Утренняя Звезда

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Люцифер.jpg
« Если бы бог действительно существовал, следовало бы уничтожить его. »
— Михаил Бакунин

Итак, у нас есть Единый Бог, Всеотец, создатель и единоличный властелин мира. Он всемогущ, и нет никакой равной ему силы. Всё, что он желает, воплотится. С ним бессмысленно бороться, ведь все смертные и не очень смертные — жалкие черви перед его надмирной вневременной мощью. Все, кто не подчиняются ему, понесут заслуженное, справедливое наказание. Так называемая «свободная воля», или, попросту, склонность грешить, будет искоренена на Земле — силами добрых пастырей, строящих идеальное праведное общество, и на Небе — волей Самого. Во всяком случае, так написано в Библии и так говорят священники. А если подумать? Может быть, если бы бог был настолько всемогущ, ему не надо было бы ни с чем бороться и ничего искоренять, так как он просто с самого начала сделал всё так, как ему надо? Да нет, у бога был равный (или хотя бы сравнимый по силам) Противник. Высший из ангелов, поднявший мятеж. Утренняя Звезда. Люцифер.

Сей троп — перевод более древнего архетипа — Прометея — на язык христианской символики. Бог — автор запретов и ограничений, а Сатана, как его враг — тот, кто стремится эти запреты сломать. Образ благого Люцифера опирается на некоторые изначально присущие Люциферу библейскому черты: свободолюбие, бунтарство, познание. Во времена феодализма и абсолютных монархий они, по понятным причинам, были не очень-то в почёте, так что и обладать ими был достоин разве только самый главный гадский гад (а вот его прихлебатели и гады помельче — уже нет, эгоистичный Сатана свободой не поделится). В Возрождение эти моральные стандарты всё чаще стали подвергаться пересмотру (уже Люцифер из «Потерянного рая» Мильтона во многом близок к образу Утренней Звезды, хотя он всё ещё злой), а в Новое Время вообще восторжествовала атеистическая этика гуманизма, согласно которой бунтарство — не всегда хорошо, но и не есть нечто плохое априори. Если власть злая, восставать против неё можно. Если бог тоже злой, то Люцифер может быть добрым.

В то время, как Прометею приписывается создание технологий (огонь — только то, что окончательно достало Зевса), со светлым Люцифером всё радикальнее: ему может приписываться создание самого человеческого разума. Да, библейская история о грехопадении, если вдуматься, о том, что Адам и Ева сильно изменили себя — настолько, скажем, что стали стыдиться наготы, хотя раньше не делали этого, и, конечно, это было не единственным следствием.

Соответственно, это троп «Мелькор был хорошим» в применении к Библии и вообще христианской мифологии. От простой инверсии отличается тем, что Люцифер не пишет своих заповедей, он только подсказывает, как нарушить чужие. Утренняя Звезда — не справедливый небесный царь (как Единый Бог в незлом варианте), а бунтарь и тираноборец.

Возможная субверсия — классический злобный Сатана, которому прикольно, когда люди мучаются, но который ради своих политических интересов среди смертных поддерживает хорошую репутацию и часто прибегает к имиджу Утренней Звезды.

[править] См. также

[править] Где встречается

[править] Примечания

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты