Хонор Харрингтон

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Honorverse»)
Перейти к: навигация, поиск
Обложка второго романа серии «Честь королевы»

Хонор Харрингтон (англ. Honor Harrington; в русском печатном издании — Виктория Харрингтон) — цикл научно-фантастических книг Дэвида Вебера, объединённых одноимённой главной героиней — офицером космического флота будущего.

Представляет собой дивную смесь из романов Сесила Форестера о Горацио Хорнблауэре, Саги о Форкосиганах[1], художественного отражения перенесенной в космос Европы эпохи революции и Наполеоновских войн, а также (в поздних книгах) позднего Тома Клэнси.

Мир[править]

Вселенная Хонор Харрингтон — мир далёкого будущего, условно обозначенного как 20-й век Эры Расселения (3900-е годы Н. Э.) За прошедшие с начала новой хронологии — запуска первого звёздного корабля в 2103 году, принятом за точку отсчёта — человечество колонизировало территории в радиусе 600 световых лет от Солнца, сформировав множество суверенных звёздных наций. Инопланетных рас сравнимиого уровня развития обнаружено не было, все другие известные расы — дикари. А некоторых вообще считали зверушками, отличающимися умом и сообразительностью.

  • Звёздное Королевство Мантикора — родина Хонор Харрингтон и большинства персонажей серии. Моносистемная звёздная нация, представляющая собой конституционную монархию, обосновалась в двойной звёздной системе Мантикора, имеющей 3 пригодные для жизни планеты — Мантикора, Грифон и Сфинкс. Благодаря разумной и продуманной политике на ранних стадиях колонизации и наличию огромного источника доходов в виде мантикорского тоннельного узла, Звёздное Королевство Мантикора — богатая нация, с передовой наукой и мощным военным флотом. Имея в наличии целых три обитаемые планеты и стабильный источник доходов, Звёздное Королевство никогда не испытывало необходимости в расширении границ, и если бы не угроза войны с Хевеном, оставалось бы в изоляционизме.
    • В составе Мантикоры находятся две из одинадцати известных планет, населенных другими разумными расами — Сфинкс с Древесными котами и Василиск с Ходульниками.
  • Протекторат Грейсон — изначально был основан религиозными фанатиками, желавшими уйти в дальний космос и основать общество, живущее безо всяких богопротивных технологий. Однако по прибытии выяснилось, что «земля обетованная» имеет повышенно содержание солей тяжелых металлов, и без технологий тут не выжить. Постепенно раскололись на «Истинных» и «Умеренных», устроили гражданскую войну, кончившуюся высылкой 50 000 уцелевших «истинных» на соседнюю планету Масада… замечательно пригодную для жизни. Затем между Масадой и Грейсоном несколько веков шло противостояние, закончившееся тем, что обе планеты были вовлечены в разборки Мантикоры и Хевена. Грейсон, несмотря на христианскую культуру — явный намек на Японию — отсталая страна, насильственно «открытая», что повлекло монархическую (!) революцию[2], после чего в кратчайшие сроки, несмотря на сопротивление консерваторов, превращающаяся в мировую державу. А еще грейсонцы очень любят мечи, пользоваться которыми учились по фильму «Семь самураев»[3]. Из-за, как считалось сначала, эволюционной, а на самом деле генноинженерной приспособленности к местным условиям, грейсонцы — практически отдельный подвид людей: они значительно менее чувствительны к солям тяжелых металлов, а женщин в три раза больше, чем мужчин, что порождает естественную потребность в многоженстве.
  • Народная Республика Хевен — некогда процветающее государство, вошедшее в полосу непрекращающегося экономического кризиса из-за «уравнительной» социальной политики и сговора между коррумпированной правящей элитой и лидерами популистских партий. В попытке решить экономические проблемы Хевен прибег к политике завоеваний, покорив более 200 соседних систем. Хевен является основным, сначала — потенциальным, а затем и актуальным противником Мантикоры. Представляя огромную угрозу для всех соседей, Хевен, тем не менее, долгое время успешно побеждал во всех конфликтах, наращивая свой военный потенциал даже в условиях дефицитного бюджета. Только Мантикора среди соседних держав обладала достаточными силами, чтобы успешно противостоять Хевену.
  • Солнечная Лига — крупнейшее государство Галактики, включает в себя несколько тысяч звёздных систем. Её совокупный потенциал, вероятно, равен потенциалу всего остального человечества. Тем не менее, невзирая на свои размеры и мощь, Лига не является активным игроком в политике. Право вето, наличествующее у каждого из членов Лиги, приводит к тому, что вся её политика, по сути дела, строится на сплошных компромиссах, а дремучая бюрократия и коррумпированность властей на уровнях выше системного является нормой. Номинальным центром и столицей является Старая Земля, однако политическое устройство делает ее лишь «первой среди равных». Тем не менее, Лига столь громадна, а её военный флот настолько огромен, что она даже не допускает мысли о том, что кто-то может реально угрожать ей. Вместе с тем флот Солнечной лиги является глубоко технически отсталым даже по сравнению с флотом Хевена и примерно на 50 лет отстает от флота Мантикоры.
  • Силезская конфедерация — богатая колонизированными планетами область к северо-западу от Мантикоры. Слабое центральное правительство и непрекращающиеся конфликты с сепаратистами превращают Силезию в арену деятельности пиратов. До войны с Хевеном служила Королевскому флоту Мантикоры огромным полигоном для подготовки офицеров в ходе борьбы с пиратством. Несмотря на все эти трудности, является одним из ключевых поставщиков ресурсов и рынков сбыта продукции. Объект притязаний Андерманской империи.
  • Андерманская империя — расположена к западу от Мантикоры. Первоначально колонизированная этническими китайцами планета Куан Инь в шестнадцатом веке После Расселения была захвачена Густавом Андерманом, считавшим себя инкарнацией Фридриха Великого. После этого планета была переименована в Потсдам, система — в Новый Берлин. Официальный язык — немецкий, однако большинство ее жителей имеют китайские корни, как правило имеют китайские имена и немецкие фамилии (например, Чин Лу фон Рабенштранге или Тиан Шёнингер). Прагматичная и осторожная политика позволила Андерманской империи взять под контроль обширную область космоса, однако ее флот втрое уступает Мантикорскому. Столкновение Андерманских и Мантикорских интересов в Силезии потенциально являются источником конфронтации, однако политика и схожее государственное устройство делают Мантикору и Андерманскую империю скорее конкурирующими соседями, чем противниками.
  • Меза — планета в Солнечной лиге, оплот сторонников генетических модификаций и работорговли, которую и хевениты, и мантикорцы считают отвратительным преступлением. Заправилы местных корпораций генетически отличаются от обычных людей и считают себя высшей расой

Технологии[править]

  • Тоннельные узлы — аномалии в пространстве-времени, обеспечивающие возможность мгновенного перемещения от одного конца тоннеля к другому и обратно. Узел обычно имеет 2-7 тоннелей, ведущих к терминалам в других системах. Перемещения возможны только от узла к терминалам и обратно, но не напрямую от терминала к терминалу. При проходе крупного объекта на время схлопываются — от нескольких секунд при переходе одиночного корабля до суток при экстренной переброске флота. Тоннельные узлы чрезвычайно ускоряют межзвёздные перелёты и способствуют развитию коммерции. Крупнейшим из ныне известных считается узел тоннелей в системе Мантикора, который и стал основой процветания Звёздного Королевства Мантикора.
  • Гиперпространство — «сжатая проекция» нормального космоса, в которой каждой точке гиперпространства соответствует определённая точка обычного пространства. Но при этом относительные расстояния между точками в гиперпространстве меньше, что позволяет кораблю, перемещающемуся в гиперпространстве со скоростью, меньшей скорости света, преодолеть расстояние между точками в нормальном пространстве с мнимой сверхсветовой скоростью. Существуют разные «слои» гиперпространства, различающиеся коэффициентом сжатия расстояния. Большую опасность в гиперпространстве долгое время представляли собой гравитационные течения — полосы гравитационной энергии, проекции массы нормального пространства в гиперпространство, разрушающие любой попавший в них корабль. Из-за этого долгое время в гиперпространстве летали только исследовательские корабли. Ключом к безопасным полетам в гиперпространстве стал парус Варшавской — «паруса» из искусственных гравитационных аномалий, стабилизирующих корабль в гиперпространтсве.
  • Современные корабли используют не-реактивный двигатель, называемый импеллером. Импеллер перемещает корабль путём создания искусственных гравитационных аномалий (корабль как бы «скользит» на гребне гравитационной волны, аналогичной природным в гиперпространстве, но много менее мощной). Импеллер может мгновенно разогнать корабль до скорости света, но на практике предельное ускорение корабля ограничено т. н. инерциальным компенсатором (лучшие образцы компенсируют до 600g для пилотируемого корабля, до 800g для катеров, свыше 1000g для БПЛА, до 95000g для противокорабельной ракеты и до 135000g для противоракеты). При сверхсветовых переходах импеллерный клин разворачивается в парус Варшавской.
    • Также корабли могут использовать маневровые реактивные двигатели, ускорение на них ограничивается возможностями гравитационных панелей которые компенсируют перегрузку (инерциальный компенсатор работает только вместе с импеллером или парусами Варшавской) и составляет не более 150g.
    • Мезанцами разработан малозаметный спайдер-драйв - корабль разгоняется за счет притягивания себя к альфа-стене, ускорение пилотируемого корабля со спайдер-драйвом ограниченно значением около 150g, по тем же причинам, что и при разгоне на реактивных двигателях.

Вооружение и бои в космосе[править]

Сильной стороной первых книг являлась хорошая проработка космических сражений. Несмотря на то, что она была адаптирована рядом технических особенностей под тактику времен парусных флотов, автор понимает, что такое космические расстояния, скорости (даже учитывается, что в космосе нет максимальной скорости (кроме световой), есть ускорение) и вытекающие из них факторы.

Импеллерный клин, представляющий собой расположенные под углом к диаметральной оси плоскости шириной в сотни километров полностью защищает корабль от любых атак идущих «сверху» или «снизу». По бортам корабля, параллельно диаметральной оси, между плоскостями клина выставляются гравитационные стенки — силовые поля. Они менее мощны, но могут быть пробиты очень мощным энергетическим оружием и с небольших дистанций (менее 30000 км). Защитить корабль спереди и сзади технически невозможно. Нельзя поставить гравитационную стенку перпендикулярно диаметральной оси, так как в таком случае она мешает работе импеллерного двигателя.

Таким образом, корабль неуязвим сверху и снизу, частично уязвим с бортов и совершенно открыт спереди и сзади. В сражении тяжёлые корабли выстраиваются в формацию, называемую «боевой стеной» — ряд расположенных друг над другом кильватерных колонн. Такое построение, помимо того что даёт очень мощный бортовой залп, позволяет ещё и (в случае отступления) просто развернуть все корабли днищем к противнику, превратив боевой строй в непроницаемую для его огня стену импеллерных клиньев. Однако на практике такой маневр требует тщательного контроля из-за опасности столкновения импеллерными клиньями, которые у крупных кораблей достигают сотен километров в ширину.

Основным оружием войны в космосе является ракета — импеллерный снаряд, развивающий ускорение в 42000g и обладающий дальностью полёта до 20 миллионов километров. К концу Первой Хевенско-Мантикорской войны дальность ракетного боя возросла до 60-70 миллионов километров. Современные ракеты несут лазерную боеголовку с ядерной накачкой. Боеголовка детонирует на определённом расстоянии и выпускает в противника пучок лазерных лучей.

Для защиты от ракет противника на дальних дистанциях применяются противоракеты — небольшие ракеты с импеллерными двигателями без боеголовок. Поражение цели осуществляется за счет столкновения импеллерными клиньями, что приводит к аннигиляции обеих ракет. На меньших дистанциях для противоракетной обороны применяются лазерные установки. Значительную роль играют также средства радиоэлектронной борьбы. Также, все корабли несут оружие ближнего радиуса действия — лазеры и гразеры, обладающие гигантской мощностью и разрушительной силой. Их эффективный радиус действия ограничен 400 000—500 000 километрами, но разрушительный эффект много мощнее, чем у лазерных боеголовок ракет.

Некоторые корабли способны нести энергетические мины, запускаемые в корабль противника в виде шара плазмы. Имеют огромную мощь, однако малая дальность и полная бесполезность против защитных стен делают этот вид оружия устаревшим и бесперспективным. Также была попытка так-называемой «молодой школы» конструкторов создать принципиально новый вид оружия, способный кардинально изменить тактику любого сражения. Результатом стало гравикопьё, огромное орудие, установка которой требует демонтирования большей части стандартного вооружения. Единственный выстрел кравикопья способен полностью дестабилизировать гравитационную стенку даже у супердредноута, позволяя атакующему кораблю добить врага энергетическими минами. Однако дальность гравикопья слишком мала для эффективного использования.

Переломным моментом в войне стало изобретение (вернее, улучшение старых конструкций новыми технологиями) Мантикорой подвесок — подвешиваемых на буксирных лучах ракетных платформ. Подвески позволили сначала усиливать первые залпы эскадр. Затем были разработаны подевесочные корабли — они уже не несут ракетных установок, а буксируют в трюмах подвески, сбрасывая их перед боем. Переход на подвесочные корабли в корне изменил тактику боя. Возможность производить ограниченное число небывало мощных залпов привело к тому, что тактика начала сводиться к подавлению противника первым мощным залпом вместо более или менее длительной ракетной перестрелки. А окончательным гвоздем в гроб врагов Мантикоры стали многодвигательные ракеты, которые увеличили дальность условно эффективной стрельбы с 8 млн км до 300 с лишним, а позже ракеты управления на сверхсветовой связи, которые позволили управлять сверх-массивными залпами из подвесок на огромных расстояних практически в реальном времени. При этом, правда, исчезла «парусная» романтика и какой-либо простор для таланта, хитрости, даже банального тупого героизма, а описания сражений превратилось в смакование вымышленных деталей вымышленной техники.

Персонажи[править]

  • Хонор Стефани Харрингтон — офицер Звёздного Королевства Мантикоры. При создании автор вдохновлялся образом Горацио Хорнблоуэра, а также отдельно взятыми биографиями прототипов самого Хорнблауэра — Горацио Нельсона и Томаса Кокрейна. В процессе развития сюжета делает стремительную (хотя и не совсем последовательную) карьеру от капитана до адмирала (а в приквельных повестях показаны и более ранние стадии). Как и Нельсон с Хорнблауэром, происходит из семьи врача (врачей в данном случае), но в процессе получает высокие титулы. Помимо того, что является гениальным тактиком, прекрасно умеет драться врукопашную (и её происхождение ей в этом помогает), прекрасно стреляет, в том числе из раритетных пулевых пистолетов, и в процессе учится ещё и прекрасно владеть мечом. Увечия, которые она получает, ей практически не мешают. Не повышая голоса, умеет насадить дисциплину в любых обстоятельствах. Её командование благотворно влияет на личностный (а затем — если не убьют при этом — и карьерный) рост подчинённых. Несмотря на первоначальную ненависть к политике, достигает значительных дипломатических успехов (не в последнюю очередь благодаря развивающейся эмпатии). Уважают её практически все, кроме некоторых закоренелых злодеев. В «Миссии Хонор» упоминается, что в космофлоте Мантикоры её считают кем-то вроде аватары богини войны, и иногда кажется, что она действительно ей является. Впрочем, случаются и в её жизни тяжёлые поражения с тяжёлыми последствиями. Иногда её спасают лишь неожиданно вовремя подошедшая подмога или верные подчинённые.
    • Нимиц — древесный кот Хонор Харрингтон. Представитель инопланетного вида, разумность которого некоторыми предполагалась, но на начало цикла формально не доказана. Поэтому некоторыми считается просто милой зверушкой. Милая зверушка обладает нерушимой псионической связью с хозяйкой и экстраординарной для своих размеров поражающей силой: шесть лап с сантиметровыми когтями острее стали — это не шутки. Настоящее имя — Смеющийся Ярко.
  • Павел Юнг — загнивающий аристократ, попавший во флот и делающий карьеру лишь благодаря отцовскому состоянию и связям. Трус, дурак и подлец. Сталкиваясь с главной героиней, невыносимо страдает, пытается ей делать пакости, что приводит к довольно закономерному финалу.
  • Томас Тейсман — офицер флота Хевена. Служит своей Родине верой и правдой, несмотря на все выкрутасы очередной власти. За время действия проходит по всем ступенькам карьерной лестницы. Несколько раз сталкивается с Хонор Харрингтон. В какой-то момент понимает, что при более правильной власти спасать Родину будет гораздо проще. После очередного изменения политической обстановки и вовсе перестаёт быть антагонистом.
  • Антон Зилвицкий — один из персонажей спин-оффа «Расплата за грехи», действия которого играют важную роль в развитии событий основного цикла. Одновременно Силач и Хакер. Сначала был техническим специалистом флота Мантикоры, затем перешёл в разведку, откуда уволился со скандалом из-за некомпетентного и сволочного начальства. Тем не менее остался патриотом и продолжил работать разведчиком «частным образом».
  • Виктор Каша — Напарник Антона Зилвицкого. Даже несмотря на то, что он сам сотрудник госбезопасности Хевена, а Зилвицкий — мантикорец. Хладнокровен и прагматичен настолько, что многими считается социопатом. Но на самом деле у него есть непоколебимые моральные принципы.

Но на самом деле, количество персонажей в цикле никакому исчислению не поддаётся, и перечислить даже всех значимых — крайне проблематично.

А ещё здесь есть[править]

  • Планета бьёт Громадную Империю
  • Королевства — хорошо, а республики — плохо — Королевство Мантикора и его ближайшего союзника Протекторат Грейсон в галактике очень не любят. Потому, что это монархии. А Мантикора еще и самое процветающее государство, потому что монархия, а вовсе не потому, что получает 78 % доходов пошлинами за проход через контролируемую сеть гиперпространственных туннелей. При этом в Хевене — бесхозяйственность, приведшая к империализму, в Лиге — бюрократия, снобизм и жесточайший застой, а в Силезии вообще черт знает, что творится.
    • Андерманская империя также ближайший союзник Мантикоры и одно из немногих нормальных в понимании Вебера государств именно из-за монархического устройства. И пускай среди Андерманнов попадаются забавные чудики, считавшие себя реинкарнацией Фридриха дер Гроссе, назначавшие премьер-министром любимый кактус или императрицы, объявлявшие себя в законодательном порядке мужчинами, чтобы обойти запрет короноваться для женщин — они остаются именно забавными чудиками, а никак не династией уродов или просто глупыми королями.
    • Однако в более поздних книгах ситуация меняется. В книгах появляется процветающий Эревон, формально являющийся республикой, а фактически — олигархией. Показывается Беофульф — лидер Галактики в области медицины, — и он тоже республика. И даже Хевен после очередной революции тоже начинает процветать под властью истинной демократии без каких-либо монархических элементов. А на «стороне Зла» в «Миссии Хонор» даже показано одно королевство. Фактически, автор намекает: «Не важно, как ваше политическое устройство называется, важно, чем оно является на самом деле.»
  • Всегда хорошие — Мантикорцы. На начало войны между Мантикорой и Хевеном на Мантикоре ещё встречались коррумпированные политики, некомпетентные флотоводцы и прочие мерзавцы. Но в процессе войны все они были постепенно выявлены и, так или иначе, исчезли со сцены. Технический прогресс у мантикорцев с самого начала обгоняет прогресс всех остальных. А также у Мантикоры лучшее образование, лучшая производительность труда, всё в порядке с благосостоянием населения (несмотря на длительную войну, которая, кстати, не имеет даже внятного обоснования для широких масс) и так далее. Некомпетентные вояки погибли или потеряли посты, а на политической сцене остались лишь честные и порядочные люди, которые заботятся уже не только о благополучии своего королевства, но и о том, как бы получше обустроить всю Галактику. Их решения всегда только мудрые и правильные, в общем, все остальные должны смиренно смотреть и слушать, а при попытке проявить какую-то самостоятельность — заслуженно получать по ушам. Не потому, что империализм, а потому что мантикорцы самые правильные и доказали это словом и делом.
  • Вам террористы, нам партизаны — пираты, грабящие мантикорцев — жестокие психи, садисты и полные дегенераты, по которым открытый космос плачет. Хевенские пираты, которых кровавый режим засадил в тюремную колонию — грустные и мудрые повстанцы и вообще жертвы хевенского империализма и прочих объективных обстоятельств.
  • Бой на мечах — несмотря на то, что практически повсюду в Галактике мечи вышли из моды тысячелетия назад, в концовке «Флагмана в изгнании» случился крайне важный бой на мечах.
  • Взлом через Пейнт — в буквальном смысле: старшина Харкнесс переходит на сторону хевов, чтобы спасти своих друзей, попавших в плен. Войдя в доверие к приставленным к нему двум тупым рядовым кровавой гэбни благодаря навыкам перепрограммирования игровых систем, Харкнесс из игровой сети гэбэшного линейного крейсера «Цепеш» получает доступ к общекорабельной, и в нужный момент устраивает ей тотальный BSOD.
  • Восставший из мертвых — главная героиня. В начале восьмой книги её объявляют мёртвой (и даже устраивают торжественные государственные похороны с пустым гробом). В конце этой же книги… ну, вы поняли.
    • Копиркина — капитана принуждает к капитуляции противник, после чего его арестовывают по надуманному обвинению в пиратстве и официально расстреливают. На родине ему устраивают торжественные похороны и объявляют национальным героем. На самом деле ему удается сбежать, после чего, освободив группу военнопленных, захватить корабль и вернуться на родину, где его уже никто не ждал. Мы о Хонор Харрингтон или о Горацио Хорнблауэре?
    • А вернувшись с победой во главе личного флота, ГГ узнает, что эти действия подпадают под подрасстрельную статью — создание собственных вооруженных сил. Проблему удается решить, передав «собственные вооруженные силы» монарху в качестве личной гвардии. Хонор Харрингтон… Или все же Майлз Форкосиган?
    • Изначально Харрингтон должна была погибнуть в финале Первой Битвы при Мантикоре, аки Нельсон при Трафальгаре. Но началось опухание сиквелов, и погибнуть ради трагизма пришлось Алистеру Маккейну.
  • Госбезопасность — в основном представлена Госбезопасностью Хевена, которая изображена вполне «канонично».
  • Говорящее имя — линейный крейсер хевенской гэбэ «Цепеш» и его командир по фамилии Владович. Естественно, маньяк, садист, бездарный назначенец и вообще хороший человек.
  • Дыра в сюжете — к моменту 7-8 книг флот Хевена несколько подтянулся до уровня Мантикорского только благодаря технологиям, полученным от Солнечной Лиги. На момент начала противостояния Мантикоры с Лигой выясняется, что флот Лиги не может сравниться даже с Хевенским, а от Мантикорского отстает настолько, что четыре линейных крейсера ничего не могут противопоставить трем эсминцам.
    • Обоснуй: в книгах неоднократно подчеркивались размеры и коррумпированность Лиги. Не исключено, что где то эти продвинутые технологии действительно есть(например в частных флотах мегакорпораций, которые этими технологиями торгуют), а в военном флоте отсутствуют по причине той самой соларианской спесивости(зачем нам технологии мы их массой задавим и вообще все нас боятся и воевать вообще не придется) и банального «распила» денег на модернизацию флота. Тем более, о глубокой отсталости флота Лиги до начала конфликта никто даже не подозревал.
      • Ещё обоснуй: как раз вскоре после 7-8 книг происходит революция в военном деле в связи с переходом на подвесочные супердредноуты и многодвигательные ракеты (которая прошла сначала в мантикорском флоте, а затем и в хевенитском), обесценившая боеспособность обычных супердредноутов практически до нуля, а точнее, крупных мишеней, которые супердредноуты нового поколения расстреливают с безопасного расстояния. А потом в мантикорском флоте произошла ещё одна революция после допиливания к многодвигательным ракетам сверхсветовой системы управления ими. В результате, флот Солнечной Лиги за время после 7-8 книги до начала открытого военного конфликта с Мантикорой отстал от хевенитского флота на одно, а от мантикорского — даже на два поколения.
    • На момент первой книги у Эревона было членство в Лиге, и поэтому Хевен не решился на него покушаться. В десятой говориться, что Лига когда-то предлагала Эревону договор о защите и взаимопомощи, но на Эревоне, поняв, чем это чревато, решили задружиться с Мантикорой.
    • В «Испытании Адом» выясняется, что корабль или соединение, уличенное в орбитальных бомбардировках, подлежит уничтожению флотом Лиги. В первых книгах утверждалось, что обычные войска выродились до полицейских сил, т. к. нет никакого смысла в наземной оккупации — контролируя космос, можно подавить любую цель с орбиты чугуниевой бомбой. Масадцы спокойно наносили ядерные удары по Грейсону (ну ладно, далеко и неправда), а планы угнавших «Саладдин» масадцев устроить Грейсону армагеддон вызывали у остальных персонажей что угодно, но только не боязнь флота Лиги.
  • Запрет на ГМО — сложился после того, как в районе 2700-х годов славянские гегемонисты создали в украинских лаборатория суперсолдат «Кощеев» и развязали Мировую войну, едва не уничтожившую Землю. Тем не менее, для населения развитых государств общедоступен пролонг — продление жизни примерно в 2,5-3 раза, а многие колонисты, отбывшие до войны, были генетически адаптированы к условиям планет, например, повышенной гравитации. В частности, сама главная героиня. Противостоянию с плохими ГМО-фашистами с Мезы посвящены несколько последних книг.
  • Кающийся грешник — хевенские капитаны Альфредо Ю и Уорнер Кеслет. Оба оказались лучше, чем заслуживала их страна и потому пошли в Грейсонский флот, где их приняли как родных. Как мантикорский старшина Харкнесс мог перейти на сторону хевов — персонажам решительно непонятно. Впрочем, как оказалось, это был хитрый план.
  • Кто все эти люди? — автор вводит очень большое количество персонажей, тщательно перечисляя многочисленных офицеров того или иного соединения по поводу и без повода.
  • Культурный мерзавец — очень многие плохие на высокопоставленных ролях. Наиболее яркий пример — Альберт Детвейлер (глава Мезанского Алайнмента).
  • Профессиональный риск ментора — учителем Хонор по тактике был капитан Курвуазье. Уже в чине адмирала в книге «Честь королевы» он отправился с ней на Грейсон и… Из-за ее же капризов, между прочим.
  • Список кораблей — тысячи их. Автор обожает перечислять, какие боевые силы находятся в данный момент в распоряжении героев (если соответствующий герой уже дорос до командования больше, чем одним кораблём).
  • Город под куполом — такие начали строить на Грейсоне для защиты от токсичной пыли. Само собой, с подачи главной героини. Причём она на этом изрядно разбогатела.
  • Дуэли — на Мантикоре законный способ выяснения отношений, хотя и не всеми одобряемый. Проводятся при помощи раритетных пулевых пистолетов, из которых нормально стрелять умеют единицы, до первой крови или до смерти. На попытке убийства Юнгом Харрингтон при помощи профессионального бретера построена одна из сюжетных линий романа «Поле бесчестия».
    • А на Грейсоне и вовсе сохранилось право на Божий суд — замену судебного разбирательства поединком на мечах.
  • А двести двадцать не хочешь? — профессиональный бретер Саммерваль, добившийся дуэли с Харрингтон, никак не ожидал того, что флотский офицер, сломленный убийством любимого человека, умеет стрелять из пулевого пистолета как бы не лучше него.
  • Алгоритм сортировки зла — в начале серии крупным столкновением в космосе считался бой крейсеров, а вступление в бой кораблей основных классов — сугубо теоретической возможностью. Не из-за пацифизма, а потому что сложность маневров, постановка стены импеллерных клинов и просто малоэффективность оружия. Прошло 11 лет и 11 книг, и случилась Первая Битва при Мантикоре с участием почти 500 кораблей основного класса и гибелью около 300…
  • Срисованная фэнтезийная культура — Мантикора состоит из двойной системы, в которой вокруг одной из звезд вращаются две планеты — развитая столица и малоосвоенный суровый могучий мир, вокруг второй — еще одна малоосвоенная суровая планета. Столица располагается на крайнем юге планеты и именуется Ландинг, что помимо основного значения «Посадка» звучит почти как «Лондон». Это передовое торгово-промышленное государство с мощным флотом, королевой и старинной аристократией, органично вписанной в демократическую политическую модель. В остальных государствах придерживаются «бикультуральной» модели: Хевен — гибрид революционной Франции и клюквенного СССР со столицей Новый Париж, Грейсон — помесь мормонизированных довоенных США и Японии, Андерманская империя — ряженый под Пруссию Китай, Силезия — явный намек на Речь Посполитую XVIII века — сплошной бардак, заканчивающийся разделом (правда между «Пруссией» и «Великобританией», потому что состоящего из ряда ледяных планет государства во главе с любвеобильной императрицей андерманнского происхождения здесь нет)
  • Ставка верховного гадокомандования — присутствует в нескольких ипостасях: высшее руководство Хевена, высшее руководство Солнечной Лиги, руководство Мезы. Распределение ролей отличается в каждом отдельном случае.
  • Учёный не от мира сего — Шэннон Форейкер. Офицер Народного Флота Хэвена, способная творить чудеса с устаревшим (по сравнению с мантикорским) оборудованием. Увлечена техникой настолько, что на всё остальное даже не обращает внимания. Привлекать внимание Шэннон Форейкер к реальному миру крайне опасно: она может хакерским взломом уничтожить эскадру ГосБезопасности. После очередного переворота получает ключевую должность в главном военном КБ Хевена.
  • Хороший, плохой, злой — разновидностей плохих в цикле довольно много. Некоторые просто служат своей стране, просто им со страной не повезло. Некоторые искренне убеждают себя, что они служат своей стране, просто цель оправдывает средства, да и о себе забывать не стоит. Некоторые служат лишь своему кошельку. А есть моральные отморозки, которые готовы пытать, насиловать и убивать всё подряд практически без цели. И есть персонажи, которые готовы уничтожить пол-мира ради своих целей.
  • Чёрно-белая мораль — активно применяется при описании политической ситуации внутри отдельно взятой страны. Наиболее видна на примере Мантикоры, но в более поздних книгах видно, что в других местах то же самое. Есть власть, и есть оппозиция. Одни всегда хорошие, думают практически исключительно лишь о благе державы и процветании нации. Другие — корыстные типы или фанатики, готовые пойти на любую подлость, зачастую ещё и идиоты в придачу. Власть и оппозиция могут меняться местами, но на сущность партий это не влияет.
  • Что за идиот! — Хевен занялся империализмом из-за социализма вообще и плодящего бесполезных плебеев Базового Жизненного Пособия в частности. Завоевывая намного более бедных соседей, с которых и брать-то нечего, делая их полноправными гражданами, в том числе с правом на БЖП
    • Павел Юнг, зная, что его начальница охраны — бывшая секс-рабыня, перешедшая моральный горизонт событий, дабы избавиться от этой доли, став графом, делает что? Правильно, полагаясь на компромат, принуждает ее к оказанию себе услуг сексуального характера.
    • Пополам с несовместимой с жизнью тупостью и трусостью — на дуэли с ГГ, зная, что у той один выстрел с разворота и большой дистанции, выстрелил ей в спину, зная, что за такое распорядитель поля имеет право застрелить его на месте (что тот и собирался сделать, но великая Хонор несмотря на все успела грохнуть его лично).
  • Йопт In Translation, помимо бросающегося в глаза переименования ГГ из Хонор в Викторию:
    • «Космическая станция „Василиск“» — никакой станции, в смысле долговременного космического сооружения там не было. «Станция» — удаленный оторванный от основных сил пункт базирования, служащий базой для действий в данном регионе". Застава, то есть, в крайнем случае. База. А еще лучше просто «станция» — пример — «Гонконгская станция ВМФ Великобритании».
    • Хевенский госдеятель и одноименный класс дредноутов Дюкен, которого превратили в Дю Квезин.

Пятиминутка ненависти[править]

Примечания[править]

  1. Скорее, и Вебер, и Буджолд независимо друг от друга зачитывались романами о Хорнблауэре.
  2. ср. Революция Мэйдзи и Революция Мэйхью
  3. Видевший поединок Кюдзо и усомнившегося в его мастерстве самурая из сего фильма испытает бурю эмоций при описании поединка Харрингтон с Бердеттом в «Флагман в изгнании»