Эстетика девяностых

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Концентрированный сабж, напополам со стилистикой декаданса

Характерная эстетика произведений (фильмов, книг, игр), созданных в странах бывшего соцлагеря после его развала. Наиболее представлена в России, в Украине и в Беларуси, хотя встречается и в других странах Восточной Европы вроде Чехии и Польши.

Не путать с тропом Бесславные девяностые (хотя они нередко пересекаются) — там речь идёт о фактических реалиях девяностых (братки, «новые русские», война в Чечне и др.), а здесь скорее о художественных формах, в которых выражались мечты и надежды людей той эпохи.

Характерные черты[править]

  • Китч, яркие, кислотные цвета и завороченные сюжеты, креативные, но порой аляповатые дизайны, сочетание бюджетности и бурного полёта фантазии. Многие произведения подпадают либо под троп Хорошо, но плохо, либо под троп Так плохо, что уже хорошо.
  • Абсурдное, часто карикатурное смешение российских (украинских, польских) и западных реалий — пожалуй, самая характерная черта. Иван-дурак против Терминатора? Почему бы и нет! Частный детектив в федоре в постсоветском захолустье? Как пить дать! Культ Ньярлатотепа в мавзолее Ленина? Всенепременно!
    • В частности, сильное влияние западных комиксов, триллеров и хорроров.
    • А также обилие псевдозападных авторов и франшиз: например, новеллизация Twin Peaks авторства «Джона Томпсона» и нелицензионные переводы американских книг-игр, выходившие под вымышленным именем «Майкл Фрост». Качество подражания варьируется от Хэллоубобщины и клюквенной Америки до вполне себе годного.
    • Идеализированно-клюквенное отношение к Западу как к некоей сказочной «земле обетованной», а также ностальгия по дореволюционной России как по «потерянному раю», идеализация и героизация белогвардейцев (в других странах Восточной Европы, соответственно, ностальгия по Великому княжеству Литовскому, Польской Республике и/или Речи Посполитой, и др.)
    • В странах бывшей Югославии это породило целый жанр музыки — турбо-фолк. С одной стороны, здесь присутствует бодренький рок или модный в то время клубняк, а с другой же стороны это типичная балканская народная музыка. Именно из-за, скажем так, народности, он был очень популярен у простых людей без особого музыкального вкуса. И именно из-за этого многие ценители музыки его ненавидят и сравнивают с русским шансоном.
  • Нонконформизм и контркультурность везде и во всём; многие произведения западной контркультуры 60-х, такие как «Illuminatus!» Роберта Уилсона, стали популярны в СНГ именно в девяностые.
  • А также интерес ко всевозможным мистико-конспирологическим темам, тайным клубам и орденам, в частности, к нацистскому оккультизму (именно тогда становятся популярными такие темы как Аненербе, Общество Туле, Общество Врил, Орден Зелёного Дракона, диски Хаунебу и др.). Причём подавалось это в ракурсе «запретных знаний, которые от нас скрывали»; в определённом смысле этот интерес российской контркультуры к нацистскому оккультизму в пику советскому антизападному, ура-патриотическому и атеистически-рационалистическому мейнстриму аналогичен западному интересу к сатанизму (ЛаВэй, Акино) в пику религиозно-консервативному мейнстриму. Местами доходило до абсурда типа «раз нам говорили, что Запад плохой, а он хороший — может, нацисты тоже были на самом деле хорошие
  • Большое влияние видеоигр (в значительной степени — игр в жанре квест), ибо эта индустрия стала во всём мире активно развиваться и процветать именно в девяностые. Есть и собственно игры в этой стилистике, и аллюзии на игры (например, в книгах). Также выходили доставляющие и на удивление неплохие качеством пиратские переводы западных игр, в которые тоже были привнесены некоторые отечественные «фишки» (в числе наиболее известных локализаторов — Taralej & JaboCrack).

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Дом, в котором» — писался не в девяностые, так что очевидно, что произведение ностальгическое. Эмоционально произведение весьма глубокое, при этом визуальная стилистика порой приближается к мультфильмам и комиксам. Место и время действия намеренно абстрагированы, смешиваются черты России/СССР и США. Присутствующая в сюжете альтернативная реальность — Изнанка Дома — явный оммаж западным триллерам и боевикам (возможно, это потому, что она формируется фантазиями обитателей Дома о Наружности, основанными на соответствующих книгах и фильмах).
  • Детективы и страшилки Валерия Роньшина — педаль в земную кору. Автор смешивает элементы пионерских страшилок с международными заговорами, американскими шпионами[1], тайными сектами, монстрами, и много чем ещё.
  • «Посмотри в глаза чудовищ» — аналогично, педаль в ядро. Главный герой, Николай Гумилёв, чудом спасшийся от расстрела, пережил множество приключений, познакомился с Робертом Говардом и Лавкрафтом, подружился с Яном Флемингом и стал прототипом Джеймса Бонда. А потом благодаря эликсиру вечной жизни дожил до девяностых и теперь исследует подземные алхимические лаборатории старой Москвы, в то время как его сын Стёпа играет на SEGA… А ещё книга отвечает на вопрос, почему СССР выбрал своим символом оккультную пентаграмму, и на множество других.
  • Павел Марушкин, серия «Каюкер и Ухайдакер» — славный город Бэбилон и южные земли явно списаны с «райского Запада», с приключениями, карнавалами, джазом и марихуаной; герои даже носят необычные «псевдоиностранные» имена (Джаллалом Вхутмас, Хаклпо Типшент, Аквуш Шог). А вот трудовые лагеря на Севере с охраной из нежити, управляемые чёрными магами, и их символ в виде красной пятиконечной звезды очевидным образом отсылают к совсем иным местам.
  • «Песни Мальдорора» — адский трэш, написанный французом из Монтевидео Изидором Дюкассом (Лотреамоном) ещё в середине XIX века, стал очень популярен в девяностые и недавно был переиздан в России с психоделическими иллюстрациями в стиле сабжа.
  • А также творчество конспиролога Юрия Воробьёвского, который одно время креативил совместно с Дугиным. Например, «Стук в золотые врата» — о том, как масоны, розенкрейцеры, нацисты и вампиры из американских триллеров пытались уничтожить Великую Православную Россию. Концептуально предшествует печально известным ДпВ, но демонстрирует несколько более глубокую эрудицию автора (в отличие от Зерваса, который в основном повторяет штампы, Воробьёвский действительно немало знает про всевозможных мистических авторов и оккультные ордена).
  • Евгений Торчинов, «Таинственная самка» — отечественное подражание Умберто Эко. Множество отсылок на оккультизм и алхимию вперемежку с реалиями российских девяностых (сам сюжет крутится вокруг препарата «Фулканеллин», по сюжету полученного Фулканелли — реально существовавшим алхимиком XX века).
  • Серия книг «Overdrive» от издательства Ильи Кормильцева «УльтраКультура», состоящая из наиболее контркультурных и забойных современных авторов, как западных (Берроуз, Брет Истон Эллис), так и российских. Китчевые кислотные обложки в стиле сабжа прилагаются.
  • Встречается в произведениях Zотов’а. Множественные отсылки на религиозные и мистические доктрины, стилизации под западные триллеры и хорроры вкупе с пародиями на российские реалии. Одно из произведений — «Череп субботы» — посвящено альтернативной России XXI века, где не было Октябрьской революции.
  • «Приключения Печенюшкина» — сочетает стилистику детской повести-сказки в духе Михаэля Энде, но в отечественных реалиях, с элементами западных блокбастеров и триллеров (гангстеры, межпланетные перелёты и угроза Апокалипсиса).
  • Андрей «Ом» Подшибякин, «Игрожур» — деконструкция. Главный герой - школьник Юра Черепанов - настолько очарован яркими обложками дешевых журналов, что мечтает уехать в Москву и устроиться на работу в игровой журнал «Мания страны навигаторов». Его мечта сбывается, но совсем не так, как он ожидал... Произведение основано на чернушных реалиях конца 1990-х - начала 2000-ных и содержит множественные «На тебе!» в адрес реальных игровых журналистов.

Аудиопостановки[править]

  • Передача Александра Дугина «Finis Mundi»: так перемешать западных классиков мистических ужасов, русских деятелей Белого движения, маргинальных философов и околофашистских мыслителей — это надо умудриться. В наличии кабареточные песни, перемежающиеся цитатами про иную сторону реальности, и стилизация под французские авантюрные произведения, в которой внезапно прорываются ноты агитки за Православие и Русский Мир.

Мультфильмы[править]

  • «Капитан Пронин» — в наличии Джеймс Бонд, Дарт Вейдер (вернее похожий на него инопланетный захватчик) и Дон Корлеоне (безымянный крестный отец), шантажирующий американского президента своим терминатором. В прочем, это делалось больше для того, чтобы поприкалываться над явлением.
  • Дилогия Г.Тищенко про планету Геону. В качестве камео астронавты Сталлоне и Шварценнеггер.
  • Встречается в 17 и 18 выпусках «Ну, погоди!», снятых уже в девяностые: в одном эпизоде Волк насмотрелся американских слэшеров, и ему приснился заяц-оборотень. В другом игрушечные роботы дерутся на лазерных мечах с явной стилизацией под поединок Люка Скайуокера и Дарта Вейдера.
  • Серия мультфильмов «Буратилло» от студии «Муха» выжимает педаль в пол. Узнаваемые персонажи с русско-советским колоритом, нарисованные в стиле анимации «под Запад», вампиры и множество пародий на современные российские реалии.

Видеоигры[править]

  • Практически все российские квесты; проще было бы перечислить те, где она не встречается.
    • «Петька и Василий Иванович» — смешение реалий Гражданской войны и анекдотов про Петьку с Василием Ивановичем со множественными аллюзиями на западную культуру. Здесь вам и Малдер со Скалли, и Чапай, ставший Терминатором, и чернокожая гадалка — копия Вуду-леди из Monkey Island.
    • «Провинциальный игрок» — крутой парень Арт Билли с внешностью Брюса Уиллиса попадает в российский провинциальный городок Козюльск, чтобы победить в местном чемпионате по бильярду. Откровенно имитируется стилистика западных триллеров, нуаров и хорроров: в наличии местные персонажи с внешностью голливудских знаменитостей, роковые красотки, мафия и закрытый клуб вампиров на заброшенном заводе.
    • «Приключения поручика Ржевского» — сюрреалистическая смесь клюквенной дореволюционной России (с гусарами, балами, декадансом) с современными реалиями, историческими и литературными персонажами (Казанова, Жорж Санд, капитан Немо), детективом и мистикой.
    • «Ядерный титбит» — жуткий трэш про приключения парня по имени Антон Творог в компании (весьма хорошо анимированного) галлюциногенного зелёного Чеширского Кота. Парень странствует по трущобам и подворотням Питера и встречается с типичными тамошними обитателями (типа местных гопников), а также с Родионом Раскольниковым, роботами, пришельцами и в конце попадает в загробный мир и встречается с Богом. «Через грязь к высоким смыслам» — вообще сквозной мотив русской культуры ещё с Достоевского, который обрёл новое звучание в девяностые.
    • «Иван Ложкин: Цена свободы» — отечественная пародия на «Space Quest» про похождения русского космического кадета (для тех, кто не понял: главного героя SQ звали Роджер Вилко). А ещё в этой игре можно побывать в баре «Lefty’s» из «Leisure Suit Larry».
    • «Страшилки: Шестое чувство» — узнаваемые постсоветские реалии (дворники, наркоманы, алкаши, мафия) в сочетании с мистическими и конспирологическими элементами (призраки, шпионы, зловещая псевдомасонская организация «Весёлые Мебельщики»). А последняя часть игры, где действие происходит в мозгу Главгада, вообще представляет собой один сплошной оммаж западным мультяшным квестам девяностых типа «King's Quest 7» и «Torin's Passage».
  • Чешский аналог «Петьки и ВИЧ» — серия квестов Polda, сначала про полисмена, а потом частного детектива Панкраца (Панкрата, говоря по-русски). Кстати, в одной из игр серии ему удалось посоперничать с коммунистами. Подробнее здесь.
  • «Странник в тылу врага», отечественное дополнение к Gothic II. Клюквенный западный агент (с кажикатужным омэрэканским аксэнтом) под музыкальную тему фильма «Mission Impossible» приземляется в дикой России на воздушном шаре (!), чтобы выполнить секретное задание по наведению демократии. В наличии Жириновский, Змей Горыныч, озвучка титров с подражанием Леониду Володарскому (ну, тот самый легендарный переводчик «с прищепкой на носу») и много, много другого.
  • «Живые и мертвые» же! Пусть они и превосходят на две головы большинство примеров в этой статье, но все равно это эталонный образец тропа: фразы, персонажи и целые сюжетные линии, являющиеся отсылкой к известным советским и американским фильмам. И юмор на их тему, в откровенный китч, к счастью, не переходящий (кроме плана Сангвина, но такая локация одна на весь мод).
    • Моды «Южная стена» и «Цитадель Безумия», созданные под влиянием «Живых и мертвых», тоже подходят под троп, но уже в стиле Так плохо, что уже хорошо. Аниме, интернет-культура, ядерные бомбы и те же отсылки к фильмам, но уже без чувства меры и вкуса. «В сравнении с тобой Терминатор курит в сторонке!» — «А кто это?» — «Не твоего ума дело».

Примечания[править]

  1. Шпионы, что характерно, все как один положительные персонажи (ещё одна отличительная черта девяностых), и помогают доблестной российской милиции ловить российских же бандитов