Троп

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Слово троп имеет два значения, у которых есть кое-что общее, но сами по себе они принципиально разные.

Речевые тропы[править]

Изначально тропами (греч. tropos — оборот) назывались приёмы художественной речи, призванные усилить её выразительность и основанные на употреблении слов в переносном (не-буквальном) значении. Это разновидность фигур речи. Среди фигур речи, кроме речевых тропов, бывают ещё речевые схемы, а они, в свою очередь, делятся на фигуры слова и фигуры мысли. Но вся эта риторико-стилистическая казуистика — отдельная тема.

Вот разновидности таких тропов — по сути, готовых формул, кочующих из опуса в опус:

  • Аллегория, она же иносказание (основной приём притчи) — художественная передача сложного обобщающего смысла не прямо, а через конкретный художественный образ:
    • «Убеждения (вариант: деятельность) без твёрдого основания — дом, построенный на песке».
    • «Необходимое зло, вы говорите? Зло как часть экологической системы?! Если столяр сидит работает, а хулиган ему мешает — инструмент у работника вырывает, заготовку у него вырывает, бьёт его этой заготовкой, табуретку вышибает из-под столяра, — необходимы ли столяру действия этого хулигана?! И что в них „экологичного“?..»
    • «Как ласточка в бездне лазурной Летает, не чуя орла — Так женщина в страсти безумной Не чует коварства и зла» © Ю. Ким
  • Дисфемизм, или стилистически нарочито грубый способ передачи понятия:
    • «башка», «репа», «дыня», «тыква» или «бестолковка» вместо «голова»;
    • «морда», «рожа», «харя», «мурло» или «рыло» вместо «лицо»;
    • «жрать» вместо «принимать пищу»;
    • «пивас» вместо «пиво», «водяра» вместо «водка»;
    • «сдохнуть» вместо «умереть»;
    • «сопляк», «щенок» или «спиногрыз» вместо «ребёнок» («сопляк» или «щенок» — также вместо «юноша, не знающий жизни»);
    • «меня прёт» вместо «мне нравится»;
    • «быдло» вместо «[невоспитанный] простак» или «простолюдин» (или «тупая масса» таковых);
    • «срать», «какать» вместо «испражняться»;
    • «нихрена», «нихера», «с гулькин нос» вместо НИЧЕГО.
  • Эвфемизм — замена некими условными (намекающими) словами чего-то, чего по тем или иным причинам лучше не произносить прямо:
    • «долбаный» или «грёбаный» вместо сами-знаете-какого словца;
    • замена популярных матерных выражений более нейтральными (и несколько пародийными) фразами:
      • «ядрёна вошь!» (с) народное;
      • «в рот пароход!» (с) В. Шукшин;
      • «сволочь нехорошая!» (с) Е. Войскунский и И. Лукодьянов;
      • «ёрш твою медь!» © М. Задорнов;
    • «тайный уд» или «мужской жезл» вместо «мужской половой член»;
      • «буй» вместо матерного слова с тем же значением;
    • «покойный» или «почивший» вместо «мёртвый»;
    • «нечистый» вместо «чёрт, дьявол»;
    • в исламской и древнеиудейской традиции — «Он» вместо «Господь Бог»;
    • в речи суеверных охотников — «лесной хозяин» или «Михайло Потапыч» вместо «медведь»;
      • само слово «медведь» (букв., «знающий, где лежит мёд») также является эвфемизмом более древнего обозначения этого зверя;
    • в речи актёров и скоморохов — «эта штука, которой привязывают» вместо «верёвка»;
    • в русских газетах начала XX в. — «одно значительное лицо» вместо «Григорий Распутин»;
    • «Harry Potter»: в речи магов — «Сами-Знаете-Кто» или «Тот-Кого-Нельзя-Называть» вместо «Dark Lord Voldemort».
  • Гипербола, или чрезмерное преувеличение («врагов было столько, что они могли бы целиком заполонить всю землю!»).
  • Литота, или чрезмерное преуменьшение («я в его глазах вообще c песчинку размером!»).
  • Идиома, она же фразеологизм (фразеологический оборот), она же фразема. Устойчивое словосочетание, которое не должно пониматься буквально, но за которым закреплён строго определённый подразумеваемый смысл:
    • «валять дурака» в значении «глупо себя вести»;
    • «засверкать пятками» (или «сделать ноги») в значении «поспешно ретироваться»;
    • «отбросить копыта» (или «протянуть ноги») в значении «умереть»;
    • «остаться с носом», «остаться в дураках» вместо «быть обманутым, одураченным, затролленным».
  • Ирония, или осмеяние через подразумеваемый смысл, расходящийся с буквальным. Например, фраза «Да уж конечно, где мне тягаться с тобой, таким великим!», употреблённая в фактическом значении «да ты на самом деле отстой, а туда же, хвастаешься».
    • Также ирония — это демонстративное насмешливое сомнение, поданное в более или менее непрямой форме, т. е. далёкое от наивного смыслового буквализма.
« Она сказала «Не люблю!»,
А он сказал «Не может быть
»
— А. Шевцов
    • Если ирония содержит предельно агрессивное, обличающее осуждение («солдаты с величайшей храбростью кинулись насиловать женщин…») — это уже сарказм.
  • Каламбур — шутка, основанная на разных значениях одного слова («Я — напасть, и я могу напасть») ИЛИ на случайном созвучии различных слов («Ценят золото по весу, а по шалостям — повесу»):
    • Менее правильное значение термина — шутка, основанная на однокоренных словах:
    • Более современный вариант — высмеивание неграмотной и/или специфической речи через похожее звучание абсолютно разных слов:
« Идет наркоман по рынку, видит мясной прилавок. Подходит к продавцу и, тыкая пальцем в птичье мясо, спрашивает:
– Дядь, а дяяядь, а эт чо?
– Это курица.
– Э, неее, дядь, врееешь. Эт хаваеца!
»
— анекдот
  • Катахреза — сочетание несовместимых или кажущихся таковыми формальных понятий («змея со всех ног ретировалась», «честный вор», «красная смородина пока что белая, потому что ещё зелёная»).
    • Если совмещённые понятия не по сложным качественным причинам несовместимы, а буквально, просто и прямо противоположны (антонимичны) — это уже оксЮморон: «Горячий снег», «Живой труп», «Назад в будущее», «Обыкновенное чудо», «Правдивая ложь».
  • Мейозис, или формальное смягчение категоричной фразы:
    • «не возражаю» вместо «согласен»;
    • «терпимо» вместо «неважнецки»;
    • «оставляет желать лучшего» вместо «плохо»;
    • «это не совсем так» вместо «это совсем не так»;
    • «оставляет меня равнодушным» вместо «плевать я на это хотел!».
  • Метафора, или сложное образное уподобление:
    • «сжал мне сердце холод…»
    • «сердце моё плачет…» © песня о Мурке
  • Сравнение — это как метафора, только прямее и проще по форме:
    • «молнией поразила старика идея…»
    • «я, словно безумный, твердил одни и те же слова…»
  • Метонимия, или замена слова по принципу смежности:
    • «кругом суетились пиджаки и платья» (хотя суетились, конечно же, не предметы одежды, а люди, одетые в такую одежду),
    • «рынок шумел» (шумел, конечно же, народ на рынке, а не прилавки и не ограда),
    • «Лондон протестует» (протестуют, ясное дело, лондонские политики, а не город как таковой),
    • «я три тарелки съел!» (Фока, разумеется, ел не посуду, а порции ухи, каждая из которых помещалась в тарелку)…
  • Олицетворение, то есть как бы перенесение свойств существа на предмет:
    • весёлая (= яркая) расцветка;
    • безмолвные (= не раскрывающие своих тайн) книги;
    • больное (= отягощённое пороками) общество;
    • юркая (= быстро распространяющаяся) сплетня…
      Или — конкретизация некоего природного, социального (и пр.) явления в образе «как бы некоего лица»:
    • «красавица-зима»;
    • «стоят понуро, хмуро дуры — две больших войны» (Владимир Высоцкий, «Баллада об оружии»);
    • «неподкупная Фемида» (= правосудие);
    • «горе, лыком подпоясанное».
  • Парономазия, или образное сближение паронимов (слов, похожих по звучанию и частично совпадающих по форме, но не тождественных по смыслу):
    • «повскакали — и поскакали» © «Свадьба в Малиновке»;
    • «он жалок, и его жалко».
    • «это уже не жёсткость, а жестокость
  • Пафос — это слово в речи современных гопников стало означать жалкую напыщенность, позёрство; и даже образовалось соответствующее прилагательное «пафосный». А изначально термин означал то же, что «патетика», то есть приподнятый, эмоциональный, возвышенный, восторженный (или, напротив, офигевающий от драмы/трагичности) стиль:
    • «меч в моей длани сразит тебя, о несчастный!»
    • «этот белоснежный красавец лайнер…» (с) «Бриллиантовая рука»
    • «как ты могла подумать такое — ты, жена моя, мать моих детей?! о горе мне…» (с) там же.
  • Перифраз, перифраза — это не то, что «перефразирование»! Это замена прямого названия — описательным оборотом, иногда патетическим, а иногда ироническим:
    • «сорокаградусная» вместо «водка»
    • «царь зверей» вместо «лев»;
    • «корабль пустыни» вместо «верблюд»;
    • «страж порядка» вместо «полицейский»;
    • «болдинский затворник» вместо «А. С. Пушкин»;
    • «обширный гений из Санта-Фе» вместо «Джордж Мартин»;
    • «жрица любви» вместо «проститутка»;
    • специфическая форма перифраза, составленная только из существительных, кенинг — основной прием скальдической поэзии («буря мечей» вместо «битва»). Кенинги нанизываются друг на друга, образуя мозголомные конструкции вроде «липа пламени земли оленей заливов» (женщина).
  • СинЕкдоха, или образная шифровка понятия части — наименованием целого, или понятия целого — наименованием части:
    • «на эти земли пришёл немец» в значении «целая немецкая армия»;
    • «накоплю денег — в купцы выйду», хотя говорящий превратится не в множество купцов, а лишь в одного-единственного купца (впрочем, тут скорее имеет место архаичная конструкция со старым винительным падежом, весьма распространенная в прошлом);
    • «в деревне 20 дворов», хотя в ней и домов столько же;
    • «ну ты, живая тварь!», хотя бывают и другие живые твари, кроме человека;
    • «береги копейку!» в значении «не одну-единственную, а деньги вообще».
  • Эпитет, или красочное определение («яростное упорство, мрачная решимость царя заставляли слуг относиться к нему с боязливым изумлением…»)

Искусствоведческие тропы[править]

Позже тропами (англ. trope) стали называть также готовые и получившие известность формулы (например, амплуа, сюжетный ход или штамп), используемая в произведении. Именно в этом значении этот термин употребляется в данной энциклопедии, Posmotre.li.

Один и тот же троп неоднократно (порой даже довольно разнообразно) обыгрывается различными авторами. Ведь он представляет собой удачную, плодотворную формулу, которую грех не использовать снова. И снова. И вновь, но уже с вариациями. И снова, но уже пародируя. И опять, но с подзабытой уже серьёзностью подхода к ней, и т. д. и т. п.

Практика показала, что хорошие тропы не могут «устареть» — они могут, самое большее, «слегка запылиться» ©. Например, Приход кавалерии — сюжетный ход, Безумный учёный — амплуа, а Непонятная штуковина — тоже амплуа, но уже амплуа предмета. Так что когда герои участвуют в нелёгком сражении, и тут им на помощь приходит безумный учёный с непонятной штуковиной, с помощью которой он сокрушает врагов — это уже три тропа в одном действии.

Даже в древние времена сюжетное искусство было формульным. В произведениях использовались готовые шаблоны, освящённые традицией: например, «злодей», «герой», «некто терпящий несчастья», «младший сын», «романтическая возлюбленная», «благородный отец», «плут», «простак», «блудница», «внезапное вмешательство божества» и т. п.

А по прошествии веков, с развитием культуры, и уж подавно — с появлением «массовой культуры», формульность начала просто зашкаливать. Формул, сиречь тропов, накопилось видимо-невидимо; всё труднее было придумать оригинальный сюжет. Оригинальность всё чаще означала необычную сборку известных тропов, а не полное воздержание от штампов (да полно, возможно ли такое в наши дни?!). В XX в. возникло даже целое направление — постмодернизм, которое полностью строилось на штампах и иронически их обыгрывало.

Почему же мы называем формулы тропами? Ну, помимо того, что их так называют на TV Tropes?

Ну, во-первых, потому что они во многом и есть те же фигуры речи, только не обычной, а речи структуры произведения. Например, «педаль в пол» — это же гипербола! А «с прикрученным фитильком» — мейозис. А во-вторых, чтобы не использовать обидное слово «штамп».