Удивительно подробный дневник

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Удивительно Подробный Дневник — довольно частое клише (в основном фильмов и видеоигр). Суть в том, что найденный главным героем дневник всегда сообщает ему достаточно много сюжетной информации, несмотря на то, что с точки зрения реализма выглядит это… излишне подробно для дневника. Нередка педаль в пол — когда в дневнике записано то, что в принципе не могло быть записано, вроде звуков или записей в состоянии, в котором невозможно что-либо записывать. «Лавкрафтианская мания продолжать делать записи в дневнике, когда тебя уже жрёт неведомая тварь» (с), да.

Частый, но не слишком хороший обоснуй — облегчение восприятия ситуации зрителем/игроком. Подобные неправдоподобные подробности либо позволяют без лишних усилий понять, что произошло с владельцем, либо же добавляют атмосферы. Чуть более редкий и логичный обоснуй для случаев, когда владелец дневника во что-то превращается — он пишет в дневнике рефлекторно.

В случае с аудио- и видеодневниками возникают другие проблемы — если звуки они записать в состоянии, то включить и выключить их несколько сложнее, чем записать что-то карандашом. Примета ленивого создателя — выключение дневника методом «монстр ударил по экрану».

Связанный троп: Дневник катастрофы. Не всякий дневник катастрофы подробен, и не каждый подробный дневник — о катастрофе.

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Цветы для Элджернона» — рассказ от первого лица, описывающий, как в результате эксперимента у человека с умственной отсталостью поднялся уровень интеллекта, и он стал понимать, как к нему относились прежде. Но результат оказался временным, и человек осознаёт, что процесс умственной деградации завершится его скорой смертью.
  • Иан Уайброу, «Малютка Волк» — все книги представляют собой удивительно подробные письма главного героя своим родителям. Главный вопрос — как он их отправлял.
  • Патрик Бессон, «Дом Одинокого Молодого человека» - Нормандия, семидесятые. Родители отправились в ежегодное летнее путешествие, а дом сдали для отдыха нескольким французам, оставив своего сына, 17-летнего Эрика Корону, в качестве хозяина. Но у Эрика есть своё мнение насчёт пребывания гостей, и очередной хитрый план, на тему того, как их выгнать. Всё повествование — перебивка из дневников Эрика и одной из гостей, 16-летней блондинки Одиль Телье.
  • "Левиафан" Акунина - письма Реджинальда Милфорд-Стоукса жене. В последнем письме появляется обоснуй такой подробности - он сошел с ума от гибели жены в Англии и пишет ей в порт прибытия, не понимая, как она там оказалась.

Театр[править]

  • Опора на троп, подсветка и всемерное обыгрывание — в пьесе А. Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Сеттинг — Российская империя вскоре после отмены крепостного права и начала земской реформы. Авантюрист Егор Дмитрич Глумов, циник и великолепный мерзавец, молодой бедный дворянин, не имеющий ни связей, ни протекции, старается в краткие сроки обрести всё это, быстро сделать карьеру, жениться на богатой невесте и влезть в «лучшее общество». Кое-какая весомая родня у Глумова есть — но она его поначалу знать не знала, и подладиться к ней нужно было грамотно, чтобы не заподозрили умысел/корысть. И вот Глумов пускает в ход любые приёмы: клевету, подставы, лесть, лицемерие, самое гнусное актёрство (но прокатывает, потому что те, кого Глумов обманывает, «сами обманываться рады»), сфабрикованные рекомендации; а ещё он «работает» в качестве фактического жиголо (при богатой и распутной тётушке, под которую дядюшка сам же и "подложил" Егора Дмитрича, потому что дядюшке так спокойнее)… Поначалу у Глумова всё получалось. Но вот беда: он с самого начала завёл привычку тайно вести до нелепости подробный и язвительный дневник, где заглазно смешивал с дерьмом всех, к кому подлизывался в глаза (подсвечивается обоснование — необходимая психологическая разрядка, чтобы уж точно не выйти из роли на людях). Могло сойти с рук — но не сошло, потому что шлюховатая тётушка, взревновав («Ах, так вы, Жорж, женитесь на молоденькой?!»), порылась в вещах Глумова, нашла этот самый дневник и… В общем, накрылся медным тазом хитрый план Егора Дмитрича.

Комиксы[править]

  • Watchmen — нам прямо дают понять, что большая часть повествования — это дневник Роршаха. Непонятно только, зачем психопату, который скрывает свою личность, самому составлять на себя настолько детальный компромат. Он настолько поехавший и ему настолько одиноко? Он ведь рискует вляпаться в то же самое, во что влип Егор Глумов в пьесе Островского.

Видеоигры[править]

  • Resident Evil — дневник человека, превращающегося в зомби. Последние записи совсем примитивны и повествуют о поедании собачьего корма или удовольствии от чесания.
  • Diablo 3 — дневник пленника сектантов, превращающегося в монстра. Последние записи как раз представляют из себя туповатое рычание и требование еды.
  • Skyrim — записи бандита из Каирна Холдира, которого с товарищами зомбировал драугр.
  • Morrowind — а вот здесь сыграно интересно. Обычно предсмертные записки — это именно предсмертные записки, в которых заваленный камнем герой с переломами царапает свои последние слова. Но есть и дневник катастрофы в Тель Вос — странички дневника бригадира строителей. Записи становятся всё менее подробными, к концу, скорее всего, бригадир просто сходит с ума, и последняя запись выглядит как «ОН ЗДЕСЬ!». Вполне можно представить себе сидящего на полу данмера, который качается взад-вперёд и корябает свои последние слова, исподлобья наблюдая безумными глазами за приближающимся атронахом.
    • к юго-западу от Вивека есть маленький островок с гротом, внутри грота Двемерские руины. Внутри руин можно найти много чего интересного, в том числе скелетный труп. Прилагающаяся на трупе записке рассказывает как он пробился с боем, завалил двемерского центуриона(валяется рядом) после чего перепутал целебное зелье с сильнодействующим ядом. И подсветка - "Вам, наверное, смешно если это читаете. Мне тоже."
  • Vampire: The Masquerade — Bloodlines: дневник женщины, убитой мужем (квест по изгнанию призрака из отеля Терезы Воэманн), описывает в том числе и большую часть сцены убийства. Пример особенно нереалистичной подачи штампа: в дневнике женщина в числе прочего пишет что-то вроде «О БОЖЕ ПОМОГИТЕ ОН УЖЕ ЛОМИТСЯ В ДВЕРЬ» (кто должен отозваться на такие мольбы о помощи — настоящая загадка).
    • Там же, дневник работника канализации кончается словами «УЖАС КАКОЙ, ЭТИ МОНСТРЫ ХОТЯТ МЕНЯ УБИТЬ» (или что-то в этом роде). Неужели он убегал от них и писал на ходу?
  • Clive Barker's Undying — инверсия. Учитывая, что автор сценария (пусть и не всего) — писатель, а среди героев встречаются такие колоритные персонажи, как проклятые монахи, оккультисты и безумный художник, записи их должны быть настоящими литературными произведениями. Но игровой дневник, естественно, схематичен.
    • Особенно занятен полу-пасхалочный документ «Расписание недели монаха». Никаких излишеств!
  • Witcher 3: прекрасный образец стёба над сабжем.
« Странная эта ганза. Вроде как у всех морды страшенные, мужики в боях закалённые, а каждый второй то какой-то дневник ведёт, то письма пишет. Откуда они все такие читучие и писучие? Мне-то буквы в бошку вбил мой сюзерен, покуда я ему дочку не взбаламутил и он меня не прогнал. А взять, к примеру, такого Сильвана Чёрные Зубы, где его искусству писания научили, если он всю жизнь с цирком ездил и из клеток диких зверей говно убирал? В последний раз сидел я в секрете с тремя такими, и все они, вместо того, чтобы вина какого выпить или в огонь попердеть, порадоваться, — чуть что — носом в тетрадку и что-то записывают. Чтоб не быть хуже других, а то, может, Скворец Страгген ценит компанию таких литераторов, начну и я дневник писать… »
— Разбойник
  • В Silent Hill море таких дневников, однако там есть эпичный обоснуй, который является спойлером. Нет никаких писем, это воплощение чужих мыслей и страданий, оставшееся в психополе города или маньяка (в случае третьей и четвёртой частей), притащившего эти мысли с собой. В конце концов, в Сайлент Хилле ведь не водится чудовищ. Они ТОЖЕ воплощение того или иного образа, застрявшего в чернющем психополе.
  • Dragon nest — игра со штампом. Сюжет 4 апокрифа (особые главы сюжета) строится вокруг дневников, написанных Рубинартом. Он описал в тетрадях часть своей жизни, чтобы затем передать их своему другу (но их получает игрок). Подробность самого дневника в большей мере спрятана за материализующимися прямо на месте персонажами, ведущими подробные диалоги об описываемых событиях.
  • Castlevania: Lords of Shadow — Mirror of Fate: рыцари каким-то образом умудрятся писать свои дневники в тот самый момент когда их едят или они тонут.