Справочник автора/Мифология народов Европы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Многие начинающие авторы горят желанием сотворить что-то своё, непохожее на Стандартный фэнтези-сеттинг, но при этом и не совсем уж экзотическое. Как правило, стандартный фэнтези-сеттинг основан на английской традиции, сочетающей в себе кельтскую и северногерманскую с уклоном в последнюю, так что эльфами-гномами уже никого не удивишь. Тем не менее, богатые традиции славян, балтов, финно-угров, континентальных германцев в фэнтези почти не охвачены, а зря.

С другой стороны, даже «попсовые» скандинавскую и кельтскую традиции среднестатистический МТА знает очень плохо. Кто-то может назвать ещё хотя бы пять скандинавских богов, кроме Тора, Одина и Локи? А имена Кернуннос[1], Езус[2], Тевтат кому-то о чём-то говорят? Данная статья попытается исправить эту проблему и заодно просветить читателя хотя бы в азах европейских традиций.

Так же эта статья поможет писателю, пытающемуся создать более-менее достоверную СФК любого индоевропейского народа в языческую эпоху, разобраться с тем, что же такое индоевропейское язычество и как оно работает. Античная традиция в этом смысле — плохой помощник: она впитала в себя слишком много разнородных неиндоевропейских элементов.

Содержание

[править] Основные понятия

Все индоевропейские традиции (славянская, кельтская, балтская, германская, индийская) произрастают из общего корня — т. н. праиндоевропейской традиции. Насчёт прародины индоевропейцев мнения учёных разнятся. Называют курганные культуры Причерноморья, культуру боевых топоров, неолитические земледельческие культуры (т. н. теория палеолитической непрерывности). Так или иначе, но факт остаётся фактом — вплоть до середины-конца третьего тысячелетия все индоевропейцы составляли почти единое целое, а потом разбрелись кто куда. Сначала отделились протоиранцы (арии), потом — протоиталийцы и протохетты, потом — кельты и германцы, и только в самом конце из оставшейся общности выделились праславяне. Остаток же, «магистральная», так сказать, ветка, эволюционировал в балтов. Учёные выделяют следующие понятия, встречающиеся у всех индоевропейцев:

[править] Праиндоевропейские боги

На основе сравнительной лингвистики учёные восстанавливают такие имена древних богов, которых почитали наши общие предки:

[править] Балтская мифология

Когда-то балты населяли не две маленькие страны в Прибалтике, а почти весь северо-восток Европы от Одры до Волги, но потом что-то пошло не так. Из балто-славянской общности примерно в X веке до нашей эры выделились, собственно, славяне (вернее, праславяне), которые проживали тогда по течению Припяти и на территории современной Польши. В начале нашей эры, спасаясь сперва от сарматов, потом от готов и гуннов, славяне двинулись на север и северо-восток, подселяясь к своим родичам-балтам и ассимилируя их. В итоге к седьмому-восьмому векам нашей эры территория балтов уменьшилась на две трети. Славянизация оставшихся балтов продолжалась в течение всего периода существования Киевской Руси; на западе племена пруссов были уничтожены Тевтонским орденом. Так или иначе, но в силу того, что в единственном значительном балтском государстве Средних веков — Великом Княжестве Литовском — вся книжная культура была славянской (как и 90 % населения), информации по балтийской мифологии у нас, наверное, ещё меньше, чем по славянской и континентально-германской.

Отличительной чертой балтской мифологии является её невероятная архаичность, вплоть до видимых невооружённым глазом прямых параллелей с Ведами. Древние верования индоевропейцев балты сохранили практически без изменений — недаром остались на индоевропейской прародине.

[править] Боги балтского язычества

Что почитать? Мария Гимбутас, «Балты. Люди Янтарного моря», Иванов и Топоров «Балтийская мифология».

[править] Мифология континентальных германцев

Когда говорят о германской мифологии, обычно имеют в виду мифологию скандинавскую, которая сохранилась, пожалуй, лучше всех в Европе, если не считать античной. Однако у СФК континентальных германцев, особенно эпохи Великого переселения народов (саксы, франки, готы, бургунды, вандалы, лангобарды) скандинавские имена богов и мифологические реалии будут смотреться чуть менее странно, как в печально известной «Велесовой книге» смотрятся индийские Яма, Индра и Шива у славян. Между записью скандинавских Эдд (XIII век) и упадком язычества у континентальных германцев (раннее средневековье) — много веков.

Так как многие континентальные германцы крестились очень рано (готы — в середине IV века, франки — в V веке, англосаксы — в конце VI), а вдобавок ещё и сильно ассимилировались с покорённым ими аборигенным населением римских провинций, то источников по их верованиям не просто очень мало — ещё и не представляется возможным выделить собственно языческие мотивы из данных этнографии, как поступают учёные с кельтами, славянами и балтами. Но кое-какая информация всё же есть.

[править] Кельтская мифология

Когда-то кельтам принадлежала почти вся Европа. Выйдя из колыбели — гальштатской культуры бронзового века — эти ребята заняли всю центральную Европу и Британские острова, а также Испанию, северную Италию и даже забрались в Малую Азию. Апогеем их могущества стали четвёртый-третий века до нашей эры, когда они разорили Рим и чуть не захватили Дельфы. Вопреки устоявшемуся стереотипу, дикими варварами кельты отнюдь не были: их кузнечное искусство не было превзойдено как минимум до Высокого средневековья, они имели множество многолюдных городов, процветали торговля и земледелие. Кельты оказали огромное влияние не только на ближайших соседей-германцев, но и на славян: обработке железа наши предки научились именно от них.

Затем, как водится, что-то пошло не так. Во втором веке до н.э римляне заняли Цизальпинскую Галлию (кельтские земли на севере Италии), затем в начале первого века до нашей эры дакийский царь Буребиста сильно проредил популяцию кельтов в Восточной Европе. На Рейне кельтов начали теснить германцы, а гранд-финалом для континентальных кельтов стала Галльская война Юлия Цезаря. Сломив сопротивление всех основных кельтских племён, он подчинил Галлию Риму. Так же Цезарь дважды высаживался в Британии, но завоёвывать её не стал: это сделали сто лет спустя император Клавдий, присоединивший к Риму земли современной Англии, и Веспасиан, завоеваший земли силуров (Уэльс).

Таким образом, к началу второго века нашей эры независимые кельты остались только в Ирландии и Шотландии. После сдачи Британии императором Гонорием (410 год) кельты возродили свои королевства в Англии, Корнуолле и Уэльсе, но вскоре были захвачены англосаксами. Кельты, бежавшие из Корнуолла на материк, дали начало исторической области Бретань во Франции. Королевства Уэльса, такие как Дехейбарт и Поуис, сохраняли независимость до двенадцатого века, а самое сильное из них — Гвинедд — до 1282 года.

Кельтская языческая мифология сохранилась неодинаково. Например, о континентальных кельтах или кельтах Англии мы знаем только имена их богов. Ирландская и уэльская традиции сохранились не в пример лучше (в какой-то степени даже лучше скандинавской), хотя все предания записывались монахами, которые вполне могли вносить сознательные искажения, чтобы не возрождать языческий культ. Впрочем, информации об этих верованиях всё равно более чем достаточно.

[править] Боги континентальных кельтов

[править] Боги Ирландии

[править] Боги Уэльса

[править] Скандинавская мифология

[править] Славянская мифология

Славянская мифология сохранилась одновременно плохо и хорошо. Плохо — потому что у славян-язычников не было развитой письменной традиции, а после христианизации почти все славянские народы подвергались разрушительным нашествиям иноплеменников, так что если у нас и были свои Снорри Стурлусоны, то их труды сгорели в пожарах монгольских набегов на Русь и турецких — на Балканы. Потому у нас нет текстов о славянском язычестве, составленных носителями этих взглядов. Хорошо — потому что славяне крестились гораздо позже тех же кельтов, и в народных песнях, былинах, поверьях масса языческих элементов. Учёные спорят, имело ли место поверхностное «охристианивание» язычества или наоборот, но сам факт такого спора уже говорит о многом. Так или иначе, но благодаря трудам учёных мы можем восстановить славянскую мифологию с той или иной достоверностью.

Серьёзной проблемой славянской мифологии является масса фальшивок. «Велесова книга», «Славяно-арийские веды», прильвицкие идолы — всего и не перечислишь. Использовать их элементы в своих произведениях, конечно, можно, но на свой страх и риск. Указывать взятых оттуда богов, вроде Крышня, Вышня, Рамхата и летающего на круголёте Числобога, здесь не нужно. Posmotre.li не поддерживает псевдонауку.

[править] Пятиминутка истории

Проблема этногенеза славян — один из самых запутанных вопросов истории. Наиболее обоснованно выглядит концепция советского археолога Седова, выводящего наших предков из балто-славянских племён пшеворской культуры на юге современной Польши, где античные авторы помещают племена лугиев, ставанов и венедов.
«Славяне на исконной родине. Между туранским кнутом и готским мечом», художник — А. Муха. Весь трагизм событий, вынудивших славян расселиться по всей Восточной Европе, в одной картине.
В начале нашей эры славяне расселились по Припяти и в среднем течении Днепра, приняв участие в формировании т. н. зарубинецкой культуры и особенно её северной, «киевской» части. Также славяне дошли и до Карпат. Во втором веке начинается движение на юг германских племён; в низовьях Днепра, Буга и Днестра возникает черняховская культура — полиэтническое образование, в котором жили готы, славяне и сарматы. В это время славяне заимствуют у готов понятие военной аристократии, на что указывают такие заимствования, как «витязь», «князь», «меч», «шлем». Другой слой заимствованных в ту эпоху слов относится к церковной жизни: готы приняли из Рима христианство арианского толка, обеспечив таким образом и первое знакомство славян с этой верой. Отсюда в славянских языках термины, восходящие к латыни, а не греческому языку: «крест» (а не «ставрос»), еретик (а не «гетеродоксос»), церковь (а не «екклесия»). Впрочем, особого успеха среди славян и сарматов новая вера тогда, судя по всему, не имела. К этой же эпохе относится первый известный нам эпизод славянской истории — рассказ готского летописца Иордана о войне готского короля Визимера с князем Бусом и гибели последнего. Отдельные античные источники повествуют о том, что в лихих набегах готов на Рим участвовали также народы «споров» и «боран». В них можно предполагать славян, но это уже необузданные догадки.

Разгром черняховских племён гуннами вызвал, с одной стороны, упадок славянской культуры, с другой — заставил наших предков расселяться вверх по Днепру и на запад от Карпат.

Приход хорватских племён в Далмацию (берега Адриатики) глазами другого известного художника-славяниста — Целестина Медовича.

В начале шестого века славянские племена склавинов и антов (последних учёные считают славянизированными сарматами) начинают нападать на Византию; собственно, именно с этого момента учёные говорят именно о славянах (а не праславянах\балтославянах\венедах). В ходе захватнических походов славяне заселяют почти все Балканы, включая Пелопоннес и Крит (впрочем, оттуда славян вскоре выкурили). На северо-западе славяне доходят до современной Дании, на юго-западе — до современного Триеста. В конце шестого века южные и часть восточных славянских племён попадают под власть авар, но ненадолго — в 630 году князь Само сбрасывает аварское иго и попутно создаёт первое славянское государство. Оно распалось после смерти Само, но территории современных Хорватии, Словении, Чехии под власть авар больше не вернулись.

В VIII—IX веках славянские государства становятся заметными субъектами европейской политики. Хорватские князья пиратствуют на Адриатике, полабские — на Балтийском море. Кочевые племена булгар, после распада болгарского ханства (Великая Болгария), расселившиеся в Подунавье, объединяются со славянским Союзом семи племён в могущественное Болгарское царство. На территории современной Восточной Германии славянские племена руян, велетов (они же лютичи), ободричей и поморян (т. н. «полабские славяне») создают самобытную культуру с величественными храмами в честь своих многоликих богов. Их святилища и города — Аркона, Ретра, Волин, Старигард — впечатляли даже видавших виды средневековых хронистов. Возникают Великая Моравия, пястовская Польша, Сербия, Карантания и Русь. Кирилл и Мефодий создают глаголицу и кириллицу — до них славяне-христиане писали греческими буквами «без устроения», а язычники — считали и гадали по чертам и резам.

В десятом веке бОльшая часть славян принимает христианство. Дольше всех сопротивлялись полабские славяне (Аркона разрушена только в 1168 году), что, по-видимому, и стало причиной их почти полной ассимиляции немцами.

[править] Традиционное мировоззрение славян

Славяне видели мир единой одушевлённой системой — телом Первобога, как и другие индоевропейцы. Вот как описывает этот пантеизм такой видный апокриф народного христианства, как «Голубиная книга»:

«
У нас белый вольный свет зачался от суда Божия,
Солнце красное от лица Божьего,
Самого Христа, Царя Небесного;
Млад-светел месяц от грудей его,
Звезды частые от риз Божиих,
Ночи темные от дум Господних,
Зори утренни от очей Господних,
Ветры буйные от Свята Духа,
Дробен дождик от слез Христа,
Самого Христа, Царя Небесного.
У нас ум-разум самого Христа,
Наши помыслы от облац небесныих,
У нас. мир-народ от Адамия,
Кости крепкие от камени,
Телеса наши от сырой земли,
Кровь-руда наша от черна моря.
От того у нас в земле цари пошли:
От святой главы от Адамовой;
От святых мощей от Адамовых;
От того крестьяны православные:
От свята колена от Адамова.
»
http://www.litra.ru/fullwork/get/woid/00345821231862344106/

Здесь под влиянием христианства и феодализма произошли разделение Первобога и Первочеловека, причём от первого происходит Вселенная, а от второго — общественное устройство («мир-народ», здесь «мир» в значении «крестьянская община»). Изначально в подобных воззрениях Первосущество было одним, как скандинавский Имир, и звали его, само собой, не Христос и не Адам. Как именно? Неизвестно, возможно, словом, родственным скандинавскому «Имир» и ведическому «Яма».

Во всех славянских традициях сохранились следы изначальной пары — Отца-Неба и Матери Сырой Земли. Имя первого реконструируется как «Див» или «Дый»; со временем он стал восприниматься как враждебная сила (в южнославянском эпосе самодивы — злобные ведьмы, враждебные людям, в «Слове о полку Игореве» Дий, клича с древа, предвещает погибель войску русичей), а место супруга Земли занял Громовержец (Перун, он же Додол) или бог сияющего неба (Сварог или Даждьбог). Что же до Матери-Земли, то с именем для неё обычно не заморачивались, хотя у отдельных славянских народов известны имена Пеперуда, Додола и Мокошь\Магожь. Дождь, посылаемый с небес на землю, воспринимался как оплодотворение Матери-Земли Отцом-Небом; зима — как время беременности Земли, которую в это время запрещено беспокоить.

Географически мифологический мир славян был, опять-таки как и у всех индоевропейцев, одновременно троечастным (вышний мир ака Ирий, срединный мир, нижний мир) и двухчастным (миры живых и мёртвых). Материальный мир отделялся от духовного либо большой водой — Окиян-морем сказок и заговоров, либо огненной рекой (река Смородина, от слова «смрад»). Пересечь огненную реку можно по Калинову мосту. Смысл этого названия двоякий. Во-первых, калина связана с погребальным обрядом (в Украине её высаживали на могилах), во-вторых, в нём читается тот же корень, что и в слове «раскалить» — сравните с огненным мостом Бифрост, ведущим в Вальгаллу, и мостом Сират в исламе. Поддерживают Землю в океане либо рыба-кит, либо однорогий Индрик-зверь. Они устают, и земля постепенно погружается в бездну, причём в нынешнее время она уже погибла на три четверти (сравните с Чатур-Югой Вед, где в каждой из четырёх эпох добродетель уменьшается на четверть).

С миром мёртвых ассоциировался не только мир, куда уходят души, но и просто чужая земля. Как и у других индоевропейцев, поход воина в чужую землю воспринимался как смерть, а его возвращение — как воскрешение. Очень интересна в этом смысле былина о Волхе Всеславьевиче и его походе в Индийскую или Индейскую землю. Индия и тем более индейцы тут, конечно, ни при чём — былинный топоним происходит от корня «иной». Иная, чуждая земля, одним словом. Волх — хтонический персонаж, рождённый от людской царевны и змея; он не просто великий воин, но также чародей и оборотень. С помощью колдовства и хитрости он свергает правителя Индийского царства и сам становится новым правителем. У этой былины, как и у любого древнего предания, есть несколько смысловых слоёв. Первый, самый очевидный — поход «воинского братства» вроде тех, что описаны в разделе о праиндоевропейцах, в чужую землю с целью её покорения. Он может отождествляться и с набегами праиндоевропейцев на неолитические племена, и с вторжением славян в Византию в VI—VII веках, и с нападениями словен на менее удачливых соседей по Балтике — во всех трёх случаях дело кончалось завоеванием. Но можно выделить и другой слой, мифологический. Черты Волха сближают его с Велесом, который был в том числе и владыкой царства мёртвых, «Солнцем загробного мира». Индийское царство былины отделено от родины Волха большой водой — так же, как загробный мир отделён от царства живых. Итак, перед нами вполне может быть история о захвате Велесом власти в царстве мёртвых, рождённая из реальных событий завоевания славянами чужих земель. Вот такое интересное отождествление.

В центре земли стоит остров Буян, он же Березань. На нём находится «бел-горюч» камень Алатырь. Под собой Алатырь скрывает силы зла, заточённые Богом в подземелье, либо несметные сокровища, либо смерть Кащея. На Алатыре находятся престол мирового владычества и мировое древо, последнее воспринималось как дуб либо берёза, растущая вверх корнями, вниз кроной.

Жили праславяне небольшими общинами, каждая из которых состояла из нескольких родов. Минимальный «род» включал в себя как минимум три поколения (дед-отец-сын) или же несколько братьев-«отцов» с их сыновьями. Наибольшее количество прав имели совершеннолетние мужчины, которые могли не только в случае опасности встать на защиту рода с оружием в руках, но и самим устраивать набеги на соседей, принося роду как воинскую славу, так и материальные ништяки. Женщины имели меньше прав, но не до такой степени, как это представляется «особо прогрессивным» людям нашего времени: «Домострой» возник гораздо позже, и вообще, вся эта муть с женским затворничеством — сомнительного качества заимствование у византийцев. Славянки могли быть воительницами, принимали участие в наследовании, в т. ч. и верховной власти, имели право на развод. Дети и неженатые члены рода (а также женатые, но пока бездетные) занимали подчинённое положение — их называли словом «челядь». Несколько родов составляли общину, причём были, они, как правило, соседскими, а значит, зачастую полиэтничными. Это стало одним из факторов, обусловивших ассимиляцию славянами множества балтских, индоиранских, германских и финно-угорских племён.

На территориях, где велась интенсивная торговля, уже в раннем железном веке возникают первые протогорода (Бискупинское городище на Янтарном пути, Бельское, ассоциируемое с геродотовским Гелоном — на границе со скифами), но настоящий «городской бум» начался всё-таки тысячелетием позже, ближе к IX веку. Большой авторитет в обществе имели старейшины-волхвы, знавшие обряды и древние предания. Военная знать у славян начала формироваться поздно и больше под влиянием внешних факторов, что, однако, не мешало нашим предкам быть гордой и воинственной расой: удалые набеги на соседей описываются в эпосе как весьма похвальные деяния, да и письменные источники о распиаренном «миролюбии» славян ни сном, ни духом. Основным источником пропитания было земледелие, также достаточно высокое положение в обществе занимали ремесленники. А вот кузнецов побаивались, и они часто селились отдельно от городищ. Были у славян и рабы. В рабство попадали как обедневшие члены общины, так и военнопленные. Вторым по началу отмеряли срок, который они должны были отработать, после чего отпускали или же зачисляли в полноправные члены общины; затем от этой практики отошли. Рабы в общине были на положении младших детей.

С формированием военного сословия у славян установилось двоевластие — с одной стороны «священный князь», волхв, с другой князь воинский. Первый постепенно превратился в декоративную фигуру — арабские источники пишут, что «священные князья» славян только пируют и совокупляются с жёнами.[7] Кстати, обратите внимание: в былинах Владимир Красно Солнышко и впрямь как будто сошёл со страниц заметок арабских путешественников, за него всё делают богатыри. Аналогично и в южнославянском эпосе — ратные подвиги вершат витязи-юнаки на службе царей и князей. Они даже проходят вместо своих повелителей свадебные испытания. Подобная «лень» несла следующий смысл: верховный правитель есть бог во плоти, «Даждьбожий внук», воплощение Солнца. Он — сакральный центр, стержень, на котором держится вся жизнь общины. Потому-то ему нужно оставаться ритуально недвижимым. К моменту складывания первых славянских государственных образований (VII век) подобная система уже вовсю глючила: военным князьям не нравилось, что они проливают свою кровь, а бОльшая часть почёта достаётся не им. Их, конечно, можно понять, но именно поэтому славянские князья, только-только успев укрепить свою власть, сразу же стремились принимать христианство, чтобы выбить землю из-под ног жреческого сословия.

Разновидностей брака у древних славян было несколько. Источникам известны как брак «умыканием» (похищение невесты женихом по предварительному сговору, кстати, невесте похитить жениха тоже было можно), так и «чинный брак» по договору между семьями. Как правило, жена переходила в род мужа, но не везде.

Традиционной славянской этике были свойственны чёрно-белая мораль и беспощадный ригоризм. Идеалом общинной жизни был «лад» — полюбовное согласие между её членами, которые должны быть «милы» и «любы» друг другу. Славянский эпос воспевает храбрость (понимаемая как решительность и стремительность действий, зачастую для современного человека граничащая с безрассудством), честность, верность правителю и роду, мудрость, физическую красоту и силу. Отступление от этих категорий жестоко карается — полутонов славянская традиция не знает. Древнейшие славянские слова для обозначения всего светлого и доброго («благо», «добрый», «доброта») несут в своих значениях идеи прочности, стабильности, достатка. Добивающийся их человек обретает «славу», «честь» и «хвалу», он «люб» своему роду, полезен для него — таков был главный жизненный идеал наших предков. Вообще, славянская культура весьма анти-индивидуалистична, что доказывается и относительной бедностью именослова, особенно простонародного. Главными этическими категориями были Правда и Кривда — с большой буквы, потому что в сказках и духовных стихах они действуют как полноправные персонажи. Человек, как и бог, должны поступать по Правде, только тогда они достойны почитания. К этим понятиям примыкает «рота» — языческая клятва, которая использовалась в суде и при составлении договоров. Хранителями роты были Перун, Велес и ещё один «бог, в которого веруем», как сказано в договоре Святослава. Вряд ли этим загадочным третьим богом был бог христианский. Скорее всего, здесь табуировано имя Рода или Сварога. За нарушение роты Перун карал распрями («своими же мечами посечены будем»), а Велес — болезнями («будем желты, как золото»).

Религия славян была весьма богатой и сложной, включала в себя множество разноплеменных элементов. Каждый род почитал своих усопших предков, каждый дом — собственных хранителей (домовых). Также почитались духи лесов, рек, дорог, полей, холмов и, разумеется, великие боги. Пантеон более-менее совпадал у всех славянских народов, отличались лишь имена и второстепенные атрибуты. В честь календарных событий устраивались сюжетные игрища, дожившие до нашего времени (колядование, гадания, проводы зимы, купальские празднества и так далее) и, конечно, пиры с обильным угощением — стравой. Богам и духам приносились жертвы, в том числе человеческие. Последние совершались достаточно редко (частые и систематические жертвоприношения людей в условиях маленькой общины — верный путь к самоубийству, а идиотами наши предки не были совершенно точно). В жертву приносились люди, на которых указывал жребий, а также преступники и военнопленные. После умерщвления жертву расчленяли, насаживая голову на кол, а части тела развешивая вокруг. Это мрачное действо было, по-видимому, воспроизведением смерти Первосущества и явления мира из частей его тела. С сотворением мира увязывалось и установление общественного уклада. Преступник или иноземный захватчик посягали на этот уклад, тем самым уподобляя себя Первосуществу — а значит, должны были идти до конца, чтобы нарушенный порядок был восстановлен.

[править] Главные боги древних славян

[править] Славянский бестиарий

Индрик-зверь, картина Виктора Королькова

[править] Что почитать?

Научпоп, содержащий изложение основных понятий доступным языком:

Славянские мифы, легенды и данные по бестиарию:

Академическая литература для продвинутых:

Алексеев, Седов и Клейн (лучше в таком порядке) — азы, остальное — по желанию. Концепция Клейна с отрицанием Ярилы, Рода и приписыванием Перуну роли умирающего и воскресающего божества очень радикальна и грешит гиперкритицизмом (он сам признаёт, что хватил лишку), но в академической литературе вообще следует в первую очередь смотреть на фактический материал, а не на его интерпретации. БОльшая часть данного раздела, кстати, написана по Алексееву, Седову и Серякову.

Первоисточники

[править] Что НЕ читать?

У неоязычников-родноверов из КЯТ и ССО СРВ есть «чёрный список» основных фриков как людей, вредящих возрождению традицинных славянских верований. За ссылки на них историки и просто интересующиеся вас подымут на смех, а адекватные родноверы перестанут общаться (ИРЛ) или забанят (в интернете). Вот этот перечень в том виде, в каком он был принят (Ссылка):

Даже если вы не обнаружили автора какой-либо книги в данном списке, это ещё не повод ему доверять. Итак, что, помимо вышеперечисленного, должно насторожить при чтении из такого, что обычно бросается в глаза при чтении первых же страниц?

У славянских народов древняя, богатая и сложная история и культура. Когда Асов, Чудинов, Хиневич, Левашов и прочие профессора Выбегалло от славистики говорят, что академические историки считают славян рабами и дикарями, что никаких источников, кроме их бреда, не сохранилось и прочее — они нагло врут. В выдумках мы совершенно не нуждаемся.

[править] Как избежать стереотипов

[править] О чём бы написать?

Авторы исторической прозы и фэнтези, когда говорят о славянах, обычно вспоминают либо зарю Киевской Руси (Рюрика, походы Олега на Царьград, Святослава и его войны, крещение Руси), либо её упадок (монгольское нашествие). А что ещё было интересного из такого, что буквально само просится на страницы эпичного цикла?

[править] Финно-угорская мифология

Финно-угры не являются индоевропейцами, но многое у них позаимствовали.

[править] Примечания

  1. Варкрафтеры знают похожее имя — Кенарий, чьим прототипом и послужил Кернуннос.
  2. Нет, это не Иисус по-польски!
  3. Представления о том, что боги разных народов на самом деле одни и те же сущности под разными именами — это уже античность, а до неё было ещё далеко.
  4. Источниками власти были именно боги солнца — если не у всех индоевропейцев, то у многих. Отсюда именование былинного Владимира Красным Солнышком и «Даждьбожьи внуци» из «Слова о полку Игореве».
  5. Жрицы Великой Богини принижали значение мужского начала, чем это чревато — читайте дедушек Фрейда и Юнга. Приходилось выкручиваться.
  6. Да, да, индоевропейская мифология просто обожает инцест.
  7. Впрочем, то и другое имело глубокий смысл с точки зрения магического мышления: князь как бы обеспечивал плодородие и благополучие своей земле.
  8. Видимо, вейлы из Гарри Поттер — это те самые вилы.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты