Таёжник

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Таёжник — житель малонаселённых районов Сибири и Дальнего Востока, который может быть как русским, так и представителем малых народов. В отличие от колхозника, живёт не в провинции, а на фронтире, поэтому суров и умеет выживать.

Типажи[править]

  • Охотник-промысловик — наиболее распространённый типаж. Легально владеет оружием и кормится с него. Имеет постоянное место обитания — избу-зимовье, и несколько временных обиталищ — заимок. Заимка представляет собой маленький домик в одну комнатушку, построенный явочным порядком глубоко в тайге без всякой регистрации в непосредственной близости к местам охоты. Также охотники-промысловики строят общественные заимки — балкИ, которыми может воспользоваться любой пробегающий мимо таёжник.
  • Старатель нелегальный, он же вольноприноситель — нелегал, добывающий золото. Обитают, как правило, в местах, где прекращается промышленная добыча золота, но ещё осталось что-то, что можно извлечь примитивными методами. Их промысел преследуется законом, поэтому вольноприносители скрытны и косплеят обычных охотников или бичей перед представителями власти. Организованы в группы по пять-шесть человек. Добытый драгметалл у них скупают мафиозные организации («дагзолото», «ингушзолото» и др.). С 2015 года их начинают легализовать, но регистрироваться старатели не спешат.
  • Старатель легальный — работает на лицензированные фирмы по добыче драгметалла. Далеко не все легальные старатели, в отличие от вольноприносителей, таёжники — в основном это городские вахтовики.
  • Бич — бродячий разнорабочий, часто из бывших зэков или из вконец опустившихся промысловиков. Вопреки распространённому мнению, слово происходит не от «бывший интеллигентный человек», а от английского beached — списанный на берег матрос. Бичи нанимаются на работу к геологам, геодезистам, вахтовикам, таксаторам и другим приезжающим из метрополии людям с деньгами в качестве проводников и для грубого физического труда. Множество их кормится на БАМе, АЯМе и других глухо-периферийных железнодорожных ветках.

Типичные качества[править]

  • Сибиряки тяжелы на подъем, медлительны, но основательны. Молчаливы и не любят спорить, из-за чего случаются ситуации непонимания с выходцами из других регионов, для которых «молчание знак согласия», а для таёжника это лишь нежелание напрасно сотрясать воздух.
  • Таёжникам чужды расовые, религиозные и национальные предрассудки, потому что Сибирь была настоящим плавильным котлом всех вер и народов, в которой русские, украинцы, татары, буряты, якуты, ханты и все прочие смешались в единую общность; грубо говоря, это «русские американцы».
  • Полный пофигизм по отношению к государственной власти. До неё далеко, кругом пятьсот, даже участкового рядом нет — только всякие любопытные геологи.
  • Суровость и выживание. Таёжник отлично умеет стрелять и, в отличие от колхозника со его тайно хранимым обрезом, охотно пускает оружие в ход.
  • В деревушках и сёлах — местах коллективного зимовья — таёжники квасят по-чёрному, но «на работе», как правило, трезвеют. К бичам не относится, бичи пьют всегда. Они ещё и чифирят, по старой зэковской привычке.

Где встречается[править]

Литература[править]

  • Дерсу Узала.
  • В. Пикуль, «Богатство». Исполатов — бывший ссыльный дворянин, подавшийся в старатели и охотники-промысловики.
  • Михаил Михеев, «Тайна белого пятна» — об изнеженной студентке археологического вуза, которой пришлось вспомнить походную молодость и выживать в тайге.
  • «Таёжная повесть» — Акима.
  • Как эпизодические персонажи встречаются в «шантарском[1] цикле» А.Бушкова — автор писал с натуры и да сам таковым был какое-то время. Например, здешнее описание бича как будто взяли из романа «На то и волки»[2]. Педаль в пол — роман «Волчья стая», где шкуру таёжинка-старателя примеривают на себе главный герой с женой.

Музыка[править]

Примечания[править]

  1. По названию города-миллионика Шантарска, вокруг которого происходит немало событий. И да, под этим именем стыдливо прячется Красноярск.
  2. В конце 90-х издавался одной книгой, ныне разбит на две — «На то и волки» и «Волк насторожился»