Олег Петровский

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Mass-Effect-фэндомы-Олег-Петровский-DLC-Omega-704054.png

Олег Петровский — персонаж Mass Effect 3 и комикса «Вторжение», крутой генерал «Цербера» и главный антагонист DLC «Омега». Силы Петровского захватили станцию «Омега» между второй и третьей частями, с целью создать перевалочную базу между лабораториями «Цербера» на базе Коллекционеров/ее остатках и основными активами организации.

Петровский — один из четверых русских[1] в Mass Effect (ещё были адмирал Михайлович, учёный Ярослев (да, именно так) Тартаковский на Новерии и член экипажа первой «Нормандии» Алексей Дубянский), а также обладатель злодейской бороды.

[править] Кто такой

Во время Войны Первого контакта сражался в войсках Альянса в чине капрала и блестяще себя проявил, однако впоследствии разошелся во взглядах с Альянсом и ушел в «Цербер». Носит белоснежный мундир, читает «Войну и мир» в оригинале, играет в шахматы — одно слово, интеллигент. После событий второй части организовал вторжение на «Омегу» Адъютантов — хасков, якобы вырвавшихся из лабораторий «Цербера» на базе Коллекционеров. С целью «помочь» Арии Т’Лоак справиться с нашествием прибыл к «Омеге» с флотом, действительно ликвидировал угрозу Адъютантов, а затем взял Арию в плен. Та быстро сбежала, но Петровский не стал её преследовать и позволил уйти с миром. Ария, однако, назначила его своим главным врагом и начала готовить ужасную месть.

После того, как Шепард договаривается с Арией об операции по возвращению «Омеги», он/она вместе с Арией направляется к станции во главе флота наемников. Крейсеру с Арией и Шепард/ом удается пробраться к станции, однако когда Ария приказывает начать штурм, выясняется, что оборона «Омеги» значительно усилена Петровским, о чем тот честно предупреждает по связи и призывает Арию повернуть назад.

Во время штурма станции Петровский загоняет Шепард/а, Арию и Найрин Кандрос в ловушку у генератора плазменных щитов, преграждающих путь к базе «Цербера» в бывшем клубе «Загробная жизнь». Петровский выражает Шепард(у) своё восхищение (капитан может ответить тем же) и снова предлагает им с Арией остановиться, но Ария не желает об этом слышать. Ей удаётся пропустить Шепард(а) к самому генератору, однако генератор связан с системами жизнеобеспечения станции, о чем Петровский снова честно сообщает по связи и призывает не допустить лишних жертв. Здесь придётся делать сложный моральный выбор — или долго перераспределять жизнеобеспечение на другие генераторы, рискуя жизнями Арии и Найрин (на самом деле они не могут погибнуть, но на нервы первый раз действует) и слушая речи Петровского на тему «Почему ты отстой», или отключить генератор и убить тысячи местных жителей. Единственный способ угодить всем и с ответной издёвкой заткнуть Петровского — переключить генератор моментально, что может сделать только Шепард-инженер.

Наконец, после прорыва в «Загробную жизнь», Ария, впав в бешенство при виде героической гибели Найрин, бросается прямо на Петровского, попадает в расставленную им ловушку, и Шепард/у приходится освобождать её, преодолевая сопротивление «церберовцев» и адъютантов, которых наконец довели до полной кондиции. После зачистки клуба Петровский приказывает всем войскам «Цербера» капитулировать и добровольно сдаётся на милость Шепард(а). Ария, одержимая местью, намеревается лично убить генерала, но Шепард может ей помешать. Или, если Шепард всё время реморализовывал(а) Арию своим благородным поведением, та лишь слегка придушивает Петровского и отдаёт Шепард(у) живым. Капитан может затем пристрелить его лично или отдать Альянсу.

Если Петровский остаётся жив, он становится военнопленным Альянса и военным активом (+30). После прохождения DLC Ария присылает Шепард(у) шахматную доску Петровского в качестве трофея (хотя Шепард, как следует из игры, не видит большой разницы между шахматами и «морским боем»).

[править] Примечания

  1. Если ориентироваться на фамилии, то Михайлович - серб, остальные трое - поляки, хотя возможно с точки зрения канадцев разница между сербами, поляками и русскими невелика, с другой стороны, как показывает история, у русского может быть любая фамилия. Тем более, что Олег и Петр, все-таки русские имена, а Тартаковский разговаривает с русским, а не польским акцентом. А учитывая, что в западном полушарии и Илванич со Стратовичем за русских сойдут...
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты