Стринги Арагорна

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Склифосовский.pngВкратце
По аналогии со «Штанами Арагорна»: в произведении не сказано прямо, что персонаж чего-то НЕ делал (например, не занимался сексом с другим персонажем)? Допускаем, что он делал, и эксплуатируем это.

«Что за извращение?», наверное, уже подумал читатель.

И был абсолютно прав.

Явление сие относится к фандому, даже можно не побоясь сказать — к фапдому. Дело в том, что, руководствуясь методом «Штанов Арагорна», фаны эксплуатируют все белые пятна на картах любой вселенной не только в угоду своему художественному вкусу, но и другим вкусам. В частности… эээ… фансервисному, скажем так.

Разумеется, не все йогурты одинаково бесполезны. От высоколитературного произведения можно ожидать спорных, но не вызывающих внутреннего протеста описаний и поворотов, а то и приятно рвущих… обновляющих шаблоны именно в художественном плане. От правила 34, разумеется, стоит ждать явной притянутости за уши. Когда оно достигает уровня PWP (Porn Without Plot) — берегите мозг, с персонажами будет твориться любая ахинея, соответствующая жанру порнухи, а не рамкам оригинальной вселенной. Но суть у них общая: даже предаваясь вольностям и шалостям, автор всё-таки более или менее старается, чтобы хотя бы у него самого получилось поверить в возможность таких событий между такими персонажами. Поэтому чем шире во вселенной трактовка событий, чем больше «серых лошадок», чем сильнее средства вселенной и чем больше там белых пятен — тем больше, как мухи на мёд, на неё слетаются любители этого тропа.

Вообще фансервис — понятие более широкое, чем просто «фапсервис». Поэтому и вариации этого тропа могут включать что угодно, хоть гурман-порно. И если какой-нибудь Ниро Вульф к этому тропу не относится, потому что содержит его — в количествах — и в каноне, то описание вызывающего мгновенное срабатывание слюнных желез обеда, приготовленного, допустим, Дарьей Моргендорфер (которая в кадре ни одной картофелины не почистила и вообще жрёт один фастфуд, но с другой стороны, не показала и неспособности своей что-то на этом фронте совершить) — самое оно, если, конечно, красочность описания вставлена не заради сюжета, а чтобы приятнее было читать, и от замены обеда на «что бог послал» сюжет не особенно изменится. Но все «невинные» вариации, по сути, такая редкость, что каждая из них стоит отдельного Почётного Упоминания в Золотой Рамочке.

Особо потерпевшие

« Марья Антоновна. Вы почитаете меня за такую провинциалку... (Силится уйти.)

Хлестаков (продолжая удерживать ее). Из любви, право из любви. Я так только пошутил, Марья Антоновна, не сердитесь! я готов на коленках у вас просить прощения. (Падает на колени.) Простите же, простите. Вы видите, я на коленях.

»
Ревизор, Гоголь

Так вот, в интерпретации одного режиссера Хлестаков упал ей на колени и в такой позе просил у нее прощения.

Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты