Цикл империй

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Отгадайте, что за зверь? Утром он сердит, когтист, зубаст, смел и полон амбиций, и берёт всё, что считает своим. В полдень он возлегает на куче своих сокровищ, миролюбив и мудр, но не менее силён и смел, чем прежде. Когда солнце клонится к закату, он теряет разум, тратит все свои сокровища, забывает и мудрость, и силу, и храброе сердце, и живёт только ради удовольствий. А когда наступает ночь, он корчится в агонии, гния заживо. Но если за ночь его не сожрут ни хищники, ни черви-трупоеды, то холодным утром, на рассвете, он исцеляется, заново обретая и молодость, и силу. Так что это за зверь?

Это империя.

История любой империи, реальной или вымышленной, делится на четыре части.

Содержание

[править] Часть первая: Экспансия

Во время этой фазы империя молода, на подъёме, ее правители амбициозны. В эти дни происходят крупнейшие завоевания в истории империи, но в то же время — измены и гражданские войны, когда многие великие вожди обращаются друг против друга в борьбе за власть.

Правитель этой эры — завоеватель, и/или отец нации. Служат ему добрый канцлер, отцы солдатам и легендарные, справедливые герои. Против них — феодальные аристократы, засевшие в своих ветхих замках и защищающие свои старинные вольности, атаманы и вожди варваров, для которых власть — это сила, и фанатичные защитники того, что осталось от предыдущего режима. Эта эра заканчивается тогда, когда завоевано всё, что можно завоевать, или когда народ устаёт от войн, готовясь к восстаниям внутри империи. С долгожданным миром приходит вторая фаза. Грань между экспансией и расцветом — Холодное утро империи.

[править] Часть вторая: Расцвет

В эту эпоху завоеватели уходят, и на смену им приходят администраторы, которые создают своды законов и системы институтов, без которых невозможно управлять империей. Если завоеватели не хотят уходить сами — возможно, будут чистки, дабы избавиться от горячих голов, всё ещё думающих в категориях грубой силы, в чем и заключается основной источник внутреннего конфликта в эту эру. Не настолько агрессивные, как их предшественники, правители этой эпохи, тем не менее, хорошие полководцы, не растратившие ещё опыт своих предшественников. Конфликты будут продолжаться, но уже с целью защиты родины и обретения экономической, культурной и административной силы; таким образом образуется империя-гегемон, хотя в некоторых вымышленных случаях результатом становится зрелая империя зла. Грань между расцветом и упадком — Золотой век.

Правитель этой эры — или разумный власть имущий, либо тоталитарный защитник мира. Служат ему крутые бюрократы, честные олигархи и, возможно, Госбезопасность.

[править] Часть третья: Упадок

Грамотная работа администраторов приводит к изобилию и золотому веку, но человеческая природа такова, что от хорошего всегда портится. Рано или поздно к власти приходит избалованный молокосос и присосавшиеся к нему декаденты, которые очень гордятся тем, что они наследники завоевателей и правителей, но не обладают ни одним из их качеств. Они прожигают и спускают в трубу всё, что оставили им предыдущие поколения, а пока они занимаются гедонизмом и потреблятством, империя слабеет от бездарного правления, а в народе крепнет глухое ожидание перемен.

Правитель этой эры — Король-толстяк, Калигула или какой-нибудь благожелательный, но жалкого вида «реформатор», который недостоин величия и умудряется всё только испортить своими реформами. Помогают или мешают ему злой канцлер, волокитчики и вороватые бюрократы, развращенные придворные, и олигарх-другой, который подкидывает денежек полезным человечкам из числа предыдущих. Такая империя уже может быть названа умирающей; потеря территорий ещё впереди, но влияние среди других стран уже пикирует вниз. Где-то на этой стадии находится точка невозврата, после которой вернуть существующей империи процветание уже нельзя, кроме как революцией сверху в духе Петра Первого, сносящей все прежние институты.

Грань между упадком и долгой ночью — глухое ожидание перемен.

[править] Часть четвёртая: Долгая Ночь

Перемены наступили, но пожалели об этом многие — кроме тех, кто любит ловить рыбку в мутной водичке. На месте когда-то великой Империи теперь неудавшееся государство, серая зона постоянно грызущихся независимых и полунезависимых осколков. Только малая часть, половина или меньше, прежних имперских территорий, остается под контролем столицы, где сущие невежды пытаются по-обезьяньи имитировать ритуал и помпезность былой империи в духе культа карго, наряжаясь в мантии и мундиры давно мёртвых императоров и испуская хлёсткие приказы, которые никто всё равно не слушает.

Развращённость былой империи теперь сконцентрирована вокруг правителей и окружающих их избранных олигархов, возможно, одного-двух богатых городов; во всей остальной стране народ борется за кусок хлеба. Величественные и титанические монументы былой империи обращаются в живописные руины, или заселяются разбойниками или кем-то и того более зловещим.

Правитель этой эры — Власть — одно название с нульпроцентным рейтингом, мелкий, но самовлюблённый помпезный и брехливый диктатор, или вообще пустая оболочка, потерявшая разум от горя, маразма или алкоголизма. Окружает его огромная бюрократия, сводящая в нуль все положительные подвижки и растаскивающая бюджет к себе в особняки. Периферии, более не находящиеся под властью столицы, управляются своевольными аристократами, ещё одной кучкой мелких, но самовлюбленных диктаторов, приятно удивленных тем, что над ними больше никого нет, атаманами и разбойными вожаками, для которых власть — это сила. Однако в одном или нескольких осколках в головах элиты, или (чаще) контрэлиты могут вызревать планы объединения и создания новой империи; новая Экспансия начинается тогда, когда у кого-то из них всё-таки появляются танки и входят в столицу. Правда, не факт, что сможет эту старую столицу удержать, даже вырастя до вполне полноценной Империи[1].

Соседние империи могут воспринять гниющий труп страны как легкую добычу. Они могут развернуть прямую интервенцию, или использовать политику гегемонизма, чтобы сделать часть осколков своими марионетками.

Рано или поздно, Долгая Ночь заканчивается, одним из следующих способов:

[править] Пятиминутка реальности

В вымышленных примерах грани между стадиями, как правило, чётки и ясны. Однако в реальности они довольно расплывчаты. В Римской империи правление Калигулы и Нерона не принесло общего упадка; империя тогда была достаточно сильна, чтобы пережить парочку глупых тиранов без последствий. Бывало и такое, что правители второй фазы возникали в первой или третьей, пытаясь стабилизировать ситуацию. Могут и в четвёртую возникнуть правители из предыдущих фаз, возвращая тот или иной осколок из состояния недогосударства в состояние всего лишь упадочного государства. Однако, судя по всему, некреативно, на одной только памяти о «стране, которую мы потеряли», вернуть предыдущий режим во всей его славе невозможно; он возвращается не таким и уже в состоянии упадка. Чтобы действительно перезапустить цикл, нужно привнести что-то новое.

[править] Где встречается

[править] Литература

« Некогда ему пришлось услышать высказывание одного мудреца. Тот сказал, что любая империя в своем развитии неизбежно проходит три стадии, а каждой стадии соответствует свой тип властителей. Сперва у руля стоят завоеватели, ведущие бесконечные захватнические войны. Потом приходит черед администраторов, закрепляющих результаты завоеваний и превращающих Империю в монолитную твердыню. Которая непосвященным кажется несокрушимой и вечной. Наконец, у власти оказываются безответственные расточители. Всячески потакая своим безумным прихотям и порокам, они проматывают капитал, предназначавшийся для передачи потомкам.

И тогда Империя становится легкой добычей новых завоевателей.
В этой Северной Империи сейчас наступила вторая стадия. Администраторы сменяли завоевателей.

»
— Глен Кук, «Серебряный клин»

[править] Изобразительное искусство

[править] Примечания

  1. Священная Римская Империя (Первый Рейх) вымахала до вполне полноценной Империи, однако, так и не смогла сколь либо долго удержать Рим
  2. Помимо самой Камбоджи, Империя включала Тайланд, Лаос и Вьетнам.
  3. Даже в средние века, после того как Персия после арабского завоевания стала исламской, в Персии был целый ряд не персидских правящих династий, перенявших теперь уже исламизированные персидские обычаи.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты