1984/НП

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«1984» Джорджа Оруэлла: дыры (мнимые?) в мироустройстве[править]

Нет, конечно, описание тоталитарного строя у Оруэлла получилось и вправду отличное. Но вот насчет собственно устройства Океании часто приходится полагаться на заверение, что Партия всегда права (подробнее здесь и тут).

  • Тотальная слежка за всеми партийными и хотя бы «фильтровальная» для пролов — это значит содержание огромного аппарата Полиции Мыслей. Но кто же будет следить за ними самими? Плюс, кто даст гарантию, что руководству Полиции Мыслей не захочется самим стать Большим Братом?
    • Вы не понимаете как работает ангсоц. Полиция Мыслей это не репрессивный орган, а психиатрическая клиника, в которую отправляют очевидных психопатов. Например, Уинстону мерещилось что Океания ранее воевала с Остазией, а потом хлоп! и все про это забыли («Но больше поразило его другое: как выяснилось из одной мимоходом брошенной фразы, Джулия не помнила, что четыре года назад у них с Евразией был мир, а война — с Остазией.»). Соответственно, возможностей стать Большим Братом у Полиции Мыслей примерно столько же, сколько у директора сумасшедшего дома — стать президентом России. А то что сейчас подразумевается под «тотальной слежкой» люди ведут сами. Они сами останавливают свой разум, прежде чем он дойдет до крамольной мысли («самостоп» на новоязе). Они сами стирают из памяти «неправильные» факты, а потом вновь вспоминают их когда они нужны. Это и есть двоемыслие. И стучат, стучат на соседей, добровольно и с песней. И вот только когда человек начинает проявлять признаки того что эти механизмы дают сбой, он объявляется сумасшедшим («мыслепреступником») и везется в Минилюб на процедурки.
  • Насчет комнаты 101: где гарантия, что кто-нибудь не отыграет «сломленного» очень правдиво, заявив, что любит Большого Брата, а потом, при первой возможности, не сбежит?
    • Обоснуй: теоретически какой-нибудь прокол, конечно, возможен. Но практически — на момент окончания действия романа еще ни разу не случился прокол. Бывает. Представимо. Уж очень искусные мастера там работают, дело своё знают туго, ложь распознавать умеют, с привлечением последних достижений науки и техники (если только не псионики вдобавок).
      • Может, и случался — если и так, то О’Брайен об этом бы не сказал. Если Братство реально, то оно тоже не будет палить свои ценные кадры (а если такой выскажется анонимно, то чем его слова будут достовернее заметки о Товарище Огилви?), а если Братство — проект Министерства Любви, то оно и не должно никому реально давать надежду.
    • А кому надо 100 % надежности? Фрондой заниматься желание пытки отбивают почти наверняка, явной необходимости добровольного расстрела нет, а если у него было бы желание стать каким-нибудь бомбистом-одиночкой, то это уже дело местных антитеррористических сил.
  • Но аппарат, где почти любого могут репрессировать, не выглядит особо привлекательно…
    • Обоснуй: вероятно, есть и «сладкие пряники», а не только «шипастые кнуты». Вероятно, эти «пряники» настолько хорошо продуманы, что в глазах номенклатуры перевешивают риск быть репрессированным.
    • Главный пряник — возможность причинять людям боль. Если судить по О’Брайену, то Внутренняя Партия состоит из садистов, для которых нет более осмысленного и приносящего большее удовлетворение действия, чем причинять другим боль, унижать их и рвать в клочья их личность. Все плюшки вроде личных слуг и возможности отключать телекран — это манифестация того же самого, членам Внутренней Партии они нужны не сами по себе, а потому что у всех остальных этого нет, и это демонстрирует их иерархическое превосходство, вызывая ещё большие страдания. По его же объяснениям выходит, что они ещё и мазохисты — считают, что их собственные страдания и насилие, которому подвергаются они сами, служат высшей цели и тоже являются частью смысла их жизни (в том числе сюда входит и возможность самому угодить в комнату 101).
  • После прохождения всех процедурок в Минлюбе заключенные теряют все чувства и привязанности, кроме привязанности к Большому Брату. И после этого их всё равно расстреливают… Э-э-э, минуточку, а если вы их расстреливаете, зачем возиться с ломкой их психики несколько недель или месяцев? А с другой стороны, если уж вы возитесь с ними (и тратитесь на них), и в итоге получаются фактически покорные слуги, не лучше ли их использовать на каком-нибудь производстве на благо Большого Брата?
    • Обоснуй: потому что надо читать книгу, а не ее краткий пересказ на Википедии, на все эти вопросы там отвечают прямо. Партии в сущности важен сам процесс, на остальное плевать. Каким бы покорным не было общество, партия все равно найдет повод долюбиться до столба, а потом пытать и расстреливать. Просто ради того чтобы «щекотать, щекотать, щекотать нерв власти». «Партия стремится к власти исключительно ради нее самой. Нас не занимает чужое благо, нас занимает только власть. Ни богатство, ни роскошь, ни долгая жизнь, ни счастье — только власть, чистая власть. … Если человек не страдает, как вы можете быть уверены, что он исполняет вашу волю, а не свою собственную? … Мы не потерпим, чтобы где-то в мире существовало заблуждение, пусть тайное, пусть бессильное. Мы не допустим отклонения даже в миг смерти. В прежние дни еретик всходил на костер все еще еретиком, провозглашая свою ересь, восторгаясь ею. Даже жертва русских чисток, идя по коридору и ожидая пули, могла хранить под крышкой черепа бунтарскую мысль. Мы же, прежде чем вышибить мозги, делаем их безукоризненными.».
  • Ладно, для пролов клепают дешевую эротику (если это можно назвать эротикой), газеты (где только преступления, спорт и гороскопы), беллетристику (в основном детективы и прочее «бульварное» чтиво) и песенки машинного производства. Но с едой у них туго (как и у внешних партийцев — как упоминается, нормально пожрать могут только внутренние партийцы). А случись какой-нибудь неурожай (засуха, саранча или ещё чего) — Министерство изобилия не сможет обеспечить им даже минимального уровня продовольствия… А голод, как говорится, не тётка! Несколько дней или недель они потерпят, а потом… голодные бунты! А пролов, я напомню, около 85 % населения…
    • Во-первых, вполне возможно что с едой то все как раз замечательно, просто до народа доходят крохи, а остальное пылится на складах. Просто потому что партии нравятся страдания голодных пролов. Во-вторых, не забывайте что партия контролирует прошлое (память и свидетельства о нем), а потому контролирует настоящее. Никакого голода в последние несколько недель не было, это у вас галлюцинации, от которых вылечат в министерстве любви. А то что полки магазинов пустые, так это голдстейновские агенты утром все сперли. Но еще вчера магазины ломились от банок с красной икрой.
    • Скорее всего, Миниправ перенаправит гнев народа на кого-то, кого не жалко. Внешняя Партия и те, без кого она и дальше сможет работать, враги основной группировки во Внутренней Партии, Евразия и Остазия (специально допустят военное поражение и объявят массовую мобилизацию с буквальной одной винтовкой на троих — потому что мобилизованные должны не победить врага, а сдохнуть). А потом, когда продовольствие будет добыто, Большой Брат выступит в роли спасителя пролов от очередного врага, который во всём был виноват.
    • Вообще, экономическая модель Океании — это что-то с чем-то. Все ресурсы Океании спускаются на бесконечную войну. Партия говорит, что так надо, чтобы держать население голодным и запуганным. Так оно будет оставаться в подчинении… Простите, но нищим и голодным как раз почти нечего терять — давать им столько, чтобы были сытыми, но не более того, не было бы разумнее?
      • История показывает, что нет. Голодомор в Украине и Казахстане, а также в южных областях России не привел к массовым голодным бунтам в СССР, а локальные удавалось успешно подавлять благодаря изоляции голодающих областей. Кроме того, срабатывает «эффект вареной лягушки» — социальные беспорядки случаются, когда уровень жизни падает внезапно и резко. Если людей доводить до голода постепенно, они так и не взбунтуются, пока не станет поздно.
      • Дополнительный, напрашивающийся обоснуй: пока ситуация не дошла до края — недокармливание народа как таковое как раз и используется как один из компонентов массовой промывки мозгов. На том, как говорится, стоят. Если же, паче чаяния, дело начнет идти к бунту — на этот случай наверняка сделаны «чрезвычайно-аварийно-антикризисные» запасы продовольствия, хранящиеся в строгом секрете. Учитывая, каким эффективным режим изображен в книге — вряд ли у него, у этого режима, обошлось без такой страховочной меры.
      • Ну если тут такая система — то рано или поздно народ (или отдельные личности) допрёт, что чтобы на полках магазинов появилась жратва — надо немного пофрондировать. Первое время фрондёров, конечно, будут отлавливать и отправлять в минилюб — но сетевой принцип, рассредоточенность и «Анонимус» решают. И фрондировать начнёт вся Океания. Карать это будет уже бессмысленно — как покараешь всех пролов сразу, а работать тогда кто будет? И начнется «эффект разбитых окон», режим даст слабину, люди решат, что теперь всё можно, и вместо фронды заполыхает настоящая революция.
        • Чтобы понять, надо иметь мозги. У пролов мозгов нет — не дают. Подпольную сеть из дегенератов, которые даже не могут ответить Уинстону на то, как жилось до ангсоца и войны ничего кроме того, что тогда пиво измерялось в пинтах, а не в литрах, не сделаешь. Уинстон, кстати, понимал, что если уж пролы восстанут, то Партия ничего уже не сделает, а там хоть трава не расти, потому что хуже Океании уже вообще никакой государственный строй не будет, но и Внутренняя Партия это понимает. Тех героев-одиночек, кто пытается пролов чему-то научить, очевидно, отправляют в застенки минилюба одними из первых, а как сообщество пролы — полный ноль, никакой обдуманной инициативы, учитывающей хоть сколько-то отдалённые последствия, не проявят вообще никогда.
        • Тот же О’Брайен весьма доходчиво разъясняет, что Партии наплевать. Надо будет выпилить всех пролов — выпилят всех пролов. После чего гордо скопытятся с развернутыми знаменами, потому что власть — это самоцель.
          • Во-первых, прямо-таки ВСЕХ грохнуть не получится — разбегутся, и в итоге хоть кто-то — хоть 10 % от населения (да хоть ОДИН ПРОЦЕНТ!) останутся в живых. И начнут строить свой новый мир, когда партия накроется. А во-вторых… вы таки-уверены, что они такие безумные, чтобы «грохнуть всех и гордо скопытиться»? Хотя с другой стороны… «Нет, лучше совсем одичаю, лучше пусть буду с дикими зверьми по лесам скитаться, но да не скажет никто, что российский дворянин, князь Урус-Кучум-Кильдибаев, от принципов отступил!» ((с) М. Е. Салтыков-Щедрин). Так что да, может быть и вправду ТАКИЕ безумные!
          • Да хватит уже верить ПИАРЩИКУ (О’Брайену) на слово. Врёт он. Преувеличивает. Бьёт на эффект. То, что он описывает — никогда не будет предпринято ни одним правительством, если оно не состоит из тяжёлых шизофреников. А если бы правительство Океании состояло из тяжёлых шизофреников — этот режим нипочём не продержался бы четверть века. Посыпался бы очень даже вскорости. Пяти лет не прошло бы. Ничего бы не построил — а уж тем более столь навороченной системы мучительства и подавления. Варианты: приходят соседи и радостно дербанят такую «страну без головы», а защитить ее у шизиков не получается (у них вообще ничего толком не получается, они нефункциональны); или — шизиков быстренько смещают более прагматичные их конкуренты, и получается то, что показано в каноне (а новые хитрые и умненькие власти решают впредь именно что прикидываться шизиками, — в том числе устами таких, как О’Брайен, — чтобы одних запугать, а других сбить с толку).
            • Так О’Брайен по нашим меркам это чекист, который в 37-ом добивает психически жертв перед показательным судом. То есть дистиллированость его ужасов не отменяет того, что государство невероятно репрессивное и циничное (в конце концов это как раз продемонстрировали на деле), и по сути он говорит правду. А судя по тексту, режим Большого Брата будет полиберальнее исторического СССР большинства периодов, по крайней мере частные магазины есть, частное владение жильем и сдача его в аренду и многое другое, даже в личной жизни пролы живут как хотят, в противовес реальным тоталитарным странам, где за моральным обликом следили снизу доверху как могли.
            • Вот только от таких свобод не легче. Ни рынок не даёт богатства, изобилия благ и чувства собственного достоинства, ни сексуальные свободы в удовлетворении мерзкой и грязной для всех участников процесса животной потребности не приносят радости (а любовь или хотя бы взаимное влечение под запретом для членов Партии и недоступны пролам).
          • Партия — это не шизофреники. Это секта. То, что они делают — их метод достижения трансценденции (чувства того, что за пределами этого мира и бесконечно важнее всего, что в нём есть), а Большой Брат и любовь к нему одному — это инструмент, позволяющий навесить благомысленным партийцам триггеры, вводящие их в ярость и побуждающие преследовать и сдавать (или карать лично) врагов Партии. В остальном они полностью адекватны, необычайно умны и в совершенстве осознают то, как работает реальность и что нужно сделать для достижения их целей. И да, они будут готовы истребить всё человечество, потому что это более угодно Большому Брату, чем возвращение к нормальной жизни без ангсоца, но не будут этого делать, пока бесконечный ужас может продолжаться.
      • КНДР вполне успешно пережил полный коллапс экономики с массовым голодом, когда даже важных чиновников не всех выходило обеспечить. Да, тоталитарность пошла трещинами, появился черный рынок, частные «государственные» предприятия и все такое. Так ведь стоит, зараза, режим, да и в самом 1984 мелкий гешефт вроде торговли антиквариатом, проституции и сдачи жилья есть в кадре, тут Большой Брат даже предусмотрительнее, ибо некоторая вольница для пролов заранее заложена в основу режима. Может даже, пролы шутят на кухнях про «жить на одну зарплату».
  • Зачем этому обществу газеты, над фальсификацией которых так усердно старается Смит? Ведь есть телекран, через который можно сообщать всю нужную информацию А через пару месяцев кто докажет, что Океания воевала с Евразией, а не Остазией?
    • Для архивов подтверждающих что все just as planed. Норму шоколада сокращают на десять грамм, архивы подтверждают что Министерство Изобилия предупреждало о возможности сокращения поставок шоколада. «Но несравненно более важная причина для исправления прошлого — в том, что надо охранять непогрешимость партии. Речи, статистика, всевозможные документы должны подгоняться под сегодняшний день для доказательства того, что предсказания партии всегда были верны.»
  • Такое общество в принципе может существовать или же Оруэлл рассказал нечто вроде притчи?
    • Примерно такое — да, может, называется «тоталитарная секта». Методы там и в Океании весьма схожи. И там, и там активно подавляют доступ к источникам информации не подконтрольным секте/партии. И там, и там практикуется «остановка мышления» (на нвоязе — «самостоп»). Новояз — а он уже здесь, даже к сектантам ходить не надо. «Примерами могут служить такие слова, как „наци“, „гестапо“, „коминтерн“, „агитпроп“. Сначала к этому методу прибегали, так сказать, инстинктивно, в новоязе же он практиковался с осознанной целью. Стало ясно, что, сократив таким образом имя, ты сузил и незаметно изменил его смысл, ибо отрезал большинство вызываемых им ассоциаций. Слова „Коммунистический Интернационал“ приводят на ум сложную картину: всемирное человеческое братство, красные флаги, баррикады, Карл Маркс, Парижская коммуна. Слово же „Коминтерн“ напоминает всего лишь о крепко спаянной организации и жесткой системе доктрин. Оно относится к предмету столь же легко узнаваемому и[13] столь же ограниченному в своем назначении, как стол или стул. „Коминтерн“ — это слово, которое можно произнести, почти не размышляя, в то время как „Коммунистический Интернационал“ заставляет пусть на миг, но задуматься.», «Идеи, враждебные ангсоцу, могли посетить сознание лишь в смутном, бессловесном виде, и обозначить их можно было не по отдельности, а только общим термином, разные ереси свалив в одну кучу и заклеймив совокупно.»
    • Из действительно существующих государств ближе всего оказалась Кампучия при красных кхмерах. Вплоть до очков как повода к расстрелу, принудительных браков и почти новояза.