Трусливый лев

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Герой дореалистической эпохи в искусстве не знал страха — именно это отделяло его от обычного человека и делало собственно героем. Но XIX век ознаменовался массовыми войнами, которые требовали массового героизма. В массовое искусство в качестве героя шагнул народ, а Капитан Очевидность как бы говорит нам, что народ не может целиком состоять из полубогов, не ведающих страха. Осмысливая войны Наполеоновских времен, искусство пришло от классицистского героизма и романтического бесстрашия к образу обычного человека, в экстремальных обстоятельствах преодолевающего страх. Появилась новая концепция героизма: не харизматического, которым герой наделяется «свыше», а психологического, рождающегося в душе заурядного человека, который возрастает над собой преодолевая свой страх. Вот, например, как это показано у А. Дюма в романе «Сорок пять»:

« Шико пожал плечами и, глазом не сморгнув, сел на прекрасную испанскую лошадь, которую ему подвели, как только король отдал свое приказание. Генрих пустил своего коня в галоп; Шико поскакал за ним следом. Доехав до передовой линии своего небольшого войска, Генрих поднял забрало.
— Развернуть знамя! Новое знамя! — крикнул он с дрожью в голосе.
Сбросили чехол — и новое знамя с двумя гербами — Наварры и Бурбонов — величественно взвилось в воздух; оно было белое: с одной стороны на нем в лазоревом поле красовались золотые цепи, с другой — золотые лилии с геральдической перевязью в форме сердца.
«Боюсь, — подумал про себя Шико, — что боевое крещение этого знамени будет весьма печальным».
В ту же минуту, словно отвечая на его мысль, крепостные пушки дали залп, который вывел из строя целый ряд пехоты в десяти шагах от короля.
— Гром и молния! — воскликнул Генрих. — Ты видишь, Шико? Похоже, что это не шуточное дело! — Зубы у него отбивали дробь.
«Ему сейчас станет дурно», — подумал Шико.
— А! — пробормотал Генрих. — А! Ты боишься, проклятое тело, ты трясешься, ты дрожишь; погоди же, погоди! Уж раз ты так дрожишь, пусть это будет не зря!
И, яростно пришпорив своего белого скакуна, он обогнал конницу, пехоту, артиллерию и очутился в ста шагах от крепости, весь багровый от вспышек пламени, которые сопровождали оглушительную пальбу крепостных батарей и, словно лучи закатного солнца, отражались в его латах.
»
— А. Дюма

Сказочный образ, родившийся для публики в 1900 г/, можно считать окончательным закреплением этой парадигмы в литературе. Лев уверен в том, что он трус, и постоянно испытывает страх, но в ходе сюжетных перипетий постоянно вынужден преодолевать его, защищая друзей. Ему хочется быть «по-настоящему смелым», то есть вовсе не испытывать страха, но все остальные понимают, что умение преодолевать страх ценней умения вовсе его не испытывать.

Содержание

[править] Где встречается

[править] Литература

[править] Мультфильмы

[править] Мультсериалы

[править] Аниме и манга

[править] Видеоигры

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты