Тени былого величия

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!
»
— «Бородино» М. Ю. Лермонтов.
« Сколько нужно центавриан, чтобы завернуть одну лампочку? Хватит и одного. Но он не станет этого делать, а примется разглагольствовать о старых добрых временах, когда мог приказать сделать это слуге »
— Лондо Моллари, Вавилон 5

Ключевые события, происходившие в мире этого произведения, остались в далеком прошлом. То, что происходит сейчас и, собственно, составляет сюжет произведения — это лишь отголоски минувших потрясений; кровавые конфликты в сравнении с эпичными битвами прошлого — бытовые разборки местного значения. Если они набирают обороты и снова переходят в эпик — это уже не то.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • «Сказки о рыбаках и рыбках» Владислава Крапивина — в альтернативной Как-Бы-России вовсю идет своя Перестройка, и органы госбезопасности, чувствующие неизбежность конца, не стесняются в методах, но ясно, что их время осталось далеко-далеко позади. Да, они ловят героев и подвергают их моральным и физическим пыткам, но делать это им приходится втайне, как обычной криминальной группировке.
  • Сварог — регулярно напоминается, что даже технологии небожителей-ларов так и не доросли до того, что было на четырёх планетах 5,5 тысяч лет назад, когда Багряная Звезда устроила эпических размеров катастрофу, известную как Шторм. И неудивительно — лары являются потомками тех выживших, что сохранили какие-то доштормовые технологии, а в силу общей немногочисленности и долголетия самих небожителей, во многих отраслях науки и техники воцарился застой.
  • «Нелюдь» Латыниной — в каком-то смысле полемика с Вархаммером. Император Чеслав создал безумно эффективную систему насилия которая позволила объединить человечество и выиграть войну с местными тиранидами. Сводилась она к тому что любой кто на секунду переставал полностью работать на износ относясь к своей жизни как к сырью государства расстреливался на месте. Чтобы не получить бездумных болванчиков любой проваливавший задание при полной отдаче проходил через жуткие пытки. Как только война закончилась, оказалось, что император сжёг на войне свободу во всех смыслах: культуры свободомыслия нет, гражданскому обществу взяться неоткуда, система виляет между космической коррупцией и космической же горловщиной. Все достижения — сугубо инженерно-технические, наука и искусство абсолютно вторичны.
  • Макс Фрай: присутствуют регулярные отсылки на так называемую Эпоху Орденов, когда многочисленные магические ордена боролись за власть в Соединённом Королевстве. В своих расследованиях Сэр Макс периодически сталкивается с теми или иными недобитыми орденами(или их оставшимися недобитыми представителями).
    • Третий цикл (Сновидения Ехо), в принципе, можно засчитать как субверсию — «былое величие» вернулось в гораздо более мирном и дружелюбном виде.
  • «Пепел Марнейи» Антона Орлова: собственно, само заглавное событие — гибель города Марнейи в эпичной битве и последующие трагические события, — для героев романа уже успело стать преданием. События и конфликты текущего момента являются лишь отголосками прошлого.
  • Цикл Пехова «Искатели искр и ветра» — за века магия в мире деградировала. Жена главного героя — единственная ученица древней магички, получившая от неё потерянные знания.
  • «Время меча» Юрия Нестеренко — субверсия. Именно так обстоят дела с точки зрения магов: некогда миром правили великие чародеи, но постепенно магия теряла силу, и теперь от нее осталась лишь жалкая тень, а ослабевшие маги давно потеряли всякую власть и влияние. Все это сопровождалось крахом древних империй, упадком цивилизации и гибелью целых рас: «на смену времени мудрости пришло время меча». Но с точки зрения обычных людей, вырвавшихся из-под магической опеки, картина мира выглядит совершенно иначе.
  • Цикл «Гвардия» Сергея Мусанифа. Все события серии происходят в не слишком отдалённом будущем, когда человечество вышло в космос, освоило гиперпространство и расселилось на множестве миров. Но всё это величие, до которого люди от первобытного строя шли несколько десятков тысяч лет, их далёкими предками — расой валони — было достигнуто за полторы тысячи. А нынешние люди по сравнению с предками выродились как биологический вид. Да и события книг являются отголоском древней войны, раскинувшейся на всю Галактику.

