Я умираю, мне всё можно

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Мой дядя самых честных правил,

Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил,
И лучше выдумать не мог[1].

»
— Солнце русской поэзии

Персонаж узнает, что его дни в этом мире сочтены. Буквально, на пальцах. Оставшеся время — от года до пары дней.

С одной стороны, это очень печально.

С другой — открываются неожиданные перспективы. Все привычные страхи взрослого человека сжимаются и забиваются в угол перед самым большим — страхом смерти. И наш герой вдруг обнаруживает, что уже не боится испорченной кредитной истории, утраты репутации, слуг закона, бандитов, атомной войны, мышей и любимой тёщи.

Дальше события развиваются по одному из трёх сценариев:

Еще возможен вариант, при котором персонаж отчаянно ищет лекарства и спасение, ради которых готов на всё, и порой даже находит его: в случае научной фантастики может стать транс-человеком, а в случае готики — нежитью; но это не предмет статьи, потому что прежние его тараканы при этом обычно не отвергаются, и планы строятся в расчете на победу над смертью.

Родственный троп — Последний танец. См. также Драматическая болезнь.

Содержание

[править] Примеры

[править] Литература

[править] Театр

[править] Кино

[править] Телесериалы

[править] Аниме и манга

[править] Видеоигры

[править] Реальная жизнь

[править] Примечания

  1. Впрочем, учитывая культурный контекст того времени, когда писался «Евгений Онегин», эти строки можно понимать и так: дядя, слава богу, как заболел, так вскоре и умер, не то, что некоторые. Да и с «самых честных правил» не всё так просто.
  2. да, изначально они входили в Орден Госпитальеров (Ordo Militaris et Hospitalis Sancti Ioannis), но затем отделились вместе с лазаретами и своими пациентами
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты