Rapture

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Добро пожаловать в Rapture!
карта города
Атлас готовит поздравление Восторга с новым 1959-м годом
« Единственная разница между Восторгом и Нью-Йорком — это миллион тонн солёной воды вокруг. »
— Автор неизвестен

Rapture — утопический город на дне Атлантического океана, в котором происходит действие игр BioShock и BioShock 2. В локализации называется Восторг.

Город Восторг располагался в Атлантическом океане, где-то недалеко от Исландии; по проекту это был довольно небольшой город — на несколько десятков тысяч жителей — но с заделом на расширение (при этом последующие строения делались сильно хуже первых, вследствие чего число протечек в них было на порядок выше, чем где-либо). Он состоял из нескольких основных комплексов зданий-районов, названных на греко-римский манер (Персефона, Аркадия, Гефест и так далее), сделанных существенно прочнее других, пристроенных (основные здания собирались на стальных опорных кольцах и опускались в море по мере постройки, после чего из них откачивали воду, соединяли туннелями и приступали к отделке; фундаментом были «купола»), соединенных трубами Атлантического Экспресса и пешеходными переходами. При постройке использовались новейшие сплавы и технологии (например, телеуправляемые субмарины, массовое теле-радиовещание, непонятно как не попавшее на поверхность); энергию город получал посредством пяти турбин, работающих на геотермальной тепловой энергии (из-за того что город расположен в ледяных водах Атлантики, были большие проблемы с обмерзанием трубопроводов[1], с серными испарениями, разъедающими то, что не обмёрзло, и с протечками из-за недостаточно точной подгонки деталей). Воздухоочистка производилась двумя путями — с помощью воздухозаборника на маяке и с помощью оранжереи. Освещение было частично электрическим, частично отраженным солнечным (Восторг был оборудован солнечными коллекторами и световодами). Стоимость проекта составляла несколько миллиардов долларов в ценах конца сороковых годов — то есть более чем астрономическая сумма.

Основа питания в городе — продукты, выращенные в искусственных садах и рыба (и эта диета была одной из причин для недовольства среди населения). Следует отметить, что отсутствие животноводства никак не объяснено — там, где можно держать кошку, можно держать и овцу (другой вопрос, чем её кормить, это же не подводный совхоз). Океан вокруг Восторга, в конечном счете, оказался сильно загрязнён отходами и мусором; сам город начал разрушаться практически сразу после постройки, и по сути дела был обречён исчезнуть вместе с капиталами Райана, уходившими на его поддержание.

Производство — промышленность Восторга заключалась в сборе и утилизации металлолома как в самом городе, так и вокруг него (субмарины Восторга разбирали затонувшие корабли ради ресурсов, в Восторге работали станции-утилизаторы, позволяющие собирать нужные вещи из мусора); Райан планировал самостоятельное производство предметов роскоши и быта частично из ресурсов вокруг Восторга (например, в декоре широко использовались кораллы), частично за счет заранее запасённых ресурсов (количество которых, понятное дело, было ограничено); производились медицинские препараты (с изобретением АДАМа, производство набрало высокие обороты), продукты питания (в подводных садах) и предметы искусства (если то, что творил Сандор Коэн сотоварищи, можно назвать искусством), научные исследования (деятельность Тенненбаум, Сушонга и Джулии Лэнфорд, опекавшей сады), были в наличии студия звукозаписи, ателье и всё такое прочее. Отдельная категория — производство Больших Папочек — изначально для ремонта города, позже их переоборудовали для защиты Маленьких Сестричек. Экспорта из Восторга не было, импорта де-юре — тоже. Де-факто импортом занимался Фонтейн — таская контрабандой табак, алкоголь, наркотики, предметы отправления религиозного культа (этим канцеляритным оборотом обычно называется Библия) и всё то, что не производилось в Восторге. Впрочем, табак и наркотики производились (был даже проект внедрения генов табака в сахарный тростник; кроме того один делец наловчился делать кокаин, но всё померкло, когда Синклер начал бесконтрольно продавать плазмиды и ген-тоники).

Единственная мораль, которая допускается в городе — сотрудничество, основанное на эгоизме, служащее общим целям. То есть — каждый должен получить то, что хочет, и сделать взамен то, что от него требуют, если обоих устраивают такие условия. Это касается даже секса — «устные обещания — удел жиголо, заключайте контракт в письменном виде, никто не позаботится о вашем удовольствии кроме вас». В контракте обговаривается кто и что обязан сделать, и обе стороны следят за соблюдением условий. Альтруизм считается главным врагом общества.

Содержание

[править] Районы

[править] Суть, и критика проекта

Непонятно, как Эндрю Райан, с такими идеалистическими взглядами на мир, умудрился стать преуспевающим бизнесменом. Но, как бы там ни было, он им стал, и в конфликте трудящихся и фабрикантов, он был фабрикантом — ненавидел профсоюзы, не желал поднимать заработную плату рабочим, не хотел платить налоги и с точки зрения коммуниста он был капиталистической свиньёй, ибо являлся сыном своего времени, и его образ действий оказался таковым в результате давления на него субъективных обстоятельств — страх ядерной войны (естественный для конца 40х), недоверие к правительству (создавшее OSS, позже CIA), недовольство экономическим прессингом со стороны государства (которому нужно было привести страну в порядок после тяжелой войны), чувство глубокой неудовлетворённости упадком нравов, и диссонанс идеального мира, каким он его видел, с окружающей действительностью. Это побудило его попытаться перенести всё то, что он любит в замкнутый мир Восторга. Райан, к сожалению, не предполагал, что каждый, кого он пригласил в Восторг помимо хорошего, нёс так же и плохое. Восторг стал уязвим для жуликов вроде Фонтейна благодаря тому, что наиболее востребованные в городе люди были социально не защищены — то есть, рабочие, которые обеспечивали жизнедеятельность города, жили в трущобах, получали гроши и были недовольны ровно так же как и на Большой Земле. Даже если бы доктор Тенненбаум не открыла АДАМ — город ждал упадок, ибо на каждого, кто ремонтировал разваливающийся город, приходилась «куча белоручек, не видавших никакой работы тяжелее резки бумаги», и все они хотели сохранить привычный им образ жизни, а точнее — бездельничать и наслаждаться жизнью. Помимо этого, тезис о том, что в Восторге ученым не будут мешать моральные нормы, привел туда сумрачных гениев — Тенненбаум, Штайнера и Сушонга, и эта троица убийц в белых халатах были просто счастливы заниматься привычным делом без помех со стороны защитников несуществующих в Восторге прав человека. Тенненбаум, например, осматривая беременную жену Билла, отпустила комментарий о своей работе в нацистском лагере, после которого пациентка пришла в ужас (ещё больше — от последовавшего комментария Сушонга); кроме прочего Тенненбаум так же «прославилась» в доках, когда во время забора образца семенной жидкости «может быть немного резковато» ввела «может быть немножко великоватую иглу», после чего подопытный доброволец вылетел из кабинета со шприцом торчащим из мошонки и воплем «эта сука засадила мне иглу под орехи!». Кроме того, моральные нормы не мешали так же Синклеру торговать на право и налево плазмидами (не будь их — торговал бы оружием), от чего жители Восторга быстро мутировали в сплайсеров, сходили с ума, убивали друг друга, Синклер получал прибыли — и всё остальное было не важно.

Запрет Райана на религию и короткоствол, привели к разложению общества; масла в огонь подлили Фонтейн и София Лэмб, давшие этому самому обществу то, в чем оно нуждалось — ощущение, что есть кто-то, кто протянет руку помощи в трудный момент. Два удара по авторитету Райана оказались сокрушительными — дебаты с Софией привели его к решению заключить её в тюрьму, а противостояние с Фонтейном привели к национализации «Фонтейн Футуристикс» — и то и другое вызвало бурю недовольства в обществе, ибо Райан нарушил правила, им же и установленные. Впоследствии это привело к гражданской войне в Восторге, население разделилось на четыре части — люди Райна, пытающиеся защитить босса и сохранить порядок, группировка беспринципных торговцев (Фонтейн и Синклер), этот самый порядок расшатывающие ради наживы, недовольные — пытающиеся этот самый порядок изменить тем или иным способом (и кто не попал в Персефону — тот взялся за оружие и плазмиды, продаваемые Синклером каждому у кого есть деньги), и сплайсеры, которых политика не интересовала, только АДАМ (и которых контролировал Райан с помощью разработанной Сушонгом технологии контроля поведения). Ничем хорошим всё это закончиться не могло.

Ввиду непроработанности, проект Эндрю Райана был обречен с самого начала, и оба эксперимента — город под водой, и общество свободных людей, работающих ради собственного блага — провалились, первое ввиду нерентабельности, второе — ввиду неумелой кадровой политики Райана. Но даже если бы что-то и получилось, город угас бы, как только у Райана закончились бы деньги, ибо город был не способен к автономному существованию не смотря на имеющиеся в его распоряжении ресурсы (те, что были запасены — скоро были бы израсходованы, вся местность вокруг Восторга — вычищена, а из-за изоляции города от внешнего мира, торговля была бы невозможна).

[править] История Rapture

[править] Основание города

« Я Эндрю Райан, и я здесь чтобы задать вам вопрос: Разве не имеет права человек на заработанное в поте лица своего?
Нет, говорят нам в Вашингтоне, всё принадлежит бедным.
Нет, говорят нам в Ватикане, всё принадлежит Богу.
Нет, говорят нам в Москве, это принадлежит всем.
Я отверг эти ответы. Вместо этого, я выбрал нечто иное. Я выбрал невозможное. Я выбрал Восторг…
»
— Эндрю Райан

Эндрю Райан начал строительство Rapture в 1946 году. Он планировал создать закрытый город, свободный от влияния церкви и правительства, населённый умнейшими и талантливейшими людьми мира. Райн надеялся, что в подобной синтетической обстановке искусство, наука и промышленность будут развиваться по особому пути. Rapture был построен по последнему слову архитектурной мысли так, чтобы не зависеть от мира на поверхности. Автономные комплексы по очистке воды, постоянная добыча морепродуктов и производство еды — всё это давало надежду на осуществление мечты Райана о существовании города без вмешательств извне.

В начале 1950-х годов население Rapture составляло из нескольких тысяч жителей, которых Райан лично считал самыми достойными членами его общества. Мечта становилась реальностью. Чтобы помочь людям адаптироваться в новом городе, был приглашен известный психиатр с поверхности — София Лэмб. Однако, женщина не оправдала надежд Райана — в своей работе она слишком много внимания уделяла бедным, что плохо сочеталось с идеалами Эндрю. Было очевидно, что в лице Софии Райан приобрёл непримиримого соперника в политических делах.

Опасаясь наплыва туристов, Райн решил держать факт существования города в тайне. Всем жителям Rapture было строго-настрого запрещены контакты с внешним миром. Подобные ограничения спровоцировали возникновение «чёрного» рынка, позволившего бывшему преступнику Фрэнку Фонтейну скопить огромное состояние и, к тому же, заслужить любовь простого народа — под прикрытием рыболовецкого промысла компания Фрэнка «Fontaine Fisheries» занималась контрабандой.

В 1950-м году доктор Бриджит Тененбаум — талантливая немецкая учёная — открыла существование АДАМа, что ещё сильнее ухудшило ситуацию в Rapture. Как и многие другие научные открытия, это произошло внезапно. Однажды Тененбаум заметила, что один из жителей города, парализованный во время войны, стал играть с кем-то в мяч. Когда она спросила, что вызвало столь разительные перемены в здоровье ветерана, оказалось, его укусил морской слизняк — один из тех, кого вылавливали рыбаки Фонтейна. В ходе исследований Бриджит обнаружила, что вещество, вырабатываемое слизняком (то есть АДАМ), чрезвычайно способствует лечению всевозможных болезней. Так как никто не воспринял исследование женщины всерьёз, она обратилась к Фонтейну, который сразу же оценил всю выгоду от сотрудничества с Тененбаум.

Так была создана компания «Fontaine Futuristics», занимающаяся производством плазмидов и их последующей продажей. Добычу АДАМа поставили на конвейер. Чтобы ускорить этот процесс, было решено создать особую касту рабочих для сбора АДАМа — Маленьких Сестричек. Исследования, проведённые доктором Тененбаум, доказывали — имплантированный внутрь человека слизняк начинает вырабатывать в разы больше АДАМа, чем сам по себе. Узнав, что лучше всего этот фокус работает с маленькими девочками, Фонтейн предусмотрительно открыл «Детский дом Маленькой Сестрички», чтобы создать целую армию собирательниц АДАМа.

[править] Начало конца

В 1952—1959 годах генетические модификаторы, производимые «Fontaine Futuristics» стали безумно популярны — плазмиды и ген-тоники продавались всем подряд без малейшего ограничения. Каждый житель Rapture хотел получить свою суперспособность, что сильно волновало Эндрю Райана — растущее влияние Фонтейна никак не вписывалось в его утопическую концепцию. Было очевидно, что грядёт война за право владения городом.

К тому же Райана всё ещё беспокоила непримиримая София Лэмб, продолжающая продвигать свои альтруистические идеи. Он согласился на серию дебатов в прессе, надеясь, что сможет показать читателям слабые стороны политики Лэмб, однако откровенные интервью только усилили её популярность в обществе. В конце концов Райан не выдержал и отдал приказ запереть Софию в тюремном комплексе «Персефона», принадлежащему Августу Синклеру.

Фонтейн же оказался гораздо умнее в отношении Райана — после нескольких нападок последнего он решил инсценировать свою гибель и ненадолго сойти со сцены, оставив «Fontaine Futuristics» на произвол судьбы. Райан быстро прибрал к рукам компании соперника и первым делом увеличил производство АДАМа. Население Rapture начало мутировать — бесконтрольный приём АДАМа негативно сказался на их личностных характеристиках. Большинство горожан превратились в агрессивных, напоминающих животных, существ.

Райан не остановился на достигнутом. Для устрашения противников он решил провести «чистку» в Rapture и приказал арестовать всех последователей учений, не совпадающих c его идеологией (в частности, доктора Лэмб). Народ восстал против диктатуры Райана, началась гражданская война. В то же время в городе появился некто Атлас, возглавляющий Сопротивление. Думаю, не стоит заострять внимание на том, что это был наш старый знакомый Фонтейн, до неузнаваемости изменивший облик с помощью АДАМа.

Локация ресторана «Кашмир»

У Маленьких Сестричек возникла новая миссия — извлечение АДАМа из погибших. Для защиты девочек в неспокойное время были придуманы Большие Папочки — уникальные существа с первостепенным инстинктом «охранять Сестричек», созданные доктором Сушонгом из репрессированных заключённых Райана. После смерти Сушонга проект перешёл к не менее талантливому учёному — Гилберту Александру. Первая пара Сестричка-Папочка была создана из похищенной дочери Софии Лэмб — Элеоноры и прикреплённого к ней тестового защитника с кодовым названием Дельта.

В канун нового 1958 года произошло первое крупное сражение гражданской войны в Rapture — разрушению подверглись несколько ключевых мест в городе, в том числе и ресторан «Кашмир».

К тому же стали учащаться нападения на Маленьких Сестричек — сплайсеры выяснили, что могут извлекать слизняк с АДАМом из тел девушек, убивая их. Доктор Тененбаум была в ужасе — результат её работы оказался абсолютно противоположным задуманному. Чтобы как-то исправить ситуацию, она разработала собственный плазмид, возвращающий первоначальный облик девочкам, и стала собирать Сестричек в безопасном убежище, спрятанном в канализации города.

Гражданская война привела к полнейшему краху Rapture. Многие жители Восторга, насмотревшись на то, во что превращаются их соседи и знакомые, не выдержав, попытались уехать — но Райан наложил запрет на использование подводного транспорта, а несогласные погибали в стычках со службой безопасности. Тогда, выжившие решили не дожидаться того дня, когда они погибнут так или иначе — или их убьёт служба безопасности, или их убьют сплайсеры, или они умрут от голода, или попадутся шайке грабителей — целые семьи принимали яд и оставались навечно, сидя на любимых диванах перед телевизором; некоторые приставляли к голове оружие и давили на спуск, некоторые пытались бороться — видя единственным способом выбраться уничтожение Райана — и гибли не достигнув цели. В результате после бойни 1959 года, за несколько месяцев Восторг опустел. Лишь сплайсеры бродили по его некогда роскошным залам и переходам, которые медленно сдавались под натиском времени и давления воды. В 1960 м году количество людей, которые ещё не сошли с ума и забаррикадировались в различных частях города можно было исчислять десятками. К 1968-му году их остались единицы (и почти все они или уже сошли с ума, или были на грани), а город всё больше и больше разрушался, испытывая нехватку энергии (ибо генераторы большей частью вышли из строя ещё во время разборок в Гефестер Райана с Джеком), страдая от отсутствия ремонта (ибо некому) и действий некоторых персонажей, в частности Софии Лэмб.

[править] События первого Биошока

1960й год. Несмотря на неутешительные итоги войны, противостояние между Райаном и Атласом/Фонтейном было далеко от завершения. За некоторое время до этого момента, Фонтейн приобрёл необычайно ценную вещь, эмбрион сын Райана. С помощью передовых технологий современной медицины (поставляемых Тенненбаум и Сушонгом) Фрэнку удалось чрезвычайно быстро вырастить мальчика, чтобы потом отправить на поверхность и ждать удобного для удара момента. Хитрый план заключался в том, что Джек (а именно так звали сына Райана) с самого рождения был запрограммирован выполнять все команды, начинающиеся со слов: «Будь любезен…», и Фонтейн надеялся использовать эту особенность мальчика в своих интересах. На крайний случай у Фрэнка были припасены чуть менее безобидные фразы, позволяющие в любой момент избавиться от Джека — например, спровоцировать остановку сердца.

Когда Райан блокировал перемещение по городу, заперев батисферы, настала пора применить этот самый хитрый план. Он не зря выбрал сына Райана для своего плана, им двигала не только жажда мести, но и строгий расчёт. Джек, плоть и кровь его врага, обладал бесценной особенностью: его ДНК совпадала с генетическим кодом создателя Rapture. Это в значительной мере облегчало путешествие парня по городу. Все механизмы, созданные Райаном, были ему послушны, в том числе и система батисфер, закрытая от прочих горожан.

В 1960 году Фрэнк отправил Джеку на поверхность письмо, якобы написанное его родителями. Естественно, оно начиналось словами: «Джеку, с любовью от мамы и папы. Будь любезен…» и представляло собой подробную инструкцию, как добраться до Rapture: в нашем случае, сесть на авиалайнер, устроить его крушение и, напрочь забыв все прошлые события, оказаться у ворот подводного города.

Едва Джек попал в Rapture, Фонтейн, вернее Атлас, прибрал его к своим рукам. Он притворился другом, заинтересованным в судьбе молодого человека, однако на самом деле Атласа волновал только один момент — как скоро «обработанный» Джек убьёт своего отца. Ему удалось настроить парня против Райана, выставив того агрессивным сумасшедшим, якобы взорвавшим семью Атласа, и уговорить отомстить за гибель невинных людей.

Исследуя Rapture Джек столкнулся с озлобленными сплайсерами. Чтобы обезопасить себя, ему пришлось прибегнуть к использованию плазмидов и ген-тоников, усиливших его природные способности. Перед Джеком стал серьёзный выбор — для покупки модификаторов был нужен АДАМ, но пути его получения разнились. Атлас предлагал для этих целей убивать Маленьких Сестричек — добытчиц и носителей АДАМа. А Доктор Тененбаум придерживалась абсолютно противоположного мнения — за меньшую плату она просила позаботиться о девочках, вернуть им человеческий облик.

Встреча с Райном стала полной неожиданностью для Джека — негативно настроенный создатель Rapture внезапно признал в нём своего сына. Он рассказал парню о его предполагаемой роли в жестоком плане Атласа по завоеванию города и, чтобы доказать свою правоту, приказал, вернее, вежливо попросил убить себя. Очнувшись, Джек осознал, что он всего лишь марионетка в руках Атласа, к этому моменту уже переставшего скрывать свою личность и в открытую назвавшегося Фонтейном.

С помощью Бриджит Тененбаум Джеку удалось избавиться от кодовых фраз, заложенных в него с рождения, и он решил выступить против Фонтейна. Чтобы беспрепятственно добраться до его укрытия, Джек, по совету доктора Тененбаум, принял образ Большого Папочки и доверился Маленьким Сестричкам, безошибочно указывающим дорогу к Фрэнку. В предвкушении финала Фонтейн вколол в себя огромную дозу АДАМа и превратился в гигантского монстра. Однако Джека это не испугало — ему удалось лишить противника защитного АДАМа, а затем Маленькие Сестрички забили ослабленного Фонтейна до смерти.

Дальнейшее развитие событий совпадает с эндингами первого Биошока. Если Джек с самого начала игры принимает решение не обижать Сестричек, после победы над Фонтейном он возвращается на поверхность вместе с пятью девочками и начинает жизнь заново. В противном же случае, протагонист превращается в подобие Атласа — отправляет сплайсеров захватить мир и держит под рукой баллистическую ракету.

[править] Между сериями

Независимо от концовки первой игры, через какое-то время доктор Тененбаум решает покинуть Rapture вместе с оставшимися девочками. Без Маленьких Сестричек становится совершенно невозможно собирать АДАМ, однако этот факт ничуть не улучшает жизнь в городе — потерявшие управление и слетевшие с катушек сплайсеры продолжают грабить и убивать всех, до кого дотянутся (а точнее, друг друга и немногих оставшихся людей). К руководству Rapture приходит извечная соперница Эндрю Райана — София Лэмб. Она решает возродить город (нельзя сказать что это было возрождение — потому что в разваливающемся из-за отсутствия техобслуживания городе практически не осталось людей — только несколько персонажей и орда дерущихся друг с другом сплайсеров). Для того, чтобы восстановить отлаженную систему добычи АДАМа, София в первую очередь улучшает защитников Маленьких Сестричек — Больших Папочек. В этой работе ей помогает бывший сотрудник «Fontaine Futuristics» Гилберт Александр.

Побочным эффектом исследования Александра стало создание Больших Сестричек — более сильных особей, использующихся для борьбы со сплайсерами, а также помогающих решить проблему с нехваткой маленьких девочек в Rapture — по приказу Лэмб они похищали потенциальных Маленьких Сестричек с поверхности.

В ходе работы Гилберт Александр настолько проникся идеей возрождения города, что решил пожертвовать своей личностью ради перевоплощения в уникальный биокомпьютер, который действовал бы исключительно на благо Rapture. Он собрал ДНК самых выдающихся людей в истории подводного города и модифицировал себя, используя огромное количество АДАМа. Однако эксперимент провалился — учёный не смог спрогнозировать, как чужой генетический материал подействует на него, и превратился в чудовище, похлесче Атласа. В целях безопасности Лэмб пришлось запереть бывшего единомышленника в лаборатории. Перед тем, как окончательно сойти с ума, Александр оставил подробную инструкцию по уничтожению себя, которая очень пригодилась протагонисту второго Биошока.

Не особо расстроившись от провала эксперимента, София переключила своё внимание на Элеонору. Она догадалась, что её дочь сможет безболезненно пережить трансформацию — организм бывшей Маленькой Сестрички защищал её от всех последствий использования АДАМа — и решила повторить опыт с ней.

В 1967 году на поверхности наконец заметили, что похищения маленьких девочек на побережье носят регулярный характер. Марку Мельцеру — отцу пропавшей Синди — удалось связать похищения с подводным Rapture и он отправился на поиски дочери. Несмотря на многочисленные попытки Лэмб помешать смельчаку попасть в город, ему удалось достичь маяка и спуститься с Rapture в батисфере.

В тоже время после восьмилетнего отсутствия в город вернулась Бриджит Тененбаум. Она планировала найти лекарство от последствий использования АДАМа, а также закончить ранее начатые проекты, однако всё изменилось, когда доктор повстречалась с Элеонорой. Тоскуя по свободе и своему погибшему Большому Папочке, девушка убедила Тененбаум в необходимости воскресить Дельта — тестового защитника, привязанного к ней. С помощью Vita-Chamber’а им это удалось — так появился главный герой игры BioShock 2.

[править] События второго Биошока

1968-й год. Прийдя в себя, Дельта мало что понимал, последнее его воспоминание датировалось 1958 годом, когда София Лэмб приказала ему убить себя — а всё для того, чтобы спасти свою дочь от участи Маленькой Сестрички. Теперь же при помощи Бриджит Тененбаум и Августа Синклера Дельта должен был обхитрить Софию и, в свою очередь, спасти Элеонору от гнёта материнской любви.

Исследуя Rapture, Дельта столкнулся с несколькими занятными персонажами, среди которых оказались Стэнли Пул (один из шпионов Райана, из-за которого Элеонора попала в детский дом Фонтейна и, соответственно, стала Маленькой Сестричкой), приспешники Лэмб — Грейс Холлоуэй и Саймон Уэльс и даже небезызвестный Гилберт Александр.

Добравшись до «Персефоны», Дельта, наконец, встретился и с самой Софией Лэмб. Отчаявшаяся мать решила по-своему уничтожить Большого Папочку — она придушила дочь, ненадолго остановив её сердце. София знала, что делала. Несмотря на то, что Элеоноре удалось выжить, для Дельты всё было кончено — клиническая смерть Сестрички прервала связь между ней и Папочкой, а это значит, что у Дельты остались считанные минуты на то, чтобы спасти Элеонору, а затем умереть. Однако план Софии оказался неидеален — Элеоноре удалось отсрочить гибель Папочки, и они вместе направились к спасательной капсуле, способной доставить их на поверхность. Не желая сдаваться, София отправила навстречу беглецам Августа Синклера, предусмотрительно обращённого в Большого Папочку. Без труда разобравшись с последним, Элеонора и Дельта продолжили свой путь к батисфере.

Увидев, как рушится её план, София решила взорвать «Персефону», похоронив под обломками тюрьмы не только свою дочь и последователей, но и мечты о светлом будущем. Она приказала установить взрывные устройства по периметру «Персефоны», а сама направилась к спасательной капсуле. Взрыв сильно ранил Дельту, однако ему удалось из последних сил ухватиться за всплывающую батисферу. Элеонора же, инстинктивно спасаясь от огня, телепортировалась внутрь полузатопленной капсулы, оказавшись один на один со своей матерью.

Дальнейшее развитие событий целиком и полностью зависит от проявленного милосердия по отношению к мини-боссам игры (собственно, к Стэнли Пулу, Грейс Холлоуэй и прочим), а также к Маленьким Сестричкам, встретившимся на пути Дельты. Копируя характер своего Папочки, во время подъёма в батисфере Элеонора может убить Софию, отомстив ей за долгие годы экспериментов, или же спасти её, протянув кислородную маску. В любом случае, на этом история Софии Лэмб заканчивается.

Оказавшись на поверхности, Дельта понимает, что может со спокойной душой умереть — он выполнил своё предназначение, к тому же его раны оказались слишком глубоки, чтобы бороться за жизнь. Если на протяжении игры спасать всех Маленьких Сестричек, Элеонора, в свою очередь, захочет спасти своего Папочку — она выкачает из умирающего Дельты весь АДАМ в надежде сохранить в себе его память и ум. Если же методично убивать Сестричек, Элеонора превратится в настоящего монстра и заберёт АДАМ Дельты, чтобы стать новым тираном. Есть ещё и третий вариант развития событий — если поочерёдно то спасать, то убивать Маленьких Сестричек, в конце игры вам предложат сделать выбор между жертвенной и эгоистичной концовкой (то есть погибнет главный герой или же будет каким-то образом жить). В первом варианте Дельта попросит не забирать его АДАМ и дать ему спокойно умереть. В другом же случае эндинг будет мало отличаться от плохого — Элеонора выкачает из Дельты весь АДАМ лишь для того, чтобы стать сильнее.

[править] Примечания

  1. На холодные трубы осаждался дистиллят из воздуха и примерзал.
Источник — «http://posmotre.li/BioShock/Rapture»
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты