Властелин Колец (экранизация)

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« В фильме Джексона много несуразностей, с этим трудно спорить. Но достоинств у его фильма не меньше, и самое главное — там осталось всё то Разумное, Доброе и Вечное, что вложил в свою книгу профессор Толкин. Это отлично можно разглядеть, было бы только желание. Я знаю и других людей, которые считают так же, и обвинять их всех скопом в безвкусице было бы как минимум самонадеянно. »
— Некий толкинист
« Книгу выхолостили. [На экране] она превратилась в этакий боевичок для молодежи от 15 до 25 лет. Толкин в наши дни — [всё равно что] некое диковинное создание, пожираемое своей собственной популярностью. Абсурдность нашего времени поглощает его. Между красотой и серьезностью его работ и тем, во что они превратились [в интерпретациях], лежит ужасающая меня пропасть. Коммерциализация свела художественную и философскую важность его творения на нет. У меня есть одно решение: отвернуться и не смотреть. »
— Кристофер Толкин, сын писателя
Lotr-trilogy.jpg

С Кристофером Толкином не согласились очень, очень многие: трилогия «Властелин Колец» новозеландского режиссёра Питера Джексона — один из самых кассовых и популярных проектов в истории кино. Чего стоят только одиннадцать «Оскаров», вручённые третьему фильму! «Властелин Колец: Возвращение короля» едва не обставил «Титаник» и «Бен Гур» (у них тоже по 11). Так что народная и профессиональная любовь трилогии ПиДжея обеспечена во веки веков, аминь. Заодно его фильмы возродили интерес к книгам Толкина и способствовали появлению нового поколения толкинистов. И никак нельзя отрицать, что сняты фильмы действительно хорошо, красиво и с любовью к своему делу. Ну, а уж насколько фильм отличается от книги, и что о нём думают толкинисты-фанатики — это уже совершенно другое дело, которое мало кого, кроме них, интересует.

Фильмы, как, собственно, и первоисточник, очень длинны, в особенности режиссёрские версии, более полные по сравнению с театральными. Режиссёрская версия «Братства Кольца» — 3 часа 28 минут, «Двух крепостей» — 3 часа 43 минуты, и «Возвращение короля» — педаль в пол, 4 (!) часа 11 минут.

Отличия фильма от книги[править]

Неканона в фильме много. Намеренно или ненамеренно он привнесен, вопиющий он или нет — это отдельная песня. И тех, кто попытается петь её здесь, отправят на костёр не разбираясь. В сей статье просто перечислены примеры.

  • В книге Фарамир вовсе не желает Кольца (так же, как, например, и Арагорн). В фильме он склонен вожделеть Кольца не слабее, чем его старший брат Боромир. Также в расширенной версии есть сцена-воспоминание (которой нет в книге) — из которой следует, что Фарамир славе старшего брата сильно завидовал (в чем в книге замечен не был).
  • В книге Денетор показан, как спорная и трагическая личность. В фильме же произошел перекос в тёмную сторону и получился испорченный аристократ, взрывоопасный и дёрганый.
    • В книге Денетор был аскетом — боролся со старческой немощью. В фильме: где-то там идёт бой, Фарамир сын Денетора рискует погибнуть (отец намеренно послал его на верную смерть) — а Денетор в это время лопает деликатесы и хлещет вино.
    • Когда Денетор впал в отчаяние — в книге это выражено было спокойно и без истерик. А Гэндальф стыдил и укорял его — безрезультатно, но исключительно словесно. В фильме Денетор кричит на весь город «Бросайте посты — бегите, спасайтесь, кто может!» — и получает от Гэндальфа посохом по физиономии.
    • В книге Денетор, совершающий самосожжение, лежит на костре, пока не догорает. В фильме же (увидив, что Фарамир, которого он вполне справедливо считал уже мертвым, вроде бы очнулся) вскакивает с костра и горящий бежит куда-то, пока не падает со скалы.
    • Чисто внешние отличия описаны в тематической статье.
  • Совет Мудрых местами срывается в откровенную свару.
  • В фильме Голлуму удалось настроить Фродо против Сэма, и Фродо отсылает Сэма прочь от себя. В книге у Голлума и в мыслях не было вносить разлад. Не говоря уже о том, что хитрость с эльфийскими хлебцами выглядела откровенно натянуто.
  • В книге у Мерри и Пиппина очень разные характеры. Пипин в силу возраста шумный и безрассудный, Мерри же проницателен и сообразителен. В фильме их характеры схожи, фактически безрассудны оба, но Мерри несколько меньше. Ну и еще для прикола добавлен моментик, в котором эти двое тырили овощи у фермера. В книге они лишь в детстве шалили, подтаскивая редкие грибы у заводчика оных. Идея стянуть у Гэндальфа фейерверк и активировать его прямо в палатке, из той же оперы.
  • Арвен в фильме фактически заменяет Глорфинделя (коего в фильме вообще нет). Её линия также удлинена. Ей предстоит расстаться со своим бессмертием, раз она готова выйти замуж за смертного (что было и в книге). В фильме к сему добавились следующие моменты: Арвен как-то странно хворает на этой почве; Элронд весь извёлся и отговаривает дочь от этого брака; Арагорну тоже тошно и он готов отказаться от Арвен ради неё же.
  • Во время «поединка воль» с Сауроном через палантир хитрец показывает Арагорну умирающую Арвен. Тут Арагорн все же дал слабину и разбил кулончик, подаренный ему Арвен (этот момент присутствует в расширенной версии).
    • Войско Мёртвых в фильме используется и для зачистки пиратских кораблей, и как подкрепление. Мертвые выглядят скорее классической нежитью, чем страдающими душами, запертыми в мире живых.
    • Штаны Арагорна: в фильме он, как и ожидалось, разгуливает в штанах. А ведь у Профессора не написано, что Арагорн носит штаны…
  • Голос Саурона — мордорский парламентёр — присутствует лишь в расширенной версии фильма. Арагорн, выйдя на переговоры с оным, в итоге сносит монстру голову. В книге с посланцем говорит в основном Гэндальф и просто-напросто отвергает все его условия (кои в фильме он даже не выдвигал, исключительно бахвалился). Плюс — в книге у Голоса человеческая внешность, в фильме он мутировал в гнилозубого урода.
  • Героям изрядно прибавили крутизны. Леголас, скатывающийся по ступенькам на щите и разящий орков из лука, а потом в одиночку убивающий мумака с экипажем, уже стал притчей во языцех. Арагорн и Гимли не отстают — сигают с высоты едва ли не на копья (не нанизавшись на них), вдвоем-втроем валят врагов пачками не показывая признаков усталости. Все это и многое другое было сделано с одной целью — прибавить экшена. Хорошо это или плохо — пусть каждый решает для себя сам.
  • В книге Гимли суров и серьёзен, в фильме же он разухабист и несколько бафосен.
  • Король-Чародей, каким-то непонятным способом сумевший сломать посох Гендальфа Белого (сцена присутствует только в режиссёрской версии). Ни один назгул не мог обладать таким могуществом, чтобы лишить Истари его силы, на это вообще способны только Валар и их представители.

Мелочи[править]

Которые все же могут задеть особо бесноватых.

  • Налет волчьих всадников на беженцев (отсутствует в книге).
  • Приход эльфов на помощь в Хельмовой Пади (чего они сделать не могли, так как воевали с Дол Гулдуром и Морией).
  • Нет сцены с Упокоищами и Томом Бомбадилом. Именно там хоббиты обзавелись волшебными мечиками, способными навсегда убить назгула. Вместо этого в фильме их хоббитам дает Арагорн. Интересно, где и как он их таскал, учитывая, что сам носит меч, плюс обломок меча.
  • В фильме Саруман заклинает Карадрас обрушить свою силу на Братство, в то время как Гэндальф ответным заклинанием призывает его уснуть. В книге буря была исключительно природной. (Не совсем: в книге чётко указывается что у Карадраса есть своя воля, злая и упрямая. Братство было вынуждено отступить потому что их не пропустила сама гора, причём совершенно сознательно.)
  • В фильме нет финальных линий Саквилль-Бэггинсов и их сына Лотто. Саруман и Грима погибают гораздо раньше — в самом начале фильма в затопленном Изенгарде, но в сокращенной версии этой сцены нет, и куда делись эти двое, становится непонятно.
    • В данном случае, правда, изменения происходят от самого Толкина. В письме, посвященном разгрому присланного ему сценария фильма по «Властелину Колец», он пишет, что если и нужно что-то сокращать, то можно пожертвовать войной за Шир, а Сарумана просто оставить гнить в Ортханке навеки.
  • В книге во время битвы в Летописном Чертоге кольчуга Фродо спасает его от копья, брошенного орком. В фильме удар копьём нанесен от руки, причем могучим троллем. Такой удар должен был бы просто расплющить бедолагу в любой кольчуге. Но не расплющил. (Если внимательно присмотреться, то видно, что Фродо досталось не копьём, а перекладиной наконечника, соответственно острие, уткнувшись в каменную стену, и не дало троллю достичь успеха.)
  • В «Двух Башнях» атака роханской конницы на орков-пикинеров выглядит откровенным самоубийством, но все же им не становится (спасибо Гэндальфу с его мощным фонариком).
  • Эовин переоделась мужчиной и сделала вид, что она «воитель по имени Дернхельм». В Рохане с длинными волосами ходят и мужчины, и женщины — с этим проблем нет. Но надевать шлем без подшлемника, прямо на длинные волосы (и под подшлемник их не убирать) — не самая удачная идея. Голову не повернёшь и без волос быстро останешься.
    • Правильно заплетенные и уложенные косы сами по себе могли бы служить подшлемником (прием использовался у ряда кочевых народов, где длинные косы носили мужчины) — но в фильме и этого нет!
    • К слову, Теоден тоже носил сегментированный шлем без подшлемника
  • Была снята сцена, где Фарамир и Эовин продолжительно и задушевно беседуют между собой в Палатах Врачевания, где Эовин очухивается после драки с Королём-Чародеем. То есть — отношениям было когда завязаться. Сия сцена исчезла из сокращенной версии, и когда их роман завязался, становится непонятно.
  • Во втором фильме Гимли зачем-то пытался напялить роханскую кольчугу вместо своей. Можно подумать, гномья кольчуга (а гномы в кузнечном ремесле превосходили эльфов) хуже человеческой.
    • Обоснуй: своя кольчуга у него была в чистке, а на случай боевой тревоги взял человеческую. В битве на нем опять его собственная.
  • А ещё Гимли дважды разбивает вдребезги свой топор: в первом фильме о Кольцо, во втором о Гэндальфа. Причем во втором случае видно, что он не берет другой топор, это тот же самый. Откровение у холодильника: похоже, топор обладает способностью самовосстанавливаться! А что? Волшебники-гномы, в минувшие дни искусно металлы ковали они… (с)
      • Правка: В первом фильме он выхватил абсолютно ИДЕНТИЧНЫЙ топор из стойки Глоина (видимо, работал один мастер), во втором фильме разбивает не основной топор, а его миниверсию, которую Гимли МЕТАЕТ (он её ещё в Мории на поясе слева носил — топорик чётко видно со спины, когда Гимли стоит на гробнице Балина). Сомнительна возможность того, что Гимли сумеет метнуть весившую 2-4 килограмма секиру длиной более метра при росте около 1,5 метра;
  • А ещё в книге Арагорн и Леголас (в отличие, кстати, от Гимли) надевают перед битвой роханские доспехи. В фильме лезут в бой в чём были. Доспехи Теоден зажал? А у Гэндальфа во дворце Теодена ещё и серый плащ украли!
    • Правка: Арагорн надел кольчугу с кожаной безрукавкой, а Леголас — кожаные сегментированные малые наплечники, которым неоткуда было взяться, помимо оружейной в Хорнбурге. А вот шлемы да — никто не брал. А вообще, по книге Гимли должен был быть со щитом (детский щит Теодена);
  • Кое-кого оскорбил и дизайн.
    • (полу)латные доспехи орков, эльфов и гондорцев;
    • Сабли у эльфов;
    • внешний вид южан и вастаков: если южане как-то похожи на арабов, то вастаки напоминают персов, ходят в пешем строю, в бронзовых доспехах и не тянут ни на степных кочевников, ни на «истерлингов (Easterlings) с топорами»;
    • Мумаки. Толкин представлял скорее саваннового африканского слона, но в фильме это какие-то мастодонты;
    • Местные волки похожи скорее на гигантских гиен;
    • Орков Толкиен представлял, как исключительно некрасивых монголоидов. В фильме они превратились в искалеченных уродцев;
    • Нашлись и те, кого обидел балрог — видите ли, рогатый и простой. Для справки: в книге балрог описан в нескольких предложениях, и толком неясно, как именно он выглядит:
« Внезапно орки в страхе расступились, и путники увидели исполинскую тень, окутанную космато клубящейся тучей, в ней угадывалась свирепая мощь, внушающая ужас всему живому.

У расселины туча на миг замерла, и багровое пламя сейчас же поблекло, будто придушенное завесой дыма. А потом чудовищный союзник орков легко перемахнул раскаленную трещину, и поблекшие было языки пламени с приветственным гулом взметнулись вверх, радужно расцветив косматую тучу, сгусток тьмы в туче уплотнился и обрел очертания громадного человека с клинком пламени в правой руке и длинным огненным хлыстом в левой. ...Темная туча с огненными проблесками, окутывающая черную фигуру балрога, неспешно подползла к узкому мосту. В середине моста, опираясь на Жезл и устало ссутулившись, стоял Гэндальф. Балрог тоже на мгновение замер; его косматая мантия уплотнилась и раздалась в стороны, как два крыла; огненный хлыст со многими хвостами щелкнул, рассыпая багровые искры; клинок раскаленного, но темного пламени обрел форму изогнутого меча. Однако Гэндальф не сдвинулся с места.

— Уходи, — негромко проговорил он. Орки молчали; Привратный чертог затопило зловещее предгрозовое безмолвие.

— Я служитель вечного солнечного пламени, — все так же негромко продолжал Гэндальф, — и повелитель светлого пламени Анора. Тебе не поможет Багровая тьма: Огонь Глубин на земле бессилен. Ты не пройдешь по мосту. Уходи! Балрог ничего не ответил Гэндальфу. Проблески огня в его крыльях угасли, но багровой чернью налился ятаган и тускло засветились хвосты хлыста. Он шагнул вперед, и черные крылья, неожиданно выросшие до гигантских размеров, завесой тьмы нависли над магом. Однако сомкнуть два черных крыла над серо-серебристой фигуркой Гэндальфа балрогу явно было не под силу. Тогда он развел ослабевшие крылья и поднял багрово-черный ятаган...

»
.

Примечания[править]