Чёрная книга Арды

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «ЧКА»)
Перейти к: навигация, поиск
« У сказителей нет мечей. »
— Предисловие к Канонической ЧКА

Чёрная книга Арды — апокрифический фанфик-антифанфик по «Сильмариллиону» Дж. Толкина, написанный Натальей Васильевой (Элхэ Ниэннах). Над ранней редакцией книги (сейчас известна как «каноническая»), изданной небольшим тиражом в 1995 году, она работала совместно с Наталией Некрасовой (Иллет), но позже их взгляды на Арду/Арту разделились. Следующая редакция ЧКА появилась в 2001 году (именно на ней выросли многие ниеннисты 2000-х). Окончательным вариантом стало издание 2008 г.

Изначальные «Чёрные хроники Арды», лёгшие в основу книги, найти в сети практически невозможно, поскольку автором их распространение не приветствуется. По непроверенным данным, изначально в качестве «консультантов» к написанию первоначального варианта привлекалось в разной степени до 100 человек, и был тот вариант очень, очень непохож на то, что получилось в итоге. По тем же данным, узрев конечный результат, все сто от участия в создании шедевра открестились. Кое-где можно встретить разные версии «Крыльев чёрного ветра» или «Чёрного Сильмариллиона», тоже отличающиеся от оригинальной ЧКА-1995: насколько помнит автор статьи, стиль текста там немного ближе к толкиновскому «летописному» изложению, Гортхауэр называется Сауроном, есть расхождения в деталях и сама книга меньше по объёму.

Что здесь есть[править]

  • Мелькор был хорошим — кодификатор.
  • Утренняя Звезда — собственно главный герой, Мелькор — Возлюбивший Мир. И Прометей он же.
  • Ангелы, демоны и кальмары — помимо незлой Тьмы и доброго в целом истинного Света, который из этой Тьмы рождается, в мире есть ещё Пустота. И вот она-то, неумело имитирующая и Тьму, и Свет, является настоящим злом.
  • Недобрый свет, незлая тьма — да вся ж книга об этом.
  • Злой Яхве — Эру Единый, который совсем не един и не совсем Эру.
  • Гад за Гадом — тот же Эру, который действует лично только в начале книги.
  • Дракон (персонаж) — Манве. Не так ярко — Варда.
  • Официальный Свет скрывает то, что за пределами чертогов Эру и окружающей их Пустоты лежит не мёртвое пространство, но Тьма, где горят звёзды, где звучит свободная Песнь и существуют тысячи обитаемых миров.
  • Дыры в сюжете Сильмариллиона — довольно умело использованы Ниенной.
  • Ментор — Мелькор для многих героев, смертных и бессмертных. По сути, это его «профессиональный долг». Если кто-то и не повернул направо после личного разговора с Властелином, то, по крайней мере, многое осознал и многое пересмотрел.
  • Верность до конца — практически все сторонники Мелькора. А особенно рыцари Аст Ахэ.
  • Свет не есть добро — большинство воителей света (кстати говоря, не все). Из Валар, например, адекватны только Намо (даже подружился с Мелькором), Ирмо и Ниенна, остальные сумасшедшие храмовники и эрупослушные фанатики.
  • Налево кругом — Сэйор Морхэллэн. Вот кого уж не стали оправдывать даже в ЧКА. Впрочем, в поздних версиях книги его предательство тоже предстаёт в более мягком свете.
    • Да и вообще Сэйор-Курумо типичный моральный вертихвост. Ведь в Третью-то эпоху он успел ещё вернуться на сторону Тьмы, теперь уже к Гортхауэру, а потом опять его предать.
    • Ещё Ауле, хотя тут скорее «пытки ломают личность».
  • Ангст — Мелькор там находится где-то с середины книги. Да ещё бы…
  • Мэнгст — Гортхауэр сутками не вылезает из седла (разве что для превращения в волка), сражаясь на юго-западных рубежах. Между боями он страдает не меньше, а то и больше самого Учителя.
  • Всемогущий наблюдатель — часто им считают Мелькора. На самом деле физически и душевно сломленный Властелин вряд ли может серьёзно повлиять на то, что творится вокруг. Его собственные силы на исходе, черпать энергию из внешней Тьмы ему мешают наручники Ангайнор, а использовать для подзарядки Арту он не хочет из-за последствий.
  • Опасный и запретный приём — по-идее, Валар способны забирать силы у Арты и использовать их в своих целях. Для этого требуется «обратить в ничто» какую-то часть мира и взять себе её энергию. Мелькор так никогда не сделает, хотя бы потому, что боль Арты передастся ему самому. А вот деятели вроде Манве или Варды — «те и Арду бы рвали», но им пока что хватает собственных сил.
  • Предсмертная песня — фирменный приём всех Чёрных менестрелей, начиная с эльфа Гэлрэна. Что характерно, даже отпетые храмовники света часто на какое-то время прозревают и задумываются о содеянном, слыша такую песню. И только после завершающего аккорда решаются разделаться с певцом.
  • Промывание мозгов — цветёт и пахнет в части мира под контролем Верных. Введено самим Единым, который в своё время снабдил всех Валар (кроме Мелькора, с которым так и не смог совладать) «обручами» для экстренного телепатического вмешательства.
  • Невезучий изобретатель — мастер Гэлеон.
  • Профессор Выбегалло — Феанор, присвоивший себе все изобретения оного Гэлеона. В сочетании с Феаноровым храмовничеством и горячим характером — даёт гремучую смесь.
  • Самоуверенный мерзавчик — рыцарь-ренегат Дейрел.
  • Крутой генерал — довольно много их. Мелькор (до ранения), Гортхауэр, Нээрэ, а среди светлых особенно выделяется Тулкас.
  • Оборотень — субверсия: алхоры не оборотни, а обыкновенные волки, телепатически управляемые Гортхауэром. А сам Гортхауэр, как майя, полноценный метаморф.
  • Голем — тролли. Первый тролль был создан Гортхауэром, состоял из скалы и живой ящерицы, случайно угодившей между камней и попавшей под заклятие.
  • Холодная ярость — тоже фирменная черта тёмного воинства. Пример подал сам Тано в битве за Хэлгор.
  • Ай, молодца! — неосмотрительно было со стороны Учителя отослать Гортхауэра из Хэлгор. А потом ведь то же самое повторилось и при штурме Твердыни, причём теперь Мелькор отдал ученику даже собственный меч.
  • Слезогонка — дозами разбросана по всему сюжету. Мало кто (ну, идейные правоверные толкинисты не в счёт) не пустил где-нибудь хотя бы скупую мужскую слезу.
  • Живая планета — Арта.
  • А он вовсе не такой — что, воины Света, ждёте громилу в чёрной броне, восседающего на троне из черепов, злобно хохочущего и потрясающего неподъёмным молотом? Что, воины Тьмы, ждёте легендарного бога-воителя из сказаний, в чьём следе укрылись бы двадцать коней? Ну как. Трон, хоть и не из черепов, в наличии, на троне валяется железная корона (тяжела, неудобная, снял), а по залу, грея бокал хорошего вина в обожжённой сильмариллом руке, прохаживается красавец в чёрной мантии, с седой шевелюрой и с элегантным Мечом-Отмщением на поясе. Только раны на лице, да неровная хромающая походка выдадут в нём «чёрного врага мира».
  • Тупое самопожертвование — Элхэ, Элхэ, чего ж ты так… Бросилась закрывать собой бессмертного учителя, погибла, воскресла, разорвала Круг Девятерых.
    • А по большому счёту, и все Эльфы Тьмы — они вполне могли уйти из Хэлгор, и Мелькор мог бы развернуться там на всю мощь (ладно, не на всю: Арте больно), не боясь никому повредить.
  • Избранный — да не один, а целых девять. Хранители Арты.
  • Друг всему живому — Эллери Ахэ.
  • Высокое наречие — язык Ах’энн (дословно — «слова из тьмы»). При этом он же играет и роль Чёрного наречия.
  • Шкатулочный роман — редакция книги 2008 года. Все офигительные мелькорианские истории рассказывает безымянный рассказчик безымянному слушателю, и периодически они беседуют и комментируют рассказанное. «Тихо — только потрескивает свечной фитиль…» Не хватает только кота с лампой.
  • Они не геи — Мелькор и Гортхауэр.