Судмедэксперт

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« На место преступления вызвана бригада лучших сыщиков Грузии в составе: Шерлок Холмс (он же майор Знаменский), доктор Ватсон (он же капитан Томин), Зиночка Кибрит (она же миссис Хадсон). »
— Клуб «Квант», физфак НГУ
« — …И проклятье: парень-то из Нью-Йорка! Что я должен сделать со спец-грузами?
— Ну, не знаю, чувак. Взял бы домой к себе на ночь, или что-то в том же духе… Другие же берут работу на дом иногда. Почему ФБР не может?
— Правила, майор, правила. Трупы есть материал конфиденциальный. Предназначенный для федерального расследования. Брать домой никак невозможно. Ночью им положено находиться под охраной в участке.
»
— Майк Мак-Кай, «Хьюстон, 2030: Нулевой год»
Полный набор в естественной среде обитания. Слева направо: судмедэксперт, криминалист, начлаб, криминалист, фотограф-баллистик, химик-аналитик(позже криминалист), коронер

Судмедэксперт (medical examiner) — врач-патологоанатом, который устанавливает причину и время насильственной смерти, обычно путём вскрытия. Судмедэксперт может работать и с живым пациентом — например, если надо зафиксировать побои или изнасилование, или даже установить отцовство.

Криминалист (crime scene investigator, CSI) — может быть в том числе и судмедэксперт, но чаще под этим подразумевается специалист широкого профиля, работаютщий с отпечатками пальцев, генетическим материалом, пулями и гильзами и т. п. прямо на месте преступления[1]. В криминалистических лабораториях уже работают узкие специалисты: генетики, дактилоскописты, баллистики, криптографы, графологи, химики-аналитики и так далее.

Авторы часто путают судмедэксперта с коронером (coroner), а зря. Зависит от вашего сеттинга:

Чопорные британцы[править]

В британской системе правосудия — от Великобритании до недавнего Гонконга — коронер (буквально «представитель короны», то есть монарха) приравнивается к магистрату — судье первой инстанции. Примерно с 1840-х эту должность могут занимать только люди с высшим юридическим образованием[2].

В очевидных случаях судмедэксперт коронеру не нужен: «самоубийство шестью выстрелами в висок».

В менее очевидных случаях коронер выдает судебное постановление (court order) о проведении вскрытия[3]. Просто воткнуть ножик скальпель в труп низзя. Получится надругательство. Покопавшись в усопшем, судмедэксперт выдаёт медицинское заключение, имеющее рекомендательный характер. Коронер читает и выдаёт вердикт о причинах смерти (coroner’s verdict), там же прописано требование о возбуждении уголовного дела (ну или не прописано, что равносильно отказу от возбуждения). После возбуждения уголовного дела все бумаги уходят в твёрдые руки криминальной полиции, а те с холодной головой и горячими сердцами берутся за доследование. Коронер в этом больше не участвует никак, а вот судмедэксперт может продолжить работу, уже помогая сыщикам. Если найдут убийцу, судить будет коллегия второй инстанции сразу.

В самых сложных случаях, если коронер не доволен медицинским заключением, он собирает гражданские слушания (inquest). Судмедэксперт выступает в качестве свидетеля по делу. Он же по образованию врач, судебное заседание его вести не учили. Например, шесть пуль в висок из примера выше может оказаться-таки самоубийством. Первый раз пальнул сам, а через час в кабинет зашла добрая тёща и добавила ещё пять пулек.

И таки да: будучи назначенным короной судьёй, коронер имеет право наплевать на медицинское заключение и всех свидетелей и отказать в возбуждении уголовного дела даже в очевидном случае насильственной смерти, и за это ему ничего не будет. Судмедэксперт в возмущении имеет свои гражданские права: помчаться к коронеру соседнего графства либо напиться в пабе[4].

Зачем так сложно? Традиция, сэр! Коронеров в Англии придумали в 1066 году (это не описка, XI век!) Тогда понятие «медикус» означало «терапевт», зубы рвали и кровь пускали цирюльники, а за вскрытие трупа можно было запросто угодить на костёр. Традицию ликвидировать никто не собирается, более того, ввиду повальной любви к ближнему, в Канаде и Австралии коронерам вменили в обязанность ещё и выдавать советы по безопасной конструкции дорог, лестниц, ограждений, спусков для велосипедов и инвалидных кресел, систем пожарного оповещения и прочей жизненной эргономике.

Ну и самое главное! Помимо уголовного преследования есть же ещё такая штука, как страхование жизни. Без вердикта о причинах смерти денежки вам никто не выплатит. В примере выше тёща именно добрая, а не то, что вы подумали. Жена и детишки самоубийцы страховку могли же получить! Впрочем, саму тёщу теперь посадят за мошенничество.

Революционные американцы[править]

Всё бы ничего, но чопорную британскую традицию, как обычно, испортили американцы. После Р-р-революции им все традиции метрополии были как нож острый, плюс американская народная самодеятельность. До сих пор в каждом штате по-разному. Где-то коронёр — выборная должность, как шериф, где-то — выслужившийся сержант полиции, где-то — назначается губернатором. В большинстве случаев коронеру вообще никакой диплом не нужен: ни медицинский, ни юридический. Зато требуются твёрдые руки и холодная голова — коронер кое-где выполняет дознание «по горячим следам», выезжая с полицейскими на место преступления. Горячее сердце — приветствуется, но не требуется. Вопреки телесериалам, коронеры применяют личное оружие крайне редко, а в задержаниях им участвовать категорически запрещается, под страхом увольнения. Кое-где полицейского судмедэксперта просто официально в бумагах называют «коронер». Ну, должность такая. Тут уж требуется медицинский диплом.

В Техасе — здесь вообще всё уникальное — роль коронера исполняет местный мировой судья. Но, хе-хе, мировому судье в Техасе диплом не нужен.

Остальные страны[править]

В России и большинстве других стран коронеров нет. До середины 2007 года возбудить уголовное дело был вправе прокурор. В 2007 внесли поправку, и теперь прокурор лишь направляет материалы в орган предварительного расследования. До 2007 следователь или дознаватель возбуждали уголовное делопроизводство с согласия прокуроров, теперь им для этого прокурор не нужен. Прокурору теперь позволено передавать дело из одного органа предварительного расследования в другой или вообще в Следственный комитет РФ. Раньше дело возбуждалось в каждом случае обнаружения признаков преступления, в новой редакции УПК предусмотрена проверка сообщения о преступлении, в ходе которой устанавливается наличие в событии состава преступления.

Криминалисты и судмедэксперты — дипломированные сотрудники судебно-экспертных учреждений (СЭУ)[5] — подключаются по мере необходимости. В системе Минюста есть 42 лаборатории и 9 региональных центров, занимающиеся криминалистикой. Медицинская экспертиза проводится в СЭУ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» (БСМЭ), которые — во всяком случае пока — подчиняются Минздраву[6]. Ну и есть ещё специальные судебно-психиатрические экспертные стационары, где врачи формально от Минздрава, но администрация, вышки и колючая проволока — вроде как от Минюста.

Теперь практически вся судебно-медицинская экспертиза выполняется в СЭУ, однако Закон № 73-ФЗ в статье 11 разрешает местным органам власти проводить экспертизу (кроме психиатрической) за пределами СЭУ, если в СЭУ отсутствуют профильные специалисты или вообще никакого СЭУ нет поблизости. Кстати, примерно до середины 1960-х годов судмедэкспертиза была в райцентрах на базе райбольниц. Районный патологоанатом был одновременно и судмедэкспертом, и никого это не удивляло. Если в современном детективе речь идёт о Москве или Новосибирске, медэкспертиза явно будет в областном БСМЭ; если же преступление посреди суровой якутской зимы в Сасыре, следователь, скорее всего, побежит в местную больницу к главврачу, чтобы «одолжить» патологоанатома на час-другой для вскрытия трупа или гинеколога для «снятия изнасилования». Потому что по закону и другого выхода нет, мля.

И что бы там ни говорили «специалисты», в крупных городах судмедэксперты таки выезжают «на убийства». Например в Москве, по установленным нормам, в каждом управлении внутренних дел административного округа (всего десять) в составе следственно-оперативной группы дежурит и судебно-медицинский эксперт. Вместе с оперативными работниками он приезжает на место происшествия. Если есть подозрение на убийство, то выезжают и работники прокуратуры, но в самой прокуратуре судмедэкспертов нет. Ежедневно по Москве дежурят 11 судебно-медицинских экспертов. До 1994 года дежурил всего один — на Петровке в ГУВД[7], но тогда и город был меньше, и движение не такое интенсивное. Сейчас у каждого из московских дежурных судмедэкспертов — по два-три вызова за сутки[8].

Примеры[править]

Литература[править]

  • «Век криминалистики» — великолепная книга Юргена Торвальда о сабже. Основано на реальных событиях в самом лучшем смысле этого слова.
  • Серия книг Аркадия и Георгия Вайнеров об инспекторе Тихонове — эксперт Халецкий.
  • Книги Андрея Ломачинского. Автор сам работает судмедэкспертом в Калифорнии.
  • Коронер появляется почти в каждом романе Агаты Кристи, где есть насильственная смерть. Исключение — «Смерть на Ниле», где герои оказались на пароходе. Частный детектив Эркюль Пуаро многократно выступает не в суде, а на публичных слушаниях. Более того, стандартная концовка многих романов, когда все заинтересованные лица сидят в комнате, а Пуаро рассказывает, в чём же было дело, — технически тоже публичное слушание, и аристократы именно так бы и потребовали его проводить в 1930-х (не ходить же благородному дону в суд, когда в твоём распоряжении целое имение?) Правда, у Агаты Кристи зачастую на выездных слушаниях присутствует только инспектор или супер-интендант полиции с парой шустрых бобби, а вот в реале был бы ещё и коронер графства.
  • «Ведьмак» — Стефан Скеллен, подручный императора Эмгыра вар Эмрейса. Хоть официально и называется коронером, по своим функциям больше похож на следователя по особо важным делам.
  • Александра Маринина, «Оборванные нити» — главный герой, судмедэксперт Сергей Саблин. В других её книгах также появляется второстепенный персонаж, эксперт Айрумян.
  • Андрей Белянин, серия «Тайный сыск царя Гороха» с продолжениями — формально Баба-Яга эксперт-криминалист, но вообще — эксперт по всем вопросам.
  • На первый взгляд, Майк Мак-Кай в «Хьюстон, 2030» не в ладах с бюрократией. Там разрешение на вскрытие даёт мировой судья, судмедэксперт Алан Мосс возглавляет криминалистическую лабораторию, второй судмедэксперт (Том) занимается сбором вещдоков на месте преступления и вскрытием баз данных, а техник-криминалист Натали Гарденер изредка режет трупы. На самом деле, про мирового судью — правильно, а для распределения обязанностей прямо в первой главе выдан достойный обоснуй: штаты полиции порезали так, что половина сотрудников вынуждена по совместительству делать чужую работу, и кого волнует, что квалификации не хватает!

Кино[править]

  • «Люди в чёрном» — доктор Лорел Уивер, к которой вдруг поступают на вскрытие трупы инопланетян, маскировавшихся под людей.
  • «Демон внутри» (2016) — главные герои.
  • «Пункт назначения» — мистический чернокожий коронер, который явно знает куда больше, чем говорит.
  • Pathology: главный герой и его коллеги работают в морге крупного мегаполиса.
  • У-ся — расследование начинается с исследования экспертом трупов двух бандитов

Телесериалы[править]

  • «Место встречи изменить нельзя» — показано правильно: при выезде «на убийство» к оперотделу Жеглова присоединяются судмедэксперт ГУВД Родионов и следователь прокуратуры Павел Владимирович (в фильме он без фамилии, по книге — Панков). В опербригаде Жеглова есть собственный криминалист-фотограф — Гриша Ушивин aka Шесть-на-Девять. Он же снимает отпечатки пальцев и упаковывает вещдоки. Криминалистическая лаборатория — отдельное учреждение, куда Шарапов едет на трамвае.
  • В советском сериале «Рождённая революцией»: в первой серии (1917 год) роль эксперта исполняет Нил Алексеевич Колычев (Вадим Медведев), объяснивший Коле Кондратьеву и Алексею Кузьмичу Бушмакину, а также зрителям основы дактилоскопии и бертильонажа. Затем экспертиза… вообще исчезает, вплоть до 10-й серии (1977 год, Кондратьев уже генерал-лейтенант), когда эксперт-аноним устанавливает химический состав оставшегося на окне ювелирного салона обрывка синтетической ткани.
  • «Судмедэксперт Цинь Мин» — заглавный герой.
  • «Возвращение Мухтара» — Жаннетта Петровна Сельская и Иннокентий Степанович Садовский.
  • «Следствие ведут ЗнаТоКи» — Зиночка Кибрит. Эксперт-криминалист широчайшего профиля. Но в нужных случаях относит вещдоки к специалистам.
  • «C.S.I.: Место преступления» — собственно, сериал посвящен сабжам.
  • А также «След» — их российские коллеги.
  • «Кости» — сам сериал о судебных антропологах, а Камилла в 2001 году работала коронером в Нью-Йорке.
  • «Комиссар Рекс» — доктор Граф.
  • «Вечность»: Генри Морган является судмедэкспертом полиции Нью-Йорка и известен тем, что зачастую может определить причину смерти без вскрытия. А всё потому, что ему уже 200 лет, и сам он умирал неоднократно, так что имеет богатый опыт в делах смерти.
  • «Морская полиция: Спецотдел» — доктор Дональд «Даки» Маллард и его ассистент Джимми Палмер. Также его коллега в «Новом Орлеане» — доктор Лоретта Уэйд.
  • «Касл» — Лейни Периш и Сидни Перлматер.
  • «Я — зомби» — главная героиня, Лив Мур, как раз-таки судмедэксперт, хоть по сюжету и проводит большую часть рабочего времени, участвуя в расследованиях детектива Бобино (как это водится в сериалах подобного жанра, судмедэксперт, допрашивающий подозреваемых, здесь абсолютно никого не смущает). А также начальник Лив — Рави Чакрабарти. Вот у него уже вполне традиционные функции: выезд на место преступлений и последующее проведение экспертизы со вскрытием в морге.

Видеоигры[править]

  • «Ведьмак 3. Дикая Охота» — Губерт Рейк, коронер в Новиграде. Напоминаем: термин «коронер» в Северных королевствах и Нильфгаарде означает «особый следователь», а не «судмедэксперт». Тем не менее, в отличие от Скеллена, Рейк выполняет и функции судмедэксперта.
    • В первом «Ведьмаке» Шани и Геральт вскрывают тело для расследования убийства, правда, делают это незаконно.

Примечания[править]

  1. Японофилам на заметку. В полиции Японии «криминалист» — это криминолог, то есть социолог, изучающий явление преступности вообще. CSI на языке японских полицейских — «техник» (те-ку-ни-ку), впрочем кое-кто из молодых сотрудников уже говорит «си-е-са-и». Насмотрелись переводных телесериалов, понимаешь.
  2. Если совсем точно, то можно и без диплома, но попросят сдать устный экзамен перед комиссией на знание законов; чтобы подготовиться к такому, нужны годы.
  3. А ещё, будучи полноправным судьёй, коронер может выписать ордер на арест подозреваемого, постановление о проведении обыска, запретить доступ на место преступления кому угодно, ну и много чего ещё.
  4. Слить подозрения журналисту тоже можно, но инкогнито, а то за разглашение врачебной тайны лицензию отберут. Если не жалко лицензии — можно и публично. У нас Свобода Слова и Печати, мэм!
  5. Читаем Федеральный закон № 73-ФЗ от 31.05.2001, статьи 11 и 12 и приказ Минздрава № 364 от 12 мая 2010.
  6. В Белоруссии и Казахстане их уже передали в юстицию.
  7. А вы думали, братья Вайнеры от балды писали?
  8. Конечно, никакой аутопсии на месте не делают. Используются только предварительные методы — визуальный и частично инструментальный осмотр (например, установление температуры тела с помощью специальных градусников).