Справочник автора/Феодализм

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Феодал — это человек, который много ест и имеет замок. »
— Формулировка одного младшеклассника

Феодализм — это общественно-экономическая формация, особенно нежно любимая писателями фэнтези, поскольку в сём жанре принят средневековый застой. А раз средневековый застой, то и феодализм вечный и неизменный. Правда, он в жизни был ни вечным, ни неизменным, и, более того, в разных странах и феодализм был весьма разный.

Одно можно сказать точно: феодализм в любой его форме предоставляет огромный простор для повествования. Это тебе не советская власть, при которой сюжета только три: «девочка знакомится с трактором», «мальчик знакомится со станком» и «девочка и мальчик превозмогают буржуев». Здесь, в этой статье, мы напишем, как он работал и как правильно, а не схематично его использовать в создании мира. Писать мы в основном будем про западноевропейский феодализм, потому что большинство фэнтези пишется именно в этом антураже.

Содержание

Базовая формула

Перед этим надо сформулировать, а что же такое, собственно, феодализм. Феодализм — это строй, когда основной ценностью, владение которой определяет статус, является земля, а основной формой владения землёй является феод.

Что такое феод? В Средние века знали всего две формы владения землёй: феод и аллод. Аллод — это когда земля принадлежит тебе и только тебе, без всяких «но» и оговорок, и в своем огороде ты равен любому воеводе, потому что огород — это твой аллод. А феод, или лен, или фьеф — это когда земля принадлежит тебе, но с оговоркой: ты получил её за службу, и у тебя ее могут забрать назад, если служить ты не будешь. Тот, кто дал тебе землю, называется твоим сеньором, или сюзереном, а ты называешься его вассалом. В обмен на полученный надел ты клянешься подчиняться своему сеньору, воевать на его стороне, выручать его из плена финансово или силой, если он попадет в плен, и так далее. Он же, помимо земли, предлагает тебе ещё и свою защиту и справедливый суд. Если ты, будучи никем, попытаешься владеть аллодом, тебя с него сгонят армейским способом. А если у тебя попытаются отобрать феод, ты пожалуешься сюзерену, и он разрулит беспредел.

Поэтому аллодами при феодализме, как правило, владели только государи. Различного ранга: императоры, короли, князья, и независимые графы и бароны, которые встречались там, где у них не было сильных соседей и единственными соперниками могли быть такие же мелкие недоправители. Вся остальная знать владела феодами. Однако, в Рейхе помимо множества крохотных королевств и княжеств, имелись и владельцы таких крошечных аллолдов, что на князей никак не тянули, такие владельцы аллодов именовались фрайхерр/фрайгерр (Freiherr) и приравнивались к баронам (собственно настоящие бароны, владельцы феодов, в Рейхе были большой редкостью).

Если у тебя есть феод, ты можешь отрезать от него кусочек и отдать кому-нибудь в афтерлен (лен второго порядка): тебе ведь тоже не помешают вассалы. Естественно, феод второго порядка будет меньше твоего, и тот, кто его получит, будет более мелким феодалом. Так и образуется феодальная лестница. Она заканчивается тогда, когда феод становится слишком маленьким, чтобы дробить его дальше: единственное, что можно с ним сделать, это держать на нём деревушку крепостных крестьян, чтобы пахали. Так, феодальная лестница начинается с государя и заканчивается на микрофеодале — рыцаре, дворянине, помещике. Различные ступени лестницы называются разными титулами: герцог, граф, барон… Или не называются, многие фэнтезисты предпочитают всех скопом именовать «лордами».

Ну и, на основании того, какое человек имеет отношение к этой системе, все люди при феодализме делятся на сословия. Те, кто владеют феодами — сословие феодалов, благородное. Те, кто живут на феодах и пашут — крестьянство, угнетаемое. Кое-где существовали промежуточные варианты между крестьянином и феодалом — или лично свободный крестьянин, владеющий крошечным аллодом, или не гнушающийся трудом микрофеодал, владеющий крошечным феодом. Горожане, которые сидят как бы в стороне от феодального землевладения — сословие бюргеров, свободное, но незначительное. Ну и обособленно от всего существует духовенство, которое представляет собой коллективного феодала; отдельно взятые монахи и священники никакими феодами не владеют и вообще не стяжательствуют, но вся организация в целом представляет собой крупнейшего феодала.

Если ты крестьянин

Тогда, что можно сказать, хреново быть тобой. Ты несвободен, прикреплен к земле того феодала, под которым проживаешь. В различных странах были разные законы и обычаи по поводу того, может ли крестьянин уйти, и если может, то как. Варианты были такие: «может, только куда ж он придет-то?», «может, но только с позволения господина», «может, но только в определенный условленный день», «нет, не может».

Можно свалить в город — если живешь в эпоху и в стране, где есть независимые или полунезависимые города. После года и одного дня проживания в городе ты станешь горожанином, и другие горожане тебя уже не выдадут. Если таких вольных городов в стране нет, сваливать в город бесполезно.

Можно дождаться, пока феодал не придет и не заберет тебя на войну, и стать кнехтом. Тебе даже немножко покажут, как пользоваться копьём и щитом… может быть. Если у тебя не поедет крыша от военных зверств и тебе понравится, то ты даже можешь остаться в отряде насовсем — станешь ваффенкнехтом или сержантом. Ты при этом останешься простолюдином, но будешь хотя бы не крестьянином, а воином, у тебя будет оружие, доспех и лошадь, а к старости лет тебя могут и земелькой снабдить — не в феод и не в собственность, а в пользование для самоличной обработки. Если крыша не поедет, но работать на этого дядю надоест — сбегай и становись наёмником.

Можно сбежать в какую-нибудь пещеру или развалины замка и примкнуть к обитающей там шайке разбойников. Тогда тебе можно будет грабить караваны. Можно совместить приятное с полезным, и стать кнехтом у раубриттера — рыцаря-разбойника.

Можно вытянуть счастливую соломинку, стать оруженосцем какого-нибудь мелкого рыцаря, потом обзавестись своими доспехами и стать рыцарем. Имей в виду: не всегда это было возможно, когда рыцарей стало слишком много, этот лифт закрыли. Вдобавок, в Священной Римской Империи, даже получив таким образом повышение в сословии, ты все равно остался бы несвободным: рыцари из крепостных и их потомки назывались министериалами, и имели меньше прав, чем другие.

Можно пойти по церковной линии и служить (Хрустальному Дракону) Иисусу. Этот лифт работал, не переставая, во все времена. Там учили читать, писать, древним языкам и истории, и до появления университетов Церковь была единственным хранилищем знаний. Вдобавок, поскольку в теории церковники не размножались (ну, большинство из них…), все места выше твоего не были заняты чьими-то детьми, и можно быть подняться и стать князем Церкви. На практике там обретались средние (или младшие, что реже) сыновья аристократов, которые доставляли слишком много проблем, чтобы держать их при себе. Ещё можно стать инквизитором и адски отжигать.

Ну и наконец, можно всю жизнь горбатиться, наплодить двадцать детей (из которых до совершеннолетия доживут четверо) и помереть, как только выпадут все зубы. Большинство так и делали.

Если офигенно повезло, то можешь родиться и свободным крестьянином. В первую очередь должно повезти со страной, чтобы там вообще имелось сословие вроде английских йоменов, скандинавских бондов или русских казаков, в сколь-либо значимых количествах. Поскольку свободные крестьяне (в тех странах, где их численности хватало до целого сословия), как правило, имели право на ношение оружия, то можно податься в наёмники. Если же свободных крестьян в стране не хватало на целое сословие, то прав у редкостного свободного крестьянина может оказать существенно меньше, чем в стране, где такое сословие есть.

Если ты горожанин

В городе у средневекового человека была жизнь поинтереснее. Проживали в городе следующие категории населения:

Все эти люди — бюргеры — были лично свободными, но земля у них если и была, то только чуть-чуть и для личного пользования. Основная масса горожан была ремесленниками и организовывалась в гильдии, или цеха — своего рода корпорации и профсоюзы в одном лице. В гильдиях учили ремеслам и помогали организовать сбыт продукции.

В фэнтези, как правило, присутствуют ещё и маги со своими учениками, которые могут быть объединены в гильдию магов, а могут быть объединены в какой нибудь орден. Если же магия полулегальная, подобно алхимии, то обычно ни гильдии, ни ордена нет, либо если они есть, то тайные. В случае наличия гильдии магов она обычно смахивает не на гильдии красильщикам и пивоваров, а на гильдию пушкарей (о ней чуть ниже), но может походить и на гильдию вольных каменщиков, то есть масонскую ложу (масон — дословно «каменщик», и изначально большую часть масонов составляли самые настоящие каменщики, строившие замки и готические соборы). Что касается обучения магии, то если магия является искусством или ремеслом, то обучение магии является сугубо личным и построено по схеме учитель-ученик либо мастер-подмастерье-ученик (аналог джедай-падаван), и какие-либо университеты и школы магии в принципе отсутствуют. Наличие же университета, где учат магии, означает, то что магия в этом сеттинге является более-менее точной наукой, а не искусством, требующим личного обучения.

Сбежав в город от феодала, ты можешь поступить в гильдию учеником и начать учиться какому-нибудь ремеслу — скорее всего, именно это ты и сделаешь, потому что в купцы попасть сложнее, а в университет селюка разве примут?

Что дальше — зависит от того, кто у власти в городе. Город может быть независимым совсем: тогда это город-государство, или город-республика. В этом случае ты можешь надеяться на то, чтобы выбиться в городские богачи: они гораздо менее огорожены сословными правилами, нежели феодалы. Город может быть полунезависимым, тогда он принадлежит некоему феодалу (надеемся, не тому, от которого ты сбежал) и платит ему налоги, но в целом самоуправляется. Феодалом ты не станешь, но «менеджером среднего звена» — вполне. Наконец, город может быть и просто зависимым — тогда твоим амбициям ничего не светит.

Если в город приходит война, ты запишешься в ополчение. Ремесленному люду некогда учиться воинским искусствам, поэтому оружие он использует простое и массовое: копье или пику, и арбалет. Или аркебузу, если в твоем мире такое позволено. Впрочем, если позволено, поступи лучше в гильдию пушкарей. Это самая халявная военная профессия: ты останешься бюргером-ремесленником, даже не ополченцем, и сможешь нагонять суеверный ужас на жителей высоких замков, командуя расчетом огромной бомбарды. Главное в этом деле — быть подальше, когда (не если, а когда) она взорвётся.

Разумеется, водились в городах и криминальные элементы. Это были лихие времена, каждый зарабатывал как мог. Одни только бордели плодили толпы детей, которых ждало не самое счастливое детство. Соответственно, для охраны правопорядка (или хотя бы для видимости, лишь бы на улице мечами не махали) рослых мужичков принимали и в стражу. Соцпакет в виде казармы и похлебки прилагается.

Если ты рыцарь

А вот теперь всё становится интересно. Тебя посвятили в рыцари, у тебя есть конь, доспехи, меч, копьё и туманная перспектива получить небольшой феод. Как его получить? Надо отличиться на войне.

Если сейчас будет большой поход против кого-то Страшного и Нечестивого — осторожнее. Хорошо, если это всего лишь иноверцы: тогда тебе представится шанс записаться в какой-нибудь новообразованный духовно-рыцарский орден с перспективой выбиться в великие магистры, а это уже уровень почти что государей. Если не убьют. Плохо, если это окажется Жуткая Сверхъестественная Фэнтезийная Неведомая Чёртова Хрень. Если это Неведомая Чёртова Хрень — попробуй всё равно записаться в орден, вдруг тебе там отсыплют святых и благостных сил? Если их там нет, а есть только целибат и гнусные морды — хреново быть тобой.

Если же никого Страшного и Нечестивого на горизонте нет, тебе предстоит нормальная нецивилизованная жизнь: участвовать в вооруженных разборках феодалов на коне и с копьём. В смысле, с отрядом. Ты ведь уже завел себе такой? Нет? А почему? Содержать их не на что? Ладно, попробуй пока без отряда, а там видно будет.

Помни: ты пока не настоящий феодал, потому, что у тебя нет феода. Тебе его дадут за доблестную службу, если найдется свободный клочок земли. Тогда ты станешь нижним звеном феодальной лестницы, будешь использовать урожай от своих крестьян (всех трех с половиной и деревенского идиота), чтобы кормить себя, солдат своего копья и своего оруженосца. Если их не хватит — раздай трем крестьянам копья, идиоту дубину, и запиши их в кнехты, а половину крестьянина оставь присматривать за деревней. Не забудь вернуть их на место до уборочной, потому что половина крестьянина с уборочной не справится, и зимой ты будешь сосать… лапу. Можешь построить себе замок, но особенно не шикуй: если ты поручишь своим трем с половиной крестьянам возвести тебе Каркассон, они тебе понастроят, да уж, особенно идиот. Заведи башню на холме, если этого недостаточно — мотт и бейли (холм и огороженный двор), живи и радуйся.

Если феода не дают, ты можешь стать странствующим рыцарем и странствовать в поисках проблем на свой бронированный афедрон. Если это фэнтези околосказочное, поздравляю: ты настоящий приключенец, а около тебя наверняка ошиваются твои друзья клирик, маг и вор. Если нет — то приключения у тебя будут скорее злоключениями. Ах да, можно грабить караваны.

Если ты аристократ

Но, допустим, аффтар наградил тебя реально конкретным титулом. Крестьян у тебя не три с половиной, а три с половиной тысячи, а то и намного больше. Ещё твои далёкие предки понаотрезали от ваших земель феодов вассалам, те — своим, поэтому, если их всех сверху донизу созвать, получится нехилое войско: минимум пятьсот рыцарей с их копьями, и бонусом-довеском полторы тысячи крестьян и пятьсот деревенских идиотов с дубинами (пятьсот половин крестьян остались присматривать за деревнями). С таким уже можно надеяться победить в каком-нибудь сражении. Если ты живешь в сказочном фэнтези — веди их против зла, если нет — против какого-нибудь другого представителя знати, который тебя обидел. Или который обидел твоего сюзерена, потому что как бы ты ни был крут, есть кое-кто покруче, кому ты всем этим обязан по жизни (ты же не король).

Если же никто никого не обидел, можешь наслаждаться мирной жизнью. Можешь подняться в покои своего замка, почитать там что-нибудь (ты ведь умеешь читать?), поиграть с кем-нибудь в шахматы. Потом спуститься в большой зал, попировать там, посмотреть и послушать бородатые гэги своего шута, которого давно пора гнать, потому что все его гэги ты уже знаешь. Всё это тебе настолько быстро надоест до горькой редьки, что ты уже сам захочешь кого-нибудь обидеть, для разнообразия. Если так, то попробуй поинтриговать. Если получится, тебе достанется какой-нибудь ценный бонус. Если не получится — обидишь кого-нибудь, и начнется разнообразие. В обоих случаях ты в выигрыше.

Впрочем, особенно приятно, если ты младший сын. Тогда ты первую часть жизни проведешь в замке со всеми его удобствами, а годам к четырнадцати-пятнадцати, когда тебе все это уже надоест, свалишь из него за приключениями на бронированный афедрон (в ходе которых к тебе будут относиться с куда большим респектом, чем к непонятно кому с непонятно какого холма). Возможен даже вариант, когда ты, будучи формально ещё оруженосцем (ещё не став рыцарем), сам будешь иметь в подчинении рыцарей, подобно настоящему рыцарю-баннере.

Если ты средний сын, скорее всего, по традиции тебя постригут в монахи. С соответствующими вышеупомянутыми карьерными перспективами. Скорее всего, твой папаша постарается, выбить тебе сан священника, а если он окажется достаточно влиятелен и не в ссоре с князьями церкви (у которых вообще-то свои интересы), то при желании[1] может обеспечить и более сильную протекцию (впрочем, ограниченную тем, что князья церкви заинтересованы в том, чтобы покровительствовать своим людям, а не людям твоего папаши). Если ты бастард, а у твоего папаши и без тебя хватает сыновей, то весьма вероятен вариант, когда тебя также постригут в монахи (что впрочем, не так уж обязательно — зависит от твоего папаши и влияния на него законной жены).

В качестве варианта, можешь оказаться не просто аристократом, а городским патрицием в городе-государстве, представляющем осколок империи. В этом случае у тебя скорее всего не замок, а особняк, который, впрочем, вероятнее всего на всякий случай укреплён. Как на случай бунтов, так и на случай, если кому-нибудь захочется штурмовать город[2]. Помимо особняка в городе, у тебя имеется и загородная вилла, в который ты проводишь каникулы, и которая не просто укреплена, а построена с претензией на замок, и в случае чего может отбить штурм какой-нибудь не слишком крупной банды. Город-государство, скорее всего, является аристократической республикой, но может и управляться каким-нибудь герцогом или князем, который может являться как полновластным правителем, так и чисто номинальным. В городе-государстве также может иметься и собственный Сенат, косплеящий времена былой Империи.

Если ты монарх

Допустим, ты выиграл в лотерею у судьбы и родился сыном монарха (джек-пот, если старшим). Или просто прошел тяжелый путь от сперматозоида до суверенного монарха через такие стадии развития, как мелкий бандит/раубриттер/варлорд/узурпатор/самозванец или все прочие вариации. У тебя есть собственный домен, на котором может проживать как три с половиной крестьянина и деревенский идиот, так и три с половиной тысячи. Есть несколько вассалов, от полунищих рыцарей с хромыми кобылами и вороватыми кнехтами, маленькой церквушки (или какая там у вас в государстве религия) и/или крохотного городка с толстеньким бургомистром, до купающихся в роскоши герцогов или вассальных королей (если ты еще и император), здоровенных городов и целого рыцарского ордена. Причем не факт, что второй вариант лучше, ибо аристократы во фразе «первый среди равных» начинают обращать внимание на слово «равных», а не слово «первый», в города стекаются беглые крепостные, а на требования выдать бургомистр ухмыляясь махает из-за городских стен бумажкой с привилегиями, подписанной вашим пра-пра-прадедом после трехнедельного запоя, а князья церкви вообще заявляют, что они служат Богу, а вы так, сбоку припёка. Если ты еще и католик, то добавляется Папа Римский, который должен тебя короновать, но легко может этого не сделать.

Думаешь, на этом проблемы кончились? Ага, щас. У тебя есть женушка, на которой ты, скорее всего, женился по династическим и политическим мотивам и которая в лучшем случае к тебе равнодушна. В худшем она тебя тихо ненавидит, и ты всерьез опасаешься отравленного вина, ядовитой змеи в спальне или кинжала в спине. Есть сыновья и дочери. Со вторыми попроще, их всего лишь нужно сбагрить замуж более-менее приличным соседям (или в монастырь, на крайний случай) и можно забыть об их существовании[3]. С сыновьями всё сложнее, старший уже примеряет на себя корону папаши и всерьез задумывается «А не засиделся ли папенька на троне?», среднего надо протолкнуть в князья церкви, глядишь в будущем пригодится, младшие оболтусы постоянно ищут приключений на свои афедроны или пытаются подсидеть старших, занимаясь бесконечными интригами.

Ах да, интриги. Интриговать у вас при дворе будут все. Недовольные (и довольные, впрочем, тоже) вассалы, семья, церковники, засланцы соседних монархов, а если вам повезло править на исходе феодализма, то еще и (прото)парламент. И всем от вас что-то надо: вольницы, прав, привилегий, снижения налогов и вообще, уважаемый монарх, не лишний ли вы в вашем собственном государстве?

Впрочем, что мы всё о грустном? Есть у монархов не только заботы. Можно устраивать пирушки, охоту, военные походы, рыцарские турниры и просто всячески наслаждаться своей властью, которой действительно много.

Если ты женщина

Всем известно, что феодальное общество было дико сексистским. Однако уровень этого сексизма был наивысшим в высших сословиях — дворянстве и духовенстве — и куда более приемлемым в низших.

Крестьянкам в этом плане вообще «хорошо» в кавычках. Крестьянка, работающая в земле наравне с мужем — абсолютно нормальное зрелище. Крестьянский труд слишком тяжёл, чтобы пренебрегать лишней парой рук из предубеждений.

Горожанкам тоже, в общем-то, ничего. Целые ремёсла считались женскими или унисексовыми (ткачество, прядение, пивоварение, и др.), и соответствующие гильдии укомплектовывались частично или даже в основном женщинами. Вот только поруководить гильдией женщине давали очень редко, и только если это была специфическая, чисто женская гильдия — например, шелкопрядильщиц или повитух. В торговых делах горожанкам позволялось меньше — их уделом была в основном уличная торговля вразнос.

Сложнее приходилось женщинам в духовенстве. Единственная роль, которую им было дозволено играть в этом сословии — монахини. Но это была, пожалуй, лучшая для средневековой женщины возможность заниматься умственным трудом и получать знания, потому что в университеты женщин почти не принимали[4]. Занятие переписыванием книг и рисованием миниатюр в них считалось вполне допустимым для монахини, и, занимаясь им, она читала книги и повышала свое образование (это же занятие позднее стало доступным и для светских ремесленниц). А должность аббатисы была одним из самых завидных статусов, теоретически доступных женщине простого рождения.

(Если ты сочиняешь в фэнтези-сеттинге и хочешь немного облегчить женскую долю, введи женское священство, кто тебе запретит.)

В низшей части феодального сословия, а также примыкающем к нему сословии свободных и богатых земледельцев (там, где оно существовало), женщина не пользовалась свободой, но для неё были предусмотрены кое-какие права. Например, в отсутствии мужа именно жена управляла поместьем или манором, а овдовев, могла остаться главой семьи; она могла носить оружие и защищать поместье от атак соседей.

Ну, и наиболее ограниченным было положение женщин-аристократок в странах, где действовало так называемое салическое право (например, во Франции). Женщина не могла возглавлять аристократическую или королевскую семью ни под каким видом, и ее роль сводилась к рождению наследников. Соответственно, в браке и выборе супруга свободы у неё также не было, а выбор сводился к «выходи, за кого тебе говорят, или иди в монастырь».

Что же до женщин-рыцарей, то это был почти абсурд. Почти — потому, что очень редкие прецеденты были. Например, в Испании был женский рыцарский Orden de la Hacha (Орден Секиры), просуществовавший, правда, недолго, одно поколение. В Италии был духовно-рыцарский орден святой девы Марии, в который принимали и мужчин, и женщин. В романских языках существовало даже специальное слово для обозначения этого феномена — милитисса.

Впрочем, правильная пропорция ума, характера и красоты (а иногда всего двух компонентов — в конце концов, все стареют, а в средневековье особенно рано) может дать тебе более широкие возможности, чем позволяет традиционное общество. Ведь даже при салическом праве не обязательно царствовать формально, если есть возможность де-факто рулить недалеким мужем или несовершеннолетним сыном.

Кроме того, хорошенькая простолюдинка может вытянуть счастливый билет и стать любовницей аристократа или богатого купца. Конечно, будут тыкать пальцами и называть шлюхой, но разве лучше горбатиться в поле или за ткацким станком? И для этого часто мало было одного лишь везения по той причине, что аристократ, проведший ночь с простолюдинкой, через некоторое время мог запросто её забыть, и даже рождение бастарда не освежило бы ему память — просто потому, что он действительно забыл. Поскольку любовь с первого взгляда — редкость, особенно в случае аристократа, не привыкшего, что ему отказывают (будет ломаться — запросто возьмёт силой, и ничего ему за это не будет, так что if rape is unavoidable, relax and take pleasure), то одной ночи с ним, как правило, было недостаточно. Для того, чтобы попасть в его любовницы, требовалось, чтобы близкое общение стало бы более-менее регулярным.

И да, «сущая мелочь»: замуж могли выдать почти ещё ребёнком, например, заключив династический брак или иной политический союз. А в глухих медвежьих углах, с сильными остатками родоплеменного строя, где даже нищий простолюдин не являлся безродным, замуж в политических целях могли выдать даже простолюдинку, просто с целью укрепить связь между родами,

Вариации на тему

« В доме Пань Юйгуя Ёсико постепенно стала отвыкать от японских привычек и приучаться к китайским. В своих мемуарах она вспоминала, как одна из жён Паня пристыдила её за то, что девушка постоянно улыбалась при разговоре. В Японии женская сияющая улыбка почиталась на одном уровне с мужской храбростью, но в Китае беспричинная улыбка ассоциировалась лишь с проститутками, которые «продают радость». Другой важной чертой японского этикета, от которой Ёсико пришлось отвыкнуть, стали поклоны при встрече. «Когда здороваешься, то просто легко кивни головой, — поучала её госпожа Пань. — Нет надобности раскланиваться на японский манер. Люди подумают, что ты пресмыкаешься перед ними». »
Ли Сянлань (Ямагути Ёсико) о разнице между китайским и японским этикетом

Если у нас не строго европейский феодализм, а какой-нибудь Утай, то имеются два базовых отличия. Первое: мелкие и средние феодалы могут прирастать собственными аллодами в ходе освоения целинных земель. Собственными аллодами на краю ойкумены могут обзаводиться даже крестьяне, но, как правило, распахав целину, они «дарят» ее феодалу в обмен на вооруженную защиту и облегчение налогового бремени (свободный крестьянин нес довольно тяжелые государственные повинности).

Поскольку такой аллод может расширяться до бесконечности, а методов против этого нет (это же не феод, чтобы отобрать его и раздробить), рано или поздно окраинные феодалы (которых, наверное, разумнее назыать аллодалами, только термина такого нет) вырастают до уровня самостоятельных удельных князей и начинают выяснять отношения межу собой, а также с центром, при помощи больших батальонов. Тут-то и начинаются всякие «Эпохи Сражающихся Царств», которые очень интересно изучать и описывать, но спаси нас Ишвара в них жить.

Второе базовое отличие утайского феодализма от условно-европейского — это наличие большого класса ученых-книжников, из которого вербуются столь необходимые в государственном управлении чиновники.

Если ты чиновник

Младшие сыновья в Утае обычно выпихиваются не в воинское сословие и не в монастыри, а именно в бюрократию. Независимо от того, какие времена в стране, спрос на их услуги не падает: в мирное время нужно подсчитывать налоги и руководить постройкой каналов и дорог, в военное — командовать войсками и вести военный учет и контроль. Между гражданским и военным чиновником не так уж и велика разница, но гражданские важнее, потому что мечом махать невелика наука, а вот зазубрить стопятьсот иероглифов… Кроме того, нужно как-то осуществлять логистику и снабжение армии, иначе миллионная армия просто подохнет с голоду.

Конечно, в большинстве случаев ты будешь в мирное время разъезжать по утайским бебеням, надзирая за общественными работами, писать бесконечные отчеты, разбирать мелкие дрязги купцов и крестьян, брать взятки помаленьку, а в военное — делать в принципе то же самое, только еще и рискуя жизнью. И годам к тридцати, поднакопив деньжат, купишь себе неприхотливую жену и домик в сельской местности.

Но, возможно, ты просто не рожден для службы царской. Ты образован и умен, вот только ты не чиновник в душе, а мыслитель и поэт. Что ж, ты можешь странствовать по дорогам с мечом для самозащиты и кистью-тушечницей-бумагой-тушью для пропитания. Где напишешь неграмотному крестьянину письмо или челобитную, где набьешься в собутыльники к более удачливому собрату, где пристроишься при феодале или крупном землевладельце обучать его недорослей грамоте либо фехтованию. Скорее всего, ты так и сопьешься и помрешь где-нибудь под забором, не встретившись, как говорится, со своей судьбой, либо будешь зарублен в кабацкой драке таким же раздолбаем, либо казнен, если подвернешься кому не надо под руку не в добрый час.

Но может случиться и так, что ты разработаешь оригинальное учение, им увлечется какой-нибудь владыка, и пристроит тебя в свои советники, а то и министры. И если не падешь ты жертвой придворной интриги, если не отравят и не оклевещут перед господином — то возглавишь собственную школу, прославишься в веках, да еще и в качестве бонуса помрешь в своей постели окруженный многочисленной жадной родней.

Словом, если даже ты простолюдин, путь чиновника для тебя открыт — были бы мозги правильно подключены, достаточно успешно сдать экзамен на мелкого чиновника нижнего уровня и путь дальнейшей к карьере тебе открыт. Ах, да ну и сущая мелочь: нужно десяток лет просидеть за книжками, а не горбатиться с тяпкой над рисом. Впрочем, долгими зимними вечерами (если живёшь не в южной провинции, где зимы в принципе не бывает) все равно нужно чем-то заниматься… если нашлось кому выучить тебя грамоте (а книги написаны не на разговорном, а на особом литературном языке, так что помимо нескольких тысяч иероглифов тебе нужно ещё и выучить другой — учёный язык; ну и хорошо бы знать язык столичных чиновников — для сдачи экзамена он в принципе не нужен, но в процессе работы нужно будет изъясняться прибывшими из столицы с чиновниками, часто на твоём родном диалекте совсем не говорящих), и если ты, конечно, не женщина. Если ты женщина, то заниматься ты будешь прядением, тканьем, кройкой и шитьем. И никак иначе. Ну разве что тебя продадут в «веселый дом», где при большом везении обучат-таки грамоте, чтобы ты была не просто давалкой, а шикарной куртизанкой. Куртизанка больше зарабатывает.

Если ты женщина

То прав у тебя еще меньше, чем в средневековой условной Европе, особенно если ты вторая-третья-четвертая жена, а то и наложница. Независимо от того, в каком сословии ты родилась, замуж ты пойдешь, за кого скажут. И дальше все зависит от того, повезло тебе родить сына-наследника или нет. И выживет ли он. И захочет ли отец его признать. Бонус: скорее всего, захочет, ведь чем больше у тебя сыновей — тем больше шансы на благополучное посмертное существование. Минус: если рождаются одни дочери, то не взыщи: по своему положению ты будешь практически рабыня. За одним исключением: если твои родители/муж придворные, то дочерей они могут пропихнуть в императорский гарем, и тогда держи кулаки, авось да станешь тещей императора и бабушкой принца (некоторые, становились пожизненными регентшами, правда, на пути к этому часто переходили моральный горизонт событий). Это если, конечно, подруги по гарему не удавят твою дочь в борьбе за трон.

В остальных случаях скажи спасибо, если тебя не заставят убивать своих дочерей.

Если ты овдовела, то не сможешь унаследовать после мужа ни землю, ни дело. Скажи еще спасибо, если родня мужа не заставит тебя покончить с собой: так им больше достанется. Но если ты мать единственного наследника, а многочисленных братьев у мужа нет — то у тебя есть шанс вести самостоятельную жизнь в качестве «регентши» при малолетнем ребенке. При этом хозяин дома все равно он и все права у него. Кроме того, обычно иметь две жены считалось незаконным (наложниц иметь было можно), но купцам и чиновникам, по долгу службы, живущим месяцами на два дома находящихся в разных провинциях, официально узаконивалось двоежёнство, в этом случае, та жена, что в отсутствие мужа оставалась на много месяцев одна получала право самостоятельно представлять его интересы в его отсутствие.

Лучше и свободнее всего живется… куртизанкам высшего разряда. Особенно если удастся найти себе покровителя или выкупиться самой и уйти на вольный промысел.

Скорее всего, иероглифическое письмо ты читать не умеешь — не сочли нужным обучить. Но, если ты из обеспеченного сословия, то можешь владеть так называемым «женским письмом». В Китае нюй-шу (дословно «женское письмо») в годы культурной революции пришло в забвение, а в Японии и Корее хирагана и хангыль переросли в общеупотребительный алфавит.

Примечания

  1. Джефри Плантагенет стал архиепископом не при своём отце — Генрихе Плантагенете, а при своём сводном брате — Ричарде Львиное Сердце.
  2. В реальной истории, помимо войн между городами-государства, их часто штурмовал Император Священной Римской Империи, номинально как бы римский император, но фактически являвшийся германским королём, тщетно пытавшийся собрать вместе разрозненные осколки Римской Империи.
  3. Если нет желания поинтриговать, рискуя жизнями родных дочерей, а то и вовсе устроить «красную свадьбу». Правда, возможности строить интриги сильно ограничены тем, что выдать принцессу замуж по династическому браку в 12 лет считалось вполне нормальным, но от 12-летней девочки трудно ожидать активного участия в интриге, и даже 15-летняя принцесса — больше пешка в игре, чем настоящий игрок.
  4. Редкие исключения вроде Ребекки де Гуарны и Доротеи Букки не в счёт.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты