Стагнатор

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« У меня вот тоже один такой был — крылья сделал. Я его на бочку с порохом посадил, пущай полетает. »
Иван Грозный

Стагнатор занимает промежуточное положение между прогрессором и регрессором. Это агент, чья задача — предотвращать появление плодов прогресса, законсервировать общество на текущем этапе научно-технического развития. Стагнатор может действовать исподволь, тайно похищая или убивая изобретателей, стирая им память, а может и открыто, с помощью военной силы, эмбарго и дипломатических угроз запрещать внедрять те или иные новинки.

Стагнатор может быть мотивирован:

  • Чувством конкуренции — не дать враждебной или подчинённой цивилизации возможность обскакать его собственную;
  • Страхом перед будущим — возможно, вполне оправданным, возможно, проистекающим из его заблуждений;
  • Зависимостью от статус-кво — возможно, меняющиеся условия сделают его жизнь непереносимой.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Братья Стругацкие:
    • «Трудно быть богом» — именно этим занимался кодификатор наш дон Рэба. Причина № 3: Ордену, на который он работал, прогресс только мешает.
    • Жители планеты Тагора — стагнаторы сами для себя: «Три четверти всех мощностей направлено у них на изучение вредных последствий, каковые могут проистечь из открытия, изобретения, нового технологического процесса и так далее. Тормозить прогресс так же увлекательно, как и творить его» («Волны гасят ветер»).
    • «За миллиард лет до конца света» — всё об этом. В роли стагнатора выступает неведомая абстрактная сила: то ли загадочные они, то ли безличное Гомеостатическое Мироздание (вообще-то, судя по всему, второе).
  • «Фаэты»: спасшиеся от ядерной войны на Марсе фаэты большинством голосов забанили исследования распада вещества и движения без отталкивания. Хорошо еще, что информацию по теме в угаре борьбы за мир не уничтожили.
  • «Сварог»: в стагнаторских целях лары старательно укореняют в земном научном сообществе в корне неверные представления, препятствующие прогрессу (например, там научно доказано, что паровоз не может ехать менее, чем по четырём рельсам, а если рельсов будет всего два, поезд непременно сойдёт с путей). Перспективных молодых учёных отыскивают на самом начале карьеры, и либо направляют их изыскания по неверному пути, либо забирают из земного общества наверх. Когда же и этого оказывается недостаточно, лары практикуют против земных цивилизаций самое грубое стагнаторство — сорта «построишь завод — разбомбим к едрене матери и завод, и твою столицу».
  • «Грон» Р. Злотникова — Орден, организация стагнаторов, ставящая палки в колёса прогрессору-попаданцу Грону.
  • Сергей Чекмаев, «Бремя стагнатора»: стагнаторы, внедрённые в инопланетную цивилизацию, находящуюся на стадии местного Средневековья, пытаются отменить местную Эпоху великих географических открытий — ведь на соседнем материке (аборигенов на нём нет) чужой планеты находится база землян, а сам материк планируется к колонизации людьми в связи с перенаселённостью Земли, и любой официальный контакт с местными аборигенами совершенно не нужен.
  • Павел Шумил, «Слово о Драконе» (первая книга): Церковь сочетает в себе функции прогрессора и стагнатора. У неё есть чёткий план научно-технического прогресса, любые отклонения от которого она безжалостно пресекает; и так как в сюжете она играет роль антагониста, герой видит с её стороны в основном выкалывание глаз грамотеям. При этом самого героя (прогрессора в режиме педаль в пол) Церковь считает опасным для общества существом, чья деятельность может вызвать культурный шок. «Да у нас первая электрическая лампочка только через двадцать лет запланирована!» — восклицает представительница Церкви, побывавшая на его роботизированной базе.
  • Меганезийский цикл Александра Розова: один из главных конфликтов строится вокруг торможения прогресса американской и европейской правящей элитой.
  • Андрей Круз, «Ветер над островами»: после глобальной войны с применением оружия массового поражения, в которой чуть не погибло всё человечество, развитие всех технологий находится под контролем церкви (благо, именно объединёнными усилиями деятелей культа и осознавших надвигающуюся беду учёных удалось спасти цивилизацию).
  • Александр Громов, «Шанс для динозавра» — аверсия. Трое беглецов с Земли, где нет ничего, кроме общества бездумного потребления, натыкаются в космосе на молодую цивилизацию, похожую на раннее земное Средневековье. Чтобы спасти местных жителей от земных ошибок, герои пытаются перевести развитие общества на другой путь, исключающий чрезмерный прогресс. Вот только одна засада: чтобы глобально влиять на местное человечество, требуется столь же глобальная власть. Чтобы её получить — нужна война. А чтобы выиграть войну — нужны порох, пушки и куча других вещей, до которых аборигены только-только додумались, но их можно серьёзно улучшить. В итоге землянам, чтобы затормозить местный прогресс, приходится его сначала как следует разогнать…

