Саламин (исторический роман)

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Саламин» (A Victor of Salamis: A Tale of the Days of Xerxes, Leonidas, and Themistocles, 1907) — исторический роман американского писателя Уильяма Стирнса Дэвиса (Davis, William Stearns) (1877—1930). В книге повествуется об одном из самых драматичных событий античной эпохи — вторжении войск персидского царя Ксеркса в Элладу. В подробностях описаны битвы при Фермопилах, Саламине, Платеях, навсегда определившие ход истории. В увлекательной форме изложена история столкновения двух цивилизаций, у каждой из которых своя правда, и не всегда они встречаются как враги.

Сам автор в предисловии к своему роману пишет: «Если бы Афины и Спарта сдались под натиском восточных суеверий и деспотизма, Парфенон, аттический театр и диалоги Платона не могли бы существовать, а Фидий, Софокл и греческие философы могли бы вовсе не появиться на свет. Выдержанное Элладой испытание и герои его — Леонид и Фемистокл — до сих пор отбрасывают тень на нынешний мир, что и заставило меня взяться за сочинение этого романа».

Сюжет[править]

Главный герой, молодой афинянин Главкон, недавно женившийся по любви на красавице Гермионе, счастливый победитель Истмийских игр, друг Фемистокла и других политических деятелей, беззаботно наслаждается жизнью. Его не беспокоят даже слухи, что персы активно готовят вторжение в Грецию. Однако над его головой уже сгущаются тучи: один из его друзей, Демарат, влюбленный в Гермиону, тайно подкуплен персами. Вынужденно согласившись сотрудничать с ними, он решил подставить Главкона, надеясь завладеть его женой. Обвиненный в государственной измене Главкон ничего не может сказать в своё оправдание. Ему приходится бежать из Афин, иначе же грозит смертная казнь.

По пути корабль, на котором он плыл, попал в шторм. На том же корабле возвращаются обратно персидский военачальник Мардоний, главный вдохновитель будущей войны, и его жена Артозостра, сестра самого царя Ксеркса. Не подозревая, кто перед ним, Главкон помог им спастись во время бури, и они вместе добрались до Персии.

В благодарность за спасение Мардоний представил Главкона к царскому двору. Ксеркс охотно принял эллина, богато наградил, дал придворное звание и имя Прексасп. Сестра Мардония, Роксана, влюбилась в Главкона и мечтала стать его женой. Сам Главкон на какое-то время покорился поразившей его роскоши, и, не видя для себя иного будущего, готов был остаться в Персии. Но в это время началась война…

И, вернувшись в Грецию вместе с вторгнувшимся войском персов, Главкон понял, что его родина — всё-таки там, и он готов на все, чтобы помочь эллинам, хотя бы те считали его предателем. Во время знаменитой битвы под Фермопилами он сбежал и сражался вместе со спартанцами. Однако Главкону повезло: после битвы его, тяжело раненого, первым обнаружил все тот же Мардоний, несмотря ни на что продолжающий считать афинянина другом. Он скрыл бегство Главкона и, когда тот выздоровел, отпустил его к своим (к сожалению, в книге не показано, как он объяснял Ксерксу, куда делся «Прексасп»; сцена, вероятно, была бы интересной).

Тем временем эллины готовятся отражать вражеское нашествие, кто как может. Каждый полис сам по себе, государства никак не могут договориться между собой и предпринимают ради спасения далеко не всё, что могли бы. В Афинах все более заметной становится личность Фемистокла, однако полной властью над эллинскими войсками не обладает и он. Действуют и предатели, служащие персам.

После изгнания Главкона его жена Гермиона родила сына Феникса. Она не верит в виновность мужа и не доверяет Демарату, стремящемуся на ней жениться. Однако Главкон не может заявить о своем возвращении открыто, пока нет доказательств его невиновности. Он встретился с Фемистоклом и сражался под его началом в морской битве при Саламине. Однако этого мало — и для его оправдания, и для победы над Персией.

Окончательную точку поставить может лишь решающий бой — при Платеях. И там тоже Главкон сыграл важную роль, вовремя сообщив важные сведения военачальнику Аристиду. Перед тем Главкону пришлось бежать из рабства, потому что узнавший его Демарат захватил бывшего друга в плен и продал пиратам. Спеша на помощь своим, Главкон едва не загнал себя насмерть, но все же успел вовремя.