На других языках[править]

  • Властелин колец. Эпик-то он эпик, но в прошлые эпохи Средиземья эпика было на порядки больше. Когда-то эльфы лично выводили на бой целые армии — а теперь они ограничиваются тем, что сидят в своих анклавах и пытаются устоять перед армиями гоблинов с Мглистых Гор и Дол Гулдура. Когда-то Саурон сам владел своим Кольцом и дрался в первых рядах своей армии, а теперь он безвылазно сидит в Барад-Дуре и ждёт, когда Кольцо принесут к нему (а ещё раньше был Мелькор, чьим кольцом была сама Арда). Балрог остался всего один, засевший в глубинах Мории, а последнего дракона и вовсе убили в «Хоббите» — а когда-то и балроги, и драконы составляли собственное войско сил тьмы (причём и балрог, и дракон даже в единичном экземпляре задали героям страшную трёпку). Весь Сильмариллион об этом.
    • Гондор, самое сильное государство людей, может вывести около тридцати тысяч воинов, если соберёт ВСЕХ бойцов со всех провинций, имея войну лишь на одном фронте. Фактически, к походу на Чёрные Врата подготовили 6000 воинов, ещё немногим больше охраняют Минас-Тирит. Князь Имрахиль, узнав, что с рохиррим к Морранорну идёт семь тысяч воинов, засмеялся и сказал, что при королях и авангард был больше этой «армии», и что нападение на Чёрные Врата будет величайшей шуткой в истории Средиземья. И в самом деле, при предпоследнем гондорском короле победившая Ангмар при Форносте гондорская армия насчитывала «каких-то» десять тысяч (по меркам арнорцев и эльфов это была мега-армия, перевезшие её корабли заполнили все три эльфийские гавани Линдона). В сравнении с Гондором «морских королей» или Нуменором Ар-Фаразона силы Гондора конца Третьей Эпохи были просто смехотворны.
    • Хотя очевидно, что Валар, майяр и эльфы на Валиноре построили очень крутую цивилизацию, способную даже переходить на другой энергетический уровень существования.
  • Песнь Льда и Пламени — три дракона Дейнерис являют собой грозную силу, но если сравнить со временами старой Валирии, которая отправила на помощь своей (тогда ещё) колонии Волантису триста драконов…
    • Ночной Дозор некогда представлял собой грозную силу, призванную защищать Семь Королевств от орд одичалых и ледяных демонов Иных — теперь он даже не может отремонтировать все замки на Стене.
      • Причем Ночной Дозор был такой мощной силой еще в обозримую историческую эпоху. Когда Эйгон-Дракон завоевывал Вестерос, в Дозоре было 10000 человек (серьезная армия!), а командовал им родной брат грознейшего из соперников Эйгона, Харрена Черного. А уже при его внуке Джейхерисе Дозор оставляет большую часть своих замков, не в силах их содержать. Дотянулся проклятый Мейгор Жестокий?
    • А если вспомнить Долгую Ночь, когда люди чуть не кончились как вид, то эпичности с тех пор явно поубавилось…
  • «Остров сокровищ» Роберта Стивенсона. Эпоха флибустьеров и абордажных сражений прошла, ушли в прошлое такие прославленные морские разбойники, как Олонэ, Морган, Тич, Робертс и капитан Флинт. И лишь остатки команды Флинта во главе с его квартирмейстером (правда, дьявольски умным и харизматичным), приплыв на чужом корабле, которым они даже не умеют управлять, безуспешно бродят по проклятому острову в поисках сокровищ, терпя поражение за поражением от значительно меньших по численности сил противника. Олонэ и Морган, владевшие тысячными командами и безжалостно уничтожавшие целые города, померли бы со смеху.
  • «Темная Башня» Стивена Кинга практически целиком основана на этом тропе. Мир сдвинулся с места, и от великих древних народов остались лишь руины да наполовину вышедшие из строя роботы; магия ушла, и совсем мало осталось древних чудовищ и демонов; из некогда богатого животного мира уцелели лишь жалкие мутанты; стрелков осталось всего четверо, причем гилеадская кровь течет лишь в Роланде, у которого отсутствуют пальцы на правой руке и который даже не достиг высшего уровня, а остальные набраны из другого мира, и один из них — безногая женщина; тёмный властелин одряхлел и выжил из ума, его приспешник сделался самонадеян и глуп, а сын и наследник пробивается падалью, страдая от поноса; лишь мельком, в воспоминаниях Роланда мы увидим решающую битву на Иерихонском холме, а падение Гилеада нам не покажут вовсе.
  • Рассказ Кима Ньюмена «Мертвая хватка невидимого»: старик Стоктон, последний из династии полицейских, защищавших свой город от всяких монстров, встречает своего последнего монстра — такого же слабого и дряхлого Человека-Невидимку.
  • «Господство» Бентли Литтла — вернувшийся в наш мир Дионис пытается воссоздать вокруг себя привычную античную атмосферу, но удаются ему только кровавые пьяные вакханалии, а остальное выглядит жалко: «Олимп» из огромной груды фанерных ящиков, парочка захудалых сатиров, кентавров и грифонов да кучка зомби, бродящая по берегу реки с деревянной табличкой «Стикс» и изображающая царство Аида.
  • Почти все произведения Андре Нортон в стиле фэнтези и часть фантастических романов как раз об этом. Особенно четко эта линия прослеживается в цикле о Колдовском мире. От древних цивилизаций остались только развалины да странные места, временами попадаются отдельные представители этих цивилизаций, далеко не всегда дружелюбные к людям, но сил и возможностей у них столько, что волшебницы Эсткарпа, которые, на минуточку, встряхнули горы и поставили новый барьер между собой и Ализоном, на их фоне выглядят бледновато, и страшно представить, что могли сотворить целые народы, если отдельные их представители настолько могущественны.
  • Цикл «Основание» А. Азимова — хронологически всё начинается в эпоху умирающей Первой Империи, а заканчивается где-то на полпути выхода из тёмных веков к новой империи.
  • «Хроники Шаннары» Терри Брукса: мир Шаннары представляет из себя Северную Америку далёкого будущего, расколотую в результате ядерной войны, где цивилизация опустилась до уровня позднего средневековья. Но нынешние люди (и нелюди) с некоторым благоговением воспринимают останки былых технологий. Аналогичная ситуация в начале и у эльфов, которые когда-то были бессмертными и могущественными волшебниками, но сейчас лишились многих способностей и знаний.
  • Терри Гудкайнд, «Меч истины» (aka «нумерованные правила волшебника»). Неоднократно указывается, что магия в полном упадке по сравнению с прошлыми веками.
  • Желязны, «Пиявка из нержавеющей стали»: в недавнем прошлом на Земле оставались один человек, один вампир и множество роботов. Человек и вампир долго, изобретательно и безуспешно охотились друг на друга, но в конце концов человек умер от старости. Теперь вампир тихо чахнет от голода и вспоминает славные былые времена.
  • Wheel of Time: любопытный пример. С одной стороны, магически и технологически продвинутая Эпоха Легенд закончилась войной с местным дьяволом и магической катастрофой, и с тех пор уровень магических знаний сильно просел, а уж технологии и вовсе скатились от футуристических до средневековых. С другой стороны, исследования в магии ведутся, и в некоторых узких областях маги сумели открыть кое-что неизвестное в Эпоху Легенд: например, способ магического лечения, утомляющий не лекаря, а пациента.
  • «Сага о ведьмаке»: цех ведьмаков постепенно исчезает — ведь все школы профессиональных убийц чудовищ разрушены и готовить новых попросту негде. У эльфов схожая ситуация — когда-то они владели огромными территориями, а теперь стали умирающей расой, потерявшей почти всю свою способную к размножению молодёжь в войнах с людьми.

Кино[править]

  • «Затаившийся» 1986 года с Клаусом Кински в главной роли — Карл Гюнтер, сумасшедший сын нацистского палача и, по совместительству, владелец многоквартирного дома, втайне от всех пытается жить прошлым: он слушает и смотрит записи нацистских выступлений и даже устраивает на чердаке «концлагерь», в котором содержится ровно одна еврейка.
  • «Кровь для Дракулы» — артхаусный фильм Пола Морриси, спродюсированный Энди Уорхоллом. Дракула здесь способен питаться исключительно кровью девственниц, от крови иных барышень они блюют-с. И, естественно, в наши дни некогда могущественный граф от недоедания превратился в больного и немощного инвалида, над которым в открытую издевается мускулистый жеребец-садовник.
  • Star Wars. Эпизоды 4-6. Галактическая империя является весьма развитой и продвинутой державой, но на фоне Галактической республики она выглядит весьма грустно. Республика выглядела куда более живой, развитой и красивой. Империя на ее фоне производит впечатление упадка и заброшенности. Отчасти это связано с тем, что действие последних эпизодов происходит не в столице и не на самых развитых и красивых планетах, а в галактической глуши: Татуин, Хотт, Явин, Эндор.
    • А в сиквельной трилогии педаль пробивает пол: от великой и могучей Империи, державшей в страхе всю Галактику — жалкий очаг Сопротивления под названием Первый Орден, воюет с ними тоже никак не Новая Республика, а группа особо отмороженных экстремистов, решивших до конца устранить останки Империи. Йода когда-то сбежал на Дагобар, потому что понял, что ни в бою, ни в Силе, ни в политике не сдюжит с великолепным мерзавцем Палпатином. От кого же сбегает Люк? От недобитка Имперских тёмных джедаев да его тупого подручного! Император бы со смеху помер, честное слово!
    • А уж что осталось от джедаев после Приказа 66, об этом и говорить нечего. Впрочем, и до Приказа 66 джедаи были в некотором упадке по сравнению со славными временами, когда они ловили руками клинки световых мечей и синхронизировали Боевой Медитацией действия целых флотов.
      • И можно только догадываться, что было еще раньше, если персонаж времен, когда руками ловили световые клинки и медитацией синхронизировали флоты, говорит: «по сравнению с лордами прошлого, владевшими силой и фехтовавшими как боги, мы просто дети».

Сериалы[править]

  • Вавилон 5 — смотри эпиграф. Именно желание центавра вернуть старые времена запустило несколько главных сюжетных линий.

Видеоигры[править]

  • Троп характерен для жанра RPG в фэнтези — слово «древнее» (elder, ancient, yore, etc.) обычно указывает на нечто «такое крутое, которого сейчас не делают». «Древние» монстры тоже намного круче обычных и современных.
    • Обстебано в Heroes of Might and Magic III, где Древние Бегемоты намного сильнее, чем просто Бегемоты, но при апгрейде любой Бегемот может быть превращен в Древнего менее чем за сутки.
  • Вся серия Fallout, что очевидно — многое ли могло уцелеть после массированного применения ядерного оружия?
  • TES III: Morrowind — ну да, Нереварин вернулся и даже может набить морду Трибуналу. Но на фоне былых битв с двемерами, превращения кимеров в данмеров, а простых смертных — в каких-никаких богов, всё это как-то мелко. Красный Год, конечно, повышает градус эпичности, да только он происходит уже заметно позже оригинальной игры, и является одной из Теней уже для следующих частей.
  • TES V: Skyrim — великая эпоха Септимов (с которой связаны первые 4 игры серии) уже 200 лет как в прошлом, а нынешняя династия Мидов не в состоянии бросить вызов Талмору, равно как и не в состоянии самостоятельно погасить пламя гражданской войны в Скайриме.
    • Имперская спецслужба Клинки — трудами Талмора от могущественной организации осталось буквально несколько человек.
    • В ту же копилку идёт и Тёмное Братство, от которого остался последний филиал в Скайриме.
    • Ну и Гильдия Воров, которую не воспринимают всерьёз даже в родном Рифтене. А ведь когда-то на главной воровской «малине» было не протолкнуться! Есть обоснуй: нынешний глава ГВ совершил в прошлом святотатственный поступок (и не один), прогневив тем самым Принцессу Даэдра Ноктюрнал, покровительницу воров и воровской удачи. В итоге на гильдию пало проклятие, что и привело к её запустению.
  • Mass Effect — эпик тут знатный, но нынешние расы — ничто по сравнению с могуществом Империи протеан, несколько веков боровшейся со Жнецами, а уж они тем более не могут сравниться с самым первым Циклом, в котором погибли Левиафаны. Вот тогда был настоящий эпик.
  • По сути большинство космостратегий: когда-то существовала уничтоженная в войне древняя и могущественная раса, а остальные новички, которые изредка находят образцы её технологий принимая их за сверхмогущественные артефакты. Впрочем, изредка мы можем подняться до их уровня, но в основной массе уступаем предтечам.
  • Серия игр Silent Storm — каждая последующая игра в серии. В оригинальном «Шторме» наш противник — террористическая организация «Молот Тора», владеющая передовыми технологиями, способная вмешаться в ход Второй Мировой войны в качестве полноценной третьей силы и претендующая на мировое господство. В сиквеле «Silent Storm: Часовые» порядком ослабевшему, но всё ещё способному вмешаться в серьёзную геополитику «Молоту» противостоит небольшая группа ветеранов войны, называемая «Часовые». В триквеле «Серп и Молот» «Часовые» подмяли под себя остатки «Молота» — но и те, и другие уже не более чем расходный материал для группы заговорщиков в командовании американской и британской армий.
  • XCOM 2 — от могущественной международной организации остался захваченный космический корабль пришельцев да кучка партизан, раскиданных по всем миру. И с этими силами надо как-то выбить пришельцев с Земли.
  • Phoenotopia — что тут сказать? Земля вот уже много веков как валяется в глубоком постапокалипсисе. От городов Предков и масштабных систем фортификации остались одни дикие развалины, кишащие мутантами и недобитыми боевыми роботами. Сами Предки частью спят в бункерах, замороженные в капсулах, частью улетели в космос и забыли про Землю вовсе (а впрочем...), а их непосредственные наследники скатились в средневековье. Суперсолдаты тоже спят. О крутости Предков говорит уже то, что все их изобретения до сих пор работают, на реактивных ботинках можно летать, а армейские консервы, невесть сколько времени провалявшиеся в забытой пещере, всё ещё годны к употреблению. Да что там далеко ходить — даже в нынешнюю, постапокалиптическую эру Земля знавала лучшие времена, когда воины всех человеческих королевств дрались плечом к плечу и одерживали победы над мутантами. Теперь вот с разбойниками не могут сладить и мост через реку починить. А мир отправляется спасать девушка-подросток с деревянной дубинкой, кое-как владеющая Ки.
  • Обе части Star Wars: Knights of the Old Republic — собственно Галактическая Республика и Орден джедаев — первая издыхает и разваливается на части буквально на глазах, под тяжестью сначала Мандалорской войны, а затем Гражданской войны джедаев. Второй же, из-за всё-той же Гражданской войны, сильно ослаб в первой части и фактически исчез во второй.
  • Warcraft — цивилизации кровавых и ночных эльфов. Если первые переживают упадок сравнительно небольшой период времени, то последние — в течении 10000 лет по причине фанатизма нового правительства.
  • Санитары Подземелий 2 — Свидетели Тайной Вечери (в просторечии известны как Людоеды) встречаются сугубо опционально, в рамках второстепенных заданий. А в первой части это была серьёзная сила с ключевой ролью в сюжете. Впрочем, зная концовку первой игры, этому удивляться не стоит.
    • С прикрученным фитильком то же самое можно сказать и об арийцах. Их конечно тоже серьёзно потрепали в первой части, но по крайней мере они крепко сидят в своём центральном оплоте Кройцвайсбург. Но сила уже не та — не зря Хартману придётся вовсю помогать им в наращивании военной мощи.
    • Ну и в целом сабж относится к технологическому развитию планеты. Орбитальная станция «Цербер» старательно поддерживает технологический уровень планеты на уровне 20 века (методом удара лучевой пушкой по всему подозрительному), однако можно собрать продвинутое оружие и броню из колониального прошлого планеты (и эта снаряга на голову выше лучших местных образцов).
  • SpellForce — по сравнению со временами до Призывания, когда между собой воевали Маги Круга, и тем более ещё более древней эпохой, когда гремели войны богов, конфликты, в которых участвуем мы — не более, чем мышиная возня.
  • Red Dead Redemption — на дворе 1911 год. Дикий Запад доживает свои последние дни. Дома освещены лампами накаливания, вместо старого доброго «Гатлинга» теперь пулемёт «Максим», да, что там говорить, главный герой в паре миссий ездит НА АВТОМОБИЛЕ и стреляет из «Кольта 1911»! Лэндон Рикеттс, бывший в прошлом легендарным стрелком, теперь просто дряхлый старик-отшельник (хоть и не растерявший свои навыки). Банда Датча ван дер Линде, которая в прошлом наводила ужас на людей даже одним своим упоминанием, сейчас представляет собой жалкую шайку индейцев-разбойников. Собственно, сам Марстон является недобитком-бандитом ушедшей эпохи. По сравнению с золотым веком Дикого Запада, когда сражались великие ганслингеры, которые стреляли из двух револьверов, когда гремели индейские войны, когда Блэкуотер охватывала огромная перестрелка законников и бандитов, все битвы, где участвовал Марстон — так, разборки местного значения.
  • GTA III — мафиозная семья Форелли. В 2001 году этих парней вовсю гнобит даже не дон Сальваторе, а его сын Джоуи, не больно-то и втянутый в мафиозные дела. А ведь когда-то Форелли были реально серьёзной силой — недаром в Vice City (1986 год) с их посланником Томми Версетти многие криминальные воротилы обходятся довольно вежливо и приветливо (правда, свою роль играет и репутация Томми — «харвудским мясником» он стал не за красивые глаза). Даже в San Andreas (1992) их дела идут сравнительно неплохо и только Liberty City Stories (1998) показывает нам обстоятельства их упадка.
  • Трилогия игр Князь — по нарастающей:
    • В первой части события происходят через несколько тысячелетий после исчезновения могучих Титанов, чьи секреты ныне почти забыты.
    • Во второй части браслет «Владыко», подчинивший себе волю Повелителя (которым по канону стал Драгомир) ещё и старательно уничтожает всё, связанное с волшебством — Поющие Вещи, свитки, волхвов.
    • Ну а третья часть и начинается со смерти последнего носителя крови Титанов! Времена Повелителя Драгомира и вовсе стали давней легендой.

Настольные игры и производное творчество[править]

  • Warhammer 40000 — Ересь Хоруса отгремела более 10 тысяч лет назад и больше никто и никогда не собирал под своими знамёнами столь огромные силы: в Империи Человечества попросту старательно ограничили всё что можно, дабы больше не допустить подобного — даже могучие легионы космодесантников, где счёт Атартес шёл порой на десятки тысяч, разделили на сравнительно небольшие ордена; хаоситы же раскололись на множество банд, которые зачастую ненавидят друг друга немногим меньше слуг Императора Человечества. Конечно, Аббадон Разоритель порой собирает Чёрные Крестовые Походы — но они по-прежнему далеки от той мощи, что была у Хоруса.
    • С другой стороны, даже при живом Императоре технологический уровень человечества сильно просел на фоне Тёмной Эры Технологий. А техножрецы 41-го тысячелетия на этом фоне и вовсе выглядят каким-то карго-культом, который занимается слепым копированием без малейшего понимания сути.
      • И даже человечество Тёмной Эры Технологий ничто по сравнению с эльдарами в расцвете своего могущества, когда их технологии были столь высоки, что не просто позволяли жить без нужды работать, но даже манипулировать самим пространством, создав Паутину.
        • Но даже сами эльдары никто по сравнению с предшествовавшей им эпохой войн Некронов и Древних, рас столь высокоразвитых, что война между ними угрожала самому пространству и времени, разрушая ткань реальности. Да, такая вот вложенность.
          • А если и до них ещё кто-то был
            • Ну вообще-то были. К’Тан — первая разумная раса во вселенной, появились из чистого эфира, питаются энергией звёзд. Являются божествами и создателями Некронов, и первыми врагами Древних (которые возникли чуть-чуть позже).
  • Warhammer Fantasy — ярче всего заметно у гномов. Когда-то Караз Анкор была огромной империей, чьи залы и туннели простирались от рудников Экрунда на юге до оплота Крака Драк на крайнем севере. Ныне же многие оплоты, включая славный Карак — Восемь Пиков, утрачены; некогда гордые монументы и террасы на склонах гор частью разрушены, частью покрыты безобразными дощатыми надстройками зеленокожих; утеряны знания и искусства древности, и даже знаменитая пивоварня Бугмана сожжена гоблинами.
  • Eclipse — Эриданская империя (кодовое имя «совок»). Плюсы — много денег, в музее изначально два щита сражений, много стартовых технологий. Минусы — на две шайбы меньше (то есть огромные расходы), не могут использовать тактическое банкротство, пока не спустят все деньги.

Реальная жизнь[править]

  • Догнать и перегнать уровень Античности «по всем фронтам» западной цивилизации удалось только к 1890-м годам.
  • Нынешние арабские страны и сегодня отстают от первого мира: некогда они поражали европейцев своим величием и пугали военной мощью, а сейчас нормально живут (но все равно не дотягивают до передовых государств Европы) только те страны, у которых есть нефть. Причин тому много. Во-первых, реформистские течения ислама VIII—X веков приказали жить долго и счастливо либо не пользуются авторитетом у масс. Во-вторых, еще и монголы с прочими сельджуками и Тимуридами подпортили. В-третьих, дело завершил перенос эпицентра мировой торговли со Средиземноморья в Новый Свет, начавшийся с XVI века: старые торговые маршруты, находившиеся в руках ближневосточных купцов, потеряли свое значение.
  • Вплоть до 16 века Мали была торговым, духовным и интеллектуальным центром Западной Арфики — в город Томбукту находились крупные мечети и медресе, через город проходили караваны, торговавшие солью и золотом, а манса Муса во время своего хаджа в Мекку обрушил там цены на золото, так он был богат. Но череда войн, нападений кочевников и упадок транссахарской торговли покончили с жемчужиной пустыни. Когда до легендарного города наконец добрались европейцы, от былого процветания не осталось и следа.
  • Португалия, чьи моряки совершили множество географических открытий и создали огромную колониальную империю, а столица был предметом зависти всех соседей, в 1755 навсегда потеряла свое место среди великих держав — страшное землетрясение разрушило Лиссабон до основания, подкосив португальцев как материально, так и морально.
  • По сравнению со Второй Мировой все последующие войны нашей эпохи, при всем их трагизме, все равно выглядят бледновато. И слава всем богам.