Стратег vs Тактик

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« И какая, к дьяволу, стратегия,
И какая тактика, к чертям?
»
Владимир Высоцкий, «Оловянные солдатики»

Тактик — отлично побеждает в битвах, но из-за стратегических просчётов может и проиграть войну, несмотря на череду побед. Классический пример — Ганнибал прославившийся эпичными победами над Римом, но тем не менее войну с Римом проигравший.

Стратег — может проигрывать в битвах, но в войне, несмотря на это, побеждает. Классический пример — Кутузов, постоянно ругаемый своими же генералами за то, что часто отступал перед Наполеоном, и отступивший после Бородино, сдавший Москву и т. д. и т. п., но тем не менее войну выигравший.

Знаменитый стратег Сунь Цзы в свое время сказал: «Стратегия без тактики — это самый медленный путь к победе. Тактика без стратегии — это просто суета перед неизбежным поражением».

Ключевая разница между этими двумя военными деятелями кроется в способе мышления: тактик мыслит по принципу «здесь и сейчас», не умея охватывать взором долгосрочные перспективы, стратег же умеет просчитывать долгосрочные планы и строить хитроумные гамбиты.

Не стоит полагать, что один «лучше» или «хуже» другого, просто они решают задачи разного масштаба:

  • тактика — искусство выиграть отдельный бой.
  • оперативное искусство — умение использовать серию боев для успеха операции.
  • стратегия — искусство выиграть войну как совокупность операций.
  • большая стратегия — использование различных методов (в т. ч. и войн) для укрепления и развития своего государства, вплоть до мирового господства.

Таким образом, тактик и стратег — это две разные специальности, как к примеру машинист тепловоза и министр транспорта.

Если иерархический уровень командиров-тактиков может быть различным — от рубаки-центуриона до царя (к примеру Пирра), то стратегией занимаются только государи-полководцы или в крайнем случае назначенные ими главнокомандующие.

Командир-тактик как правило не может влиять на состав своего войска и произвольно выбирать себе задачи. Людей — сколько дадут, идти — куда пошлют, а уж там крутись… Если он добился некой самостоятельности в вопросе комплектования и использования своего войска (но в стратеги при этом не лезет), то это уже полевой командир.

Стратег же рулит общегосударственными ресурсами, обеспечивая подчиненных-тактиков солдатами, амуницией, жратвой и всем прочим, и ставя им соответствующие задачи.

Отсюда видно, что в донаполеоновское время любой полководец обязан был быть как минимум тактиком. Ибо война тогда как правило сводилась к генеральному сражению «всех на всех». И если наш герой проиграет одно-два сражения, больше его к войску не допустят и о его стратегических способностях (даже если они есть) никто не узнает.

Полководцы же имевшие талант как в тактике так и в стратегии рано или поздно удостаивались титула «Великий».

Впрочем, были войны выигранные и без тактических изысков, на одной стратегии.

Примеры:

Все они отличались беспрецедентной (для своего времени) длительностью и разорением всех участников, в том числе и т. н. победителей. Войны же сочетавшие тактическое превосходство со стратегическим (Бисмарковские войны, монгольские походы) отличались краткостью и весомым результатом. Проблема одна: где взять исполнителей для них?

Где встречается[править]

Литература[править]

  • «Троецарствие» — Лю Бэй был warlord и хороший тактик, но по части стратегии подгулял: более подкованные политически противники, особенно Цао Цао, разводили его на бобах. Чжугэ Лян — кабинетный стратег, который после смерти Лю Бэя показал себя в полевых условиях отличным тактиком, но предпочитал действовать из кабинета. Сам Цао Цао был хороший стратег и при этом хороший тактик — но с возрастом передал тактику в руки Сыма И. Сунь Цюань был неважный тактик, но умело реализовал свои стратегические преимущества, в том числе задействуя в качестве союзников то Лю Бэя, то Цао Цао.
  • ПЛиО: много примеров. Самый яркий — Робб Старк, выигрывавший все сражения против армий Тайвина Ланнистера, но в итоге потерпевший от него сокрушительное поражение. Всё дело в том, что Робб был великолепным тактиком, но посредственным стратегом и никаким политиком. К слову, бил Робб армии полководцев Тайвина, но с ним самим так и не встретился в бою.
  • Prince of Nothing — Икурей Конфас был блестящим тактиком, на фоне которого все прочие вожди Священного Похода казались детьми. Однако он сам оказался лишь ребёнком рядом с Анасуримбором Келлхусом, сочетавшим в себе сразу и тактика, и стратега, и политика, и идеолога. В конце концов, Конфас погорел, а Келлхус стал повелителем мира.
  • Звёздные Войны, Расширенная Вселенная. Вейдер — неплохой тактик, но полный ноль в стратегии. Палпатин — очень хороший стратег, но в тактике, похоже, слабоват (нам даётся мало возможностей увидеть его в этом аспекте, он практически не командует отдельными сражениями). Траун — гениальный тактик, но со стратегией у него не очень.
    • На самом деле Палпатин очень неплохой тактик — хотя если дело касается перевода Люка на Тёмную Сторону это его свойство как-то резко отключается… Да и Траун Новую Республику бил также благодаря продуманной стратегии..

Аниме и манга[править]

  • Legend of the Galactic Heroes — абсолютное большинство полководцев как в Рейхе, так и в Союзе — весьма заурядные, а то и совершенно бездарные тактики на фоне которых немного выделяются тактики незаурядные, вроде Виллибальда фон Меркатца и Александра Бьюкока. Из-за полного отсутствия у обеих сторон стратегии война между ними длилась аж 150 лет, не сдвигаясь с мёртвой точки. Но всё изменилось с приходом Райнхарда фон Лоэнграмма и Яна Вэнь Ли, которые виртуозно использовали как тактику, так и стратегию. В конечном итоге, никто так и не смог победить их в бою.
    • Коммандер Эндрю Фолк пытался косить под великого стратега, но, в итоге, погубил 20 миллионов солдат и несколько флотов.
  • Code Geass — «Исход войны решает не тактика, а стратегия», — сказал Лелуш бравому китайскому революционеру Ли Синь Хэ, и вместо того, чтобы громить превосходящие силы китайской самодвижущейся крепости и британского экспедиционного корпуса с Рыцарями во главе, просто слил в местные СМИ «успешное» признание старших евнухов, которые готовы уничтожить любимую народом принцессу Тянь-Цзы и вообще кинули свою родину в обмен на британское дворянство. По всему Китаю начинаются кровавые восстания против действующей власти, британцы решают поскорее убраться, оставив марионеточных евнухов на произвол судьбы. И это при том, что в битве как таковой Лелуш явно проигрывал.

Видеоигры[править]

  • «Ведьмак 3. Дикая Охота». Император Нильфгаарда Эмгыр вар Эмрейс — стратег, а король Редании Радовид V Свирепый — тактик. И, хотя у Радовида гораздо меньше сил, он умудряется удерживать стратегический паритет.
  • В Europa Universalis IV это можно устроить самостоятельно. Фактически это придётся устроить самостоятельно потому, что собрать одновременно и тактические и стратегические идеи невозможно.
  • Total War скорее про тактику, но в Attila игроку по игромеханическим причинам придётся стать и стратегом: гуннов невозможно победить до определённой даты, придётся как-то канализировать их агрессию.

Реальная жизнь[править]

  • Вторая Пуническая война — противостояние Ганнибала Барки и Квинт Фабия Максима Кунктатора (Медлителя). Пока римляне открыто шли в бой, Ганнибал успешно громил их за счёт тактики. Но когда война стала затягиваться, никакая тактика Карфагену помочь не смогла. Да, Ганнибал после Канн ещё не раз громил римлян (в один момент его армия даже стояла у ворот Рима) — но точку в войне поставило сражение при Заме, поражение в котором лишило будущего как самого Ганнибала, так и Карфагена.
    • Еще один неочевидный момент — у карфагенян был отличный флот при весьма посредственном римском, но когда большинство крупных средиземноморских портов оказалось в руках римлян, преимущество Карфагена на море сошло на нет.
    • Ещё Ганнибал рассчитывал, что многие города ненавидят Рим и перейдут на его сторону. Поначалу это сработало, Рим не предали только бывшие этрусские полисы, а остальные радостно переметнулись на сторону карфагенян, поставляя им припасы. Вот только пока Ганнибал безрезультатно осаждал Рим, Кунтатор взял Капую, после чего все жители были убиты или обращены в рабство. Как только весть о том, что Ганнибал неспособен защитить предателей от гнева римлян, дошла до всех городов, вся помощь карфагенянам разом закончилась.
  • Святослав Игоревич (помните «Князь Игорь и Ольга на холме сидят»? Ольга — его мама) : победоносно пройдясь по сопредельным племенам и странам, героически устроил своим наследникам сократившееся в войнах население и прегадостнейшие отношения с соседями.
  • Ричард Львиное Сердце и Салах ад-Дин — не потерпев ни одного поражения, Ричард был вынужден убраться из Святой Земли.
  • Совместные же действия тактика и стратега демонстрировали монголы во время первого вторжения в Европу: Джэбэ — гениальный тактик, Субэдэй — не менее гениальный стратег.
    • Обыграно В.Яном в его описании похода монгольских войск на Русь. По словам одного из героев романа «Чингисхан», русские войска обречены на поражение у Калки, потому что у них есть свой Джэбэ — князь Мстислав Удалой, но нет своего Субэдэя.
  • Северная война — Карл XII против Петра Первого. Пока Карлу давали сражения, его воинский талант оборачивал их пользу Швеции. Но когда шведскому королю навязали «оголожение» в России, всё закончилось разгромом под Полтавой — поредевшая шведская армия оказалась не в силах противостоять русскому войску.
  • Отечественная война 1812 года — Наполеон Бонапарт против Михаила Кутузова. Да, отличному тактику Наполеону удалось дойти до Москвы. На этом его успехи и закончились, а вот стратегические проблемы (от уцелевшой русской армии до наступления холодов и проблем со снабжением) встали во весь рост. Конец немного предсказуем.
    • Лидера, как известно, делает окружение. Наполеон по ходу карьеры располагал целым рядом отменных спецов, одинаково крутых в тактике и в стратегии, в бою и в организации. Но к 1812 году Жана Ланна уже не было в живых, Андре Массена сидел в опале, а Жан-Батист-Жюль Бернадот, став шведским корнпринцем, предал Наполеона и воевал на стороне Александра. Пока Наполеон наступал, всё вроде как ладилось за счёт маршала Луи-Николя Даву (тот самый, не проигравший ни одного сражения), но в ходе Бородинской битвы Даву очень не вовремя получил контузию. А Наполеон, ну совсем не вовремя, сделал ставку на своих любимцев Мишеля Нея и Иоахима Мюрата — блестящих рубак и лидеров и совершенно никакущих стратегов.
    • А вот в морских войнах наполеоновской Франции с Англией троп отыгран на все сто. Наполеон в морских делах, в отличие от дел сухопутных, мало что понимал, и попросту не мог выявить среди своих адмиралов сильного стратега. Как результат, всех тактиков, которых он пытался прокачать до «французского Нельсона», настоящий Нельсон поимел в хвост и в гриву. Да и сам Наполеон изрядно помог Нельсону разбивать своих адмиралов — мог, к примеру, отдать приказ, позабыв о том, что в эпоху парусного флота, внезапно, решает ветер.
  • Зимняя война 1939-40. Пример того, как грамотно продуманная стратегия способна минимизировать преимущество от численного превосходства противника.
  • Арденнская операция. Грамотно продуманное стратегическое окружение одного из лучших тактиков вермахта, генерал-фельдмаршала Вальтера Моделя, силами союзников. Впрочем, там и силы были настолько не равны, что удивляться нечему.
  • В то же время военные действия Израиля демонстрируют победы тактиков над стратегами, в том числе и из числа группы советских военных специалистов. Одни из наиболее характерных примеров — Шестидневная война и операция «Арцав-19».
    • Не совсем — навязывание противнику решающего сражения здесь и сейчас на выгодных для себя условиях — тоже элемент стратегии.
  • Гражданская война в США — мастер-стратег Улисс Грант (Север) против мастера-тактика Роберта Ли (Юг). Ли выиграл почти все сражения, однако проиграл войну. Грант знал, что у Севера больше свободного (белого) населения и более развитая промышленная база. Его главное задачей было постепенно истощать армии Юга, выигрывая одну-две битвы, чтобы поддержать моральный дух. Однако и Ли политическим дураком не был. Он знал, что если этот же дух разбить, то Линкольна не переизберут, а следующий президент может быть уже более покладистым и согласным на мирные переговоры. Но затем в сентябре 1864-го (за 2 месяца до выборов), генерал Шерман взял Атланту, и этот акт поднял моральный дух Севера настолько, что Линкольн остался у власти. В конце концов, именно Ли, а не президент Конфедерации, подписал капитуляцию Юга в присутствии Гранта.