Унылая непобедимость

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« По идее смертен — но всё никак не получается… »
— А. Свиридов, «Малый типовой набор…»

Хорошие парни побеждают. Это почти всеобщее правило в массовом искусстве. Аудитория же платит свою кровную денежку не за то, чтобы лицезреть смерть героя?

Но когда хорошие парни побеждают все время — это становится слишком утомительно. Исчезает интрига. Исчезает возможность для развития характера. Исчезает драматизм. Расстроенный зритель кидает в персонажа помидоры и кричит: Мэри Сью!

Впрочем, до определенного момента непобедимость пользуется успехом и возбуждает читательский интерес. Ведь в каждом из нас сидит ребенок, который когда-то жаждал суперсил, чтоб навалять обидчикам безвозбранно и беспроблемно!

И вот герой навалял раз, другой, третий… А на четвертый аудитория заскучала. На пятый же плюнула на героя и пошла искать себе другого.

Есть два магистральных пути для борьбы с унылой непобедимостью. Первый — выдавать герою каждый раз все более мощных злодеев (алгоритм сортировки зла построен на этом чуть более, чем полностью). Второй — ахиллесова пята. То есть, наш герой практически непобедим, но у него есть какая-то нескомпенсированная слабость, которой враги время от времени пользуются.

Унылая непобедимость встречается также в злодейском варианте. Классический пример — маньяк, убивающий своих жертв пачками и остающийся безнаказанным с такой легкостью, словно никакой полиции вообще не существует. Правда, такой злодей, как правило, будет побежден героем (не обязательно, кстати, столь же крутым) в самом конце. Но зрителю/читателю может и надоесть смотреть на невозбранные злодейства, дожидаясь финального момента. В конце концов, злодея можно убить только один раз (по крайней мере, в реальном мире), и если сам он перед этим отнял множество жизней, торжества справедливости все равно не получается.

Можно разделить на три подтропа:

  1. Нулевой уровень рефлексии. Унылая непобедимость является таковой для читателя/зрителя, но вообще не воспринимается самим персонажем. «Ну да, я уже победил их 142 раза, но мне просто повезло, к тому же пришлось заплатить дорогую цену. На 143 раз мне может и не повезти».
  2. Первый уровень рефлексии. Непобедимость воспринимается персонажем, но не воспринимается как унылая. «Разумеется, я их побеждал, побеждаю и буду побеждать — я же главный герой/самый крутой в этой песочнице/хороший парень/много и долго тренировался! Так и должно быть! А вы что, предпочли бы, чтобы победили они?! Вы на чьей стороне вообще?!»
  3. Второй уровень рефлексии. Персонаж прекрасно понимает, что его непобедимость уныла. Либо смирился с этим («Я сюда не развлекаться пришёл, я серьёзную работу делаю»), либо пытается из ловушки непобедимости как-то выбраться, что чаще всего ведёт его к поискам достойного соперника и/или превращению в Рыцаря крови.


Примеры[править]

Литература[править]

  • Ирина Измайлова, «Троя. Герои Троянской войны» — Ахилл, по авторской версии. Способен поднять на копье динозавра, разорвать пасть крокодилу, с каким бы не справиться горилле, прогоняет пинком львицу, как кошку… Люди ему, естественно, не противники, а бывшие канонные враги превратились в почитателей и фанатов, да ещё и оказались родственниками. Вот и приходится автору приписывать своему герою все более чудовищных противников: то слонов и носорогов, то гигантского паука, то армию злобных великанов-лестригонов, то забросить его со спутниками под извержение вулкана… По меткому выражению одной из читательниц, «Если героям Измайловой свалится на голову атомная бомба, они и это благополучно переживут».
  • Иар Эльтеррус «Серые пустоши жизни» — главный герой превращается в идеальный пример этого тропа сразу же после попадания в другой мир. Из лысенького мужичка с «тоненькими ручками и животиком» он превращается в могучего сверхчеловека-качка, знающего множество боевых техник и обладающего абсолютной памятью (К чести автора, всеми этими силами героя наделил Серый Меч). Также Йаарх является сильнейшим в мире магом, что тоже резко снижает уровень напряжённости и переживания о герое в его приключениях. Может быть у героя возникают трудности в области политики и дипломатии, и он будет разрешать их благодаря уму и хитрости?. Ничего подобного. Потенциальные вассалы слетаются к нему, как мухи на известную субстанцию, и их даже не нужно убеждать, чтобы они ему присягнули. А уж после приобретения регенерации из разряда «…Если от тебя целым сохранится только кусочек пальца, то за несколько дней нарастет новое тело» герой окончательно превращается в этакого Кощея Бессмертного.
  • «Тайный город» — Тёмный двор. Что бы не происходило в Тайном городе, победителем всегда выходит он, благодаря комиссару Сантьяге, гаркам, своему Оракулу и, наконец наёмникам Кортеса.

Комиксы[править]

  • Супермен довольно скоро начал страдать унылой непобедимостью. Пришлось придумывать криптонит, а впоследствии и другие способы — однажды даже перегрузили придающей ему такие возможности солнечной энергией до несовместимого с жизнью состояния. Гипноз на Сверхчеловека тоже действует, кстати. Да и к магии он вполне себе уязвим.
    • Персонажей, которые способные его победить по собственным характеристикам, тоже были придуманы. Самый логичный выход — найти злого криптонца, таковым и стал Генерал Зод (более того, зачастую ему помогают другие злые криптонцы, так что Супермен проигрывает и численно). Из других наиболее известен злой бог Дарксайд. Менее известен Монгул.
    • И не забываем про Думсдея, убившего Супермена в одной из сюжетных арок.

Аниме и манга[править]

  • Onepunch-Man — это не просто каноничный пример. Это тайтл, посвящённый данному тропу от начала и до конца. И ведь сработало! Если унылая непобедимость всем надоела, то стёб над ней надоесть точно не может.
  • Hellsing — аналогично, целиком про это. Алукард умудряется одновременно страдать от своей унылой непобедимости и наслаждаться ею. «Моя трагедия комедий балаганных смешней — и потому безумно мне дорога».
  • Mob Psycho 100 — мистический брат предыдущего тайтла от того же автора. Главгерой не столько утомлен своей непобедимостью, сколько считает ее незаслуживающей уважения, поскольку лично он для ее появления ничего не сделал.
  • Berserk — нет, не Гатс, а его противник Зодд. В человеческой жизни парень мечтал стать великим воином и Рука Бога исполнила его мечту, превратив его в бессмертного, невероятно сильного, быстрого и живучего полубога-Апостола. В результате, бедняга уже несколько сотен лет ходит по полям сражений, выискивая достойного противника, но обречен на то, чтобы никогда его не найти. Да, у местного Бога крайне своеобразное чувство юмора.
  • Fairy Tail многие считают чистейшим примером тропа. (Хотя по замыслу авторов это пародия.) Мало того, что единственные, кого пока не удалось победить главным героям — дракон и темный маг, претендующие на роль финальных боссов — так ещё и никто, помимо главных героев, похоже, в принципе не способен победить более-менее стоящего противника. И даже когда автор создаёт всё новых и новых врагов, временно отвешивающих героям люлей, после такого количества арок (строящихся по принципу «завязка-малый проигрыш-контратака-накамапавер-победа») уже нет ощущения поражения. Вообще.
    • При этом в последних арках активно смешивается с тропами Откуда у тебя эта сила? (что было и ранее) и Чудесное воскрешение (чего раньше всё таки не было), в итоге педаль медленно, но верно уходит в асфальт.
    • Чемпионом в этом является главный герой — Нацу. Всего пару раз его удавалось просто обезвредить. Но в такие моменты герой показывает себя как непревзойдённый местер по боям роялями. Ими он просто забивает врага: десять тысяч СЕКРЕТНЫХ техник, ультра-мега-гига-супер-удар/пинок/выпад/отрыжка/пердёж огненного/молниевого дракона, главгады арок, которые умудряются добить своего же подчинённого, когда тот уже почти победил. В общем, когда появляется новый противник, всем очевидно: его нагнёт Нацу. Обязательно. В любом случае.
      • В 536 главе Нацу окончательно превратился в живое воплощение тропа. Где это видано: победить бессмертного чернокнижника, обладающего Сердцем Фей, одним ударом!
  • Sailor Moon. В аниме. Любой главгад в конце сезона. Бессмертный, неуязвимый, всесильный и т. д. Многие офицеры/подчиненные главгадов — вообще не получают урона от воительниц в бою, их больше погибает от рук собственного начальства/товарищей. С другой стороны — главная героиня полностью подходит под определение. Остальные воительницы на её фоне в бою выглядят тусклыми и бесполезными.
  • One Piece, в конце-то концов! Поклонники серии зачастую называют единственным её минусом затянутые бои с главгадами. А всё почему? А потому, что мы и так знаем, чем всё завершится: Луффи ударит особенно сильно/изобретёт на ходу новый удар, который добьёт негодяя. Битвы между соратниками Луффи и гадским ансамблем — куда как интереснее, как раз за счёт разнообразия.
    • После таймскипа Луффи стал совсем уж крут. Например, главгад Острова Рыболюдей, Ходи Джонс, с самого начала не кажется физически опасным для протагониста, однако просто побить его мало, нужно ещё и вывести на чистую воду.
    • Троп внутри: йонко Кайдо, как выяснилось, страдает от унылой непобедимости, точнее от унылой неубиваемости.
  • Ajin — Сато, просто Сато. С самого момента своего появления вертит любых противников вокруг одного места… И даже когда его казалось бы уже обезвреживают, обязательно оказывается, что он это уже предусмотрел и заранее принял меры.

Видеоигры[править]

  • Прокачанный манчкин обычно страдает именно этого.
  • Игра Titan Quest этим страдает. После смерти героя или после продолжения любой сохраненной игры герой оказывается жив и невредим… и все убитые им монстры тоже. При этом квесты на убийство монстров остаются засчитанными, а героя все славят за победу, от которой не осталось ровным счетом никаких результатов. Кроме полученных плюсов в категориях «кач и шмот». Если повторить все сначала, плюсы тоже повторятся в полном объеме, так что 100 уровней и титаническую мощь можно (хотя и уныло) в теории набрать на первой попавшейся группе мелких монстров после первого же сохранения — через save/load.
  • Игра Starcraft II Heart of the Swarm — Керриган, Королева Клинков, тоже этим страдает. По мнению некоторой части игроков, хотя на вкус и цвет…
    • Справедливости ради стоит отметить, что без войска за спиной Керриган можно очень лег слить (особенно в последних миссиях кампании и на высоких уровнях сложности)
      • Ещё большей справедливости ради стоит отметить, что хоть Керриган и сливается быстро, если её в лоб направить на вражеское войско, при умелом управлении и правильном подборе способностей она может невероятно долго прожить и уничтожить несметное количество вражеских юнитов. Другое дело, что в одиночку точить вражеские базы ей придётся долго…
    • А в эпилоге Legacy of the Void способности Сары и вовсе подскочили до божественных (причём в прямом смысле: Керриган стала зел-нага)
  • Игра Heroes of Might and Magic IV — унылая непобедимость возникает, если так прокачать героя так, что он будет восстанавливать здоровье быстрее, чем враги будут его отнимать. Уныло, когда до победы еще много-много времени на большой-большой карте.
    • А самый унылый момент — когда встречаются два таких героя, непобедимых друг для друга. Если включить автоматическую битву, она будет бесконечной.
  • Санитары Подземелий 2 — субверсия с «режимом Гоблина». Да, поначалу сержант Хартман может рвать и метать за счёт своего боевого опыта (рукопашным боем он изначально владеет отменно), но вот под занавес невозможность радикально прокачать себе хит-поинты начинает сказываться — уж слишком много опасных врагов приходится убивать.

Музыка[править]

Песня Канцлера Ги «Единственный враг» — вся об этом.

Аверсии тропа[править]

Литература[править]

  • Dragonlance. Кто бы мог подумать, что самый крутой чародей своего мира, которого не убили на берегу за опасный для мира замысел просто потому, что некому такое провернуть, будет иметь в жизни и бою СТОЛЬКО проблем? Нет, серьезно, Рейстлин Маджере как никто другой может вам рассказать (если соизволит), что ни нереальная сила, ни манипуляторский талант, ни даже блестящий ум не избавят вас от суровой необходимости буквально выгрызать победу у судьбы и прочих занятных сущностей.

Мультсериалы[править]

  • RWBY. Спору нет, герои — суперохотники-первокурсники — круты и могут крошить монстров-гримм в промышленных масштабах, раскидывать головорезов пачками и за счет слаженности действий побеждать гримм-боссов и товарищей по учебе, вот только выходя против именных злодеев — таких же суперов, но взрослых, опытных и прагматичных — они почти гарантированно продувают. Блейк, отлупившая Романа (который в предыдущем бою на равных держался с ней и Сунем), и Руби, отрубившая хвост Тириану (после того, как он натурально поиграл ею в футбол сам с собой, не оставил без глаза только благодаря вмешательству дяди, а затем и дяде хиты обнулил) — парочка приятных исключений. Ну ладно, может, хоть никто из них не покалечится и не убьётся… Ой.

Видеоигры[править]

  • Operation Flashpoint и пытающиеся наследовать ей игры. Любому бойцу достаточно одной-двух пуль в любую часть тела, чтобы преставиться. Т. к. на каждую миссию выдаётся только одно ручное сохранение, а автоматические сохранения весьма редки, некоторые миссии приходится переигрывать по нескольку раз.
  • SuperHOT — персонаж игрока умирает даже от одного тычка кулачком в ногу.
  • Hotline Miami — аналогично предыдущему пункту, хотя есть маски, позволяющие выдержать два тычка кулачком в пятку. Как и в предыдущем случае, гибель посреди этапа перезапускает ВЕСЬ этап.
  • Limbo — герой вообще не может драться, только убегать и иногда пытаться заманить врагов в их же ловушки. Да и заканчивается игра не пойми чем.
  • И вся эпоха платформеров от старой NES в целом! Сколько было примеров героев, ложащихся не то, что с одной пули, а с одного прикосновения к неправильной траве, пока толпы противников приходилось выносить с очереди? Примеров настолько много, что для них нужна даже не отдельная статья, а отдельная книга!

Пародия[править]

  • «Mon père, ce héros» (1991) — герой Жерара Депардье произносит такую тираду: «Я прошёл 50 километров по джунглям… получив очередь в бок из автомата Калашникова.»
  • «Утиные истории». «Самолёт разбился, никто не убился», — говорит Зигзаг МакКряк, вылезая из под обломков своего самолёта. Но выглядит это совсем не уныло! Скорее это шуточный приём.
  • «Аладдин». В серии «Игра» главные герои попадаются двум летающим волшебникам, которые сами страдают от унылой непобедимости и устраивают героям смертельно опасную игру исключительно от скуки.
    • В другой серии злобная богиня Мираж натравливает на героев Хаоса — почти всемогущего трикстера, ненавидящего скуку, и теперь им придется из кожи вылезти, чтобы доказать ему, что они этим тропом НЕ страдают. И дернуло же Джинна ляпнуть, что «Аладдин всегда побеждает»…
  • «Том и Джерри» — кот и мышонок друг друга мутузят, взрывают, топят в лаве, сбрасывают с огромной высоты, отправляют в полёт на орбиту и делают множество других вещей, после которых нет иного пути, кроме как на тот свет, но при этом остаются живыми и невредимыми. А если мышонку в конце какой-нибудь серии удается убить кота, в начале новой серии оба снова живы и невредимы.
    • В пародии на пародию — «Шоу Щекотки и Царапки» в «Симпсонах» — доведено до педали в асфальт.
  • «Вольт» — в начале, после очередной серии с победой Пенни и Вольта, критик говорит, что взрослой аудитории надоело смотреть на бесконечное торжество добра — и на следующей же серии сценаристы устраивают главным персонажам тотальный провал.