Вовремя соединившиеся эллинские войска наголову разгромили персов. В этой битве погиб Мардоний и его жена Артозостра, сопровождавшая своего мужа. Их тела Главкон распорядился похоронить с честью. Сам он вместе с Гермионой далее жил долго и счастливо — их одиссея завершилась.


Персонажи[править]

Эллины[править]

  • Фемистокл — афинский государственный деятель, впоследствии — предводитель эллинских войск в войне против Персии, особенно заметна его роль в морской победе при Саламине (о которой именно он верно понял предсказание Пифии, относящееся к «деревянным стенам» Афин — кораблям).
  • Леонид — спартанский царь, со своим отрядом в триста человек преградивший путь многотысячной персидской армии в горном проходе под Фермопилами. Именно этот эпизод, отнюдь не решивший исход войны, большинству людей знаком лучше всего.
  • Главкон — главный герой, молодой афинский воин и атлет. Поначалу — наивный идеалист; так, даже после своего обвинения не думал ни в чем заподозрить Демарата, верил, что тот руководствуется лишь государственными побуждениями. Во время пережитых им приключений сильно поумнел.
  • Гермиона — жена Главкона, первая красавица Афин. Единственная, кто не поверил в виновность мужа, никогда не верила влюбленному в нее Демарату. Показана как идеал верной жены и матери. Недаром в книге неоднократно обыгрывается ассоциация с Одиссеем и Пенелопой.
  • Демарат — друг и фактически названый брат Главкона, и в то же время — его тайный завистник. Происходил из знатного, но небогатого афинского рода и мечтал о политической карьере, из-за чего нуждался в деньгах. На этот крючок его и поймал Мардоний, и Демарату пришлось работать на персов из страха разоблачения; а затем уж он придумал, как совместить приятное с полезным, и подставил вместо себя Главкона. Долгое время тщательно скрывал свою измену, и во время войны пользовался доверием Фемистокла и других военачальников. Но, как известно, нельзя все время обманывать всех.
  • Кимон — еще один афинский политический деятель, в начале книги — друг Фемистокла, Главкона и Демарата.
  • Аристид, прозванный Справедливым — политический противник Фемистокла, изгнанный им из Афин. Во время войны, однако, им пришлось помириться против общего врага.
  • Симонид — поэт, родом с острова Кеос.
  • Ликон — спартанец, враг царя Леонида, мечтавший занять его место. В начале книги был главным противником Главкона на Истмийских играх; в это время уже тайно служил персам.
  • Формий — афинский торговец рыбой, вместе со своей женой Лампаксо стал случайным свидетелем сговора Демарата, которого в темноте приняли за Главкона, с Мардонием. После изгнания Главкона Формий помог ему уехать. Во время войны, когда Главкон вернулся, Лампаксо, считающая себя верной патриоткой, выдала Главкона. Того схватили и по приказанию Демарата продали пиратам, а вместе с ним — и Формия с Лампаксо. Были освобождены вместе с Главконом.
  • Сикинн — раб и шпион Фемистокла, азиат по национальности, однако пользуется полным доверием своего господина и выполняет особо важные поручения.

Персы[править]

  • Ксеркс — царь Персии, практически всемогущий владыка огромной и богатейшей державы. Однако же показан среднестатистическим по своим способностям и стремлениям человеком: не то чтобы совсем глупый король, но и бороться за власть, как его отец Дарий и дед по матери Кир, он вряд ли смог бы. Войну за него фактически ведет Мардоний и другие полководцы, сам Ксеркс слишком ленив и пресыщен, чтобы действовать по-настоящему.
  • Мардоний — первый военачальник Ксеркса, муж его сестры Артозостры, единственный, кого царь персов считал скорее другом, чем слугой. Был инициатором войны с Грецией, правителем которой рассчитывал стать. Перед войной был в Греции вместе с Артозострой, разведывал обстановку, переодевшись то кипрским князем, то вавилонским купцом (хотя, кто его видел близко, сразу узнавали в нем персидского вельможу, так что в резиденты он не очень годится). Завербовал Ликона и Демарата, которых презирал в глубине души. Зато Главкону позже отплатил за спасение сторицей, и даже когда тот решил вернуться к своему народу, Мардоний расстался с ним дружески. В романе неоднократно отмечается воинская доблесть Мардония, сражавшегося во главе войска завоевателей, и его любовь к жене.
  • Артозостра — жена Мардония и сестра Ксеркса. Золотоволосая красавица, довольно властная и энергичная, не в пример брату. Сопровождала Мардония в поездке в Грецию, переодетая юношей, позже вместе с ним отправилась на войну, и в роковой битве при Платеях бесстрашно держалась рядом с ним.
  • Роксана — сводная сестра Мардония, египтянка по матери. Влюбилась в привезенного ее братом в Персию Главкона, на какое-то время сумела его очаровать и была уже признана его невестой. Очень огорчилась, когда Главкон вернулся к эллинам, однако, к её чести, ей и в голову не пришло отомстить, выдав его Ксерксу.
  • Артабаз — еще один персидский военачальник, при Платеях увел часть войска, не придя на помощь Мардонию.
  • Хирам — персидский шпион в Греции, судя по имени, не перс, а финикиец. Вел все дела с местными предателями. После победы эллинов был арестован и выдал своих сообщников.

Тропы и штампы[править]

  • Героическое самопожертвование — спартанцы во главе с Леонидом, эталонный пример, конечно.
    • В книге — еще и Главкон вместе с ними, хоть он и выжил.
      • Встречается и у противников. Так, персидский флотоводец Ариабигн, брат Ксеркса, проиграв битву у Саламина, утопился, чтобы не попасть в плен.
        • Да и сам Мардоний, когда его войско было разгромлено, и Артозостра погибла, бросился на вражеские копья вполне осознанно.
  • Достойный противник — одной цитатой все сказано:
« Старые лакедемоняне во дни, когда события эти отошли в прошлое и когда в каждом, кто сражался при Платеях, эллинская молодёжь видела чуть ли не бога, рассказывали о том ударе персидской конницы, заставившем отступить фалангу.

И всегда прибавляли: «Только не говорите, что варвары не умели ни сражаться, ни умирать. Пусть так говорят глупцы, но не мы, сражавшиеся при Платеях. Наша первая линия рассыпалась в мгновение ока. Питанатскую мору изрубили в куски. Сама Афина Промахос, Афина Воительница, и Арес, Опустошитель городов, отступили бы под ударом Мардония».

»
— «Саламин»
  • Золотые волосы, золотое сердце — Главкон, конечно.
    • А также, внезапно, Мардоний и Артозостра. Внезапно — и потому, что персов в подобном сеттинге ожидаешь увидеть лишь врагами и неожиданно встретить в них такое благородство; и потому, что светлые волосы у азиатов встречаются редко. Однако здесь неоднократно упоминается о происхождении персов от древних ариев; вот и их внешность периодически проявляется.
  • Исландская правдивость — таким образом Мардоний скрыл от Ксеркса, что Главкон сражался против них при Фемопилах вместе со спартанцами.
« — Да возрадуется бессмертный государь! — Мардоний старался тщательно выбирать слова, ибо персы правдивы, а ложь царю неблагочестива вдвойне. — Прексасп был не в шатре, а в самой гуще битвы.

— Вот как! — Ксеркс благосклонно улыбнулся. — Тогда он проявил истинную преданность. И доблестно ли сражался он? — Самым доблестным образом, всемогущий государь.

»
— «Саламин»

Все это сущая правда, без единого уточнения — на чей стороне был «Прексасп», то есть Главкон.

  • Леди-воительница — галикарнасская царица Артемизия, союзница Ксеркса, сама успешно командовавшая своим кораблём при Саламине.
    • С прикрученным фитильком — и Артозостра. Сама она вроде бы не сражалась, но в битве была рядом с Мардонием и ничуть не струсила.
  • Награда, достойная предателя — обоим эллинским предателям — и Ликону, и Демарату — пришлось ответить за свои преступления. Ликона убил Мардоний, причем обрадовался возможности избавиться от перебежчика честно, так как все равно собирался устранить обоих в случае победы. Арестованного и разоблаченного Демарата Фемистокл заставил принять яд, хоть Демарат и умолял его о пощаде.
  • Не было гвоздя — от, казалось бы, незначительных действий отдельных людей сильно меняется ход событий. Можно представить, какие причинно-следственные связи могли бы создаться при других обстоятельствах. Так, не предай Демарат Главкона — тот не оказался бы на корабле вместе с Мардонием и Артозострой, не спас бы их, и, вполне вероятно, войны с Персией бы вовсе не было, или она не была бы так опасна для эллинов. Конечно, такая возможность могла быть, лишь потому что сам Мардоний вздумал поиграть в Штирлица. А если бы он не отпустил Главкона, и тот не содействовал бы всеми силами победам эллинов, — вполне возможно, персы бы победили.
  • Нечаянное пророчество — поэт Симонид, познакомившись с Главконом и его женой, сравнил их с Одиссеем и Пенелопой. И что же? В скором времени им действительно пришлось расстаться и пережить множество бед, прежде чем довелось соединиться вновь, пусть даже их разлука длилась не так долго, как у гомеровских героев.
  • Серо-серая мораль — Здесь именно таковая: обе стороны показаны вполне человечно, среди героев нет ни ангелов, ни полных чудовищ — просто два противоборствующих государства с разным укладом и обычаями. В целом, автор явно сочувствует эллинам, сражающимся за свою свободу, но, с другой стороны, и среди персов показаны явно вызывающие симпатию персонажи, хоть они и являются завоевателями. А самые омерзительные персонажи — опять-таки эллины. Насчет государственного строя обоих государств тоже вопрос неоднозначный. Что и говорить, много недостатков у Персии, где даже высшая знать — по сути, рабы царя, и он властен над жизнью любого из подданных, при том, что сам-то царь — отнюдь не герой и не полубог. Но и эллинские полисы, неспособные договориться между собой даже при приближении общей угрозы — если приглядеться, не лучше. Так, Фивы и еще некоторые города вовсе поддерживали персов, в других полисах тоже не было полного единодушия. Разве бы такой отпор эллины смогли дать персам, будь у них единое государство с по-настоящему сильным вождем вроде Фемистокла? Как подумаешь, то у персов были основания стремиться их завоевать: с их точки зрения, государство, в котором нет порядка и единой власти, только этого заслуживает. В общем, перефразируя известную фразу: «В Персии к власти может прийти сволочь. Но в Греции к власти может прийти ЛЮБАЯ сволочь».
  • Счастливо женаты — в конечном итоге такого достигли Главкон с Гермионой после всех пережитых испытаний. Даже будучи разлучены, не переставали любить друг друга.
    • В общем-то, и Мардоний с Артозострой. Жили, может быть, и не слишком долго, но счастливо, и умерли в один день, что уж тут…
  • Фанатское утрирование — известно, что у спартанцев принято было говорить коротко и чётко, лишь по делу, так что само слово «лаконичный» происходит от одного из названий Спарты? Так вот, здесь они вовсе изъясняются односложными предложениями, и вообще, судя по внешности и манерам, происходят от неандертальцев. Вот речь Леонида перед последней битвой, «должно быть, самая длинная в жизни»:
« — Нам, спартанцам, приказали защищать этот проход. Приказы надлежит выполнять. Остальные пусть уходят, все, кроме фиванцев, которым я не доверяю. Передайте царю Леотихиду, делящему со мной власть над Спартой, пусть позаботится о жене моей Горго и о моём сыне Плейстархе… и не забывает о том, что афинянин Фемистокл любит Элладу и советы его мудры. А ещё пусть выплатит Строфию из Эпидавра триста драхм, которые я задолжал ему за коня. А также… »
— «Саламин»
  • Это ж надо было додуматься! — шпионское турне по городам Эллады, устроенное Мардонием и Артозострой. «Какое отчаянное приключение устроили мы себе!» Нет, если они специально за этим приезжали «в гости» к врагам, то все в порядке, конечно. Но если цели были все-таки несколько иные, то стоило ли подвергать себя такому риску? Своих целей в той поездке Мардоний добился, но и внимание они с Артозострой привлекали к себе столько раз, что спаслись исключительно авторским произволом. Да и вообще, во время подготовки к войне место Мардония, по идее, должно быть, при армии, а уж тащить с собой жену, которая еще и сестрой царю приходится — воистину, надо еще додуматься. Еще бы сам Ксеркс на разведку приехал!