На других языках[править]

  • Легендариум Толкина — эльфы в Третью Эпоху. Чтобы жить в мире, искажённом злом, им нужны защищённые чарами анклавы. Поэтому они препятствуют изменению мира, грозящему уходом магии. Сам Толкин о них писал: «Эльфы во Властелине Колец — своего рода бальзамировщики мира».
  • «ПЛиО»: орден мейстеров определённо занимается стагнаторством в отношении магических знаний. Весьма вероятно, что он же промышляет этим и в отношении знаний научных, в которых силён — возможно, чтобы сохранить монополию.
    • Учитывая, насколько черепашьим шагом ползёт в Вестеросе технический прогресс — кто-то явно там стагнаторствует. Может, и они.
  • «Гарри Поттер»: в пятой книге министр Корнелиус Фадж и назначенная им в Хогвартсе Долорес Амбридж открыто заявляют именно такой курс. Под явным влиянием Люциуса Малфоя, что весьма на руку его хозяину.
    • Есть версия, что сам Люциус Малфой занимается стагнацией в обе стороны, он и Волдеморту мешает достать шар с пророчеством, чтобы как можно дольше сохранять собственную власть. В конце концов Люциус получает приказ возглавить операцию по захвату шара с пророчеством, проваливает её, теряет всю власть и попадает в тюрьму. После этого стагнациям со всех сторон приходит конец.
  • «Дюна» Фрэнка Герберта: после Батлерианского Джихада во вселенной действует полный запрет на разработку и создание т. н. «мыслящих машин». Все функции компьютеров возложены на специально обученных людей — ментатов. В итоге, за пять тысяч лет книжного цикла ни о какой технологической сингулярности речи и близко не идёт (Джихад как раз и был удачной попыткой в последний момент свернуть в сторону от обозначившейся прямо по курсу сингулярности). Научились синтетическую меланджу делать, и то хорошо.
    • Бог-Император Лето Атрейдес II за время своего трёх-с-половиной-тысячелетнего правления специально держал Империю в стазисе — абсолютный принудительный мир на всех планетах, сведение к минимуму космических путешествий и полное отсутствие какого-либо прогресса. Субверсия: всё это нужно было для того, чтобы потом, лишившись сдерживания, человечество начало интенсивно распространяться по всей Вселенной.
  • «Глаза Гейзенберга» опять же Фрэнка Герберта — педаль в пол: бессмертная каста правителей Земли на протяжении не менее пятидесяти тысяч лет сдерживают общество в одном и том же состоянии.
  • «Железный стандарт» Генри Каттнера: венерианские профсоюзы-таркомары старательно подавляют прогресс в своём мире, скупая патенты на различные изобретения и запрещая остальным ими пользоваться. Без многих подобных штук невозможно создание абсолютного большинства более продвинутых технологий. «Что было хорошо для наших предков — хорошо и для нас».
  • «1984»: все правительства стремятся сохранять мир в максимально неизменном виде.
  • Роман Вернона Винджа «Война с „Миром“»: организация «Мирная власть», несколько десятилетий назад с трудом остановившая ядерную войну, сопротивляется возвращению прежних технологий, предпочитая, чтобы люди занимались строительством, сельским хозяйством и т. п.
  • Роман Эдмунда Купера «Кирон Голова-в-Облаках»: мир пережил уже как минимум два ядерных апокалипсиса. Действие происходит в Англии, где власть захватил орден Луддитов. Они объявили корнем всех прошлых зол машины и объявляют еретиком всякого, кто поддастся дьявольскому соблазну механической автоматизации. Главному герою, мечтающему о воздухоплавании, тоже достаётся. По иронии, когда он создает-таки дирижабль, он использует его именно как страшное оружие.
  • Айзек Азимов, «Конец Вечности» — с прикрученным фитильком. Вечность не препятствует прогрессу как таковому, однако старательно оберегает человечество от войн и катастроф, а побочным эффектом её деятельности всякий раз становится пропажа интереса землян к космическим путешествиям.
  • «Хроники Гора» Джона Нормана: контролирующая Гор инсектоидная раса Царствующих Жрецов выступает одновременно прогрессорами и стагнаторами. В первом качестве они через своих агентов передали горианцам энергетические, строительные и в особенности медицинские технологии (включая прививки, асептику с антисептикой, продвинутые хирургию и гинекологию, и даже местный аналог средства Макропулоса), во втором препятствуют (вплоть до показательного расстрела особо несговорчивых изобретателей лазером со спутника) развитию на Горе оружейных и военных технологий выше раннесредневекового уровня.
  • «Фонд Марка Гейбла», шуточный рассказ знаменитого математика Лео Сциларда: в середине XXI в. богач Марк Гейбл и размороженный учёный из двадцатого века придумывают план, как обеспечить некоторый регресс науки. Надо просто-напросто основать грантовый фонд с огромными зарплатами для персонала и со щедрыми грантами — с условием, что гранты выдаются только при условии доказанной ценности исследований. Что будет в результате? Во-первых, многие учёные соблазнятся щедрыми зарплатами и пойдут работать в фонд — рассматривать заявки вместо занятий наукой. Во-вторых, расцветут отрасли, дающие немедленный результат, а вот фундаментальная наука окажется в загоне.

Телесериалы[править]

  • «Чародеи». Место действия — постапокалиптическая страна из параллельного мира. По уровню развития соответствует средневековью. Правят ею технократы, косящие под всемогущих магов. Любые изобретения запрещены, так как прогресс подорвёт веру во всемогущество чародеев. Также хоть они и владеют высокотехнологичными устройствами, но не умеют не только воспроизводить, но и чинить их.

Видеоигры[править]

  • Трудно быть богом (игра) — секта Пророка.
  • Deus Ex: Human Revolution — Фронт Человечества, стремящийся ограничить распространение аугментаций и нередко перегибающий палку.
  • PayDay 2: в одном из заданий Слона команда должна похитить прототип портативного термоядерного реактора, причём именно с целью помешать его внедрению в автомобильную отрасль. Очевидно, будучи конгрессменом-республиканцем, Слон таким образом защищает интересы своих спонсоров-нефтепереработчиков.
  • Stellaris: некоторые рухнувшие империи, судя по всему, рухнули не без «помощи» искусственного интеллекта. Поэтому они пристально следят за тем, чтобы молодые расы не использовали роботов, и требуют (даже угрожая войной) запретить ИИ по всей галактике.

Настольные игры[править]

  • GURPS Fantasy (Ирса): специальная магическая организация «Министерство Случайностей» занимается противостоянием науке и отловом попаданцев, которые могут владеть научными знаниями.
  • Warhammer 40000: Адептус Механикус сплошь и рядом выступает в этом качестве. Во многом это связано с тем, что техножрецы скатились до откровенного карго-культа, главной задачей которого стоит поиск древних Стандартный Шаблонных Конструкций, считающихся великой святыней. А ещё существует крайне суровое табу на создание различных ИИ, ибо человечество в конце Тёмной Эры Технологий оказалось втянуто в войну на истребление с цивилизацией Железных Людей — собственноручно созданных машин, решивших что люди им ни к чему.

Интернет-проекты[править]

  • SCP Foundation и некоторые другие организации из этого сеттинга занимаются именно этим. Впрочем, совершенно неясно, как у них это вообще получается, учитывая тыщи неисчислимые магов, изобретателей и пришельцев, которые вполне успешно пользуются своими знаниями.
    • Вообще, SCP, скорее, пытается нейтрализовать опасные объекты и найти применение безопасным. При этом более-менее безопасных представителей криптосообщества он не трогает, а зачастую и вовсе сотрудничает с оными.
  • В конспирологии и городских легендах часто фигурируют некие «они» (в роли которых могут выступать нефтяные промышленники, правительство или инопланетяне), которые занимаются похищением и убийством всех, кто посмеет изобрести что-то не то. Поскольку «что-то не то», как правило — явные бананотехнологии, злодейством стагнаторов в этих теориях объясняется то, почему мы все до сих пор не используем холодный управляемый ядерный синтез/автомобили на воде/антигравитацию/вечные двигатели.
    • Тем не менее, известны и реальные случаи покупки патентов на технологии, способные подорвать потребность в выпускаемом продукте/услуге, и такое происходит чаще, чем хотелось бы. Достаточно изучить технологии, скупленные BP и Shell за последние лет тридцать, чтобы схватиться за голову.