The Elenium and The Tamuli

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «The Tamuli»)
Перейти к: навигация, поиск

«Хроники Спархока» — условное название произведений в жанре высокого фэнтези за авторством Дэвида Эддингса, объединенных главным действующим лицом — Спархоком, рыцарем ордена Пандион. Состоят из двух трилогий — «Эления» и «Тамул». Являются неплохим образцом неоклассического фентези, в частности, весьма ценимы Сапковским. Повествуют о борьбе светлых рыцарей против различных сил зла.

Состав и сюжет[править]

«Хроники Элении» (The Elenium)[править]

  • Алмазный трон / The Diamond Throne (1989)
  • Рубиновый рыцарь / The Ruby Knight (1990)
  • Сапфирная роза / The Sapphire Rose (1991)

Спархок, рыцарь Пандионского ордена и Королевский Рыцарь Элении, возвращается из десятилетнего изгнания, окончившегося со смертью короля Алдреаса, только для того, чтобы обнаружить — дочь Алдреаса, королева Элана, отравлена и находится на грани смерти. Ее жизнь поддерживает созданный заклинанием огромный кристалл, в который она заключена вместе со своим троном.

У Спархока всего год, чтобы найти средство излечить королеву — и покарать отравителя. Чтобы помочь ему в поисках, все Воинствующие Ордена отправляют к нему избранных воинов.

«Тамул» (Tamuli)[править]

  • Огненные купола / Domes of Fire (1992)
  • Сияющая цитадель / The Shining Ones (1993)
  • Потаённый город / The Hidden City (1994)

Странные события творятся в Тамульской империи — то здесь, то там появляются люди, утверждающие, что они говорят от имени героев прошлого, вернувшихся из могил, чтобы свергнуть империю. И впрямь случаются стычки с воинами, вооруженными древним оружием и облаченными в бронзовые доспехи. А еще и различные чудовища — оборотни, вурдалаки, сияющие — запугивают мирных жителей.

Узнав, что нечто похожее происходит и в эленийских королевствах, император Сарабиан отправляет своего министра иностранных дел Оскайна, чтобы тот обратился за помощью к сэру Спархоку, как человеку, уже имеющему опыт борьбы с божественной угрозой.

За что хвалят[править]

  • Эддингс неплохо умеет сочетать «роман пути» и собственно «эпическое фентези». Во второй трилогии фокус сюжета смещается от просто путешествия к довольно интересным дворцовым интригам.
  • Интересные характеры персонажей. Эддингс продолжает традицию, начатую в предыдущей серии «Белгариад»: довольно клишированный сюжет, но при этом живые и колоритные герои.
  • Хороший язык, особенно диалоги. Даже надмозги-переводчики не смогли это испортить (хотя второй книге первой трилогии очень досталось).
  • В целом — неплохой юмор, когда мягкий и тонкий, когда грубоватый.
  • Живой и проработанный мир, практически не содержащий элементов стандартного фэнтези-сеттинга. Хотя главный герой и является Анакхой, мир вполне живет и без его присутствия. Автор не поленился проработать не только политику, географию и религию, но и экономику (и это, между прочим, ружье Чехова для одной очень предприимчивой красотки-баронессы).
  • Эддингс — один из немногих авторов, понимающих, что такое доспехи, как они носятся, как это работает, и какие с этим сопряжены неудобства. К остальному рыцарскому снаряжению это тоже относится: в дождливую погоду доспехи ржавеют и требуют ухода; в солнечную рыцари обливаются потом, из-за чего пахнет от них, мягко говоря, не очень хорошо (подсвечено в одном диалоге: «Доспехи должны дурно пахнуть. Если во время боя у противника слезятся глаза, это дает тебе некоторое преимущество»); даже если у персонажей одинаковая фигура, доспехи одного на втором будут сидеть некомфортно; мечи тупятся, а копья ломаются, и после схватки стоит заготовить запасные древки для копий; боевой топор не предназначен для рубки дров. И многие другие примеры в том же духе.

За что ругают[править]

  • Фэнтези писалось Эддингсом из чисто финансовых соображений, и периодически это чувствуется.
  • Противники не совсем идиоты, но все же недостаточно умны, чтобы построить неразрушаемую интригу. Впрочем, этому есть авторское обоснование в тексте — за всеми действиями антагонистов стоят злые божества, которые привыкли решать проблемы грубой силой, а не умственной деятельностью.
  • Ярко выделяется унылая непобедимость Спархока сотоварищи. Один положительный персонаж первого плана погибает-таки, но и всё. И это на шесть книг! К этому же добавляется пассивность и чудовищная неудачливость противников. Как правило, они делают один толковый ход на книгу, после чего сидят и чешут в затылке, и вскоре их интриги рушатся от планомерной работы героев.
  • Первая трилогия — по сути, история похождений разведывательно-диверсионного отряда, поэтому и POV здесь всего один, и массовых побоищ мало — по сути, одна только осада Святого Города, в которой сошлись больше десятка тысяч человек, может считаться таковой. Во второй трилогии и POVов становится гораздо больше, и сражения присутствуют в куда больших масштабах.
  • Персонажи в целом повторяют архетипы высокого фэнтези, хотя и вполне достойно реконструированные. Отсюда вырастают претензии любителей темного фэнтези.
  • С «на тебе!» местами откровенный перебор.

Читать ли? Каждый решает для себя сам. В целом, даже противники цикла согласны с тем, что написан он весьма старательно и добротно.

Страны и народы[править]

Эозия[править]

Карта Эозии

Эозия — западный континент, на котором происходит действие первой трилогии. Здесь обитают нижеперечисленные народы.

Эленийцы[править]

СФК чуть приглаженной и не зараженной радикальным христианством средневековой Западной Европы. Живут в нескольких странах: собственно Элении, а также Арсиуме, Ламорканде, Пелозии и других. Культура разнится от страны к стране, но есть общие моменты:

  • Эленийцы убеждены, что их Бог дал им главный дар — здравомыслие и логику. Действительно — эти ребята умеют и любят мыслить логично.
  • В связи с явным интеллектуальным превосходством над остальными расами (только интеллектуальным, с мудростью у ребят местами проблемы) эленийцы страдают «синдромом белого человека» в отношении других рас. Особенно достается стирикам.
  • Почти все эленийцы умеют читать. По-эленийски, разумеется. Вот с остальными языками у них как правило затык, и, например, изучение стирикского, в рамках магической подготовки — для них смерти подобно. Но зато на родном читают практически все, включая крестьян.
  • Эленийцы отличные воины регулярного типа. Т. е. на первом месте стратегия, тактика, система осады и обороны, боевые построения и отработка выполнения команд. Собственно, эленийские Воинствующие Ордена, пожалуй, единственная военная сила, которая может быть где-то на равных с атанами.

В связи с религиозной угрозой из Земоха Святая Церковь приняла решение о создании Воинствующих Орденов — рыцарских орденов, члены которых не только являются хорошими воинами, но и обучаются стирикской магии, чтобы противостоять магии земохского императора Отта и его божества Азеша. В каждом ордене — 25 тысяч рыцарей, так что это — весьма грозная ударная сила.

Список орденов:

  • Пандион. Базируется в Элении. Магистр — Вэнион. Богиня-покровительница — Афраэль. Цвет плащей — черный. Специализация — интенсивный допрос и распускание слухов о собственной жестокости.
  • Сириник. Базируется в Арсиуме. Магистр — Абриэль. Бог-покровитель — Ромалик. Цвет плащей — белый. Специализация — оборона и осада укреплений.
  • Альсион. Базируется в Дэйре. Магистр — Дареллон. Бог-покровитель — Сетрас. Цвет плащей — голубой. Специализация — тяжелые доспехи.
  • Генидиан. Базируется в Талесии. Магистр — Комьер. Бог-покровитель — Ханка. Цвет плащей — зеленый. Специализация — легкие доспехи и использование магии Троллей-Богов.

Стирики[править]

В мире Беллиома практически нет нелюдей, кроме троллей, да и те происходят из одного с людьми корня. (В заметных количествах есть разве что огры, рогатые и агрессивные травоядные великаны.) Место этих самых нелюдей (а конкретнее — эльфов) занимают как раз стирики.

Что самое интересное, в первой трилогии они показаны как забитый, бедный и простой народец эскапистов и козопасов, постоянно подвергающийся травле со стороны эленийцев. При этом — только стирики обладают могущественной, и, главное, стабильной магией, которая, впрочем, не может скомпенсировать численный перевес эленийцев.

Во второй выясняется, что стирики, вообще-то, происходят из Дарезии. И как раз там они вполне себе неплохо себя чувствуют, живут в мраморных домах-храмах, обряжаются в шелка и позволяют себе рыкать даже на особ королевской крови.

От эльфов у стириков загадочность, близость к природе, красота (стирики подчеркнуто красивы, хотя на вкус эленийцев их черты лица несколько «грубоваты» — по сравнению с эленийцами, у стириков более бледная кожа и более тонкие и резкие черты лица), долголетие (даже обычные стирики живут, судя по оговоркам — существенно дольше эленийцев, жрецы же — попросту биологически бессмертны).

В целом — слегка заносчивый и весьма нервный народ, со сложной историей.

Рендорцы[править]

СФК Ближнего Востока, со всеми характерными чертами — женщины в чадре, глинобитные дома с плоской крышей, засушливая местность (а половина Рендора — и вообще самая натуральная пустыня), кочевники и овцеводы, религиозные разногласия с эленийцами… Что интересно, упомянутые разногласия лежат преимущественно в области административной — рендорцы верят в того же бога, что и эленийцы, а «рендорская ересь» заключается прежде всего в том, что рендорцы считают Церковь прогнившей. В период раскола она именно такой и была, так что они не так уж и не правы. В целом, это конфликт не «арабы против крестоносцев», а, скорее, «протестанты против католиков».

Пелои[править]

Народ кочевников, живущий в Пелозии. По их имени это эленийское государство и получило свое название. Низкорослы, кривоноги, так как большую часть жизни проводят в седле, перегоняют стада по степи, отменно владеют саблями. Настолько свирепые бойцы, что Отт, император Земоха, предпочитает вторгаться в эленийские королевства через холмистый Ламорканд, а не через куда более удобную равнинную Пелозию.

Тролли[править]

Девять-десять футов роста, косматая шкура, руки до земли, клыки, зверские морды, едят человечину… А еще они не умирают от старости. При всем при этом тролли происходят от одного с людьми корня — так называемых «людей начала времен». Те были еще хуже, так что даже удивительно, как это на свет появились самые обычные люди. Впрочем, разделение на троллей и обычных людей произошло в столь далекие времена, что считать людей и троллей родственниками нельзя.

У троллей есть свои Тролли-Боги — Бог Огня, Бог Льда, Бог Убийства, Бог Еды и Бог Плодородия. И тролли при нужде могут обращаться к ним с молитвами. А при особой нужде — некоторые из генидианских рыцарей тоже знают, как правильно молиться по-тролличьи.

Земохцы[править]

Земохцы — не какой-либо уникальный народ, а плод скрещивания в приказном порядке земохских стириков и эленийцев. Получившиеся гибриды уродливы, туповаты, жестоки и полностью послушны воле местного Темного Властелина и его бога. В общем — типичные орки.

По воле своего императора Отта и его божества Азеша регулярно ходят войной на эленийцев. Впрочем, с тех пор, как пятьсот лет назад земохское вторжение было отбито Воинствующими Орденами, Отт (один и тот же) предпочитает копить силы.

Дарезия[править]

Карта Дарезии

Второй континент, лежащий к востоку от Эозии и отделенный от нее Земохским перешейком. Здесь разворачивается основное действие второй трилогии и добавляются новые народы, кроме тех, что уже упомянуты выше.

Тамульцы[править]

Желтокожие дипломаты, бюрократы и объединители континента. Относятся, в общем-то, к той же расе, что и атаны, но в отличии от последних, развивались в интеллект, а не в силу. В итоге, исторически, экономически, политически и, самую чуточку, военно (особенно после получения контроля над атанами) — объединили весь континент в Тамульскую Империю. При этом, Империя вышла на удивление адекватная, в том смысле, что подчиненные страны старается не грузить, во внутреннюю политику лезет минимально, и даже у атанов (рабов, если что, пусть и формально) есть свои король с королевой. Причем обладающие, как выясняется в конце трилогии, весьма широкой автономией.

За это тамульцев называют «рыжими собаками», «желтыми дьяволами», «оккупантами»… И исправно платят налоги и соблюдают необходимый минимум Имперских Законов.

В принципе, государство, до начала кризиса описанного во второй трилогии, процветало, население далеко не бедствовало, а в Материоне (столице Империи) — даже боевые лошади разжирели настолько, что еле удерживают собственный вес.

Атаны[править]

Гордая и воинственная раса. Родственны тамульцам, так что так же, как и те, бронзовокожи, черноволосы и слегка раскосоглазы. Еще в древности заметили, что высокие люди чаще побеждают в схватках, чем низкорослые, так что занялись прикладной евгеникой, пытаясь вывести идеального солдата. Можно сказать, получилось. Сейчас средний рост атана — семь-семь с половиной футов, выносливость позволяет догнать и перегнать всадника (на длинной дистанции, на короткой лошадь все же быстрее), сила, позволяющая вязать бантики из стальных прутьев, в комплекте. А еще атаны очень красивы.

Без ложки дегтя не обошлось — в комплекте со всеми свойствами идеального солдата шла и повышенная агрессивность. Так что в итоге в Атане даже спор о погоде превращался в массовое побоище. Стремясь спасти свой народ от истребления, очередной король Атана пришел к тамульцам с предложением — взять атанов в рабство. От этой сделки выиграли обе стороны — тамульцы получили лучшую пехоту на континенте, а атаны избавились от риска самоистребления, так как тамульцы находят удачные отговорки, чтобы отказать отдельным атанам в праве убивать друг друга.

Киргаи и кинезганцы[править]

Киргаи — жившая в горной долине посреди пустыни раса, близкородственная валезийцам. Но, в отличие от них, киргаи посвятили свою жизнь войне. Отличались крайней ксенофобией и консерватизмом. Зашли так далеко, что даже отказались от золотых денег, используя вместо них железные бруски. Прославились как великие воины, возможно, даже более грозные, чем атаны. Стремились завоевать весь мир, но, на свою беду, начали со стириков. Те взмолились ко всем своим богам разом, и вокруг пустыни возникла незримая черта. Любой киргай, перешагнувший через нее, немедленно умирал.

Оказавшись запертыми в пустыне, киргаи по указанию своего бога Киргона начали скрещиваться с представительницами неизвестной расы кочевников, обитавших в той же пустыне. Так на свет появились кинезганцы, полукровки-киргаи, на которых не распространялось проклятие стириков. Однако же киргаи, возведшие исполнительность в ранг искусства, уделили процессу производства кинезганцев столько внимания, что забыли о собственных женщинах. В итоге все киргайские женщины вышли из детородного возраста, и последний киргай умер около десяти тысяч лет назад.

Валезийцы[править]

Родственная киргаям раса, живущая на тропическом острове посреди моря. Поскольку условия там поистине райские, то валезийцы бесконечно миролюбивы и дружелюбны. А еще их традиционный наряд обнажает женскую грудь. Собственно, ничем более и не прославлены, и упомянуты здесь только потому, что один из значимых персонажей второй трилогии — валезийка.

Персонажи[править]

Персонажей — вагон и маленькая тележка. Выписаны весьма старательно, хоть и не без огрехов. Ниже перечислены даже не все главные персонажи, а только те, без кого вообще ничего не понятно.

Спархок[править]

Главный герой. Стирики зовут его «Анакха», что переводится со стирикского как «Человек без судьбы». Рыцарь в ржавых доспехах. Около сорока лет, так что чувствует себя чуточку староватым для всего этого, но еще достаточно крепок, чтобы выйти на бой с кем угодно. И победить. Отличительная черта, которую очень сложно замаскировать — нос, сломанный в тренировочном поединке с другом детства.

Все мужские потомки его рода носят одно и то же имя, начиная с самого первого Спархока, уже не одну сотню лет. Является потомственным Королевским Рыцарем Элении, то есть тем самым человеком, который от имени короля принимает и бросает вызовы на поединок. Владение оружием соответствующее, но учился в основном бою в доспехах и конному бою, так что в других стилях есть воители и посильнее. Рыцарь Пандионского Ордена, соответственно, и в магии разбирается весьма прилично для не-стирика.

Его отец испортил отношения со слабым и никчемным королем Алдреасом, пытаясь сделать из того человека. Так что когда Спархок прибыл ко двору, чтобы сменить своего отца, то король Алдреас в качестве издевки назначил его воспитателем принцессы Эланы.

Элана[править]

Искусная государыня. Родилась при развращенном опасном дворе, где ее отец, король Алдреас, имел не вполне братские отношения с собственной сестрой. Отец Спархока заставил короля жениться на другой женщине, но мать Эланы умерла при родах, так что девочкой никто особо не занимался, пока ко двору не прибыл Спархок. Назначенный воспитателем шестилетнего ребенка, за два года тот сделал из Эланы умную, уверенную в себе, отлично ориентирующуюся в интригах девочку. Когда Элане исполнилось восемь, король отправил Спархока в Рендор, фактически в ссылку, велев никогда больше не показываться ему на глаза. Сама же Элана на дорожку дала Спархоку письмо, в котором велела при первой же возможности вернуться. Возможность представилась только через десять лет, когда Алдреас умер.

К сожалению, пока вести о смерти короля добрались до Рендора и пока Спархок добрался до Элении, королеву Элану успели отравить. Стирикское заклинание, созданное Сефренией при поддержке дюжины пандионцев, пока что поддерживает ее жизнь, но надо бы торопиться с поисками противоядия. Собственно, эти поиски и являются завязкой первой трилогии.

Воспитание Эланы Спархоком имело и побочный эффект. Элана по уши влюбилась в своего наставника и еще в детстве решила, что когда она вырастет, то выйдет замуж за Спархока.

Сефрения[править]

Стирик. Миниатюрная, хрупкая, черноволосая красавица. Верховная жрица Богини-Дитя Афраэль. А еще является старшей дочерью родителей последнего земного воплощения своей богини, так что та с полным правом именует Сефрению сестрой. Не одну сотню лет обучала рыцарей Пандионского ордена основам стирикской магии — она не то чтобы совсем бессмертна, но близко к тому. Взаимно, но несчастливо влюблена в Вэниона, магистра Пандионского ордена — и с точки зрения стириков, и с точки зрения эленийцев подобное расовое смешение является богопротивной мерзостью.

Кьюрик[править]

Потомственный оруженосец семьи Спархока. Его отец служил деду и отцу главного героя, он служил отцу Спархока и ему самому. Последний оруженосец, ибо в Пандионском ордене все уже давно приучились без них обходиться. Спархок тоже мог бы, но Кьюрик ему не позволяет. И отставку и возведение в рыцарское достоинство Кьюрик счёл бы оскорблением в равной мере. Крепкий мужчина средних лет, коренастый и мускулистый брюнет. Бывший моряк и ветеран. Умён, циничен, верен и хитёр. Страшен в рукопашной, да и без того его военный опыт приводит к гибели немалого количества врагов. К рыцарям и аристократам вообще относится с глубочайшим презрением, считая их всех людьми насквозь бесполезными. Женат, жену зовут Эслада и она мать четверых из пяти его сыновей. Пятый сын, Телэн, родился от любовницы по имени Элис.

  • Халэд. Старший сын Кьюрика. Впервые появляется только в эпилоге первой трилогии, чтобы занять место своего отца после его смерти, но во второй является одним из ведущих персонажей. От своего отца отличается лишь более короткой бородой, в остальном же — и внешне, и по характеру, и по боевым качествам является точной копией отца.
  • Телэн. Внебрачный сын Кьюрика, лет десяти, существование которого Кюрик старательно — но, как выяснилось совершенно безуспешно, — пытался скрыть от жены. Был отдан отцом в хорошую школу, из которой вскоре сбежал, жалуясь на скуку. Стал вором — как открыто признает Платим, предводитель преступного мира столицы, — талантливейшим карманником на свете и, возможно, будущим его наследником на преступном престоле. Умён, хитёр и жизнерадостен, умственно много старше своих десяти лет, хотя образование его ограничилось простой грамотностью. При этом невероятно талантливый художник-самоучка. Немного тоскует по обычному детству, которое не удалось провести с братьями, но сам и признаёт, что то детство, которое получилось, было гораздо интереснее. Ворует у всех, кто неосторожно подойдёт близко, не денег ради, а просто чтобы не терять навыки. Оказывается полезным спутником, ибо в силу весьма специфического воспитания ему приходят в голову решения проблем, какие никогда не пришли бы в голову добропорядочным и относительно законопослушным рыцарям.

Келтэн[править]

Ближайший друг Спархока с детства. Именно он создал Спархоку особую примету, еще в детстве на тренировочном поединке сломав тому нос. Баронет. Рано осиротел и был воспитан отцом Спархока, так что выросли мальчики в одном доме и одновременно поступили в Пандионский орден. Крупный, мускулистый блондин; любит поесть и особенно выпить. Отчетливо помнит, что орден их, хоть и церковный, далеко не монашеский, да и вообще глубокой религиозностью не страдает. Не отказывает себе в плотских радостях, обычно ограничивается прислужницами в тавернах или служанками — милыми, скромными, опрятными и, главное, практически всегда безотказными барышнями. Шутник и балагур, вечный мальчишка-сорванец, несмотря на возраст. Отличный, даже страшный боец: притворяется простодушным, но при этом далеко не дурак. Волшебник совершенно никудышный, ибо не только оказался неспособен выучить необходимый для этого дела стирикский язык, но и с родным эленийским настолько не в ладах, что однажды умудрился написать с шестью ошибками слово из шести букв. Всё бы ничего — но это было его собственное имя.

В отличие от прочих рыцарей, полагается не на занудную логику, а на здравый смысл, что временами оказывается полезней. Обладает сокрушительным обаянием. Классика простого рыцаря: верен друзьям, страшен врагам, а в свободное от войны время живёт в своё удовольствие, не мороча себе голову глубокими вопросами о судьбах мироздания — главное, чтобы под рукой был полный бурдюк вина, а под боком миленькая служаночка с понятием насчёт скучающего рыцаря в полном расцвете сил.

Тиниен[править]

Представитель и чемпион Альсионского ордена из королевства Дэйра. Герцог. Как и Келтэн, весельчак, балагур и бабник, любит и умеет травить байки (причём обычно выставляет в качестве главного героя самого себя — не похвальбы ради, а просто чтобы было интереснее). Невысокого роста блондин крепкого телосложения — благодаря многолетнему ношению самых тяжелых в мире доспехов (заодно считается штатным знатоком доспехов вообще). Весёлый, общительный, склонный к розыгрышам и страшный в бою человек. Отлично ладит с Улафом. Да в общем и со всеми, ибо вне военных действий он достаточно добр и очень жизнерадостен. Отличный колдун, единственный из компании с опытом практической некромантии.

Улаф[править]

Представитель и чемпион Генидианского ордена из северного королевства Талесия. Граф. Молчаливый, огромный блондин с хорошим чувством юмора, дальний родственник королевского дома. В отличие от прочих рыцарей не носит доспехов или меча — обходится кольчугой, боевым топором и шлемом, увенчанным рогами огра. Это не украшение — эти рога способны выдержать прямой удар топором. Не любит длительных рассуждений, предпочитает всё продумать, а потом выдать краткое умозаключение — чем очень раздражает остальных. Знает язык троллей и умеет обращаться с молитвами к Троллям-Богам.

Добровольно взял на себя обязанность следить за очередностью готовки в походе, но делает это по крайне хитрому алгоритму, который никому не известен. Хотя есть предположение, что на вопрос «Чья очередь готовить?» он просто отвечает «Твоя».

Бевьер[править]

Представитель и чемпион Сириникийского ордена из южного королевства Арсиум. Виконт. Красивый смуглый брюнет — что ему никак не помогает по жизни, ибо он крайне набожен, а к т. н. моральным вопросам относится очень строго. Весьма формален, хотя после нескольких лет знакомства это проходит. Получил классическое образование, что нередко оказывается полезным в самых неожиданных обстоятельствах. Поскольку родное его королевство известно изобилием строительного камня — недаром Арсиум иногда называют «Садом Камней Господа Бога», — а замки там строят лучше, больше и чаще чем где бы то ни было, стал большим знатоком фортификаций. Мечу предпочитает локабер с укороченной рукоятью и ужасающе умело с оным оружием обращается. Не то чтобы совсем лишён чувства юмора — но сальные байки из тех, что предпочитают Келтэн, Тиниен и Улаф, ему лучше не рассказывать.

Миртаи[править]

Атана. Бронзовая кожа, миндалевидные глаза, черные волосы, красота античной статуи. А еще рост около двух метров и мышцы, позволяющие швырнуть через двор рыцаря в полном доспехе.

В возрасте семи лет была схвачена работорговцами, но рабыней оказалась никудышной — еще при попытке захвата убила двоих работорговцев. В рабство все же попала, переходила из рук в руки, увеличив при этом свой счет трупов до тридцати четырех, пока наконец ее не подарили Элане в качестве телохранительницы. Охранять охраняет, но и правит семейством Эланы железной рукой. Даже Спархок или Келтэн с ней не спорят — поскольку в поединке она запросто побеждает их по очереди и, вполне возможно, справилась бы с ними одновременно.

Поскольку она была разлучена со своим народом еще в детстве, до сих пор считает себя ребенком. В рамках обряда взросления в первой книге второй трилогии рассказывает полную историю своих приключений, перечисляя кого, когда и за что убила. Что характерно, пользуется полным одобрением слушателей.

Является объектом воздыханий Кринга, доми (вождя) пелоев. Хотя он и не соответствует атанским критериям красоты, но все же Миртаи проявляет к нему ответный интерес.

Мартэл[править]

Бывший пандионец, исключенный из ордена за обращение к запретным областям магии — Спархок застукал его за вызовом демонов и доложил по инстанции. За это Мартэл его ненавидит лютой ненавистью — а раньше они были друзьями. Отголоски былой дружбы еще прорываются — если условия не позволяют вступить в бой, в котором выживет только один из них.

С тех пор, как его изгнали из ордена, Мартэл шляется по всей Эозии, продавая свой меч, которым владеет великолепно, любому, кто больше заплатит. Тем, кто хочет сделать гадость пандионцам — скидка. Да и вообще, за последние годы Мартэл успел отметиться почти во всех заговорах против существующей власти и значительную часть из них сам и организовал.

Отличительная черта — совершенно белые волосы. Вторая отличительная черта — почти везде таскается с двумя приспешниками — тупым громилой Адусом и профессиональным предателем Крегером.

Энниас[править]

Первосвященник Симмура, столицы Элении. Поскольку патриарх Симмура по старческой дряхлости от дел отошел, управляет всеми церковными делами столицы. Бывший капеллан королевской семьи. Судя по тому, что о нём вспоминают во второй трилогии, был когда-то достойным и верующим молодым священником, однако был совращён принцессой Ариссой, тётей Эланы, начал играть в орлянку, продал душу злому божеству и покатился. К тому времени, как начинается первая трилогия, это прожжённый, абсолютно беспринципный политик, мечтающий добраться до архипрелатского престола и не гнушающийся по пути к цели ничем — готов на подкуп, ложь, интриги и убийства в любом количестве, не говоря уже о магии, употребление которой ему, как служителю церкви, строго запрещено. Впрочем, как показывается в последней главе первой книги, у него ещё бывают редкие минуты раскаяния, хотя остановиться он уже давно не в силах. Отец Личеаса, сына Ариссы, что тщательно скрывает. Сын ему нужен только ради политической интриги, но никаких тёплых чувств он к нему не испытывает. Да и ни к кому другому тоже. Мечта о престоле архипрелата — последнее что у него осталось в жизни, во всём остальном это безжалостный, отчаянный и абсолютно одинокий человек.

Штампы и тропы[править]

  • Бедный злодей: Мартэл совершил много зла, и героям есть за что его ненавидеть. Однако, когда он лежит смертельно раненый, его бывшая наставница и бывшие же соратники (один из которых его и убил) очевидно скорбят.
  • Белые волосы, чёрное сердце: Мартэл.
  • Биологическое бессмертие: тролли не умирают от старости, их можно только убить. Это относится и к высшим жрецам всех богов (кроме эленийского бога).
  • Борец за нравственность: эпизодический персонаж во второй трилогии. Он решил, что уже идеален по критериям своей религии, а значит, теперь может вести к идеалу всех остальных. На практике это означает, что он собирает сведения о грехах остальных прихожан и потом, в церкви, публично их обвиняет. А если про чьи-нибудь грехи разузнать не удалось — он выдумывает что-нибудь поправдоподобнее. Всё равно ведь, даже если они этого не делали, публичное обвинение будет им только на пользу!
  • Босоногий ангел: Флейта, девочка-стирик, постоянно попадающаяся на пути отряда героев. Она же — Богиня-Дитя Афраэль.
  • Воинствующая церковь: четыре воинствующих ордена, чьи рыцари имеют на вооружении магию и противостоят ереси, злым богам и их порождениям. Крайне необычный пример, поскольку все четыре ордена принадлежат к церкви эленийского бога, но магию им дают другие боги, стирикские. (Богиня Афраэль считает, что эленийский бог тоже мог бы наделять рыцарей магией, но магию эленийцам принесли стирики, а попросить эленийского бога о магии пока никто просто не догадался.) Более того, доктрина служителей единого эленийского бога отрицает само существование любых других богов, а также нечисти. Однако в связи с тем, что они всё-таки существуют, пришлось выдумывать «костыль» к правилам, допускающий создание воинствующих орденов. Их учат магии стирикские жрецы, потому что если орденов не будет — церковь прекратит своё существование, уничтоженная вполне реальными злыми и опасными врагами, коим несть числа.
  • Гад за Гадом: конструкции там аж трёхуровневые. В первой трилогии на первом уровне — Пастырь недобрый и злодей-рыцарь; на втором — маг, он же Тёмный властелин; а на третьем — древний бог. Во второй трилогии всё ещё сложнее, да ещё и не все действующие лица сразу выходят на сцену.
  • Гордая и воинственная раса: атаны.
  • Гордая и мудрая раса: стирики, когда не прикидываются несчастными забитыми козопасами.
  • Жертвенный лев: Кьюрик.
  • Заключённое зло: Некоторым образом все три антагониста. И первый, и второй и всего цикла. Дальше ударные дозы спойлеров: Первый — Азеш, заключен Младшими Богами Стирикума в древнего идола, сделанного из глины и грязи. Мало того — еще и кастрирован (что очень обидно для бога, одним из аспектов которого является плодородие). Второй — Киргон — заперт стириками в собственном Потаенном Городе. Вокруг пустыни, в центре которой располагается город, проведена незримая черта, пересекая которую воины Киргона моментально умирают. Прощай, мечта о мировом завоевании… Ну а третий — антагонист Беллиома, которому и предстоит разрушить этот мир, если избранный Беллиомом Анакха — проиграет. И да, так же как и сам Беллиом — попал в ловушку планеты и долгие века не мог освободится и устроить финальное побоище.
  • Искусный государь: Элана, королева Элении. Пятиминутной речью убедить Курию избрать нужного Элане кандидата на пост Архипрелата единогласно, при том, что ранее этот человек даже не рассматривался среди кандидатов — запросто. И Элане даже не потребовалось называть его имя.
  • Князь Церкви: Курия, собрание патриархов эленийской Церкви, состоит из 168 человек. Тут можно найти князя Церкви на любой вкус:
    • Эмбан, патриарх Укеры. Невысокий, толстый, изнеженный и ленивый бюрократ, отлично знающий все законы, постановления и регламенты Церкви. И активно пользующийся своими знаниями на благо сил Добра.
    • Ортзел, патриарх Кадаха. Фанатик, считающий магию злом и намеренный в случае своего избрания Архипрелатом запретить Воинствующим орденам ее использовать. При этом является кандидатом на пост Архипрелата от этих самых Воинствующих орденов — другого-то варианта нет.
    • Долмант, патриарх Дэмоса. В юности был послушником в Пандионском ордене, но пошел по церковной линии. Благодаря такому разностороннему обучению из него получился искусный государь.
    • Бергстен, патриарх Эмсата. Так же, как и Долмант, начинал свою карьеру в Воинствующем ордене и, прежде чем стать священником, был посвящен в полноправные генидианские рыцари. Это наложило на него свой отпечаток — вместо рясы он носит кольчугу и считает, что духовное напутствие звучит весомей, если сопровождается парой взмахов топора. Настоящий крутой падре.
    • Макова, патриарх Кумби. Представитель прогнившей Церкви, на корню купленный Энниасом. Однако по-своему честен, так как остается верным нанимателю до конца и еще дольше.
  • Крутая королева: Бетуана, королева атанов. И как воин превосходит на голову любого, и полководец великолепный.
  • Лавкрафт-лайт: с одной стороны, среди антагонистов есть вполне лавкрафтианские чудища и даже древние боги. А есть и кое-кто похлеще: грубо говоря, вселенское воплощение принципа разрушения. С другой же стороны, герои отнюдь не пасуют перед такими противниками, и больше того — обладают ресурсами, чтобы сражаться с ними.
  • Макгаффин: субверсия. Поначалу в роли такового выступает волшебная Голубая роза, она же Беллиом. Героям нужен любой магический предмет, чтобы вылечить отравленного редким ядом человека. (В сеттинге волшебных предметов очень мало, поскольку, чтобы создать такой предмет, бог должен навсегда пожертвовать частью своей силы.) Соответственно, им совершенно неважно, что такое Беллиом: чудо-предмет как чудо-предмет, и ладно. Но потом оказывается, что Беллиом способен творить чудеса божественного масштаба и даже уничтожать богов. И это ещё не всё: во второй трилогии герои наконец-то осознают, что такое Беллиом на самом деле…
  • Невероятно клёвое проклятие: бог народа дэльфов наложил на дэльфов такое проклятье вполне умышленно. Чтобы помочь дэльфам избежать гибели, он разработал для них специальное проклятье, состоящее только из положительных эффектов: с ним дэльфы обрели телепатию, а также способность становиться невидимыми. Почему именно проклятье? Потому что благословение «звенело бы в воздухе» и было бы магически заметно, а проклятье сложнее засечь. Правда, бог всё равно не смог проклясть свой любимый народ, и вместо этого проклял озеро, из которого они пьют.
  • Незнание — сила: боги-тролли умеют делать существ невидимыми и неощутимыми. Один из богов-троллей объясняет, что такие невидимки существуют лишь в части каждого момента времени, и поэтому их невозможно увидеть, а сами они видят всех. Богиня Афраэль позже говорит, что это объяснение — полная чепуха; но пока боги-тролли верят, что это работает, оно действительно работает.
  • Немая: Флейта. Субверсия: говорить она вполне умеет, просто до поры до времени это не афиширует.
  • Не умеет читать: Сефрения, причём она сознательно не учится читать, поскольку считает, что это может повредить её магии. Во втором цикле выясняется, что она не читает только по-эленийски, зато умеет по-стирикски.
    • Аверсия: весь народ эленийцев. Благодаря усилиям духовенства практически все эленийцы, включая крестьян, обучены читать священные книги — а раз у всех есть такой навык, то как не появиться и спросу на светскую литературу. Правда, книгопечатания пока нет, так что книги выходят из-под пера переписчиков.
  • Новый, точно такой же: Халэд, сын Кьюрика, сменивший своего отца на должности оруженосца Спархока.
  • Обречённая любовь: роман Сефрении и Вэниона. И эленийцы, и стирики считают подобные межрасовые отношения богопротивной мерзостью. С прикрученным фитильком — так как Богиня-Дитя Афраэль конкретно этот роман одобряет.
  • Паладин: все рыцари Воинствующих орденов.
  • Пастырь недобрый: Энниас.
  • Религия зла: земохский культ Азеша.
  • Религия — это магия: все магические действия производятся путем обращения к богам, преимущественно к стирикским, и заклинания на самом деле являются архаичными молитвами. Впрочем, дэльфы умудряются делать такие вещи сами, без посторонней помощи, но больше никто так не умеет.
  • Реткон: коробочка, в которую положили Беллиом. В первой трилогии она стальная, а во второй — золотая. Как ни странно, такая мелочь очень важна.
  • Роман мая с декабрём: немолодой седоволосый Вэнион и юно выглядящая черноволосая красавица Сефрения. Инверсия — Вэниону еще семидесяти нет, а вот Сефрении далеко за тысячу.
  • Светлый властелин: так уж вышло, что на стороне героев одна из двух могущественнейших сущностей во Вселенной. Правда, вторая сущность им противостоит, так что всё честно.
  • Сотряс — не простатит: Инверсия — когда один из рыцарей получает удар по шлему, то, хоть шлем и не был прорублен, но все же рыцарь несколько дней проводит без сознания, еще неделю с трудом узнает окружающих, а взяться за оружие оказывается способным только спустя еще пару недель.
  • Специально коверкает язык: Кааладор, глава преступников тамульского города Лебас, использует простонародный говор, чтобы дурачить людей.
  • Средневековые дебилы: эленийские крестьяне иногда устраивают погромы стириков, потому что считают, что те поклоняются демонам и приносят человеческие жертвы. Это может быть верно в отношении земохских стириков-ренегатов (Земохом правит мраккультист Древнего бога, и тамошние стирики могли нахвататься всякого), но ни в коем случае не в отношении эленийских стириков — они, как и принято у стириков, поклоняются Тысяче стирикских богов, с которыми у эленийского бога хорошие отношения. Но погромщики в такие тонкости не вдаются.
  • Трикстер: богиня Афраэль, когда ей надоедает притворяться невинным ребёнком Флейтой.
  • У нас не такие эльфы: в этом мире роль эльфов в какой-то мере занимают стирики. А еще есть дэльфы…
  • Но я должен кричать: боги-тролли могут помещать существ «вне времени», и этот их трюк позволяет организовывать чудовищно жестокие наказания. Например, они могут поместить особо ненавистного врага вне времени и поджечь его: враг будет гореть и мучиться вечно, но никогда не умрёт и не сможет погасить огонь.
  • Хрустальный дракон Иисус: эленийская Церковь.
  • Чужеродное чудовище: Клааль, антагонист Беллиома, воплощение вселенского духа разрушения. И его солдаты.