Её звали Никита́

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Её звали Никита
LFN.jpg
Общая информация
Жанр
Страна производстваКанада
Канал премьерного показаUSA Network
Когда выходил13 января 1997 года — 4 марта 2001 года
Сезоны5
Всего серий96 серий
Длина серии45-48 минут
В главных ролях:
Пета УилсонНикита
Рой ДюпюиМайкл
Альберта УотсонМэдлин
Юджин Роберт ГлэйзерШеф
Мэтью ФергюсонБиркофф
Дон ФрэнксУолтер

«Её звали Никита́» (фр. «La femme Nikita») — культовый канадский телесериал конца 1990-х — начала 2000-х, повествующий о приключениях девушки с мужским именем[1], волей судьбы вынужденной добровольно-принудительно работать на сверхсекретную правительственную организацию «Первый Отдел».

Сериал снят по мотивам французского фильма «Никита» со сходным сюжетом, хотя от оригинала, кроме самой Никиты и темы тайной организации, в сюжете сериала осталось мало. Разве что пара эпизодов перекочевала из фильма в сериал (конкретнее — срисовано первое задание в ресторане, сцена знакомства бойфренда Никиты с «кузеном Майком»[2], а также эпизод о прерывании свидания на снайперскую стрельбу из окна уборной). В общей сложности включает в себя пять сезонов, из которых последний — неполный (8 серий вместо 22, как в остальных)[3]. Надо сказать, что автор этой статьи умышленно избегает упоминания некоторых тропов, встречающихся во второй половине сериала, поскольку не хочет так толсто спойлить. Четвёртый сезон вообще заставляет всё громче восклицать «Вот это поворот!», ну а уж его концовка…

В 2010 был снят американский ремейк сериала, куда менее удачный.

Сюжет[править]

Главную героиню, осуждённую на пожизненное заключение за убийство полицейского (в котором она на самом деле не виновна), официально объявили умершей, под страхом реальной смерти завербовали в вышеупомянутый Отдел, выучили драться, стрелять и красиво одеваться, а затем отправили бороться с террористическими организациями (которых в мире сериала что-то уж очень много) и прочими подобными злодеями.

Первый Отдел осуществляет операции, видимо, во всём мире. Методы у него ещё те. Дать агенту ложную информацию о нахождении секретной базы и отправить раскалываться под вражескими пытками, чтобы заманить врага в ловушку? Дабы развязать преступнику язык, истязать людей, которые виновны лишь в том, что им не повезло быть его близкими? Втираясь в доверие к террористам с целью спасти от них тысячи людей, позволить (и даже помочь!) им убить десятки? Отправлять своих же состарившихся сотрудников на тот свет вместо пенсии (а до неё ещё дожить надо, — ведь жертвуют сотрудниками тут направо и налево)? Устранять свидетелей, просто оказавшихся не в то время не в том месте? Сотрудничать с полным чудовищем, если оно окажется в чём-то полезным? Да запросто! Журнал «TV Guide» назвал «Никиту» самым параноидальным сериалом после «Секретных материалов».

Пара слов о декорациях[править]

Надо заметить, что технологический уровень этого мира чуть выше нашего.

  • К примеру, здесь уже добрались до технологий искусственного интеллекта; таких за сериал как минимум три.
  • Ещё есть очень качественные голограммы: тут умеют создавать не только полупрозрачные трёхмерные модели различных локаций, которые планируют, например, штурмовать, но и очень реалистичные голографические изображения людей (мишени в высокотехнологичном тире, к примеру).
  • И совмещают это неплохо: чего стоит гиперреалистичная голограмма со скопированным разумом Мэдлин в пятом сезоне.
  • Технологии криоконсервации и, главное, последующего оживления замороженных доступны как минимум Отделу.
  • А ещё здесь очень хорошо развита технология изготовления масок а-ля Фантомас. Родная мать не отличит маску от оригинала. Да и пластическая хирургия творит чудеса, способные превратить одного человека в другого (мало того, это ещё и обратимо).

Главные герои[править]

Главгерои фильма. Слева направо: Шеф, Мэдлин, Уолтер (стоит), Биркофф (сидит), Никита, Майкл.
  • Собственно, Никита. Спортивного телосложения блондинка с невинными голубыми глазами (следует заметить, что кастинг-агентство «WTF?» постаралось на славу: Никита в исполнении Уилсон на прототип не похожа от слова «совсем»). По сравнению с французским фильмом-первоисточником образ главной героини выглядит светлее и мягче: эта Никита, хотя и является бывшей бродяжкой из неблагополучной семьи, далеко не такая психованная и вульгарная, как прототип, не употребляла тяжёлые наркотики и на самом деле, как сказано выше, не совершала преступления, из-за которого оказалась в тюрьме (что нам и показывают в опенинге каждой серии). Она выглядит единственным нормальным человеком в Отделе на фоне беспринципных козлов (Шеф, Мэдлин, да и Майкл тоже) или людей относительно неплохих, но придерживающихся в отношении методов Отдела принципа «моя хата с краю» (Уолтер, Биркофф). Из-за своего гуманизма постоянно пытается нарушить приказ и сделать всё по-своему, — но поскольку ей обычно везёт, то её терпят.
  • Майкл (вообще он бывший Мишель). Крутой в пальто и с трёхдневной щетиной. Флегматичный козёл — Никите он постоянно врёт, отправляя её делать то, на что она не согласилась бы, зная всю правду. Козёл с золотым сердцем, как со временем становится ясно. Являет собой яркий пример того, что персоналу Отдела лучше обходиться без семьи: его жена, тоже агент, провела три года в террорских пыточных застенках, а сын постоянно рискует попасть в заложники.
  • Уолтер. Крутой дедуля с седым «конским хвостом» на затылке, в бандане и серьгах, спец по оружию, электронике и взрывчатке, штатный приколист и немного старик Похабыч. К Никите относится по-отечески и вообще весьма мил.
  • Сеймур Биркофф. Очкарик, умник, местный хакер и компьютерный гений. Живёт прямо в Центре, общается только с его персоналом, наружу выходит только на задания, да и там сидит в фургоне. Настолько крут, что умеет взламывать базы данных при помощи Quake (s2e14). В итоге выясняется, что Сеймур – сын агентши Фонда и с детства был обречён стать его агентом. Мало того, не единственный сын: позже в сюжете появляется его брат-близнец Джейсон Кроуфорд (какому из близнецов позволить жить по-человечески, было решено в прямом смысле путём подбрасывания монетки).
  • Шеф, в миру — Пол Вулф. Генерал-шахматист, хотя и в штатском, суровый и безжалостный. Герой он или злодей в своём стремлении контролировать всё? Скажем так, в дестабилизацию ситуации на Ближнем Востоке он сделал немалый вклад, и временами возникает вопрос о том, не нанайские ли это мальчики на самом деле борятся с терроризмом, но всё это делается, чтобы не допустить третьей мировой. В молодости семь лет провёл во вьетнамском концлагере, где был старшим по званию и поддерживал дух всех заключённых. В результате никто из них ничего не выдал, называя только формулу «имя-звание-личный-номер». Единственное его слабое место — наличие сына, который, как ни удивительно, является преступником из тех, с которыми у Отдела разговор обычно короткий.
  • Мэдлин. Снежная королева и железная леди, способная иногда мило улыбаться, по совместительству — местный пыточных дел мастер. Настолько крута, что командовала собственным допросом в s2e6 («Слишком низко. Инъекцию делают во второй шейный позвонок, а не в третий»). Настолько предана делу, что когда необходимо проникнуть в охраняемую больницу, не имитирует сердечный приступ, а что-то принимает, чтобы вызвать у себя настоящий (s1e11). А когда надо изобразить из себя влюблённую в гада, для максимальной реалистичности вызывает у себя такую любовь химическим путём. Следует заметить, что их с Шефом отношения смотрятся весьма трогательно с учётом того, насколько они оба суровы к остальным.

Тропы и штампы[править]

Основные[править]

То, что проходит красной нитью через весь сериал и образует его основной моральный конфликт.

  • Антигерой. Таких там полный Первый Отдел, который непонятно как воспринимать. С одной стороны, он противостоит полным чудовищам, взрывающим дома и убивающим заложников. Но с другой... См. выше и ниже о его методах. Если рассматривать сотрудников по отдельности, то Майкл, Шеф, Мэделин — очень даже антигерои подтипа «герои, наделённые злодейскими чертами». Что характерно, Никита как раз герой без приставки «анти-» и вообще луч света в тёмном царстве.
  • Искупление равносильно смерти. В большинстве своём сотрудники Отдела — осуждённые преступники, которым есть что искупать. Но сколько злодеев ни пристрели, сколько блестящих операций ни проверни, — уйти из этой организации можно только ногами вперёд, и никаких пенсий персоналу не положено. Все они это знают, все они с этим вынуждены жить, просто потому что умирать не хочется. Ну а как себя чувствуют те из них, кто на самом деле ни в чём не виноват, — как протагонистка, которой и искупать-то нечего?
  • Моральный горизонт событий. Принцип меньшего зла. Цель оправдывает средства. Отдел постоянно на такое идёт, взгляните выше на то, что у них считается МЕНЬШИМ злом и представьте, что же такое зло БОЛЬШЕЕ. Впрочем, жалостливая главгероиня постоянно стремится доказать, что даже такая цель не оправдывает подобных средств и пытается всё сделать так, чтобы не пришлось выбирать ни одного из зол (не всегда удачно).
  • Обречённая любовь. Все упомянутые в сериале романы сотрудников Отдела между собой или с гражданскими заканчиваются либо печально, либо ОЧЕНЬ печально. И всё равно многие персонажи пытаются друг друга любить, несмотря на то, что видят вокруг десятки примеров, почему этого лучше не делать, а некоторые сами собой эти примеры и представляют (тот же Майкл).
  • Со всех сторон льётся ложь всех возможных сортов, с преобладанием джедайско-исландских недомолвок. Отдел врёт Никите об истинном характере её задания; Никита изображает перед преступником кого-то, кем не является (опционально — на пару с Майком); Никита врёт Отделу, покрывая какого-то очередного невиновного; позже выясняется, что этот «невиновный» врёт Никите, а сам является злодеем; Майкл врёт Отделу, прикрывая провинившуюся Никиту; в итоге оказывается, что Отдел всё знал, но врал, чтобы проследить за поведением вовлечённых сотрудников (и вообще всё сам подстроил, см. чуть ниже).
  • Проверка на вшивость — на каждом шагу. Отдел знает обо всех сомнительных делах, в которые вляпывается Никита, но не подаёт виду, следя за её реакцией. И частенько сам же эти сомнительные дела ей подсовывает, причём нередко через человека, которому она всё равно после всего этого продолжает верить.

Прочие[править]

  • А где бабуля? — забавный момент в s1e14, когда к злодею Кестлеру вместо Мэдлин, которую он хотел видеть, отправляют Майкла в маске-фантомаске (благо, ростом Мэдлин не намного ниже, а просторная одежда позволила замаскировать мужскую фигуру). Кестлер был весьма удивлён, неожиданно получив люлей, при том, что он сам мастер маскировки, способный перевоплотиться хоть в бабушку-божий-одуванчик.
  • Бездонный гардероб — по работе, конечно, главной героине приходится часто переодеваться маскировки ради, но у неё и дома для души имеется куча шмоток от Валентино и Баленсиага, шляп, париков, а также коллекция очков всех цветов радуги.
  • Близнецы меняются местами (внимание, под спойлером — гибель одного из главных героев!) Сеймур Биркофф доигрался с экспериментами над искусственным интеллектом, и то, что он изобрёл, попыталось освободить его из Отдела, убив всех остальных. Спасая друзей, Сеймур уничтожает своё детище вместе с собой. Не желая ТАК облажаться перед начальством, Шеф и Мэдлин похищают заблаговременно введённого в сюжет в начале сезона брата-близнеца Сеймура, Джейсона Крофорда, и выдрессировывают его так, что родная мать не отличит. Мёртвого Сеймура же укладывают на место брата.
  • Бой-баба — протагонистка и не только, крутые оперативни_цы и террорист_ки тут присутствуют в большом количестве.
  • Взять в ад компанию — например, Симона, жена Майка. После трёх лет пыток в застенках «Стеклянного занавеса» жить нормально она бы не смогла, поэтому взорвала себя вместе с главгадом.
  • Выстрелить в монитор. Бывает такое тут, например, в одной из серий 4 сезона после такого выстрела у компьютера почему-то выключается и звук. А парой серий раньше от выстрелов почему-то отключилась голограмма, которую оставил вместо себя Майкл, когда Отдел попытался его устранить.
  • Героическое самопожертвование — время от времени имеет место. Из персонажей, не являющихся сотрудниками Отдела — мирная медсестра Георгиева, бросившаяся с автоматом наперевес на толпу КГБшников (s1e11).
  • Докажи, что ты злодей — иногда героям приходится делать такое, чтобы втереться в доверие к очередным гадам. Особенно впечатляет шестая серия первого сезона, где Никита с Майклом вынуждены содействовать в проведении теракта. Впрочем, Никита всё же не выдержала и рванула в заполненное ядовитым газом здание в надежде спасти хоть кого-то, но спасти удалось только… замешкавшегося главгада. Что ж, зато втереться в доверие получилось на «отлично».
  • Законопослушный дурак — детектив О'Брайен (s1e19). Прицепился к Никите, чтобы та дала показания против неосмотрительно приставшего к ней маньяка. Начал копать, докопался аж до Первого Отдела. Что он не просто законопослушный, а именно дурак, становится ясно, когда он не соглашается на предложение Никиты просто пристрелить тихонько этого самого маньяка. Нет, это же не по закону! Кончилось плохо — повесили на него убийство этого самого маньяка и принудительно сделали агентом Отдела. Впрочем, в итоге это пошло ему на пользу, и он сам подсвечивает, мол, остался бы на свободе, был бы сейчас толстым, тупым и довольным. И дурацкой законопослушности поубавилось: Шефа ради Никиты он обманывает.
  • Заставили смотреть на пытки — с переподвывертом. В s1e5 контрабандистку оружия сумели убедить, что Никита является её дочерью, которую отправили в детский дом ещё во младенчестве. Никита хорошо сыграла свою роль… вот только, как водится в Первом Отделе, ей забыли сказать, что её собираются избивать на глазах у «матери», чтобы та поведала, куда спрятала взрывное устройство. Отметелили героиню так, что ей пришлось полежать в госпитале под капельницей, но «мама» таки раскололась.
  • Злодей с хорошей репутацией — Чендлер, s1e4. Филантроп, детские дома спонсирует, ну, немного деньги отмывает, но это же мелочи. В общем, милый человек, даже понравился Никите. Ей просто «забыли» сказать, что ещё он параллельно продаёт своих подопечных детишек в рабство, в том числе и в сексуальное («Ты должна была с ним сблизиться. Заставить его полюбить тебя. Знай ты, кто он, у тебя бы этого не получилось»).
  • Жуткие детишки. Мальчик Джером из Четвёртого отдела. Оказывается, в этом относительно реалистичном сеттинге есть телепаты и телекинетики, и Джером (и весь тот отдел) — как раз из таких. Выращенный в неволе маленький мальчик с характером робота. Всё время своего пребывания в Первом отделе навевает жуть на всех, включая Мэдлин и Шефа.
  • Казался злодеем, оказался героем. Эгран Петрозиан[4], полковник гэбни неназванной восточноевропейской страны, внезапно, работает на Отдел. Впрочем, в следующем сезоне он проявляет себя уже противположным тропом, попытавшись убить Шефа — хотя тут сам чёрт не разберёт, зло это или не зло.
    • Довольно зловещее впечатление поначалу производит и Юрген, который в итоге оказывается человеком неплохим.
    • А временный муж Никиты Гельмут Уолкер на самом деле работает на Интерпол.
  • Какой ни есть, а он за нас. Отдел не пренебрегает сотрудничеством с чудовищами, если это нужно. Никита едва не натворила непоправимого, встретив в Центре главгада-террориста весело беседующим с Шефом, — и не в камере пыток, а в штабе, с бокалом в руке. Ничего, что этот самый террорист пару дней назад убил с десяток ни в чём не повинных гражданских, — он ведь согласился стать двойным агентом. А каково ей было узнать в другой серии, что её отправили охранять не миролюбивого политика от террористов, а военного преступника от желающих ему отомстить за содеянные им ужасы? Да чего уж там, даже с маньяком-убийцей Отдел может сотрудничать, если тот полезен.
  • Крутая бабуля — Эдриан. Основательница Первого отдела. Правда, в итоге разочаровавшаяся и попытавшаяся его уничтожить.
  • Культурный мерзавец — полубезумный анархист Спаркс в s1e3 любит совмещать два хобби: сталкивать пассажирские самолёты в воздухе и слушать оперы Глюка.
  • Лжерусские — куда ж без них. ОПАСНО. 27,600 ВОЛbТ. Я-CHEYИE СТРОЙКА.
  • Любовный треугольник. С кем бы Никита ни пыталась построить отношения — с гражданским Грэем ли, с агентом Юргеном ли, — Майкл постоянно ошивается рядом и делает вид, что не ревнует.
  • Мастер пыток. Вообще в этом сериале чуть ли ни в каждой серии кто-то кого-то пытает — то герои злодеев, то злодеи героев, причём креативно и изобретательно. Как насчёт ампутировать палец со словами: «Расскажешь то, что мы хотим знать — пришьём обратно»? Или вколоть некое вызывающее паралич вещество и дразнить допрашиваемого шприцом с противоядием: «Не расколешься — останешься паралитиком» (а потом не вколоть противоядие, потому что оно и не нужно, а паралич сам пройдёт)?
    • Кроме вышеупомянутой Мэдлин, в Первом Отделе есть колоритная «парочка бухгалтеров» (появляются довольно часто) — абсолютно невинного вида женщина и мужчина в очочках и костюмчиках. Их метод работы даже не показывают, «клиенты» остаются с парой порезов на щеках и полностью сломленной волей.
    • Главгад террористической организации «Red Cell»[5] — тоже дяденька изобретательный. Никиту он, например, едва не скормил крысам.
  • Называть по фамилии — Биркоффа, Сайкса и ещё некоторых только по фамилии и называют. Но в большинстве случаев — аверсия: Никиту, Майка (его фамилия Сэмюэл), Уолтера, Мэдлин, Юргена и многих других обычно называют по имени без фамилии.
  • Накладка в расписании — вышеупомянутый эпизод со снайперской стрельбой из окна уборной. А также сцена, где Никита посреди гадской вечеринки на яхте отлучается опять же в уборную, вылезает через окно, ставит на борту яхты следящее устройство и возвращается на вечеринку.
  • Не в ладах с оружием — в седьмой серии первого сезона героев обстреливают из вертолёта некими «пятидесятимиллиметровыми пулями» (это не ошибка переводчика). Вообще-то, если имеется в виду диаметр «пуль», то это уже пушечные снаряды… Судя по дыркам на стене, авторы имели в виду калибр 0.50 (такие пулемёты таки очень даже существуют).
  • Невинно выглядящий злодей — в плане невинного внешнего вида педаль в пол давит Джули Рорк, школьная подружка Никиты из s1e2. Только взгляните на эту боязливую миловидную женщину, которая мухи не обидит и вздрагивает от каждого шороха! А ещё она террористка, умеет пытать людей и сбивать самолёты из гранатомёта. Да и не та она, за кого себя выдаёт — настоящую Джули она убила. После зверских пыток.
  • Некроромантика (внимание, под спойлером – гибель одного из главных героев!) Мэдлин после её самоубийства воссоздали для Шефа в виде искусственного интеллекта с визуализацией в виде даже не голограммы, а какой-то непонятной «атмосферной стимуляции», которая даже немного осязаема. Впрочем, копия тоже оказалась несколько суицидной.
  • Несовместимая с жизнью суеверность — главгада s2e11 сгубило именно это. Он настолько хотел пообщаться с духом погибшего сына, что беспрекословно выполнил требование «медиума»-Никиты отключить камеры слежения и сигнализацию (а то «электромагнитные поля мешают»). Тут-то к нему и наведался Первый Отдел... Самое смешное, что на самом деле сын жив и содержится в Отделе — оттуда-то Никита знает всякие подробности, чтобы вешать лапшу на уши террористу-папаше.
  • Несовместимая с жизнью похоть. Вам не кажется, что это плохая идея — пытаться изнасиловать спецагентшу, обученную премудростям рукопашного боя? А вот в сериале время от времени какие-нибудь гадёныши пытаются надругаться над Никитой, даже зная, кто она и на что способна.
  • Обезвреживание бомбы — какой же фильм про террористов, да без обезвреживания бомбы! Даже ядерной! Впрочем, заштампованной обрезки проводов тут нет.
  • Отвлечь с помощью женщины — «Вы научитесь стрелять. Вы научитесь драться. Но ваше главное оружие — женственность». Никиту не зря учили красиво одеваться, краситься и вести себя культурно. В английском языке есть термин «valentine operative», иногда героиню используют именно в этом качестве: «подкладывают» под злодеев (конечно же, наврав этой моралистке о том, что злодей не очень-то и злодей). За одного её вообще замуж выдали (впрочем, Гельмут Уокер, как сказано выше, казался злодеем, а оказался героем).
  • Первый бой — он трудный самый. Особенно если его ещё и умышленно усложнили, чтобы проверить способность героини импровизировать: окно, через которое она была проинструктирована скрыться с места первой операции, оказалось заложено кирпичом. Весь этот эпизод взят из фильма-первоисточника, но в оригинале было куда темнее, острее и кровавее, здесь же Никита даже никого не убила.
  • Побег. Сотрудникам Отдела время от времени приходится сбегать из вражеского плена. Но стоит ли говорить, что всем им хочется при удобном случае удрать и от своих безжалостных работодателей? Время от времени удаётся, в том числе и главным героям.
  • Пощадить ребёнка. Хотя это злодейский троп, но вы посмотрите на этот геройский Первый Отдел... И всё-таки они не настолько изверги. Террориста из s2e11 пустили в расход, но его несколько лет находившегося в заложниках сына отпустили, подкорректировав воспоминания. Забеременевшая агентша из s2e12 набедокурила, побоявшись, что её заставят избавиться от ребёнка. Скорее всего, ей конец, но выносить и родить ей позволили (зря набедокурила, короче).
  • Предательская кавалерия. В s4e18 Никиту похищает маньяк. А спасают от него террористы и тут же принимаются допрашивать с пристрастием.
  • Прижигание ран — Майкл такое проделывает с самим собой при помощи пороха из разобранного патрона.
  • Прикинуться шлангом. Благодаря своей внешности, Никита смотрится правдоподобно, когда ей требуется сыграть чуть ли не анекдотичную блондинку. А Майкл отлично умеет притворяться в стельку пьяным, если надо.
  • Псевдомилый злодей. Йован Мийович, правитель некой балканской страны, — жизнерадостный и добродушный весельчак, забавный старик Похабыч. Однако в 21 серии 1 сезона мы узнаём, каким он, оказывается, был в бурном военном прошлом. Тем не менее, героям фильма приходится его охранять и спасать от набегающих вигилантов.
  • Психиатрия — это страшно. В s4e19 Никита под прикрытием помещена в психиатрическую клинику с целью сломать другого психа и получить важную информацию. Мало того, правдоподобия ради её ещё и обработали чем-то, вызвав настоящий психоз (и вживили меметический триггер для преодоления действия применения психиатрами наркотиков). В общем, героиня находится в мешанине реальности и галлюцинаций, и голоса в голове перемешиваются с голосами в спрятанном в ухе наушнике, и в таком состоянии надо работать... Была бы годная крипи-серия, если бы её авторы ещё и не думали, как и многие до них, что электрошок в дурдомах используется для пыток.
  • Родные братья противоположны — Сеймур и Джейсон Биркоффы не то чтоб совсем противоположны, но в плане общения с женщинами — точно. А муж Никиты Гельмут Уолкер - секретный агент Интерпола, но его брат — террорист. И оба друг от друга это, естественно, скрывают.
  • Руритания — 11 серия первого сезона. Действие происходит в городе Клодно неназванной восточноевропейской страны. Вообще-то город Клодно находится в Польше, но «Скорая помощь» на соответствующей машине написано на сербском, есть толстые намёки на то, что это — один из осколков бывшей Югославии, а фамилии у местных жителей и русские, и болгарские, и вообще армянские. А ещё тут первая попавшаяся медичка отлично говорит по-английски (да и местные КГБшники почему-то разговаривают между собой на английском со страшным акцентом).
    • В каком государстве правит персонаж Йован Мийович, которого героям приходится оберегать от покушений в паре серий, тоже не сказано, но очевидно, что оно также экс-югославское. В s2e8, похоже, показана Босния, хотя напрямую об этом не говорят.
  • Секретная база — штаб Отдела. В одной из серий видно, что база — подземная, замаскированная под какой-то сарай на поверхности.
  • Спрятано на виду. У Никиты достаточно запоминающаяся внешность, да она ещё и представляется повсюду своим настоящим, крайне редким именем. И при этом живёт себе посреди города и имитирует обычную жизнь? И никто из террористов не рассказал о ней другим?
    • Педаль в пол, асфальт, мантию, ядро и лапы на в чём не повинных пингвинов — в s4e21. Даже спойлить не будем.
  • Супружеская измена — вполне приемлемый для Отдела метод. Отправить Майкла соблазнять ни в чём не повинную жёнушку очередного гадёныша? Она, конечно, не шлюха, но Майкл настолько обаятелен, что справится. Злобный муж потом изобьёт её, а она, в итоге узнав, что всё это было постановкой, попытается покончить с собой? Разве вы ещё не поняли, что Кровавую Гэбню такие мелочи не волнуют?
  • Такой психованный, что пытать бессмысленно — маньяк-террорист Кестлер из s1e14. Его пытают физически, а он одновременно с этим пытает своего же палача психологически, и кому из них в этот момент хуже — непонятно. А когда к нему доставили дочь, чтобы хоть так его разговорить, он ухитрился загрызть её насмерть.
    • Безымянная террористка из s2e16 ещё психованнее. «И что вы сделаете? Переломаете мне все кости? [не спеша ломает сама себе четыре пальца один за другим] Что ещё сломать?» Это у неё на почве психической травмы.
  • Умер с честью — тут многие так уходят, но педаль в границу Мохоровичича давит Эгран Петрозиан/Петросян. Его предсмертную беседу с Шефом (за попытку убийства которого он и приговорён к устранению) просто надо видеть.
  • Хакер — Биркофф и его коллеги. Также — анархисты из организации «Стеклянный занавес», (s1e3), которые умеют взламывать навигационные системы самолётов, заставляя их сталкиваться. Или некто Хардинг из s1e9, неведомым образом легко и просто скачавший базы данных суперсекретной организации.
  • Чего не сделаешь ради дружбы. Вторая серия первого сезона, в которой Никита головой рискует, пряча от Отдела свою школьную подружку, оказавшуюся не в то время не в том месте. В итоге выяснилось, что «подружка» — самозванка и вражеский агент.
    • А чтобы спасти Гельмута Уокера, Никита убивает четверых "коллег" и заставляет его ранить её саму, чтобы отвести подозрения. Всё-таки, хоть она была за ним замужем, но тут речь идёт не о любви, а именно о дружбе.
  • Чего не сделаешь ради любви. Время от времени тут жертвуют собой на этой почве, однако педаль в асфальт выжал, как ни странно, бессердечный Шеф, который наплевал на правила Организации, разбил неразбиваемое стекло и примчался к заражённой неведомой болячкой Мэдлин, при этом не зная, успеют ли найти лекарство. Сам заразился, ясно дело, но с лекарством подоспели вовремя.
    • Майк ради Никиты, которую Отдел попытался превратить в бездушную машину убийства, дважды шантажировал весь Отдел, оставаясь его сотрудником и зная, что после этого те будут только и ждать малейшей его уязвимости, чтобы ликвидировать.
  • Языковых барьеров не существует. Ну серьёзно, в неведомой балканской Руритании все — не то что медики и солдатня, но даже двенадцатилетний деревенский пацан, — свободно изъясняются на английском? Лучше бы уж заставили актёров хоть как-то говорить по-сербохорватски.

Примечания[править]

  1. Хотя в Болгарии это и мужское, и женское имя.
  2. В оригинале был «дядя Боб». Персонажи, с которых срисованы Майкл, Мэдлин и Шеф, в фильме были куда старше.
  3. Снят по требованиям публики, осаждавшей студию с лозунгами «Save LFN!».
  4. Нет такой фамилии, это авторы прочитали так «Petrosian». Переводчики часто исправляют на Петросян и правильно делают, хотя надо заметить, что персонаж на армянина не похож вообще. А имя у него почему-то и вовсе скандинавское.
  5. Как это название только ни переводят: «Красная клетка», «Красные ячейки», «Красная группа», «Красная команда»; причём все эти варианты — из озвучки одной и той же студией.