Цепь оверпауэра

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Цепь оверпауэра — гонка вооружений между протагонистом и антагонистом. Автор дал протагонисту новую крутую спецспособность. Но что это? с новой способностью герою стало слишком легко жить, и он стал неинтересным! Надо бы и антагонистам чего-то этакого отвесить. Отвесил, баланс выправился, но скоро наскучил, и надо бы снова кому-то что-то новое подкинуть. И всё идёт по второму кругу.

В результате этой цепной реакции мощь протагониста и антагониста растёт стремительно. Если мастера боевых искусств в начале сюжета просто и реалистично дрались на кулачках, то в результате цепи оверпауэра у них появляются удары энергии «ци», астральное карате и бесконтачка на расстоянии. Если пилоты огромных боевых роботов начали сюжет на громыхающих, ходящих вразвалочку пешком неуклюгах, то к концу их роботы будут летать, откалывать пируэты в воздухе, выставлять энергетические щиты и рубиться на лазерных мечах, как джедаи. Если космическая война началась в рамках Солнечной системы на дуршлагах, то закончится она битвой метагалактик и мегаструктур.

Особенно противоестественный вид цепь оверпауэра приобретает, когда к произведению пишутся не сиквелы, а приквелы. Классический пример этого — вселенная «Звёздных войн»: в оригинальной трилогии джедаи наделены довольно ограниченными способностями, и их поединки с ситхами обставлены скорее психологически драматично, чем зрелищно. В кинотрилогии приквелов они сигают, как кузнечики, и косят световыми мечами целые армии боевых дроидов. В MMORPG (далёкий приквел) джедаи и ситхи вовсе откалывают невероятные по меркам кинотрилогий фокусы, например, хватаются за клинки лайтсейберов руками и не остаются безрукими после этого.

Троп часто сочетается и идёт рука об руку с алгоритмом сортировки зла, когда герою выдают новые и новые плюшки, а злодеев меняют на более и более сильных.

Альтернативный вариант — «камень-ножницы-бумага», карандаш, огонь, вода и бутылка лимонада по вкусу. Каждая сторона, вместо линейного роста крутизны, открывает новые сильные и слабые стороны, противостояние превращается в шахматную партию. Особо дырявый вариант — автор теряет масштаб крутизны, из цепи выпадает пара звеньев и в итоге в каком-то сражении соотношение сил противоречит сюжету.

Где встречается[править]

Литература[править]

  • Классическая космоопера 1930-х «Линзмены» Дока Смита. Тот самый пример, когда война из разборки в Солнечной системе переросла в метагалактическую и межвселенскую.
  • «Хонор Харрингтон»: сначала Вебер пытался косить под Буджолд, и крупным сражением в космосе считался бой крейсеров, а вступление в бой кораблей основных классов — сугубо теоретической возможностью. Прошло 11 лет, случилась полномасштабная война между Мантикорой и Хевеном, закончившаяся сражением с участием более 500 линейных кораблей и гибелью около 300 (причём это были корабли нового по сравнению с первыми книгами поколения, выносившие старые пачками), а Мантикора и примкнувший к ней Хевен оказались вовлечены в войну с Солнечной Лигой, включающей в себя более половины миров заселенных человечеством.
  • Трилогия Сергея Снегова «Люди как боги»: в первой части два корабля, во второй — три флота по сотне кораблей, многократно превосходящих по мощности первые, в третьей — корабли усиливаются ещё более хитрыми технологиями.
  • «Досье Дрездена»: в первой книге наш главный герой — маг средней руки, сразившийся с таким же чернокнижником-дилетантом. К последней из выпущенных книг он уже стал официальным защитником Зимней Династии фейри и занимается ограблением самого Аида.

Телесериалы[править]

  • Stargate же! В первых сезонах SG1 у землян были только звёздные врата и маленький отряд отважных героев, а антагонистами были местечковые инопланетные лорды, выдающие себя за богов с помощью флеботинума. Постепенно протагонисты сами разжились флеботинумом, трофейной военной техникой и даже кораблями, а их противниками стали сначала неубиваемые самовоспроизводящиеся роботы, а потом, к 9-10 сезону — достаточно развитые инопланетяне, уже фактически неотличимые от настоящих богов. Ну а в Stargate Atlantis счет пошёл уже на галактики, земляне бороздят космос на вполне годных кораблях и дают отпор врагу, а враг теперь представляет собой неисчислимые полчища «непростой саранчи» — кровожадной, но хитрой, умной, очень опасной и практически бессмертной.

Манга и аниме[править]

  • Code Geass — тот самый пример с гонкой огромных роботов.
  • Tengen Toppa Gurren Lagann — педаль в пол, бой начинается с партизанщины маленького отряда в постапокалиптической пустоши и заканчивается метагалактической битвой.
  • Slayers: в приквельных OVA и полнометражках предел способностей Лины Инверс — Dragu Slave, а её противники — люди, големы, вампиры и оборотни, очень редко мазоку. В первом сезоне аниме Лина сражается с человеком, одержимым местным сатаной, а в её арсенале появляется запрос на прямое божественное вмешательство — Giga Slave, который, однако, можно использовать только в самых крайних случаях под страхом угробить мир. Во втором сезоне у Лины уже есть безопасная и рутинная версия Гиги — Ragna Blade, а её враги — Лорды-Мазоку. В третьем она всерьёз рассчитывает успешно кастануть Гигу, но в последний момент заменяет её эквивалентным по силе уникальным спеллом, а её противник — целый иномирный дьявол. Ну, и наконец в четвёртом-пятом она спокойно кастует Гигу и рутинно прибивает выползшую опять часть Шабранигдо, а Рагна Блейд у неё выскакивает, как «на, отвяжись» — без ритуала, без заклинания, простым наименованием.
  • Bleach — тут это вместо сюжета. Сначала Ичиго мочит пустых, но отхватывает от синигами. Потом он прокачивается, и синигами отхватывают от него — пока он не встретит капитанов. Выучил банкай? На тебе арранкаров… конца и края этому не видать.

Видеоигры[править]

  • Именно так и работает типичный автолевелинг — враги всегда соответствуют уровню/силе героя. Правильно применённый автолевелинг позволяет идеально отбалансировать игру, неправильный — нивелировать саму суть прокачки, и вместо цепи оверпауэра получается скорее топтание на месте.
  • Практически любой сиквел и аддон поступает именно так.
  • Любая MMORPG — вся об этом.
  • Doom → Doom II. Закрыл пропасть между кибербоссом и остальными монстрами. Например, появился манкуб с двумя огнемётами, мини-паук с плазмогоном, антихрист, который жжёт адским пламенем… Но и у игрока появилась двустволка.
  • Eclipse. По фанатскому консенсусу, ракеты были слишком сильны. Аддон в противовес даёт т. н. «уникальные технологии» (одна штука в мешке и очень дёшевы); отхватил в начале — большой выигрыш. Про тройку технологий «аннигиляционные пушки + расщепитель антивещества + противоракетная защита» (первого три штуки в мешке, остальные — уникальные) даже FAQ говорит: лучше не допускать, чтобы все три достались одному.

Реальная жизнь[править]

  • Всё технологическое развитие с точки зрения одного племени, одного народа, одного государства. Чем бы ты ни разжился и чему бы ты ни выучился — не пройдёт и полвека, оно если и не окажется устаревшим в хлам, противники обзаведутся асимметричным ответом. И наоборот, как бы ни был крут противник, если ты выжил — у тебя есть шанс самому этот самый асимметричный ответ изобрести и использовать. Особенно отличились последние двести лет: от дульнозарядных ружей до баллистических ракет с разделяющимися боевыми блоками, от телеги (первый паровоз в 1817 году уже был построен, но практическая его применимость ещё была сомнительной) до сверхзвуковых лайнеров, от слабо родящих истощённых почв (даже импорт гуано ещё не начался) до синтезированных на каталитических решётках азотистых удобрений, et nauseam. Вся эта феерия оверпауэра позволяет предположить, что либо авторские права на наш мир перешли от крепкого профессионала в руки МТА, либо всё, что происходило до того — предыстория, которую тонким слоем размазали на несколько тысяч лет. Но мы такой фоменковщины не допустим, и поэтому честно признаемся: не знаем, что и думать!
    • На самом деле всему этому есть куда более простое объяснение: в ходе промышленной революции был совершён переход от традиционного общества, где важнее всего делать так, как делали предки, и каждому изобретению приходится преодолевать этот предрассудок, к индустриальному, где главное — практичность изобретения, вот и произошло резкое повышение темпов развития. Общественное бытие определяет общественное сознание, да.

Инверсия[править]