Atlas Shrugged

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Статуя Атланта в Нью-Йорке стала символом философии объективизма благодаря книге.
« Есть два романа, способные изменить жизнь 14-летнего любителя книг: «Властелин колец» и «Атлант расправил плечи». Один — детское фэнтэзи, часто вызывающее пожизненную одержимость по отношению к ее нереалистичным героям, ведущее к эмоционально отсталой и социально искалеченной взрослой жизни, неспособности разобраться с реальным миром. В другом, конечно, есть орки. »
— Джон Роджерс

Атлант расправил плечи (Atlas Shrugged) — философский производственный роман Айн Ренд.

По сути — философский трактат в трех томах в виде производственного романа. Излагает философию объективизма и на протяжении всего сюжета обыгрывает взаимодействие персонажей с разными философскими системами. В отличие от других произведений, где система ценностей — это инструмент создания качественных персонажей, здесь — это в первую очередь основной объект исследования.

Как по чисто литературным качествам, так и по философскому содержанию мнения очень различаются — от любви и обожания до истеричной враждебности. Имеет огромный фандом и такой же свирепый хейтдом.

Что можно сказать с уверенность — изложенная в романе философия объективизма несколько повлияла на американское общество. Опросив в 1991 году 250 подвернувшихся под руку американцев, Библиотека Конгресса США назвала «Атланта» второй по влиянию после Библии (за Библию проголосовало 166, за Рэнд — 17, за Моргана С. Пека — 15, за Толкина — 12, что наглядно демонстрирует цену этой «статистике».[1]).

Сюжет завязывается вокруг таинственного «Похитителя разума». Некоего человека, который посещает самых лучших бизнесменов, инженеров и ученых, после чего они вскоре пропадают без следа, а их наследие (например завод или технологии) оказываются абсолютно бесполезны без их участия. Причем, судя по всему, пропадают абсолютно добровольно.

Основная полемика романа крутится вокруг противостояния индивидуализма и коллективизма с сильной деконструкцией этих понятий (Рэнд предпочитает слова «эгоизм» и «альтруизм» используя их в словарном смысле, но русский читатель обычно использует эти слова в ином смысле)

Тропы[править]

  • Catch phrase: «Кто такой Джон Голт?». Примерный смысл «не надо задавать глупых вопросов, ты же видишь — все безысходно». Кодификатором выступил сам Джон Голт, в бытность ещё скромным инженером изрекший правду Кассандры о своем заводе, которым новые владельцы пытались управлять как коммуной, а не компанией.
  • Мэри Сью: Дегни Таггарт. Умна, сексуальна, все её хотят или восхищаются ею, тащит на своих хрупких плечах всю компанию несмотря на все козни бездарей, а заодно и самый частый POV. Субверсия — вся мерисьюшность оплачивается её собственными силами, а когда все общество движется к катастрофе вице-президент железной дороги может только надорвать спину, а не спасти всех.
  • Не в ладах с технологией: кодификатор тропа. Топка тепловоза!
  • Философический угар: под видом монолога автор иногда может просто записать целое эссе
  • Прикладной флеботинум: металл Реардена, сланцевая нефть(в неопределенной середине XX века), двигатель Джона Галта.
  • Благонамеренный экстремист: Рагнар Даннещёльд. Пират XX века, грабящий корабли с правительственным грузом, но возмещающий убытки честным бизнесменам. Излишки не раздает бедным, а хранит для самых талантливых из ограбленных правительством бизнесменов, чтобы у них было с чего начать восстанавливать свой бизнес когда правительство рухнет. Причем все строго пропорционально несправедливым по его мнению налогом и за вычетом несправедливых же прибылей. Также Джон Галт.
  • Бленд-нейм: колледж Патрика Генри — Стентон.
  • Верность до конца: Джона Галта своим идеям. Настолько, что он дает советы как починить пыточное устройство заготовленное для него самого — оригинальное почему ты отстой всем антагонистам самим фактом того, что у госбезопасности нет толковых механиков, а одни бездари.
  • Искусный государь: президент Томпсон, аверсия. На самом деле полный ноль выдвинутый на свой пост в результате компромисса.
  • Протестантская мораль: аскетичные и трудолюбивые герои вполне бы сошли за хороших протестантов, хотя ими не являются.
  • Почему ты отстой: вся финальная речь Джона Галта — это гигантский «почему ты отстой» в адрес мистических и коллективистских идей, чиновников, олигархов, священников и прочих-прочих.
  • Реальность нереалистична: все антиутопические законы и призывы на самом деле встречались в реальности, сама Айн Рэнд жаловалась, что приходится прикручивать слишком уж большой фитилек, потому что читатель иначе не поверил бы.
    • Грабительские налоги и вмешательство государства в жизнь людей, приводящие к утечке мозгов и деградации инфраструктуры, вы вполне себе увидите в… ну вы и так знаете где, не будем разводить политоту.
  • Стоик: все главные герои.
  • Социальный дарвинист: Рагнар Даннещёльд, субверсия. Считает что применяющие насилие первыми (бандиты и прогнившее правительство) заслуживают ответа силой, в результате чего выживут только наиболее разумные люди, которые первыми силы не применяют, но способны за себя постоять. Собственно, этим он и занимается.
  • Ужас у холодильника: что произошло с людьми за гранью ойкумены коя сократилась до штатов восточнее Миссисипи? Точного ответа в романе нет, судя по направлению событий — что-то близкое к сегодняшнему Сомали.
  • Экстремист был прав: Джон Галт. К концу произведения все главные герои принимают его позицию.
  • Красно-буржуазная сволочь:то против чего борется Галт.

Экранизации[править]

Atlas Shrugged — трилогия (2011, 2012 и 2014). Фильмы получились достаточно плохими по всем параметрам и провалились в прокате. Второй фильм в 2013 году едва не получил пару «Оскаров Золотых Малин»: за худший сценарий и лично Дж. Питчу за худшую режиссуру года.

Культурные отсылки и полемика[править]

  • BioShock — полемизирует с «Атлантом» на тему того, что в реальности попытка построить такое общество в конце концов потребует методов рушащих сами его основы. В игре немало отсылок к эпизодам из романов и биографии самой Айн Ренд. К слову, тонко ухвачено и второе слабое место утопии — город свободного предпринимательства и изобретательства, не имеющий ограничавающих-контролирующих инстанций, беззащитен к резким изменениям правил игры — открытия, социальные потрясения, архибогатый заезжий бизнесмен етс. Что, строго говоря, не противоречит первоначальной идее — если ты был достаточно умен, чтобы купить всех, а остальные достаточно глупы чтобы продаваться — объективистский дарвинизм на твоей стороне. Но мало кто согласится с тем, что пускать ради выгоды одного гениального дельца под нож тысячи людей — правильный концепт.
  • Ахтарский цикл Латыниной — посвящен судьбе русского Генри Реардена в лице Вячеслава Извольского. Не является строго говоря полемизирующим с Атлантом, так как Латынина на тот момент его не читала, но полемизирует на ту же тему борьбы творцов и паразитов.

Чего там нет[править]

Приходится писать об этом, потому что в интернете существует немало отзывов не читавших, но осуждающих людей.

  • Социального дарвинизма — сыгранного прямо как убеждения главных героев. В финальной речи Джон Голт высказывает противоположные взгляды, говоря что капитализм приносит бедным намного больше выгод чем богатым, у которых все материальные потребности и так удовлетворены
  • Коммунистов среди антагонистов — в злодейском кордебалете есть циничные политиканы, олигархи, творцы-конъюнктурщики и люди без определенных убеждений.
  • «Воды не допросишься» — эгоизма. В быту все персонажи относительно нормальны и со взаимопомощью у них проблем не возникает.
  • Русофобии — за этим пополам с чернухой и реалиями революционного Петрограда в другую книгу («Мы — живые») того же автора да и там благородные коммунисты присутствуют - примерно трое.

Примечания[править]