Sherlock Holmes

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Шерлок Холмс (Sherlock Holmes) — персонаж, которого придумал английский писатель Артур Конан Дойл. Для нашего современника этот человек — неотъемлемая часть викторианской эпохи Британской империи. Произведения про него стали кодификатором детективного жанра (хотя первопример — «Убийство на улице Морг» Эдгара По). Журнал Time в 2010 г. поставил его на первое место среди величайших вымышленных героев.

Шерлок — первый в литературе частный сыщик и детектив-консультант. Он жил в Лондоне по адресу Бейкер-стрит, 221б[1] в конце XIX — начале XX вв. Поначалу Холмс помогал полицейским из Скотланд-Ярда, когда расследование заходило в тупик. Постепенно слава о его способностях распространилась в широких кругах британского общества, и к нему стали обращаться с просьбой о помощи неофициальные лица — от представителей среднего класса до коронованных особ. И далеко не всегда речь шла именно о преступлениях — были исчезновения людей, несчастные случаи, мистификации…

Холмсу довелось заниматься и делами государственной важности. Ему предлагали рыцарское звание, но он отказался. Да и с клиентов деньги он брал далеко не всегда: «Я вижу высшую награду в самой работе, в возможности применить на практике мой метод» («Знак четырёх»). С другой стороны, он справедливо считал, что с богачей можно затребовать большую сумму.

Холмс отличался невероятной для обычного человека наблюдательностью. Вкупе с широкими знаниями в практической области (такими, как умение различать образцы почвы из разных районов Лондона, пепел от разных видов табака, шрифт разных газет, ладони людей разных профессий и т. п.) и умением строить цепочки умозаключений это помогало ему на основании мелких деталей делать далеко идущие выводы.

Такая необычная подача криминальной тематики, сосредоточенная на внутренней логике расследования, сделала Холмса весьма популярным в Англии и за её пределами героем. Читатели были в восторге, а автор огорчался. Он мечтал о славе писателя исторического жанра. Душу Конан Дойл вкладывал такие серьёзные вещи, как «Торговый дом Герлдстон», исторические произведения «Белый отряд», «Родни Стоун», «Михей Кларк», «Изгнанники», которые считал вершинами своего творческого таланта, а книги про Холмса рассматривал как халтурку для заработка. Время и читатели рассудили всё по-своему…

В конце концов Шерлок ему настолько надоел, что автор поступил по принципу «Я тебя породил, я тебя и убью». После того, как руками злодея Конан Дойл спихнул великого сыщика в водопад, он надеялся отдохнуть от незваной славы. Не тут-то было! Возмущённые поклонники завалили бедолагу письмами, в которых требовали воскресить своего любимца. В стройные ряды обожателей сыщика затесалась даже королева Виктория. И автору пришлось прогнуться под фанатов — возможно, первому из писателей. Воскрешение произошло без грубого авторского произвола — благо, мертвое тело публике никто не предъявил. Он уполз — буквально, по отвесной скале. Холмс продолжал свою деятельность вплоть до Первой мировой войны, а потом удалился в тихую сельскую глубинку и стал разводить пчёл.

Кстати, есть мнение, что автору не стоило идти на поводу у читателей: два последних цикла рассказов о Холмсе, написанные по принуждению, не идут ни в какое сравнение с блестящими первыми. Впрочем, после «смерти» Холмса было написано и такое популярное произведение, как «Собака Баскервилей». Однако существует небесспорная, но любопытная версия, согласно которой Конан Дойл всё же «расправился» с нелюбимым героем — и куда более тонким способом, чем простое убийство (В. Щепетнёв, «Подлинная история Баскервильского Чудовища»). Великий Холмс, оказывается, сел в лужу…

Холмс утверждал, что в основе его логики лежит дедукция. Забавно, но из-за своей нелюбви к отвлечённым знаниям он ошибся сам и запутал миллионы людей. На самом деле дедукция — метод мышления, при котором частное заключение выводится из общего. Шерлок же использовал абдукцию — вид редуктивного вывода с той особенностью, что из посылки и заключения вытекает вторая посылка. Это научный метод, в основе которого лежит идея детерминизма — «каждое явление имеет свою причину»[2].

Прототипом Холмса считается Джозеф Белл — хирург из Эдинбургской больницы, ассистентом которого в течение нескольких лет был А. Конан Дойл.

« У Белла, худого, жилистого, смуглого человека, были острый, пронизывающий взгляд, орлиный нос и высокий, резкий голос. Сидя, откинувшись в кресле, сложив руки, он быстро отмечал характерные особенности пациентов, которых Дойл, назначенный им амбулаторным клерком, вводил в его комнату, и сообщал студентам и ассистентам что-нибудь вроде: «Господа, я не могу сказать точно, кто этот человек — резчик пробки или кровельщик. Я вижу легкое callus, или затвердение, на одной стороне его указательного пальца и легкое утолщение на внешней стороне большого пальца. А это точный признак обеих профессий». Другой случай был проще:

«Я вижу, вы злоупотребляете спиртным. Вы даже носите фляжку во внутреннем кармане вашего пальто». Третий пациент с открытым ртом слушал, как Белл, заметив: «Вы, я вижу, сапожник», повернулся к студентам и обратил их внимание на то, что брюки пациента были порваны с задней стороны штанины под коленом, где он зажимал выколотку, что характерно только для сапожников. Один диагноз Белла произвел на Дойла такое впечатление, что тот помнил его всю жизнь.

— Итак, вы служили в армии.
— Да, сэр.
— Демобилизовались недавно?
— Да, сэр.
— Шотландский полк?
— Да, сэр.
— Унтер-офицер?
— Да, сэр.
— Служили на Барбадосе?
— Да, сэр.

— Видите, господа, — объяснил Белл студентам. — Это вежливый человек, но он не снял шляпу. В армии головной убор не снимают, но он бы привык к гражданской жизни, если бы демобилизовался давно. В нем чувствуется властность, и он явно шотландец. Что же касается Барбадоса, то он пришел по поводу элефантиаза, а это — заболевание, свойственное Вест-Индии, а не Англии.

»
(Хескет Пирсон «Конан Дойл. Его жизнь и творчество». — М., 1989, С. 282)

Другим прототипом может считаться сам автор. Он дважды спасал от тюрьмы невиновных людей, причём в одном случае это был сын индийца и англичанки, к которому относились предвзято.

Содержание

[править] Персонажи

Автор статьи где-то читал мнение, что Холмс — валлиец, а Хадсон и Уотсон — шотландцы. Не будучи знатоком британской ономастики, он не может не подтвердить, не опровергнуть это.

[править] Шерлок Холмс

Высокий, худощавый, но при этом физически крепкий субъект, который может руками разогнуть кочергу и к тому же владеет барицу [3].

Его серо-стальные глаза отражали свойственное настоящему джентльмену бесстрастие и сильную волю. Канонический Холмс выходил из себя лишь дважды: когда находился под воздействием галлюциногенов и когда подстрелили Ватсона.

Обладатель блестящего аналитического ума, он не получил специального образования, но активно занимался самообразованием. Например, он хороший химик — нашёл реактив, который осаждается только гемоглобином. А когда понадобится, Шерлок и цитатами из Библии шпарит похлеще богослова, и в географии кого угодно за пояс заткнёт, и в знании политических реалий далёкой Богемии отметится. А если он что-то не помнил навскидку, то на этот случай у Холмса имелась картотека и коллекция, в которой он хранил образцы табачного пепла, волос и отпечатков пальцев.

Что касается познаний из серии «всякий культурный человек должен знать», то в начале знакомства с доктором Шерлок бравировал: якобы он знает лишь то, что нужно для работы. А поскольку астрономия для этого не нужна, то какая разница, вращается Земля вокруг Солнца или наоборот? Впрочем, позже он всё-таки проявил себя культурным крутым. В «Собаке Баскервилей» он пригласил Уотсона на «Гугенотов» (в советской экранизации — на «Волшебную флейту»), в «Этюде в багровых тонах» хотел попасть на концерт и послушать Норман Неруду. Также он неоднократно упоминал в общении с Уотсоном разных писателей. А ещё у него очаровательное хобби — игра на скрипке.

Гениальный сыщик также имел другие привычки, не столь полезные. Например, он курил трубку Peterson. Но это ещё ничего! Куда хуже, что в отсутствие интересных дел он разнообразил свою жизнь наркотиками.

«

Три раза в день в течение многих месяцев я был свидетелем одной и той же сцены

— Что сегодня, — спросил я, — морфий или кокаин?
— Кокаин, — ответил он. — Семипроцентный. Хотите попробовать?
— Благодарю покорно! Мой организм еще не вполне оправился после афганской кампании. И я не хочу подвергать его лишней нагрузке.
— Возможно, вы правы, Уотсон, и наркотики вредят здоровью. Но зато я открыл, что они удивительно стимулируют умственную деятельность и проясняют сознание. Так что их побочным действием можно пренебречь.
— Но подумайте, какую цену вы за это платите! Я допускаю, что мозг ваш начинает интенсивно работать, но это губительный процесс, ведущий к перерождению нервных клеток и в конце концов к слабоумию. Вы ведь очень хорошо знаете, какая потом наступает реакция. Нет, Холмс, право же, игра не стоит свеч! Как можете вы ради каких-то нескольких минут возбуждения рисковать удивительным даром, каким природа наделила вас? Поймите, я говорю с вами не просто как приятель, а как врач, отвечающий за здоровье своего пациента.
— Мой мозг бунтует против безделья. Дайте мне дело! Дайте мне сложнейшую проблему, неразрешимую задачу, запутаннейший случай — и я забуду про искусственные стимуляторы. Я ненавижу унылое, однообразное течение жизни. Ум мой требует напряженной деятельности.

»
— «Знак четырёх»

Однако по канону это не мешает ему оставаться гением. В годы, когда писал Конан Дойль, эти препараты считались отличными средствами от нервного истощения и меланхолии и вполне свободно выписывались врачами. Особенно они рекомендовались людям, которые были заняты сложной умственной работой; тем не менее, отношение Уотсона (и, через него, самого автора) к увлечению наркотиками — однозначно негативное. Кроме того, наркота упоминается в «Этюде в багровых тонах» (Уотсон, тогда только познакомившийся с Холмсом, пишет, что «мог бы заподозрить его в пристрастии к наркотикам, если бы размеренность и целомудренность его образа жизни не опровергала подобных мыслей»), «Человеке с рассечённой губой» (Холмс, который вёл расследование в притоне, шутил с Уотсоном — мол, вообразили себе, что я после кокаина на опиум подсел?) и «Пропавшем регбисте» (Уотсон в конце концов добился, что Холмс завязал с наркотиками).

У сыщика были и другие весьма полезные в его деле качества. Например, он обладал выдающимся актёрским талантом, мастерски управляя жестами и голосом. Советский Холмс продемонстрировал это зрителю на эталонном примере: осанка, голос, жесты и мимика, часть лица закрыта — и человека не узнать. Тонкий психолог, Холмс зачастую выступал как живой детектор лжи.

Он умел находить общий язык с разными людьми, адекватно оценивая их интеллектуальный уровень. Например, он завёл знакомства среди уличных мальчишек, которых использовал как агентов (ну кто обратит внимание на маленького оборвыша?), и при этом всегда был честен с ними, никогда их не обижал. В свою очередь, они его уважали и, кажется, даже любили.

Читатели, а потом и зрители, тоже его очень любят, несмотря на то, что он — Герой-социопат! Холмс признавался, что был бы величайшим преступником, если бы не принципы, которые повелевают ему бороться с преступностью. И ярко выраженный эксцентрик. Любит до конца произведения держать свои догадки в секрете, в немалой степени — чтобы озадачивать своих компаньонов. Склонен к нетрадиционным методам расследования, что иногда обыгрывалось в адаптациях.

Ещё народ любит цитировать его фразу «Элементарно, Ватсон!», которая пошла в люди с экранов и ассоциируется с викторианским собратом Капитана Очевидности. Однако Конан Дойл ни разу дословно не употреблял фразу «Элементарно, Уотсон», хотя из уст сыщика более десятка раз звучит «Элементарно!», и Холмс постоянно говорит Уотсону: «Мой дорогой Уотсон!», а в рассказе «Горбун» эти фразы «Элементарно» и «мой дорогой Уотсон» находятся всего через абзац друг от друга.[4] Настоящие же коронные фразы книжного Холмса — «Это не лишено интереса» и «Вы знаете мои методы» — куда менее известны.

Каноническим иллюстратором книг про Холмса стал Сидни Пэджет. Именно ему мы обязаны холмсовой кепкой-двухкозыркой (в оригинале шляпа с «ушами», в русском переводе «дорожный картуз»). Он нарисовав Холмса в такой кепке где-то в поезде. В оригинале такая кепка была однажды упомянута там, где и подобает — далеко от цивилизации. Но это не помешало другим художникам считать, что сыщик носил её всегда. Но что сыщик носил в городе, правда, не говорится. Наверно, обычную шляпу или котелок.

[править] Доктор Уотсон/Ватсон

Во первых строках следует выяснить: «Почему Эмма — Уотсон, а доктор — Ватсон?» Ответ: в оригинале написание одинаково — Watson. Почти все дореволюционные переводчики были евреями и транскрибировали с любого языка как с идиша. Бедный врач разделил судьбу Уолтера Скотта и Джорджа Уошингтона. В современной транскрипции Wa- передают как Уо-, и в переводах под ред. Чуковского (1956) доктор уже стал Уотсоном. Однако фильмы Масленникова со старым вариантом более популярны, чем современные переводы. А вот в сериале 2013 г. — именно «Уотсон».

Личность Джона Джеймса (Хэмиша) Уотсона проста как три шиллинга. В 1878 г. он окончил медицинский факультет, затем — курсы военных хирургов, участвовал в англо-афганской войне 1879 г., был ранен и спасён своим ординарцем, после чего — комиссован с единоразовым пособием и небольшой пенсией. Пособие он быстро прокутил и начал искать недорогое жильё. Случай в лице общего знакомого-фельдшера свёл его с Холмсом, который нуждался в этом же.

Отставной военный хирург заинтересовался странностями в поведении соседа и даже заподозрил его в принадлежности к преступному миру. К счастью, недоразумение разрешилось, и Шерлок обзавёлся отличным напарником — помощником и хронистом в одном лице. Холмс никогда бы не стал звездой всемирного масштаба, если бы судьба не столкнула его с летописцем. Сам-то он был далеко не тщеславен: «Я не ищу славы. Когда мне удается распутать дело, мое имя не фигурирует в газетах» («Знак четырёх»).

Итак, повествование ведётся от лица Уотсона, который стал POV цикла, а единственный главный герой (т. е. протагонист) — его друг Холмс. Множество читателей восприняло мистера Холмса как реального человека. Так простой английский медик стал кодификатором персонажа Доктор Ватсон.

К сожалению, во многих экранизациях Уотсон страдал от упрощения и опошливания — его любили изображать старым толстым идиотом на фоне молодого худого Холмса. Из приятных исключений можно назвать фильмы Масленникова и Гая Ричи, а также современные сериалы. Книжный доктор молод, силен, довольно симпатичен («С вашим обаянием вам каждая женщина сообщница и друг»), неглуп и наблюдателен, и после нескольких лет дружбы с Холмсом вполне может провести несложное расследование самостоятельно, как в «Собаке Баскервилей», где он обнаружил крайне важные улики. Другое дело, что Ватсон, зная способности, методы и характер Холмса, предпочитает не путаться у друга под ногами и не лезть со своей помощью, пока его об этом не просят.

Что мы ещё знаем о Джоне? Он одинок — умерли отец, затем старший брат — и, наконец, супруга Мэри, с которой он познакомится в «Знаке четырёх». Ниже ростом и коренастее, чем его товарищ. Крутой ботан — лучший боксёр полка.

Чего мы не знаем? Куда именно он был ранен. Ещё критик Ю. Кагарлицкий заметил, что «В „Этюде в багровых тонах“ мы узнаём, что доктор Ватсон был ранен в руку. В „Знаке четырёх“ обнаруживается, что при каждой перемене погоды у него болит раненая нога, и в „Знатном холостяке“ окончательно выясняется, что он был ранен именно в ногу».

Еще мы не знаем, сколько у доброго доктора было жен. Известно, что в он женился на Мэри Морстен после «Знака четырёх», а ко времени «Пустого дома» она скончалась. Однако исследователи-шерлокианцы в попытках составить непротиворечивую хронологию рассказов непременно сталкиваются с упоминаниями о семейной жизни Уотсона в рассказах, по времени действия никак не помещающихся в эти рамки; из этого делается вывод, что доктор как минимум еще один раз женился повторно. Некоторые же насчитывают у него вплоть до четырех жен!

[править] Профессор Джеймс Мориарти

Это Самый Главный Гад всей холмсианы. Лично Мориарти появляется только в рассказе «Последнее дело Холмса» и повести «Долина ужаса», а также упоминается ещё в 5 рассказах. Но этого достаточно, чтобы он врезался в память шерлокофилам — как можно забыть и простить человека, который угробил их любимца!

Гениальный злодей, «один из величайших злоумышленников, организатор едва ли не всех преступлений», формально он чист перед законом. Впрочем, «тёмные слухи поползли о нём в том университетском городке, где он преподавал». Что это за слухи? Как 21-летний профессор математики может организовать почти все преступления? Это какой-то бред!

Некто Валерий Альбертович Ярхо утверждал, что над биографией бедняги поработала советская цензура, ссылаясь на опубликованный в журнале «Нива» № 5 за 1898 г. перевод, согласно которому Мориарти возглавлял анархистов-бомбистов. Но ни английский оригинал, ни перевод 1900 г. не подтверждают эту версию. Даже после своей смерти М. остаётся загадочной личностью…

[править] Остальные

[править] Произведения о Шерлоке Холмсе

[править] Повести

[править] Рассказы

 — В юности вы часто дрались.
 — Тоже верно. А это как вы узнали? По носу, который у меня глядит в сторону?
 — Нет, — ответил я, — по форме ушей, они у вас прижаты к голове. Такие уши бывают у людей, занимающихся боксом.

[править] Адаптации

Рассказы и повести о Шерлоке Холмсе не отличаются высокой художественностью. Сам сэр Артур немножко пренебрегал этой стороной своего творчества и ваял их самым лапидарным стилем, не заморачиваясь красотами слога, подробной лепкой образов (кроме самих Холмса и Ватсона, естественно) и хитростями интриги (большинство сюжетов — двухходовки). Зато многие экранизации получили культовый статус. К настоящему времени про него снято более 220 фильмов — Книга рекордов Гиннеса подтверждает! Но нас интересуют лишь некоторые.

[править] «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона»

Russkije Holms i Watson.png

Советский телесериал — или, вернее, цикл из нескольких снятых в едином стиле отдельных фильмов. Реж. — Игорь Масленников, в роли Холмса — Василий Ливанов, в роли Уотсона Ватсона — Виталий Соломин, в роли миссис Хадсон — Рина Зелёная. А музыкальную тему Владимира Дашкевича должны запомнить даже те, у кого на ушах оттопталось целое стадо слонов.

Сами англичане признали нашу пару лучшей из зарубежных! По этому поводу даже выпустили памятную монету.

Цикл состоит из пяти фильмов (разумеется, экранизированные книги стали популярны):

  1. «Шерлок Холмс и доктор Ватсон» («Этюд в багровых тонах», «Пёстрая лента»,), 1979 г.
  2. «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» («Конец Чарльза Огастеса Милвертона», «Последнее дело Холмса», «Пустой дом»), 1980 г. Три зловещих МММ.
  3. «Собака Баскервилей», 1981 г.
  4. «Сокровища Агры» («Знак четырёх», «Скандал в Богемии»), 1983 г.
  5. «Двадцатый век начинается» («Палец инженера», «Второе пятно», «Чертежи Брюса-Партингтона», «Его прощальный поклон»), 1986 г. Шпионский детектив.

[править] Шерлок Холмс (Sherlock Holmes)

Британский фильм 2009 г. по мотивам произведений Конан Дойла. Реж. — Гай Ричи, в роли Холмса — Роберт Дауни-мл, в роли Уотсона — Джуд Лоу. Действие фильма происходит в 1890 г. и связано с мистикой — ритуальные убийства, чернокнижник, воскрешение из мёртвых… В 2011 г. на экраны вышел сиквел «Шерлок Холмс: Игра теней» (Sherlock Holmes: A Game of Shadows).

[править] «Шерлок» (Sherlock)

Британский телесериал, снятый Hartswood Films для BBC Wales (известен как Шерлок BBC), действие которого происходит в основном в наши дни. Блестящий неканон. В роли Холмса — Бенедикт Камбербэтч, в роли Уотсона — Мартин Фримен. Первый сезон вышел на экраны в 2010 г. Подробнее см. основную статью.

[править] «Элементарно» (Elementary)

Американский телесериал, действие которого происходит в наши дни в Нью-Йорке (хотя Холмс всё же британец). В роли Холмса — Джонни Ли Миллер, в роли Уотсона Джоан Уотсон (урождённая Юн) — Люси Лью. Первый сезон вышел на экраны в 2012 г.

[править] Разное

[править] Фанфикерство

[править] Примечания

  1. Во время написания романов этот адрес был вымышленным, но когда улицу продлили, появился и дом с таким номером, в котором устроили музей ШХ.
  2. Впрочем, сам термин «абдукция» был введен в научный оборот только в 1901-ом году, так что вполне простительно то, что Холмс его не использовал.
  3. Правильно бартицу — смешанное боевое искусство и система самозащиты, разработанная в Англии в 1898—1902 гг. Слово «бартицу» является акронимом имени его создателя Э. Бартона-Райта и японского джиу-джитсу.
  4. Никто точно не знает, откуда взялась фраза «Элементарно, Ватсон!». Наиболее популярная теория утверждает, что эту фразу впервые произнёс актёр Уильям Жиллет в роли Холмса в пьесе (которая так и называлась, «Шерлок Холмс») по сюжету Жиллета и Конан-Дойля, поставленной в 1899 г. Правда, ни в одной сохранившейся версии сценария этой фразы нет, но, возможно, это была импровизация? Так или иначе, эта фраза быстро стала популярной, и уже в 1901 г. в пародии на Холмса блестящий логик Шайлок Комбс говорит своему другу Потсону, после того как определил направление ветра по колыханию усов Потсона: «Элементарно, мой дорогой Потсон».
  5. Сейчас известно, что змеи, несмотря на отсутствие внешних ушей, могут слышать распространяющиеся по воздуху звуки, хоть и не очень хорошо. Но раньше считалось, что змеи полностью глухи к колебаниям воздуха.
  6. Для понимания суммы — простой рабочий того периода получал 5-10 фунтов в месяц, а человек с годовым доходом в 200 фунтов считался «средним классом». Расчетной же единицей того времени и вовсе служили шиллинг (1/20 фунта) и пенни (1/12 шиллинга)
  7. Заметим однако, что единственным полицейским сыщиком, который в расследовании не только пришел к тем же выводам, что и Холмс, но даже и опередил его, был именно провинциальный инспектор Бэйнс из рассказа «В Сиреневой сторожке»
Источник — «http://posmotre.li/Sherlock_Holmes»
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты