, вроде коррумпированных политиков или глав преступных синдикатов. Но они пока ещё не пересекли черту. На этой отметке Сородич заметно внешне не меняется, но почти утрачивает способность «изображать жизнь»: он замирает в своей дефолтной форме «бледного, неуловимо неправильного человека».

На самом краю, Сородича не интересует уже ничего, кроме садизма и насилия. Камарилья очень не любит подобных долбанашек и оперативно вычищает их из своих рядов, Шабаш считает их просто убогими (но при этом с удовольствием использует в качестве пушечного мяса, Пути — это для офицерского состава). А ещё именно благодаря таким кадрам охотники и даже другие супернатуралы считают вообще всех каинитов поголовно полными отморозками. Где-то на этой отметке каинит начинает заметно меняться внешне: если в предыдущей стадии он был чуть-чуть, неуловимо неправильным с точки зрения смертных, то теперь он выглядит как весомо-грубо-зримый персонаж фильма типа «30 дней ночи».

И вот, последняя черта пересечена. Вампир теряет всякую связь с другими людьми и вампирами, становясь настоящим безумцем. Не безобидным дурачком, вроде Малкавиан, а подлинным маньяком. Вместе с душой искажается и тело. Такие Сородичи Каиниты вурдалаки красногубые внешне уже никак не могут быть приняты за Homo Sapiens. На финальном этапе деградации от вампира как личности не остаётся ничего. Вообще ничего. Это просто животное, пьющее кровь. Камарилья таких отстреливает, как бешеных собак: вампир с мозгами обычного зомби неспособен соблюдать Маскарад и может выдать всех.

Шабашу тоже совсем не нужны озверевшие неуправляемые вурдалаки, которые не слушают командиров. Ну, выпустить кучку таких на дискотеке, наблюдая с безопасного расстояния, бывает порой весело (и то, наиболее идейные шабашиты считают себя сектой благородных воителей и охотников, а не психов-маньяков-извращенцев). Но всё равно это не кадры, даже не боевые звери. Поэтому специально для тонущих в пучине Зверя неофитов были созданы альтернативные системы морали, которые и бросают, как спасательный круг, юным шабашитам. Альтернативная философия шабашитов может быть… какая угодно, выбор велик. Но она уже имеет мало общего с человеческой. Факт тот, что индоктринация в это дикое сектантство — действенное средство против Зверя.

Так что с точки зрения морали у вампиров можно обнаружить все цвета спектра. От почти святого, спасающего котят и выхаживающего тяжело больных бомжей, до полоумного маньяка, пьющего кровь младенцев. И самое печальное, что вторых замечают куда чаще, чем первых. Посередине находится вампирское большинство, разнящееся от мирных обывателей до циничных политиканов. Короче, всё как у людей.

[править] Personal Horror

Вместе с тем правильный способ играть в «Вампиров» — это стиль, который авторы называют personal horror — личный ужас. Хотя существует тенденция интерпретировать антигероев игры как «супергероев с клыками» — это неправильно, скажем «нет» таким безобразиям. Правильно отыгрывать вампира — значит, ужасаться тому, как он постепенно сползает вниз от человека к чудовищу. Когда точки Человечности теряются одна за другой, когда Зверь оживает и подталкивает персонажа к тому, чтобы кого-нибудь сожрать, когда Князь за старый долг требует убить невинного свидетеля, а возникающие внезапно охотники на вампиров не хотят и слышать аргументов «ну я же тоже человек», и тогда — или ты, или они… Тогда ужас того, что ты вампир, ничем не уступает ужасу человека, внезапно повстречавшего вампира в тёмном переулке. И это мы ещё говорим про Камарилью. Играть за Шабаш и отыгрывать их серобуромалиновую мораль, их весёленькие обряды, да хотя бы их практику инициации с закапыванием новообращённых в могилы — вот чего бойся-то. Впрочем, и это меркнет перед перспективой угодить к каким-нибудь баалитам. Уж там тебе по полной объяснят, почему у тебе именно не-жизнь.

Впрочем, ещё интереснее может быть отыгрывать борьбу со Зверем. Когда и окружение, и сама жизнь подталкивают к краю, но вампир из последних сил держится и не позволяет Зверю взять верх. В конце концов, помимо пути в Геену есть и путь к Голконде, о которой так или иначе мечтают все каиниты, у кого не окончательно отшибло мозги. Есть и третий путь, к которому стремятся Ганрелы и некоторые другие вампиры - сосуществование со Зверем, баланс и равновесие. Хочешь поесть - иди охотиться, но не более, чем это необходимо. Надо убить врага - убивай, но не получай от этого наслаждения.

В целом, популярная поговорка среди вампиров — «Зверь я есмь, дабы зверем не стать». Интерпретируй как хочешь.

[править] Пути

Большинство вампиров (включая самых злобных из них) руководствуются понятиями Человечности, то есть всем нам привычными представлениями о добре и зле (см. выше). Но, как это бывает и у людей, отдельные личности крепко задумываются о том, кто они на самом деле, и зачем пришли в этот мир, и в итоге рождают свои собственные философские концепции. Их называют Путями Просветления и предлагают как альтернативу привычной морали, со своими понятиями о смысле не-жизни, благих поступках и грехах — если уж и говорить о всех цветах спектра, то именно Пути воплощают собой это понятие: разнясь от вполне мирных, хоть и чуждых обычному потребителю, философий, и заканчивая совершенно чудовищными деструктивными сектами. Последние, как обычно, преобладают (требование к изучению любого Пути — человечность не выше 3, что намекает на типичного представителя). В основном, распространено у Шабашитов, но и среди них избирающих подобную дорогу достаточно мало: ведь сперва нужно найти того, кто посвятит (некоторые из них — тайна за семью печатями, а вы как думали?), да еще понять и принять абсолютно иную концепцию, ритуалы и, как правило, жесточайшую дисциплину, что может отнюдь не каждый — продолжать катиться вниз ко Зверю гораздо проще, в том числе и в плане отыгрыша. Проще и опаснее: быть злобным и не быть на Пути — значит, сильно рисковать раствориться в Звере и кончиться как личность.

За все время существования вампиров, от Темных времен и до XXI века было сформировано великое множество Путей Просветления, как на западе, так и на востоке. Подробнее о них в — подстатье.

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты