POV-персонаж

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «POV»)
Перейти к: навигация, поиск

POV-персонаж (от англ. point of view — точка зрения) — персонаж, глазами которого показывается действие. Чем он отличается от протагониста?

Во-первых, тем, что POV-персонаж и протагонист могут быть разными персонажами. Типичный случай — доктор Ватсон, то есть POV-персонаж, являющийся напарником протагониста. Но в некоторых произведениях, хотя роли POV и протагониста и совпадают на 90 %, время от времени подаются куски событий в местах, отдалённых от протагониста, в которых роль POV выполняет кто-то другой.

Во-вторых, тем, что POV-персонажей может быть много. В особенно масштабных произведениях присутствуют две, три, десять сюжетных линий, каждая из которых подаётся глазами своего POV-персонажа. Протагонист (то есть тот персонаж, который якобы главный) может присутствовать, может номинально присутствовать, а может и отсутствовать вовсе.

В-третьих, POV-персонажей может и не быть вовсе: в этом случае автор пишет обо всех персонажах одинаково отстранённо, не давая читателю влезть в шкуру ни одного из них — или давая влезть в шкуру каждого помаленьку. Когда-то это было мейнстримом.

Следует отметить, что применительно к аниме главным героем (иногда сокращаемым до «ГГ») обычно называют именно POV-персонажа, даже если фактическим «лицом» и двигателем сюжета выступают другие персонажи из его окружения.

Пятиминутка литературоведения[править]

Каких-нибудь сто с небольшим лет назад введение POV и POV-персонажей было офигенным новаторством, за которое страшно хвалили Генри Джеймса. Хотя ещё до него этот приём использовал Лев наш Николаевич Толстой, но он прибегал к нему лишь эпизодически, а Генри Джеймс сделал своей фирменной фишкой.

До них литература знала только один способ передать POV-персонажа: рассказ от первого лица. Это было порой страшно неудобно: как рассказать о событиях, которым протагонист не мог быть свидетелем? Поэтому, например, М. Ю. Лермонтов в «Герое нашего времени» использует трёх протагонистов: «доктора Ватсона» Максим Максимыча, имплицитную авторскую фигуру и самого Печорина. В остальных же случаях историю рассказывал т. н. «всеведущий автор», который, как бог, воспарял над сюжетом и доносил до читателя мысли то одного, то другого персонажа.

Со временем наличие POV стало делом обыкновенным и приметой прозы модерна. Затем POV перешли в массовую литературу, да так в ней и остались. Так что просьба: в отделе «примеры» не особо разгоняться, а то страница распухнет и будет мешать ходить. Давайте помещать туда только примеры особо удачной, как у Мартина, или особо неудачной работы с POV.

Где встречается[править]

Пожалуйста, помещайте только примеры множественных или необычных POV-персонажей. POV, совпадающие с протагонистами или отсутствующие вообще, интереса не представляют.

  • Каноничный эталон из палаты мер и весов — рассказ Акутагавы «В чаще», где PoV героев на одно и то же событие отличаются радикально, и главная тема рассказа как раз и есть этот факт.
  • Старая притча о слепцах, которые ощупывали слона с разных сторон и решили, что это — веревка, столб или тряпка.
  • «Властелин Колец»: роль POV-ов играют Фродо, Сэм, Мерри, Пиппин и Арагорн. До распада Братства сюжет подаётся главным образом глазами Фродо; после того, как Братство разделяется, свои ветки сюжета появляются у Мерри с Пиппином и у Арагорна, а Фродо и Сэм начинают делить друг с другом роль POV-а в главах, посвящённых их миссии (например, после того, как Фродо парализует паучиха Шелоб, Сэм перехватывает роль POV-а). С протагонистом там сложная ситуация: главный герой — Фродо, девтерагонист — Арагорн.
  • В цикле «Летописи Разлома» Ника Перумова автор играет с этим тропом: в зависимости от того, насколько масштабно происходящее, вводится больше или меньше POV-персонажей, а протагонисту Фессу уделяется больше или меньше внимания.
    • «Алмазный меч, деревянный меч»: события масштабны, представляют собой революцию и попытку апокалипсиса в мире Мельин. POV-ов 7 (Фесс, Агата, Тави, Сидри, Император, Мерлин и Клара Хюммель), Фесс среди них ничем не выделяется, протагониста по сути нет.
    • «Хранитель Мечей»: номинальный протагонист — Фесс, также POV-ами являются Клара Хюммель, Сильвия, Император, а в последних книгах серии даже Архимаг Игнациус, Анэто, Мегана и сами Новые Боги. Первые книги по сути целиком посвящены Фессу, другие POV-ы в них используются только в маленьких вставках. По мере того, как события в Эвиале сравниваются по масштабу с мельинскими и даже превосходят их, Перумов снова начинает наворачивать множество POV-ов не хуже Мартина.
  • «Отблески Этерны» Веры Камши: POV-ов тоже немало, и их можно разделить на следующие категории:
    • Основные POV-ы, действующие на протяжении всей саги с самого начала — таковых четверо: Робер Эпинэ, Матильда Ракан, Мэллит и Луиза Арамона;
    • «Выбывшие» POV-ы — с самого начала основные и важные, но потом исчезнувшие со сцены. К ним относятся Ричард Окделл и кардинал Сильвестр.
    • POV-ы, появившиеся в середине саги и сразу ставшие основными. Например, Луиджи Джильди — с третьего тома, Руперт фок Фельсенбург, Жермон Ариго и Чарльз Давенпорт — с четвертого тома, Арлетта Савиньяк — становится полноценным POVом только в «Шаре судеб». В «Закате» чуть ли не полкниги уделено Карло Капрасу, правда непонятно, с какой целью.
    • Временные POV-ы — на один эпизод, максимум парочку, как правило — для освещения боевых действий с противоположной точки зрения. Туххуп-ло-Марапон со своими сапогами в первой книге, Зоя Гастаки и Леонард Манрик в третьей, Юхан Клюгкатер в четвертой.
    • Экзотические POV-ы — например, найери в прологе «Сердца зверя» и Одинокий в самом начале саги. Также сюда можно отнести некоторых POV-ов флэшбэков — например, только во флэшбэках можно увидеть повествование от лица Рокэ Алвы.
  • «Песнь Льда и Пламени», в частности, знаменита огромным количеством POVо-в и полным отсутствием протагониста. Более того, фирменная фишка Мартина заключается в том, что в прологе и эпилоге каждой книги персонаж-репортёр обязательно умирает[1]. Поэтому штатные POV-ы серии (Арья, Дейнерис, Джон Сноу и другие) никогда не являются таковыми ни в прологах, ни в эпилогах.
    • Вообще, у Мартина POV-ы категоризуются примерно так же, как и у Камши (а точнее, наоборот — у Камши, как у Мартина).
      • Основные POV-ы: Арья Старк (единственная, у которой есть главы во всех книгах), Санса Старк, Бран Старк, Дейнерис Таргариен, Джон Сноу, Тирион Ланнистер.
      • Выбывшие основные POV-ы (yeeeah baby!): Эддард Старк, Кейтилин Старк. Сюда ли Джона Сноу — покажет шестая книга.
      • Появившиеся позже (или получившие статус POV позже) и с претензией на основных: Бриенна Тарт, Теон Грейджой, Давос Сиворт, Сэмвелл Тарли, Джейме Ланнистер, Серсея Ланнистер.
      • Временные и одноразовые (пока что живые): Эйрон Грейджой, Мелисандра.
      • Временные и выбывшие (yeeeah baby!): Квентин Мартелл, Арис Окхарт.
      • Проложные и эпиложные (уникальная для Мартина категория, одноразовые, умирают): Уилл, мейстер Крессен, Четт, Пейт, Варамир, Мерретт Фрей, Киван Ланнистер.
      • Прочие (пока неясно, что готовит им судьба): Виктарион Грейджой, Аша Грейджой, Барристан Селми, Арео Хотах, Джон Коннингтон.
      • Не POV-ы и никогда ими не будут, потому что знают слишком много спойлеров: лорд Варис, Петир Бейлиш, Хоуленд Рид, Эурон Грейджой.
      • Ещё одна особенность Мартина в том, что, по собственным словам автора, восставший из мёртвых персонаж быть POV-ом не может, а если был им раньше, перестаёт им быть. Именно поэтому Леди Бессердечная — не POV и не будет им, хотя при жизни им была.
  • «Хроники странного королевства»: многие события показаны последовательно с нескольких точек зрения. В том числе второстепенных и эпизодических персонажей, включая антагонистов, случайных свидетелей и даже безликих «людей в толпе». Ещё один особый приём автора — переданный сплошным текстом рассказ того или иного персонажа от первого лица с подразумевающимися комментариями собеседника.
  • «Из Америки — с любовью» Владимира Серебрякова и Андрея Уланова. Два автора, три POVа, они же главные герои: молодой полицейский Анджей Заброцкий, агент жандармского управления Сергей Щербаков и сотрудник американской полиции Кейтлин Тёрнер. О событиях книги поочерёдно повествуют все трое, по очереди.
  • Одно из ключевых отличий Slayers TRY от всех остальных сезонов данного аниме-сериала в том, что если обычно единственным POV-ом является протагонист Лина Инверс, то в TRY присутствовали краткие, но всё же линии от имени главгада Вальгаава, богов Горнего Мира и даже невезучего прихвостня Джиласа.
  • «Сталь и пламя» Ильи Гутмана: номинальный POV — протагонист Ларратос. Дополнительные POV-ы — его наставник Элиддин, а также Зарина и иногда трикстер Апион.
  • Мультфильм «Правдивая история красной шапки»: большую часть мультфильма Волк, Шапка, её бабушка и Дровосек рассказывают о произошедших с ними событиях каждый со своей точки зрения.
  • Аналогично и «Маски-Шоу» выпуск «Маски в суде»
  • С. Фридман «В завоеваниях рожденные». В этой космоопере от кого только не ведется повествование (хотя бывает и от третьего лица). Даже от имени рабыни-поэтессы, которую потом тихо казнили (выкинули на мороз).
  • «Великий Гэтсби» (The Great Gatsby) Фрэнсиса Скотта Фицджеральда. Что делать, если таинственный протагонист занимается неизвестными никому тёмными делишками? Случайно поселите рядом POV-персонаж. Пригласите в гости, по-соседски. О! Да у нас — общие знакомые! И заверте…
  • «Остров сокровищ» Р. Л. Стивенсона. Почти на протяжении всей книги изложение ведется от лица Джима Хокинса, но целая глава в середине официально передается Ливси, потому что Джим в это время на корабле отсутствовал.
  • «Звёздный билет» Василия Аксёнова. POV-персонажу 28 лет, как и Аксёнову в то время. Но далее используется необычный подход…
  • Владимир Богомолов, «Момент истины»: три главных героя — оперативники СМЕРШа Алехин, Таманцев, и Блинов — попеременно выступают POV-персонажами (причем повествование ведется то от первого, то от третьего лица), но иногда события показываются и с точки зрения прочих персонажей (вплоть до самого Сталина). Самый драматический момент — в финале, когда POV-персонажем становится прикомандированный представитель комендатуры Аникушин.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. На самом деле, не так уж и обязательно. Четт погиб не в конце своего пролога, а позже; Варамир умер, но возродился в теле волка, в теле которого его разум ещё какое-то время существовал. Что касается Пейта, то тот «Пейт», который появляется позже — явно Безликий убийца, так что тут закон соблюдается.