Имя розы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
План библиотеки

«Имя розы» (итал. Il nome della Rosa) — роман итальянского писателя, профессора семиотики Болонского университета Умберто Эко. Вышел в 1980 году. В 1986 роман был экранизирован, и получился вопиющий неканон.

Сюжет[править]

Главным героям, Вильгельму Баскервильскому и его юному спутнику Адсону Мелькскому, приходится расследовать гибель некоего Адельма Отрантского, монаха бенедиктинской обители. Действие происходит в конце ноября 1327 года в неназванной местности. Сюжет разворачивается в течение недели. Вильгельм, чьей первоначальной целью было подготовить встречу между теологами папы Иоанна XXII и императора Людовика IV Баварского, теперь должен подтвердить свою репутацию учёного мужа и в прошлом знаменитого инквизитора.

Что здесь есть[править]

  • Библиотека — одно из мест преступления и действия, куда героям в начале запрещают входить.
  • Бонус для гениев:
    • При чтении едва ли не любого исторического романа можно пытаться угадать, кто из персонажей реальное лицо, а кто вымышленное. И если реальность Бернарда Ги и Михаила Цезенского подтверждается примечаниями переводчика, то о реальном существовании Убертина и Жана Мабийона (историка, якобы ссылавшегося на рукопись Адсона) догадаться труднее.
    • А люди, читавшие научные работы Эко, могут узнать, что и аббат Валле существовал в реальности. Эко решил путем прямого упоминания отблагодарить и увековечить малоизвестного автора XIX века, чья книга помогла ему во время работы над диссертацией о Фоме Аквинском.
    • Пролог является одной большой отсылка к классическому итальянскому роману «Обрученные» Алессандро Мандзони — автор получает в руки рукопись интересной истории, написанную очень плохим слогом. Легчайшая отсылка для итальянца, читавшего Мандзони еще в школе, но в России вполне себе «бонус для гения».
    • Собственно же мемуары Адсона начинаются теми же словами, что и Евангелие от Иоанна: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог».
    • Способ, который Вильгельм предлагает, чтобы выйти из лабиринта, выглядит как слишком переусложненный вариант алгоритма Тремо. Собственно, поэтому и не работает.
    • Обстоятельства смертей Адельма и Северина Вильгельм восстанавливает с помощью «бритвы Оккама». «Слишком много действующих лиц».
    • Казнь Дольчино, описанная в библиотечной книге и из уст Ремигия — потрошение с отрезанием носа — напоминает пытки Пьера де Медичина в восьмом кругу ада в «Божественной комедии». В том же кругу находится и сам Дольчино.
    • Кто-то из читателей смог догадаться, что происходит в сне Адсона, не читая следующую главу?
    • Настоящий автор «Киприанова пира» неизвестен, но в романе она приписана «Магистру Алькофрибасу». Это — псевдоним, под которым Франсуа Рабле выпустил «Гаргантюа и Пантагрюэль».
    • Описанный в романе текст второго тома «Поэтики» основан на Коаленовском трактате — вероятного пересказа этой не дошедшей до нас книги.
    • Хорхе отсылает к Борхесу не только именем. Например, он также отрицает возможность познания, также называет Иуду исполнителем воли Бога, также благоговеет перед огромной библиотекой. А его феноменальная память, скорее всего, отсылает к заглавному герою рассказа все того же Борхеса «Фунес, чудо памяти».
    • Эко, описывая противостояние Вильгельма и Хорхе, судя по всему, вдохновлялся в том числе и теорией карнавала М.М. Бахтина, согласно которой в мировой культуре происходит борьба между официальной культурой (то, что обычно называют высоким искусством — серьезным и не для всех доступным) и карнавальной (ставящей все с ног на голову, высмеивающей и подвергающей сомнению).
  • Гад-кукловод пополам с Серый кардинал — в конце выясняется, что это был Хорхе из Бургоса, пропихнувший на пост аббата и библиотекаря недостаточно компетентных людей, которые и шага без Хорхе не могут ступить
  • Детектив — для читателя, не понимающего отсылки и философию, книга в первую очередь именно он.
  • Джедайская правда — впавший в старческий маразм Алинард говорит, что его враг «удалился в царство теней», и Вильгельм решает, что этот человек умер. На самом деле Алинард говорил не о смерти, а о слепоте. Его врагом был Хорхе.
  • Доктор Ватсон — Адсон Мелькский. Даже имя явно намекает.
  • Еретик — персонажи несколько раз рассуждают о ереси и причинах ее распространенности. Кроме того, где-то в середине книги выясняется, что в восстании Дольчино участвовали два монаха аббатства — Ремигий и Сальватор.
  • Игрофикация — создана игра «Аббатство преступлений».
  • Инквизиция — Вильгельм раньше был инквизитором, но прекратил из-за недопустимых для него методов работы. Кроме него в событиях принимают участие и настоящие инквизиторы.
  • Кающийся грешникинверсия, участники восстания вспоминают его едва ли не как лучшие годы своей жизни, а один из них на суде инквизиции даже сожалеет о том, что пролил слишком мало крови.
  • Копиркин — кроме Адсона-Ватсона, есть еще. Вильгельм Баскервильский срисован не с кого иного, как с Шерлока Холмса, а имя Хорхе из Бургоса — явная отсылка к Хорхе Луису Борхесу.
  • Лабиринт — библиотека же по совместительству им и является.
  • Макгаффин — книга, хранитель которой убивает кучу народу, лишь бы она никому не досталась, второй том «Поэтики» Аристотеля.
  • Монах — едва ли не все персонажи, все-таки история происходит в монастыре.
  • Несчастливый конец — довольно нетипично для детектива. Хорхе сжигает монастырь, последняя копия второго тома «Поэтики» погибла в огне, миноритам не удается договориться с представителями папы. Ну а персонально Адсон так и не узнаёт имени той девушки, с которой побывал.
  • Облик Чезаре — Малахия из Гильдесгейма, библиотекарь.
  • От плохого к ужасному — с каждым днем количество трупов лишь растет, а в самом конце начинается пожар, уничтоживший монастырь вместе с библиотекой.
  • Персонаж-призрак — папа Иоанн XXII и, в меньшей степени, император Людовик IV. Не играют роли в детективной истории, однако оказали решающее влияние на другие происходившие в монастыре события.
  • Посмертный персонаж — Дольчино и Адельм.
  • Постмодернизм — отсылки и игры со штампами в книге присутствуют.
  • Почему ты отстой — в самом конце Вильгельм и Хорхе рассказывают друг другу, почему другой не прав.
  • Прогнившая церковь — среди персонажей книги полно воров, убийц, гомосексуалистов и упертых фанатиков. При том, что почти все они — представители духовенства!
  • Псевдодетектив — получатся в итоге, так как детективный сюжет нередко уходит на второй план, уступая философским размышлениям, диалогам героев и нескольким побочным сюжетным линиям.
  • Революция не по-детски — хотя революции не случилось, и Дольчино проиграл, но под троп вполне подходит. Мятежники насовершали кучу жестоких преступлений, подавляли бунт ничуть не лучшими методами, а последствия аукаются даже через двадцать лет.
  • Сословная мораль — именитый богослов, подозреваемый в ереси, отправляется в изгнание, в то время как простолюдинов легко сжигают, заставляя оговаривать себя под пытками.
  • Третий том «Мёртвых душ»второй том «Поэтики» Аристотеля.
    • Умберто Эко в одной из статей признал, что, как ни странно, существовал реальный прототип описанной книги. Это был не второй том «Поэтики», и даже автор ее был не Аристотель, но она была очень похожей по содержанию и как раз со слипшимися страницами во второй половине. Причем во время написания романа Эко был уверен, что книга была выдумана им от начала и до конца, и только через годы вспомнил, что неоднократно держал похожую книгу в руках.