Тот, кого нельзя называть

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« — Пожалуйста, Гэндальф, расскажи, как ты расправился с балрогом.
— Не именуй его! — воскликнул маг, и на мгновение его лицо исказила тень боли.
»
— «Властелин Колец»
«

«…то слово африканское: „фуку́“. Фуку — не так наивно. Фуку — табу на имя, которое несчастья принесло. Проронишь имя это — беда придёт, как эхо: у имени такое ремесло».

»
— Евгений Евтушенко, поэма «Фуку»

Слова, как известно, имеют силу. Магическую силу. А особенно зловещей силой обладают слова или имена, обозначающие силы зла. С силами добра тоже порой не стоит шутить: могущественных и как бы благих богов тоже не стоит лишний раз называть по имени, а то как покарают!

Например, в Библии было записано имя Единого Бога, однако неупоминание его всуе соблюдалось столь ревностно, что сейчас нет уверенности в том, как оно читается.

Что используется в таких случаях, когда всё-таки нужно как-то назвать соответствующую силу? Эвфемизм, конечно. Либо предельно прямой типа «Тот, кого нельзя называть» или «Неназываемый», либо льстивый, описывающий соответствующее существо или силу в чрезмерно приятных выражениях, либо иносказательный, намекающий на то, о чём речь.

См. также Нелицо и контрпримеры из «Сапогами попирают из Вселенной».

Где встречается[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Леонид Соловьёв, «Повесть о Ходже Насреддине»: Насреддин просил Агабека называть своего осла не ишаком, а «этот четвероногий», или «этот хвостатый», или «этот длинноухий», или, наконец, «этот, покрытый шерстью».
  • Братья Стругацкие, «Хищные вещи века»: в приличных компаниях стесняются произносить, а хулиганы пишут на стенах не имя персонажа, а название радио-наркотика, создающего сон, представляющий яркую виртуальную реальность, заменяющую жизнь — «слег».
  • Неназываемый в книгах Перумова (хотя у него-то как раз и нет настоящего имени).
  • Ещё пример из той же поэмы Евтушенко (см. эпиграф): «Колымский шофёр девятнадцати лет / повесил убийцы усатый портрет». Не зная контекста, и не догадаешься…
  • Ещё один Неназываемый в «Хрониках Сиалы» Пехова.
  • Макс Фрай — субверсия: имя Хонны, Великого магистра Ордена Потаённой Травы, называть можно, но, по распространённому суеверию, рискованно.
  • «Таня Гроттер» Дмитрия Емца — апокалиптическая маньячка Чума-дель-Торт, конечно. Чаще всего её называют «Той, кого нет», иногда — ЧдТ или просто Чумой.
    • Сюда же относится и самая добрая тётя Гурия Пуппера, носящая зеркальные очки, поскольку взглядом убивает василисков. Считается, что если произнести её имя, то расплавятся Жуткие Ворота.
  • «Мефодий Буслаев» того же Емца — безвременно ушедший лидер темных сил, третий всадник мрака Кводнон. Особенно не рекомендуется произносить его имя самому Буслаеву с его всесилием доставшимся в наследство от Кводнона
  • Андрей Белянин, «Ааргх»: столицу Империи, Империю и Императора перестали называть по имени с тех пор, как кто-то сглазил Империю. С тех пор имя Императора — один из самых больших секретов государства, а подавляющее большинство народа понятия не имеет, как называется Империя (Альфара — Первая среди равных).
  • О. Дивов, «Оружие возмездия»: «Орынбасара Кортабаевича Арынова старались никак не называть. Чтобы не пришел. Дурная примета — помянешь Алика, и он сразу тут как тут, псих неуправляемый»
  • Сварог — местного (или всеобщего) дьявола именуют Великим Мастером.

На других языках[править]

  • Кодификатор — лорд Волдеморт из «Гарри Поттера». Поначалу маги боялись называть его по имени чисто из страха перед ним, но в седьмой книге этот страх стал вполне рационален: после захвата Министерства Магии стало возможно определять местонахождение того, кто произносит имя Волдеморта, и телепортировать зондеркоманды Пожирателей Смерти по адресу. Светлые маги называют его «тот, кого нельзя называть» или «сам(а) знаешь кто», собственно, Пожиратели Смерти — «Тёмный лорд».
  • Саурона во «Властелине Колец» представители Светлых сил также избегают называть по имени, предпочитая эвфемизм «Враг». Распространяется ли этот запрет на представителей сил зла, Толкин не даёт однозначного ответа: сначала утверждает, что имя Саурона под запретом среди орков, а затем посланник Саурона с гордостью и бравадой называет своего хозяина «Сауроном Великим». Впрочем, никакого противоречия здесь нет, ибо посланник Саурона — не орк, а пошедший на службу Злу человек. Видимо, одним — можно, а другим — нельзя.
  • «Мио, мой Мио» Астрид Линдгрен: чёрный рыцарь Като.
  • «Плоский мир» Пратчетта - Та, которую не стоит называть по имени.
  • Бернхард Хеннен, «Меч эльфов»: на землях, подконтрольных Церкви Тьюреда, население считает эльфов, кентавров, кобольдов и прочих сказочных существ воплощениями зла и опасается произносить названия этих рас. Их называют просто «Другие». Всех вместе, не различая между собой.
  • Драконы Осенних сумерек — правителя эльфов Квалинести — «Беседующего с солнцами», не называют по имени даже собственные дети. Все зовут его просто — Правитель. Впрочем, старый маг Фисбен бог во плоти Паладин, таки называет короля эльфов настоящим именем Солорастан.
  • «Песнь Льда и Пламени»: у одичалых (они же Вольный народ) не принято давать имя младенцу, пока ему не исполнится два года. До этого момента его именуют «уродец», «обжора», «пузанчик», «ссыкун» или другим подобным прозвищем, подчёркнуто насмешливым. Считается, что если слишком рано наречь мальчику имя, на ребёнка обратят внимание Иные, придут и заберут его. А зачем бы им оказался нужен «уродец» или «засранец»?
    • См. также ниже #Реальная жизнь, касательно похожего китайского и вьетнамского обычая.
  • Спародировано в рассказе Нила Геймана «Особое шогготское»: у Глубоководных, служителей Ктулху и прочих культистов Ньярлатхотепа Тем, Кого Нельзя Называть, является Г.Ф. Лавкрафт.
  • Мифы Ктулху: Безумный султан демонов Азатот, чьё имя не смеют произнести ничьи губы.

Сетевая[править]

  • «Сталь и пламя» Ильи Гутмана: подданные главгада Баала Хаммона называют его, подобно Сталину, «Сам».
  • Стерховские «серые» и их аналоги очень не любили(-ят) даже мыслей о своём наличии. Про истинную суть, она же имя, и говорить нечего. Всех интересующихся уничтожают с толпой до кучи во избежание или делают изгоями с напрочь убитой репутацией вплоть до «ай молодца!» в результате простого завязывания шнурков (о большем и речи не нужны в данной ситуации).

Кино[править]

  • Режиссёры экранизаций «Гарри Поттера» проявили уважение к канону, и Волдеморта по имени называют только те персонажи, которые делали это и в книге.
  • Трилогия Люка Бессона «Артур и минипуты»: имя Урдалака проклято, а его произнесение чревато крупными неудачами, поэтому все жители Семи королевств, которые ему не подчиняются, используют эвфемизм «Ужасный У» (те, кто подчиняются, называют Повелителем). Главный герой, не зная об этом, несколько раз произносит это имя вслух, и это в большинстве случаев приводило к закономерному исходу.
  • Оригинальная трилогия «Звёздных войн»: Императора величают только по титулу и никак иначе. Даже его ученик Вейдер и фаворит Таркин не называют его фамилии, а личного имени Императора не сыскать и в приквельной трилогии.

Манга[править]

  • Bleach: если произнести имя главы Нулевого отряда Ичибей Хёсубе, то за это он отберёт часть твоих сил. Другие члены отряда называют его просто «монахом», а Яхве произнёс его имя и… потерял голос.

Видеоигры[править]

  • Quest for Glory II: в городе Расир, если спрашивать местных про главгада, чёрного мага по имени Ад Авис, герою отвечают, что нельзя произносить это имя: это приносит несчастье.
  • Risen 2: владычица титанов Мара. Многие боятся произносить её имя.
  • The dark eye: Drakensang: местного дьявола зовут Неназываемый. Когда-то у него было имя, но его все забыли.
  • Star Wars: Knights of the Old Republic II: The Sith Lords: и Крейя, и генерал Ваклу, и Визас Марр отказываются называть имя лорда ситхов Дарта Нихилуса и используют эвфемизмы. В сущности, единственный игровой источник его имени — подпись над хитбаром.
    • Абсолютно все персонажи обеих игр настоятельно отказываются называть настоящее имя Ревана (Реван - это прозвище, от «реваншист»). Даже его друг Малак, даже его учитель Крейя.

Настольные игры[править]

  • WarHammer 40 000: Эльдары называют порождённое порочностью их Старой империи тёмное божество Слаанеш «Та-Что-Жаждет»/«Голодная сука»[1]. У местных космических эльфов есть весьма веские причины не привлекать излишнего внимание Лорда Наслаждений — их изысканные душонки он(а) считает деликатесом.
    • Педаль в пол выжимает Император Человечества, чьё имя старательно не называют даже в мыслях те немногие, кто его таки знает. В итоге Император остаётся безымянным не только для персонажей, но и для игроков/читателей.
  • Мир Тьмы: Главарь Нефанди Аль-Асвед неименуемый.

Музыка[править]

  • «Rhapsody», песня «Queen of the Dark Horizons» — Королева Проклятых.

Реальная жизнь[править]

  • У древних египтян запретный статус придавался слову «хаос», настолько запретный, что для него даже не существовало специального иероглифа, и это слово записывалось иероглифом «исфет» (который в норме означал «несправедливость, насилие»). Само слово к произнесению запрещено не было, но вскоре египтяне забыли, как оно звучит, и стали читать «исфет» просто как «исфет». Как на самом деле по-древнеегипетски «хаос», мы с тех пор не знаем.
  • По некоторым историческим источникам, Вечный город — вовсе не Рим. Суеверные римляне боялись называть Город своим именем, чтобы его не сглазили, и напридумывали кучу эвфемизмов — Вечный город, Город и собственно Рим, а настоящее имя города забылось.
  • Некоторых опасных животных называют табуистическими словами, дабы не призвать их.
    • Русское слово «медведь» (часто ошибочно говорят, что это значит «ведающий мёд», на самом деле — «едящий мёд») — и есть именно такой эвфемизм. Слово, предшествовавшее ему («бер») — по мнению большинства историков языка, тоже эвфемизм, означающий «бурый, коричневый». Как изначально было по-древнеславянски «медведь», неизвестно, но предполагается, что как-то созвучно с латинским «урсус» или греческим «арктос»[2].
      • Мельница эвфемизмов продолжает работать и сейчас. Суеверные охотники теперь уже к слову «медведь» относятся как к способному вызвать и разозлить животное, и называют его «Мишкой», «Михайлом Потапычем», «хозяином», «ведмедем» и т. д.
    • Змея (изначально «земея», ударение на «я») — от слова «земля», «та, кто ползает по земле». Старались не говорить в отношении змеи «гад» (т. е. пресмыкающееся). А потом «гад» стало ругательством в адрес человека.
    • Одна из версий происхождения слова «косатка» — «красивая», и называлась она так с той же целью. Впрочем, есть и другая версия, что это от плавника у самцов, напоминающего косу.
    • Жители Мадагаскара боятся мадагаскарскую руконожку настолько, что до сих пор не осмеливаются произносить слово, которое обозначает её в мальгашском языке[3].
  • Особо религиозные христиане избегают произносить слова «Сатана» и «Дьявол» и вместо них говорят «враг Божий». Или, например, такое народное название чертей, как «нечистые» или «ненаши» (вариант, принятый у некоторых угорских народов — «иные», «другие»).
  • Не только Дьявол, но и собственно, Бог. В Библии сказано: «не поминай имя Господне всуе». Поэтому его обычно именуют не по имени — Яхве, а по должности/титулу — просто Бог или Господь. Особо религиозные иудеи стараются за пределами молитвы не упоминать даже должность и вместо «Элохим» (Бог) специально говорят с ошибкой — «Элоким». Или «ха-шем» — просто «Имя», имея в виду имя Божье и самого Бога. Или пишут «Б-г».
  • Во многих азиатских странах детей не принято называть по имени примерно до 6-7 лет, поэтому им дают прозвища. Иногда прозвище пристаёт и до более зрелого возраста. Если во Вьетнаме молодая женщина представляет вам своего сына под именем Mèo (кот), будьте уверены, что мальчика зовут совсем по-другому. В Китае истинное имя могут так беречь, что даже на могиле его не напишут.
  • Суеверные актёры именно так относятся к пьесе Шекспира «Макбет», называя её «шотландской пьесой». Всё потому, что ведьмовские заклинания в ней — как раньше было принято считать — настоящие. В заклинания давно никто не верит, но страх перед ними остался.
    • А ещё в стенах театров не говорят слово «верёвка». Только «та штука, которой привязывают» или как-то так[4]. Прошло много веков, но ещё жива память о том, как скоморохов считали «дьявольствующими» (они же принимают на себя чужие личины!) и вешали, а труп потом сжигали (и это ещё везение, если именно так, а не заживо на костёр!).
  • Про Распутина Пуришкевич сочинил следующее:
«

Твердят газеты без конца Насчёт известного лица. С известным в обществе лицом Пять лиц сидело за винцом. Пустил в присутствии лица в лицо лицу заряд свинца. Пропажа с лицами лица Лиц огорчила без конца. Но всё ж лицо перед лицом В грязь не ударило лицом… . . . . . . . . . . . Но, право, можно быть глупцом От лиц в истории с лицом!

»
— Стишок
  • При власти Сталина многие, боясь его гнева и вездесущих ушей Лубянки, называли его «Сам». А среди высокопоставленных товарищей бытовал и второй эвфемизм, для узкого круга — «Хозяин».
  • Да и сейчас те, кто участвует в общении с первыми лицами, не любят за глаза называть их по фамилии, имени-отчеству или должности. Обычно используются эвфемизмы типа «Сам», «Главный», для тех, кто не понимает, — «Первое лицо». Не из страха, конечно, скорее из принципа «не поминай всуе».
  • На многих специализированных ресурсах Веба 2.0 не стоит упоминать спорные политические события недавнего времени и даже случившиеся три поколения назад, но притянутые в чью-то идеологию (отдельные события 1930-х и Второй мировой), чтобы не скатиться в политический флейм. В числе таких сайтов программистский блог Хабрахабр и наше уютное Посмотре.ли. Хотя, как показывает практика, флейм можно устроить и по событиям XVI в.
  • Парашютисты и представители других рискованных профессий опасаются слова «последний» (прыжок, полёт), предпочитая «крайний».
  • В Японии покойному вместо обычного имени дают посмертное, которым и называют.
  • Дизайнер и блогер Артемий (tema) Лебедев имеет также кличку «Самизнаетекто».
  • Старшего брата знаменитого гангстера Аль Капоне называли «шерифом из Небраски».

Примечания[править]

  1. Светлые эльдары и их тёмные сородичи, соответственно.
  2. По одной из версий — «арса».
  3. Не из-за реальной опасности (какая нафиг опасность от лемура, питающегося личинками и насекомыми? Помните Мориса из мультфильма «Мадагаскар» — именно этот вид), а из-за суеверного страха. Мальгаши считают, что тот, кто убьёт руконожку, помрёт не позже чем через год.
  4. Интересно, если сказать «такая длинная, нас на ней раньше вешали» — удастся восстановить отношения с коллективом хоть когда-нибудь или это всё, моральный горизонт событий?