Атлант расправил плечи

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Статуя Атланта в Нью-Йорке стала символом философии объективизма благодаря книге.
« Есть два романа, способные изменить жизнь 14-летнего любителя книг: «Властелин колец» и «Атлант расправил плечи». Один — детское фэнтэзи, часто вызывающее пожизненную одержимость по отношению к ее нереалистичным героям, ведущее к эмоционально отсталой и социально искалеченной взрослой жизни, неспособности разобраться с реальным миром. В другом, конечно, есть орки. »
— Джон Роджерс

Атлант расправил плечи (Atlas Shrugged) — крупнейшее произведение Айн Рэнд (настоящее имя — Алиса Зиновьевна Розенбаум), по сути — философский трактат в трёх томах в виде производственного романа. Излагает философию объективизма и на протяжении всего сюжета обыгрывает взаимодействие персонажей с разными философскими системами. В отличие от других произведений, где система ценностей — это инструмент создания качественных персонажей, здесь — это в первую очередь основной объект исследования.

Как по чисто литературным качествам, так и по философскому содержанию мнения очень различаются — от любви и обожания до торжественного выноса из дому на помойку после прочтения первых ста страниц. Имеет огромный фандом и такой же свирепый хейтдом.

Сюжет завязывается вокруг таинственного «Похитителя разума» — некоего человека, который посещает самых лучших бизнесменов, инженеров и учёных, после чего они вскоре пропадают без следа, а их наследие (например, завод или технологии) оказываются абсолютно бесполезны без их участия. Причём, судя по всему, пропадают они абсолютно добровольно. Основная полемика романа крутится вокруг противостояния индивидуализма и коллективизма с сильной деконструкцией этих понятий (Рэнд предпочитает слова «эгоизм» и «альтруизм», используя их в словарном смысле, как философские термины, но русский читатель обычно использует эти слова в ином смысле).

Тропы[править]

  • Благонамеренный экстремист: Рагнар Даннещёльд, пират XX века, грабящий корабли с правительственным грузом, но возмещающий убытки честным бизнесменам. Излишки не раздает бедным, а хранит для самых талантливых из ограбленных правительством бизнесменов, чтобы у них было с чего начать восстанавливать свой бизнес, когда правительство рухнет. Причем всё строго пропорционально несправедливым, по его мнению налогам, и за вычетом несправедливых же прибылей.
    • А также Голт.
  • Бленд-нейм: колледж Патрика Генри — Стентон.
  • Браунизация — королева тропа.
  • Верность до конца — верность Голта своим идеям. Настолько, что он даёт советы, как починить пыточное устройство, заготовленное для него самого — оригинальное почему ты отстой всем антагонистам самим фактом того, что у госбезопасности нет толковых механиков, а одни бездари.
  • Идиотский сюжет. Металл Реардена по всем параметрам лучше «обычной стали»[1] и притом дешевле? Один из «консерваторов» мог просто сказать: «Дешевле? Ну, попробуем!» И писать 3/4 романа уже не о чем.
  • Инда взопрели стрелки осциллографа — в английском тексте. Кто говорит: текст сух? Нельзя не согласиться: сухо как в Сахаре. А сухость пурпуру не помеха! Стрелки осциллографа мечутся почти на каждой странице. «Децентрализованная неряшливость» (об осанке). «Он вывихнул экономику целой державы». «Это корни здания, полые извивающиеся под землёй корни, питающие целый город» (именно так: корни здания, сиречь туннели под ним, питают город, причём здание — контора, а не водопроводная станция). Переводчики в русском тексте перлы посмягчали.
  • Искусный государь — президент Томпсон. Аверсия: на самом деле полный ноль, выдвинутый на свой пост в результате компромисса.
  • Коронная фраза — «Кто такой Джон Голт?». Примерный смысл «не надо задавать глупых вопросов, ты же видишь — всё безысходно». Кодификатором выступил сам Джон Голт, в бытность ещё скромным инженером изрёкший правду Кассандры о своём заводе, которым новые владельцы пытались управлять как коммуной, а не компанией.
  • Красно-буржуазная сволочь — против такого общества борется Голт.
  • Мэри Сью — Дегни Таггарт. Умна, сексуальна, все её хотят или восхищаются ею, тащит на своих хрупких плечах всю компанию, несмотря на все козни бездарей, а заодно и самый частый POV. Субверсия — вся мэрисьюшность оплачивается её собственными силами, а когда всё общество движется к катастрофе, вице-президент железной дороги может только надорвать спину, а не спасти всех.
  • Не в ладах с технологией — этого здесь немало. Топка тепловоза! Подробнее см. в соответствующей статье.
  • Необычный профсоюз — долина Голта по сути профсоюз «людей разума» (в первую очередь предпринимателей и инженеров, но встречаются кто угодно, вплоть до чернорабочих и домохозяек), а массовые увольнения людей — это такая стихийная забастовка. Подчеркнуто изначальным названием книги — «Страйк».
  • Почему ты отстой: вся финальная речь Голта — это гигантский «почему ты отстой» в адрес мистических и коллективистских идей, чиновников, олигархов, священников и прочих-прочих.
  • Прикладной флеботинум: металл Реардена, сланцевая нефть (в неопределённой середине XX века), двигатель Голта.
  • Протестантская мораль — аскетичные и трудолюбивые герои вполне бы сошли за хороших протестантов, хотя ими не являются.
  • Реальность нереалистична — все антиутопические законы и призывы на самом деле встречались в реальности. Сама Айн Рэнд жаловалась, что приходится прикручивать слишком уж большой фитилек, потому что читатель иначе не поверил бы. А грабительские налоги и вмешательство государства в жизнь людей, приводящие к утечке мозгов и деградации инфраструктуры, вы вполне себе увидите в… ну вы и так знаете где, не будем разводить политоту.
  • Социальный дарвинист — Рагнар Даннещёльд (субверсия). Считает что применяющие насилие первыми (бандиты и прогнившее правительство) заслуживают ответа силой, в результате чего выживут только наиболее разумные люди, которые первыми силы не применяют, но способны за себя постоять. Собственно, этим он и занимается.
  • Стоик — все главные герои.
  • Ужас у холодильника — что произошло с людьми за гранью ойкумены, коя сократилась до штатов восточнее Миссисипи? Точного ответа в романе нет, судя по направлению событий — что-то близкое к сегодняшнему Сомали.
  • Философический угар — педаль через Мохо в мантию, двумя ногами! Для выдачи в массы речи Голта пришлось напильником дорабатывать сюжет и придумывать волшебные радиоглушилки по всей Америке. Но и речь получилась — ого! Монолог на 20 страниц[2]. Целое эссе.
  • Шизотех — проект X. Целая военная база, работающая на огромную акустическую пушку. Сначала это было лишь исследование нового вида оружия, но скоро даже провода стали дефицитом, и весь проект превратился в чемодан без ручки.
  • Экстремист был прав — Голт. К концу произведения все главные герои принимают его позицию.

Экранизации[править]

Atlas Shrugged — трилогия (2011, 2012 и 2014). Фильмы получились достаточно плохими по всем параметрам и провалились в прокате. Второй фильм в 2013 году едва не получил пару «Оскаров Золотых Малин»: за худший сценарий и лично Дж. Питчу за худшую режиссуру года.

Культурные отсылки и полемика[править]

  • BioShock — полемизирует с «Атлантом», утверждая, что в реальности попытка построить такое общество в конце концов потребует методов, рушащих сами его основы. В игре немало отсылок к эпизодам из романов и биографии самой Айн Рэнд. К слову, тонко ухвачено и второе слабое место утопии: город свободного предпринимательства и изобретательства, не имеющий ограничивающих-контролирующих инстанций, беззащитен к резким изменениям правил игры — открытия, социальные потрясения, архибогатый заезжий бизнесмен и т. д.
  • Ахтарский цикл Латыниной — посвящен судьбе русского Генри Реардена в лице Вячеслава Извольского. Не является, строго говоря, полемизирующим с «Атлантом», так как Латынина на тот момент его не читала, но исследует ту же тему борьбы творцов и паразитов.

Чего там нет[править]

Приходится писать об этом, потому что в интернете существует немало отзывов не читавших, но осуждающих людей.

  • Социального дарвинизма — сыгранного прямо как убеждения главных героев. В финальной речи Джон Голт высказывает противоположные взгляды, говоря что капитализм приносит бедным намного больше выгод чем богатым, у которых все материальные потребности и так удовлетворены
  • Коммунистов среди антагонистов — в злодейском кордебалете есть циничные политиканы, олигархи, творцы-конъюнктурщики и люди без определенных убеждений — и русофобии. За этим пополам с чернухой и реалиями революционного Петрограда в другую книгу («Мы — живые») того же автора да и там благородные коммунисты присутствуют — примерно трое.
  • «Воды не допросишься» — эгоизма. В быту все персонажи относительно нормальны и со взаимопомощью у них проблем не возникает.

Примечания[править]

  1. Вам любой токарь скажет, что сортов стали многие сотни, и все чуток разные. Это оттого, что к разным штучкам, что мы из стали делаем, предъявляются разные механические требования
  2. 20 страниц — это в полноформатном издании. Английская версия в карманном формате и мягкой обложке отводит на речь Голта 80 страничек.