Чрезмерно раздутый экипаж

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Собираясь в плавание, Кадыр-бей послал на берег набирать матросов. В ближайших деревнях насильно брали первых попавшихся людей, которые не только не хотели отправляться в плавание, но в большинстве случаев впервые видели корабль. Когда Ушаков приехал на флагманский двухдечный[1] корабль, на нем толкалось много народу. Всюду на палубах стояла сутолока, шум и гам, как на базаре. Слышался разноязычный говор.

— Откуда столько народу? Ведь на двухдечный корабль достаточно не более восьмисот человек команды? — удивился Ушаков.
— Мы взяли свыше тысячи двухсот матросов, — ответил грек-драгоман.
— Зачем так много?
— Их берут насильно, и потому на первой же пристани несколько сот обязательно сбежит. Приходится набирать в запас, — объяснил переводчик.
Ушаков усмехнулся и подумал: «Вот почему в бою у турок всегда много жертв».

»
— Л.Раковский, «Адмирал Ушаков»

Бывает так, что офигенно большим кораблём управляет экипаж из полутора человек, считая капитана. А бывает наоборот — на утлую посудину назначено под сотню мающихся матросов. Или по высокотехнологичному кораблю, управляемому искусственным интеллектом, шатается стандартная для кораблей обычных команда, которой, по идее, делать там вовсе нечего. Это старинному пароходу никуда без штатных кочегаров — на космической ракете они явно ни к чему.

Иногда так происходит потому, что автор не знает матчасти и назначает штат по принципу «чем больше, тем лучше». Или имеет место недоработка автора — размахивался на полноценный фрегат, а написал про приключения пяти бравых путешественников. В результате все остальные, заботливо перенесённые на корабль в соответствии с реалиями мореходства, не делают вовсе ничего или почти ничего: даже то, чем по инструкции должны заниматься эти призраки, в рамках закона сохранения деталей делают уже описанные персонажи. Или же имеет место неправильное использование науки или магии — в произведении существуют способы заменить большой экипаж куда как меньшим, но их никто не использует. Педаль в пол, если эти способá таки используются героями/злодеями… и только ими, и никому не приходит в голову применить уже один раз сработавший финт на постоянной основе.

Также стоит заметить, что принятая во всех флотах мира трёхвахтенная система означает, что на каждом корабле, кроме военных, в хороших условиях находится в три раза больше людей, чем необходимо для его нормального функционирования, и хорошему автору стоит не увлекаться законом сохранения деталей: в разное время дня (а при наличии сдвиговой вахты — так и в одно и то же время разных дней) одни и те же функции будут выполнять разные люди.

Примеры[править]

Фольклор[править]

« При запуске первого китайского космического корабля взорвалась ракета-носитель. Погибло три космонавта и десять тысяч кочегаров. »
— Бородатый советский анекдот[2]

Литература[править]

  • Именно так описывает турецкие корабли конца XVIII в. Леонтий Раковский в своём романе о Фёдоре Ушакове (см. цитату). Впоследствии это ещё аукнется корабельными бунтами и дезертирством турецкого флота.
    • А перед этим, в войну 1787-91, турки ещё и грузили на корабли десант и абордажные команды. Саит-Али даже обещал захватить в плен грозного «Ушак-пашу», но получил заслуженные 220 при Калиакрии.
    • Кстати, русские корабли при экспедиции к Ионическим островам тоже несли избыточную команду — ибо без морской пехоты при штурме крепостей никуда. Правда, десанта всё равно взяли недостаточно — пришлось просить помощи у турок.
  • «Хроники капитана Блада». 10-пушечный шлюп «Бонавентур» пирата Истерлинга несёт огромную для своих размеров команду ради абордажа, при том, что 40-пушечный «Синко Льягас» Блада обходится минимально необходимым экипажем в 20 человек. Результат их противостояния очевиден: Истерлинг победил бы, не вмешайся в битву испанский сторожевой корабль и не сообрази Блад благоразумно поднять испанский флаг.
  • Многострадальный Хонорверс: в начале цикла на борту каждого корабля Мантикоры дофига экипажа (в число основных задач этого дофига входит, в том числе, борьба за живучесть, производство ремонтных работ и обращение с захваченными кораблями), плюс морская пехота. Когда резкий рост флота приводит к тому, что экипажей для них перестаёт хватать, приходится всерьёз заняться автоматизацией всего, чего только можно. Это позже аукается: при необходимости взять на абордаж космическую станцию, на неполное соединение эсминцев приходится ровно один (и то бывший) морпех, и приходится выделять добровольцев из числа и без того не слишком многочисленных команд.
  • Космоолухи — с прикрученным фитильком. Для корабля типа «Космического мозгоеда» и пяти человек в экипаже многовато, но таковы требования к официальным перевозчикам. А медсестра и второй пилот нужны исключительно из соображений личных отношений в коллективе.
  • «Конкуренты» С. Лукьяненко — интересная игра с тропом: космические корабли людей строятся автоматикой по принципу компьютерных игр — даже линкором управляет один-единственный пилот. Однако к финалу произведения люди придумывают увеличивать экипаж ради специализации.
  • «Сварог»: подлодка «Рагнарок» из легендарных времён до Шторма настолько технологически продвинута, что Странной Компании (7 человек) на её борту в принципе нечем заняться — ибо протагонист, разобравшись с управлением, попросту переводит на автоматику практически всё. В дальнейшем подлодкой управляет одна Мара — и вполне успешно.

Кино[править]

  • «Форсаж 8» — подлодкой, оказывается, можно управлять дистанционно — и зачем ей тогда вообще сотни экипажа?
  • Lexx вообще живой корабль и сам может за себя постоять, поэтому на нём летает скорее не экипаж, а жители.
  • «Пираты карибского моря 4» — аверсия. Если сабля Эдварда «Чёрной Бороды» Титча позволяет как угодно контролировать верёвки и прочий такелаж, ему команда вроде как вообще не нужна, но она есть и даже чем-то занимается.
    • Обоснуй: то, что ты можешь что-то контролировать удалённо, не значит, что ты можешь это делать постоянно, одновременно и качественно. Было бы весьма неудобно, если б корабль сбивался с курса всякий раз, когда капитан уснул, отвлёкся или просто выпустил саблю из рук. Да и следить одновременно за всем происходящим было бы тяжело. Вот продублировать работу команды, получив возможность вмешаться в любое занятие, если это понадобится — куда лучше. Так что капитан с саблей — это минимальный экипаж (англ. skeleton crew — «скелет» команды), который необходимости в команде не отменяет.
    • А во второй части упоминалось, что для управления «Черной Жемчужиной» нужно гораздо меньше людей, чем состоит в ее экипаже. Впрочем, ничего удивительно — корабль пиратский, куда без абордажа?

Телесериалы[править]

  • «Звездный Путь»: постоянно создается ощущение избыточности команды Энтерпрайза. Почему-то гибель одного-двух краснорубашечников никак не влияет на работу экипажа корабля: никому не приходится заменять отсутствующего, да и вообще как-либо перераспределять обязанности. Даже если экипаж проинструктирован, кто кого заменяет в такой ситуации, непохоже, чтобы кто-то работал сверх своих обычных обязанностей. Может быть, потому никто и не считает потерь среди краснорубашечников?

Аниме и манга[править]

  • «Легенда о героях Галактики»: Никто точно не знает местных технических обстоятельств, но боевой корабль представляет собой крайне несамостоятельную единицу, в задачу которой входит только идти маршем в заданном направлении и со всей дури палить курсовым орудием. Логично было бы стараться максимально автоматизировать этот расходный материал, оставив только небольшую бригаду технического обслуживания, однако, экипаж судна обычно составляет порядка тысячи человек. И таких судов в одном флоте может быть по нескольку тысяч, благодаря чему, в одном бою могут гибнуть миллионы космофлотцев (обычно даже не успев понять, что с ними произошло).

Настольные игры[править]

  • Warhammer 40000 — корабли Имперского Флота имеют многотысячные экипажи. Например, относительно небольшой лёгкий крейсер типа «Неустрашимый» несёт команду из 65 000 человек[3]. Впрочем, на то есть обоснования — деградация технологий (из-за чего многое приходится делать вручную) и немалые размеры судов (габариты «Неустрашимого» — 4,5 километра в длину, полкилометра в ширину).
    • Но и правило крутизны наверняка имело место. Без этого в Вахе никуда. 65 000 экипажа смотрятся куда круче, чем 650, и кому какое дело, чем конкретно они занимаются? Команду, если что, набирают тем же способом, что и в турецком флоте, тут это даже надёжнее: с космического корабля намного сложнее сбежать. Эта же команда, в случае чего, будет брать на абордаж чужой корабль или защищать от абордажа свой. Естественно, и бунты — обычное явление (в Rogue Trader есть система, которая включает броски на начало мятежа, если он начался, то с бунтовщиками можно попробовать договориться, запугать их обещанием спустить воздух из мятежных отсеков или просто сразиться с ними, возглавив верную часть команды).
    • А на нижних палубах, там, где давно не ступал механодендрит механикума, где пустотные щиты дают сбои, а поле Геллера периодически проседает внутрь корпуса, где скапливается мусор, обитают: ничем не занятые преступные элементы (в мирное время поставляющие экипажу блага цивилизации в виде алкоголя, наркотиков и женщин), различного рода мутанты, пустотники (люди, никогда не покидавшие невесомость космоса) и Хруды (ксеносы, отнюдь не безобидные, использующие корабли Империума как временные базы и такси от планеты к планете). Время от времени подобное уничтожается или отправляется как пушечное мясо в бой. И все это живет на кораблях и станциях в добавок к основному экипажу.

Реальная жизнь[править]

  • Пираты имели увеличенный экипаж специально для абордажа. Особенно сильно это бросалось в глаза на фоне типичного пиратского судна — двухмачтовой шхуны или бригантины, вовсе не нуждавшейся в сотне человек на борту.
    • Французы после революции поступали так же, чтобы брать английские корабли на абордаж (обычно не получалось).
  • На нижних палубах парусных линкоров стояли такие тяжёлые орудия, что парой человек перекатить такую пушку[4] весом в пару тонн не переставлялось возможным, и потому такие пушки требовали увеличенной орудийной обслуги, которая могла переваливать за десяток человек на пушку (точнее на две пушки, так как один и тот же орудийный расчёт обслуживал две пушки — с левого и правого борта).
  • В эпоху Великих географических открытий бывало, что брали заведомо увеличенный экипаж с предположением, что часть сдохнет от цинги и прочего.
  • Немецкий танк A7V — педаль в дно окопов. Этот самоходный дот с пушкой и шестью (!) пулеметами обслуживало, ни много ни мало, восемнадцать танкистов! Отсюда — все «прелести» в виде адской тесноты и загазованности боевого отделения, а также сильно заниженных боевых характеристик машины.
  • С фитильком: аргументом в пользу наличия в экипаже современного танка заряжающего считают то, что он — лишняя пара рук при всяких заменах гусениц и выкапываниях машины из грязюки. Если что, этим всем должны заниматься по штату совсем и не танкисты, но на войне всякое может приключиться, так что… А поставить неутомимый автомат заряжания, но возить как члена экипажа рабочего — как-то жирно выходит.
    • На танках Второй Мировой имелся радист, который в бою стрелял из курсового пулемёта. Но, так как оказалось, что этот пулемёт из разряда круто, но непрактично, так как мало того, что имел ограниченные углы наводки ограничивающие его применение, так ещё и ослаблял лобовую броню, то к концу войны всё чаще выпускали танки без курсового пулемёта, и, соответственно, человека его обслуживавшего. При этом обязанности радиста передавались командиру, а экипаж, соответственно, уменьшался на одного человека.
  • Авианосцы — по вполне очевидным причинам: помимо собственно экипажа, на корабле наличествует и персонал авиакрыла. Например, для американских кораблей типа «Нимиц» эти цифры составляют 3200 и 2480 человек соответственно.
  • Сверхтяжёлое железнодорожное артиллерийское орудие «Дора» (разумеется, немецкое). Обслуживалось персоналом численностью почти четыре с половиной тысячи человек: тут был и собственный хлебозавод, и отделение полевой почты, и даже бордель. Всё бы ничего, но оружие оказалось абсолютно бесполезным: сделанные им 48 выстрелов[5] не оказали хоть сколько-нибудь заметного влияния на ход штурма Севастополя — ни одну из целей (форты ББ-30 и ББ-35 и склад боеприпасов) поразить попаданием не удалось; лишь пять снарядов легли относительно недалеко, но и они не нанесли значительных разрушений.

Примечания[править]

  1. Дек — палуба военного судна с артиллерией.
  2. Есть вариант в режиме «педаль в мантию», где корабль запускали при помощи резинки.
  3. А для линкоров и вдвое большая численность далеко не предел.
  4. в бою эту пушки постоянно двигали, так как после отдачи орудие откатывалось назад, и после перезарядки его нужно было перекатить вперёд к орудийному порту
  5. Всего было сделано 53 выстрела. Последние пять — уже после захвата Севастополя, с целью баллистических испытаний.