Справочник автора/Мифология народов Европы

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Многие начинающие авторы горят желанием сотворить что-то своё, непохожее на Стандартный фэнтези-сеттинг, но при этом и не совсем уж экзотическое. Как правило, стандартный фэнтези-сеттинг основан на английской традиции, сочетающей в себе кельтскую и северногерманскую с уклоном в последнюю, так что эльфами-гномами уже никого не удивишь. Тем не менее, богатые традиции славян, балтов, финно-угров, континентальных германцев в фэнтези почти не охвачены, а зря.

С другой стороны, даже «попсовые» скандинавскую и кельтскую традиции среднестатистический МТА знает очень плохо. Кто-то может назвать ещё хотя бы пять скандинавских богов, кроме Тора, Одина и Локи? А имена Кернуннос[1], Езус[2], Тевтат кому-то о чём-то говорят? Данная статья попытается исправить эту проблему и заодно просветить читателя хотя бы в азах европейских традиций.

Также эта статья поможет писателю, пытающемуся создать более-менее достоверную СФК любого индоевропейского народа в языческую эпоху, разобраться с тем, что же такое индоевропейское язычество и как оно работает. Античная традиция в этом смысле — плохой помощник: она впитала в себя слишком много разнородных неиндоевропейских элементов и вдобавок неоднократно подвергалась творческому переосмыслению со стороны философов и поэтов, так что верования классических греков и тем более римлян от изначальной религии их индоевропейских предков весьма и весьма далеки. По той же причине решено вынести в отдельную статью и верования потомков индоариев — индийцев и персов.

Основные понятия[править]

Культуры Старой Европы с традиционной точки зрения. Индоевропейская культура боевых топоров сложится несколько позднее на юго-востоке Балтики. С точки же зрения теории палеолитической непрерывности, где трипольцы Украины считаются индоевропейцами и причисляются к днепро-донецкой культуре, сабж выглядит как-то так.

Все индоевропейские традиции (славянская, кельтская, балтская, германская, индийская) произрастают из общего корня — т. н. праиндоевропейской культуры. Насчёт прародины индоевропейцев мнения учёных разнятся. Называют курганные культуры Причерноморья, культуру боевых топоров в Центральной Европе и на берегах Балтики, неолитические земледельческие культуры (т. н. теория палеолитической непрерывности). Так или иначе, но факт остаётся фактом — вплоть до середины-конца третьего тысячелетия все индоевропейцы составляли почти единое целое, а потом разбрелись кто куда. Сначала отделились протоиранцы (арии), потом — протоиталийцы и протохетты, потом — кельты и германцы, и только в самом конце из оставшейся общности выделились праславяне. Остаток же, «магистральная», так сказать, ветка, эволюционировал в балтов.

Прежде чем говорить собственно об индоевропейцах, нужно немного рассказать об их соседях (хотя они, по-хорошему, заслуживают отдельной статьи). Ими были жители так называемой Старой Европы: представители ряда миролюбивых земледельческих культур, населявших Аппенинский полустров (культура импрессо), Балканы (культура Винча, баденская, старцевская и крито-микенская культуры), территорию Румынии, Молдовы, Западной и Центральной Украины (трипольская культура[3]). К какой языковой группе они относились, сказать сложно. Если их реликтом являются баски, то это совершенно особая этническая группа, разошедшаяся с индоевропейцами давным-давно, как бы не в мезолите. Если же нет — тут возможны варианты, вплоть до выведения кельтов из культуры импрессо, а славян из Бадена, Старцево или Триполья, но это версии хоть и научные[4], но маргинальные и здесь рассматриваться не будут.

Общество Старой Европы было, как уже говорилось, относительно мирным (орудия войны и следы сражений появляются в археологических памятниках довольно поздно и связаны с экспансией индоевропейцев) и матриархальным. Было оно также довольно развитым: отдельные трипольские протогорода будут побольше средневекового Киева. По поводу матриархата — не нужно представлять себе тотальное унижение мужчин а-ля общество дроу из D&D и мускулистых женщин-воительниц: это выглядело и работало немного не так. Под матриархатом учёные понимают матрилокальность (переселение мужа в общину жены), матрилинейность (счёт родства по материнской линии, как сейчас у евреев) и доминирование женщин в первую очередь в духовной сфере. О религиозных верованиях единой точки зрения нет.

К сожалению, любая идиллия рано или поздно заканчивается. Матриархальное общество, хотя и не знало некоторых проблем общества патриархального, всё же несло целый комплекс проблем собственных. В первую очередь, это было огромное количество табу и жуткий консерватизм, во вторую — жрицы выродились в самодурствующих тиранок (об этом есть много припоминаний в фольклоре, см. например, главу «Тёмная сторона матриархата» в труде Серякова «Богини славянского мира»). С развитием ремесла и металлургии, а также набегами индоевропейцев повышалась роль мужчин в жизни общества, и они всё менее и менее удовлетворялись своим второстепенным положением. Вдобавок в конце IV тысячелетия до нашей эры наступило похолодание, упали урожаи зерна, над Старой Европой навис призрак голода. Неповоротливая, закосневшая, выродившаяся матриархальная цивилизация не смогла достойно ответить на вызовы эпохи — и потому была обречена. Все неолитические культуры на рубеже четвёртого-третьего тысячелетий деградируют, падает качество и сложность изделий, города захиревают; единственное исключение — крито-микенская культура, переживавшая расцвет в середине-конце третьего тысячелетия, но это, что называется, «лебединая песня» Старой Европы.

Пробил звёздный час индоевропейцев — и они расселились по всей Европе, а также Индии и Ирану. На первых этапах экспансии это были кочевники-скотоводы, вооружённые сначала искусно выделанными кремневыми и обсидиановыми топорами, затем — бронзовыми мечами, стрелами и копьями. Молодая, амбициозная, гордая и воинственная раса шла на запад, юг и юго-восток, сметая всё на своём пути. Её авангардом были мужчины-воины на колесницах, за ними шли женщины, старики, дети, рабы. Величественная картина, жаль, письменности тогда ещё не было, чтобы её зафиксировать.

В противостоянии и смешивании с матриархальными культурами Юго-Восточной Европы, докельтским населением Европы Западной, Хараппской цивилизацией дравидийской расы в Индии рождались мифы, легенды и верования греков, римлян, кельтов, германцев, славян, персов, индусов. Какой была изначальная культура индоевропейцев? Сложно сказать наверняка, но учёным в построении гипотез помогает и сопоставление фольклорных сюжетов, и археология, и генетика, и лингвистика. Так или иначе, но учёные выделяют следующие общие моменты:

  • Следы деления племени на три сословия (фратрии, варны): жрецов, воинов, земледельцев. Изначально каждый мужчина племени успевал за свою жизнь побывать и тем, и другим, и третьим: воином в молодости, земледельцем или скотоводом в зрелом возрасте, жрецом — на склоне лет. Затем, с усложнением общественной структуры, сформировались соответствующие социальные группы, дожившие в неизменном по сути виде до Нового времени. Каждое из этих сословий имело своего верховного бога. Например, у скандинавов черты «жреческого» бога первоначально нёс Один, «воинского» — Тор, «земледельческого» — Фрейр. Система эта, впрочем, не была чем-то статичным и неизменным, сословия и боги менялись, их личности разделялись или сливались, переосмыслялись их мифы. В частности, у тех же скандинавов к эпохе викингов жречество сошло на нет, культ Тора распространился у простонародья, а воины-викинги начали отдавать предпочтение Одину.
    • Исконно в индоевропейских обществах власть принадлежала, судя по всему, жрецам. Возвышение воинской касты связано в первую очередь с развитием отгонного скотоводства в эпоху неолита (V—III тысячелетия до н.э), когда группы молодых сильных парней на долгое время оказывались вдали от общины, предоставленные сами себе. Они развлекались набегами и стычками, у них сформировывалась своя, особая культура и иерархия. Эту «субкультуру» молодёжь приносила как «вовнутрь», в родное племя, оспаривая власть жрецов и старейшин, так и «вовне» — устраивая набеги на своих более мирных соседей, матриархальных земледельцев т. н. Старой Европы. Со временем пастушество в их занятиях отошло далеко на второй план, но суть осталась неизменной: традиции воинских союзов молодёжи, не подчиняющихся авторитету «мирных» правителей и живущих за счёт войны, дожили до средневековья. У славян это были бродники или волкодлаки, у кельтов — феннии. Апофеозом воинских братств стали, конечно, викинги. С приходом христианства и усилением верховной власти фитилёк пришлось прикрутить, но идея воинского братства жила в Западной Европе в виде рыцарских орденов, а в Восточной — в виде казачества.
  • Представление о сменяющих друг друга эпохах. Вначале идёт Золотой век, «Сатья-Юга», в который нет войн, люди — воплощение всех мыслимых добродетелей, пороки не ведомы. Затем наступает Серебряный век, «Трета-Юга», в котором дела начинают портиться, а далее — по наклонной: бронзовый век, «Двапара-Юга», он же век героев, и железный, «Кали-Юга» — современное состояние полного упадка и разложения. В конце железного века мир гибнет, зачастую вместе с богами, чтобы затем возродиться в новом качестве.
  • Основной мифологический сюжет — поединок Громовержца, бога воинов, со Змеем. Змей похищает у Громовержца небесное стадо, жену или воды, иногда всё вместе. Громовержец преследует Змея, вступает с ним в бой и побеждает. Из тела Змея творится мир. После боя на землю проливается очистительный дождь. Иванов и Топоров отождествляют Змея с богом жрецов — Велесом и ему подобными, но конкретно это место их теории весьма сомнительное: никогда и нигде индоевропейцы не почитали одновременно Громовержца и его врага. Почему основной? Потому что это главный мотив воинских каст, составлявших элиту молодых индоевропейских обществ. Основными жертвами набегов членов воинских братств были, как уже говорилось, мирные земледельцы трипольской, старцевской и других неолитических культур; эти ребята поклонялись Великой богине, мужьями которой были бык и змей. Война против чужеродных народов расценивалась в том числе и как война с их богами.[5] У земледельцев и жрецов таких заморочек не было, потому наравне со змееборчеством имеются и мотивы змеепоклонения, в частности, у прибалтов и южных славян.
    • Вариация змееборческого мифа — миф солнечный (название условное и устаревшее, но пусть будет). Солярное божество или близкий к нему культурный герой побеждают змея и освобождают богиню или — в версии с героем — прекрасную знатную девушку, захваченную им в плен. Да, так возникли тропы вроде Дева в беде и Дочь в жёны и полцарства в придачу, а также типичный сюжет рыцарского романа, где рыцарь побеждает дракона и спасает принцессу. Судя по всему, этот сюжет — переосмысление событий, когда члены воинских союзов перешли от грабежа своих матриархальных соседей к их покорению, и понимать солярный миф на социальном уровне надлежит так: воинский бог, непосредственно связанный с властью,[6] убивает Змея, старого мужа Великой богини, и берёт её в жены, знаменуя тем самым захват власти и её легитимизацию. Восприятие земли как женщины, а прихода к власти как брака — общий мотив индоевропейской мистики. В Ирландии короли символически «оплодотворяли землю», сон Юлия Цезаря, в котором он насиловал мать, был истолкован как предсказание того, что он будет править Римом, у славян князья брали по жене от каждого подчинённого племени (отсюда гарем Владимира, да и Само был так же любвеобилен).
    • Близнечный миф — миф о братьях-близнецах, Солнце и Месяце, ухаживающих за своей сестрой, Утренней зарёй. Затем что-то идёт не так, и верховный бог кого-то карает: либо Месяца за неверность, либо Утреннюю зарю за то же самое. Другие варианты — кто-то из инцестуальной парочки уклоняется от назойливых ухаживаний брата\сестры, либо же инцест происходит (возможно, по незнанию) и ведёт к божественному наказанию. Этот миф, скорее всего, зародился у матриархальных народов Старой Европы как попытка достичь гармонии между мужским и женским началом[7] и в первичной своей версии мотива наказания не содержал. Элементы осуждения инцеста и установления супружеского порядка привнесены патриархальными индоевропейцами.
    • Умирающее и воскресающее божество: молодой бог природы гибнет от рук злых сил, приходит зима, но затем он воскресает, возвращая природе цветение. Здесь всё ясно — переосмысление смены времён года.
    • Сюжеты вышеперечисленных мифов могли видоизменяться и переплетаться как душе угодно. Особенно интересен в этом смысле славянский миф о Яриле и Моране, реконструированный на фольклорном материале югославскими учёными Катицичем и Белаем: Ярило, бог жизни и плодородия, берёт в жёны собственную сестру Морану,[8] изменяет ей, и она убивает его за это. Терзаемая злобой, она превращается в богиню зимы и смерти. Но Ярило воскресает, и в мир снова приходит весна.
  • В центре мира стоит мировое древо, разделяющее мироздание на три части: подземный мир, мир людей и мир небесный. У корней дерева спит мировой змей.
  • Все души идут в загробный мир, отделённый от нашего большой водой. Противоречия с предыдущим пунктом древние индоевропейцы не видели. Относительно того, верили ли наши общие предки в реинкарнацию, мнения учёных разнятся. Славяне и германцы, скорее всего, не верили, кельты — возможно.
  • Герои повторяют подвиги богов, часто являясь их потомками. Сюжеты часто строятся на перипетиях взаимоотношений героев с роднёй, походах в чужие земли, чудесной женитьбой. Распространён мотив, в котором герой полностью неуязвим, за исключением одной-единственной точки (пресловутая «ахиллесова пята»).
  • Относительно сотворения мира у индоевропейцев было несколько концепций:
    • Мир создан богами после убийства и расчленения первосущества или Змея из разных частей его тела. Примеры: Имир, Пуруша.
    • Мир явлен Первобогом, вселенским Абсолютом, из самого себя. Примеры: славянская «Голубиная книга», индийская «Мокшадхарма». Если вы сомневаетесь в обоснованности сравнительной мифологии — просто сравните эти два текста, в той части, где они повествуют о сотворении мира. Сходство поразительное, разница только в именах: у индусов Брахма, у славян условный Христос (в других версиях — Адам). В наглядном виде подобное пантеистическое мировоззрение представляет из себя древнеславянский Збручский идол, который учёные называют «богословским трактатом в камне».
    • Мир возник в результате борьбы между Светлым и Тёмным богами. Примеры: космогонические сказки славянских народов.

Праиндоевропейские боги[править]

На основе сравнительной лингвистики учёные восстанавливают такие имена древних богов, которых почитали наши общие предки:

  • Deiwos — любой бог вообще. Собственно, у большинства индоевропейцев слово «бог» происходит от этого корня. А у славян слово «бог» — скифское или сарматское заимствование, от индоиранского bhaga.
  • Dyēus Pater — верховное божество, повелитель сияющего неба.
  • Perkwunos — бог-громовержец.
  • Hausōs — богиня рассвета.
  • Haeust(e)ro — богиня домашнего очага.
  • Devi — богиня плодородия.
  • Pria, Priheh — богиня любви.
  • Pleto, PltHa wiHa — богиня широких рек.
  • Danu, Dehnu — ещё одна речная богиня.
  • Welnos — бог скота и благосостояния.
  • Plthwih — богиня пустошей и степей.
  • Pehuson — покровитель пастухов.
  • Neptonos — бог моря.
  • Sehul — бог или богиня солнца.
  • Mehnot — бог луны.

Античная мифология[править]

Религия древних греков и римлян вынесена в отдельную статью по причинам, изложенным в шапке.

Балтская мифология[править]

Когда-то балты населяли не две маленькие страны в Прибалтике, а почти весь северо-восток Европы от Одры до Волги, но потом что-то пошло не так. Из балто-славянской общности примерно в X веке до нашей эры выделились, собственно, славяне (вернее, праславяне), которые проживали тогда по течению Припяти и на территории современной Польши. В начале нашей эры, спасаясь сперва от сарматов, потом от готов и гуннов, славяне двинулись на север и северо-восток, подселяясь к своим родичам-балтам и ассимилируя их. В итоге к седьмому-восьмому векам нашей эры территория балтов уменьшилась на две трети. Славянизация оставшихся балтов продолжалась в течение всего периода существования Киевской Руси; на западе племена пруссов были уничтожены Тевтонским орденом. Так или иначе, но в силу того, что в единственном значительном балтском государстве Средних веков — Великом Княжестве Литовском — вся книжная культура была славянской (как и 90 % населения), информации по балтийской мифологии у нас, наверное, ещё меньше, чем по славянской и континентально-германской.

Отличительной чертой балтской мифологии является её невероятная архаичность, вплоть до видимых невооружённым глазом прямых параллелей с Ведами. Древние верования индоевропейцев балты сохранили практически без изменений — недаром остались на индоевропейской прародине.

Боги балтского язычества[править]

  • Окопирмс (у пруссов), он же Диевас (у литовцев) — верховный бог, небесный отец, прародитель других божеств.
  • Перкунас, Перконс — громовержец, полный аналог славянского Перуна. Преследует и убивает силы зла. Его священное дерево — дуб.
  • Велс — аналог Велеса, бог богатства и скота, пастырь душ в загробном царстве.
  • Велняс — чёрт, противник Перкунаса.
  • Аустра, Аушра, Аушрине — богиня рассвета.
  • Вакарине — богиня вечерней зари.
  • Ашвьяньяй — божественные близнецы, правящие солнечной колесницей, аналог ведических Ашвинов.
  • Сауле — богиня Солнца.
  • Индрая — Юпитер как планета, сравните с ведическим громовержцем Индрой.
  • Жемина, она же Земис-Мате, сравните со славянской Матерью Сырой Землёй — Великая богиня, мать-земля.
  • Лайма — богиня счастья и любви.

Что почитать? Мария Гимбутас, «Балты. Люди Янтарного моря», Иванов и Топоров «Балтийская мифология».

Мифология континентальных германцев[править]

Когда говорят о германской мифологии, обычно имеют в виду мифологию скандинавскую, которая сохранилась, пожалуй, лучше всех в Европе, если не считать античной. Однако у СФК континентальных германцев, особенно эпохи Великого переселения народов (саксы, франки, готы, бургунды, вандалы, лангобарды) скандинавские имена богов и мифологические реалии будут смотреться чуть менее странно, чем в печально известной «Велесовой книге» смотрятся индийские Яма, Индра и Шива у славян. Между записью скандинавских Эдд (XIII век) и упадком язычества у континентальных германцев (раннее средневековье) — много веков.

Так как многие континентальные германцы крестились очень рано (готы — в середине IV века, франки — в V веке, англосаксы — в конце VI), а вдобавок ещё и сильно ассимилировались с покорённым ими аборигенным населением римских провинций, то источников по их верованиям не просто очень мало — ещё и не представляется возможным выделить собственно языческие мотивы из данных этнографии, как поступают учёные с кельтами, славянами и балтами. Но кое-какая информация всё же есть.

  • Воден (у англов), Водан (у саксов), Вотан или Гводен (у остальных) — Один. Считался прямым предком как минимум англосаксов и лангобардов.
  • Тунараз (Þunaraz), Тунор (у англосаксов), Дённар\Донар (у готов) — Тор. По легендам, столица остготов на Днепре называлась в его честь Донарсхольмом.
  • Тейваз, Тиу (у англосаксов) — Тюр. А ещё, судя по этимологии, восходящей к общеиндоевропейской форме «Deus», он когда-то был богом не войны, а сияющего неба, как кельтский Дагда и славянский Даждьбог.
  • Фриййо (Frijjō) — Фригг, жена Вотана\Одина. Её имя восходит к индоевропейскому «priya» — госпожа.
  • Фрауйаз (Fraujaz) — Фрейр.
  • Аустре, Эостра — богиня утренней зари.

Кельтская мифология[править]

Когда-то кельтам принадлежала почти вся Европа. Выйдя из колыбели — гальштатской культуры бронзового века — эти ребята заняли всю центральную Европу и Британские острова, а также Испанию, северную Италию и даже забрались в Малую Азию. Апогеем их могущества стали четвёртый-третий века до нашей эры, когда они разорили Рим и чуть не захватили Дельфы. Вопреки устоявшемуся стереотипу, дикими варварами кельты отнюдь не были: их кузнечное искусство не было превзойдено как минимум до Высокого средневековья, они имели множество многолюдных городов, процветали торговля и земледелие. Кельты оказали огромное влияние не только на ближайших соседей-германцев, но и на славян: обработке железа наши предки научились именно от них.

Затем, как водится, что-то пошло не так. Во втором веке до н.э римляне заняли Цизальпинскую Галлию (кельтские земли на севере Италии), затем в начале первого века до нашей эры дакийский царь Буребиста сильно проредил популяцию кельтов в Восточной Европе. На Рейне кельтов начали теснить германцы, а гранд-финалом для континентальных кельтов стала Галльская война Юлия Цезаря. Сломив сопротивление всех основных кельтских племён, он подчинил Галлию Риму. Также Цезарь дважды высаживался в Британии, но завоёвывать её не стал: это сделали сто лет спустя император Клавдий, присоединивший к Риму земли современной Англии, и Веспасиан, завоеваший земли силуров (Уэльс).

Таким образом, к началу второго века нашей эры независимые кельты остались только в Ирландии и Шотландии. После сдачи Британии императором Гонорием (410 год) кельты возродили свои королевства в Англии, Корнуолле и Уэльсе, но вскоре были захвачены англосаксами. Кельты, бежавшие из Корнуолла на материк, дали начало исторической области Бретань во Франции. Королевства Уэльса, такие как Дехейбарт и Поуис, сохраняли независимость до двенадцатого века, а самое сильное из них — Гвинедд — до 1282 года.

Кельтская языческая мифология сохранилась неодинаково. Например, о континентальных кельтах или кельтах Англии мы знаем только имена их богов. Ирландская и уэльская традиции сохранились не в пример лучше (в какой-то степени даже лучше скандинавской), хотя все предания записывались монахами, которые вполне могли вносить сознательные искажения, чтобы не возрождать языческий культ. Впрочем, информации об этих верованиях всё равно более чем достаточно.

Боги континентальных кельтов[править]

  • Езус, Эзус, Эсу — верховное божество, чьё имя можно интерпретировать как «бог-хозяин» или «бог дающий» (сравните со славянским Даждьбогом). Ему приносились человеческие жертвы путём повешения.
  • Тевтат — бог войны и дневного неба. Его имя выводится из корня teud, означавшего «род» или «племя» (сравните со славянским Родом). Священным животным Тевтата был кабан. Он принимал жертвы, утопленные в воде.
  • Таранис — бог грома (сравните со скандинавским Тором). Приносимые ему жертвы сжигались живьём.
  • Кернуннос, или Цернунн — Рогатый Бог, повелитель лесов. Сравните с греческим Паном. Имя Цернунна — условное, реконструированное на основе лингвистических данных.
  • Огмиус — бог красноречия.
  • Беленос — бог солнца и света. Сравните с Белобогом-Белуном из архаичных белорусских легенд.
  • Эпона — богиня коней.
  • Эрикъюрэ — богиня смерти и плодородия.
  • И ещё множество мелких богов-родоначальников каждого племени.

Боги Ирландии[править]

Боги Уэльса[править]

Скандинавская мифология[править]

Иггдрасиль.jpg

Славянская мифология[править]

Славянская мифология сохранилась одновременно плохо и хорошо. Плохо — потому что у славян-язычников не было развитой письменной традиции, а после христианизации почти все славянские народы подвергались разрушительным нашествиям иноплеменников, так что если у нас и были свои Снорри Стурлусоны, то их труды сгорели в пожарах монгольских набегов на Русь и турецких — на Балканы. Потому у нас нет текстов о славянском язычестве, составленных носителями этих взглядов. Хорошо — потому что славяне крестились гораздо позже тех же кельтов, и в народных песнях, былинах, поверьях масса языческих элементов. Учёные спорят, имело ли место поверхностное «охристианивание» язычества или наоборот, но сам факт такого спора уже говорит о многом. Так или иначе, но благодаря трудам учёных мы можем восстановить славянскую мифологию с той или иной достоверностью.

Серьёзной проблемой славянской мифологии является масса фальшивок. «Велесова книга», «Славяно-арийские веды», прильвицкие идолы — всего и не перечислишь. Использовать их элементы в своих произведениях, конечно, можно, но на свой страх и риск. Указывать взятых оттуда богов, вроде Крышня, Вышня, Рамхата и летающего на круголёте Числобога, здесь не нужно. Posmotre.li не поддерживает псевдонауку.

Пятиминутка истории[править]

Проблема этногенеза славян — один из самых запутанных вопросов истории. Наиболее обоснованно выглядит концепция советского археолога Седова, выводящего наших предков из балто-славянских племён пшеворской культуры на юге современной Польши, где античные авторы помещают племена лугиев, ставанов и венедов.
Первые полностью славянские археологические культуры, VI век: пражская, пеньковская и колочинская. Отождествляются соответственно со склавинами, антами и венедами средневековых хроник. Ещё многие серьёзные учёные, начиная от Седова, относят к славянам и народы именьковской культуры Среднего Поволжья.
В начале нашей эры славяне расселились по Припяти и в среднем течении Днепра, приняв участие в формировании т. н. зарубинецкой культуры и особенно её северной, «киевской» части. Также славяне дошли и до Карпат. Во втором веке начинается движение на юг германских племён; в низовьях Днепра, Буга и Днестра возникает черняховская культура — полиэтническое образование, в котором жили готы, славяне и сарматы. В это время славяне заимствуют у готов понятие военной аристократии, на что указывают такие заимствования, как «витязь», «князь», «меч», «шлем». Другой слой заимствованных в ту эпоху слов относится к церковной жизни: готы приняли из Рима христианство арианского толка, обеспечив таким образом и первое знакомство славян с этой верой. Отсюда в славянских языках термины, восходящие к латыни, а не греческому языку: «крест» (а не «ставрос»), еретик (а не «гетеродоксос»), церковь (а не «екклесия»). Впрочем, особого успеха среди славян и сарматов новая вера тогда, судя по всему, не имела. К этой же эпохе относится первый известный нам эпизод славянской истории — рассказ готского летописца Иордана о войне готского короля Визимера с князем Бусом и гибели последнего. Отдельные античные источники повествуют о том, что в лихих набегах готов на Рим участвовали также народы «споров» и «боран». В них можно предполагать славян, но это уже необузданные догадки.

Разгром черняховских племён гуннами вызвал, с одной стороны, упадок славянской культуры, с другой — заставил наших предков расселяться вверх по Днепру и на запад вдоль Карпат. Там возникли первые 100 % славянские археологические культуры (см. карту).

Приход хорватских племён в Далмацию (берега Адриатики) глазами другого известного художника-славяниста — Целестина Медовича.

В начале шестого века славянские племена склавинов и антов (последних учёные считают славянизированными сарматами) начинают нападать на Византию; собственно, именно с этого момента учёные говорят именно о славянах (а не праславянах\балтославянах\венедах). В ходе захватнических походов славяне заселяют почти все Балканы, включая Пелопоннес и Крит (впрочем, оттуда славян вскоре выкурили). На северо-западе славяне доходят до современной Дании, на юго-западе — до современного Триеста. В конце шестого века южные и часть восточных славянских племён попадают под власть авар, но ненадолго — в 630 году князь Само сбрасывает аварское иго и попутно создаёт первое славянское государство. Оно распалось после смерти Само, но территории современных Хорватии, Словении, Чехии под власть авар больше не вернулись.

В VIII—IX веках славянские государства становятся заметными субъектами европейской политики. Хорватские князья пиратствуют на Адриатике, полабские — на Балтийском море. Кочевые племена булгар, после распада болгарского ханства (Великая Болгария), расселившиеся в Подунавье, объединяются со славянским Союзом семи племён в могущественное Болгарское царство. На территории современной Восточной Германии славянские племена руян, велетов (они же лютичи), ободричей и поморян (т. н. «полабские славяне») создают самобытную культуру с величественными храмами в честь своих многоликих богов. Их святилища и города — Аркона, Ретра, Волин, Старигард — впечатляли даже видавших виды средневековых хронистов. Возникают Великая Моравия, пястовская Польша, Сербия, Карантания и Русь. Кирилл и Мефодий создают глаголицу и кириллицу — до них славяне-христиане писали греческими буквами «без устроения», а язычники — считали и гадали по чертам и резам.

В десятом веке бОльшая часть славян принимает христианство. Дольше всех сопротивлялись полабские славяне (Аркона разрушена только в 1168 году), что, по-видимому, и стало причиной их почти полной ассимиляции немцами.

Традиционное мировоззрение славян[править]

Славяне видели мир единой одушевлённой системой — телом Первобога, как и другие индоевропейцы. Вот как описывает этот пантеизм такой видный апокриф народного христианства, как «Голубиная книга»:

«
У нас белый вольный свет зачался от суда Божия,
Солнце красное от лица Божьего,
Самого Христа, Царя Небесного;
Млад-светел месяц от грудей его,
Звезды частые от риз Божиих,
Ночи темные от дум Господних,
Зори утренни от очей Господних,
Ветры буйные от Свята Духа,
Дробен дождик от слез Христа,
Самого Христа, Царя Небесного.
У нас ум-разум самого Христа,
Наши помыслы от облац небесныих,
У нас. мир-народ от Адамия,
Кости крепкие от камени,
Телеса наши от сырой земли,
Кровь-руда наша от черна моря.
От того у нас в земле цари пошли:
От святой главы от Адамовой;
От святых мощей от Адамовых;
От того крестьяны православные:
От свята колена от Адамова.
»
http://www.litra.ru/fullwork/get/woid/00345821231862344106/

Здесь под влиянием христианства и феодализма произошли разделение Первобога и Первочеловека, причём от первого происходит Вселенная, а от второго — общественное устройство («мир-народ», здесь «мир» в значении «крестьянская община»). Изначально в подобных воззрениях Первосущество было одним, как скандинавский Имир, и звали его, само собой, не Христос и не Адам. Как именно? Неизвестно, возможно, словом, родственным скандинавскому «Имир» и ведическому «Яма».

Во всех славянских традициях сохранились следы изначальной пары — Отца-Неба и Матери Сырой Земли. Имя первого реконструируется как «Див» или «Дый»; со временем он стал восприниматься как враждебная сила (в южнославянском эпосе самодивы — злобные ведьмы, враждебные людям, в «Слове о полку Игореве» Дий, клича с древа, предвещает погибель войску русичей), а место супруга Земли занял Громовержец (Перун, он же Додол) или бог сияющего неба (Сварог или Даждьбог). Что же до Матери-Земли, то с именем для неё обычно не заморачивались, хотя у отдельных славянских народов известны имена Пеперуда, Додола и Мокошь\Магожь. Дождь, посылаемый с небес на землю, воспринимался как оплодотворение Матери-Земли Отцом-Небом; зима — как время беременности Земли, которую в это время запрещено беспокоить.

Географически мифологический мир славян был, опять-таки как и у всех индоевропейцев, одновременно троечастным (вышний мир ака Ирий, срединный мир, нижний мир) и двухчастным (миры живых и мёртвых). Материальный мир отделялся от духовного либо большой водой — Окиян-морем сказок и заговоров, либо огненной рекой (река Смородина, от слова «смрад»). Пересечь огненную реку можно по Калинову мосту. Смысл этого названия двоякий. Во-первых, калина связана с погребальным обрядом (в Украине её высаживали на могилах), во-вторых, в нём читается тот же корень, что и в слове «раскалить» — сравните с огненным мостом Бифрост, ведущим в Вальгаллу, и мостом Сират в исламе. Поддерживают Землю в океане либо рыба-кит, либо однорогий Индрик-зверь. Они устают, и земля постепенно погружается в бездну, причём в нынешнее время она уже погибла на три четверти (сравните с Чатур-Югой Вед, где в каждой из четырёх эпох добродетель уменьшается на четверть).

С миром мёртвых ассоциировался не только мир, куда уходят души, но и просто чужая земля. Как и у других индоевропейцев, поход воина в чужую землю воспринимался как смерть, а его возвращение — как воскрешение. Очень интересна в этом смысле былина о Волхе Всеславьевиче и его походе в Индийскую или Индейскую землю. Индия и тем более индейцы тут, конечно, ни при чём — былинный топоним происходит от корня «иной». Иная, чуждая земля, одним словом. Волх — хтонический персонаж, рождённый от людской царевны и змея; он не просто великий воин, но также чародей и оборотень. С помощью колдовства и хитрости он свергает правителя Индийского царства и сам становится новым правителем. У этой былины, как и у любого древнего предания, есть несколько смысловых слоёв. Первый, самый очевидный — поход «воинского братства» вроде тех, что описаны в разделе о праиндоевропейцах, в чужую землю с целью её покорения. Он может отождествляться и с набегами праиндоевропейцев на неолитические племена, и с вторжением славян в Византию в VI—VII веках, и с нападениями словен на менее удачливых соседей по Балтике — во всех трёх случаях дело кончалось завоеванием. Но можно выделить и другой слой, мифологический. Черты Волха сближают его с Велесом, который был в том числе и владыкой царства мёртвых, «Солнцем загробного мира». Индийское царство былины отделено от родины Волха большой водой — так же, как загробный мир отделён от царства живых. Итак, перед нами вполне может быть история о захвате Велесом власти в царстве мёртвых, рождённая из реальных событий завоевания славянами чужих земель. Вот такое интересное отождествление.

В центре земли стоит остров Буян, он же Березань. На нём находится «бел-горюч» камень Алатырь. Под собой Алатырь скрывает силы зла, заточённые Богом в подземелье, либо несметные сокровища, либо смерть Кащея. На Алатыре находятся престол мирового владычества и мировое древо, последнее воспринималось как дуб либо берёза, растущая вверх корнями, вниз кроной.

Жили праславяне небольшими общинами, каждая из которых состояла из нескольких родов. Минимальный «род» включал в себя как минимум три поколения (дед-отец-сын) или же несколько братьев-«отцов» с их сыновьями. Наибольшее количество прав имели совершеннолетние мужчины, которые могли не только в случае опасности встать на защиту рода с оружием в руках, но и самим устраивать набеги на соседей, принося роду как воинскую славу, так и материальные ништяки. Женщины имели меньше прав, но не до такой степени, как это представляется «особо прогрессивным» людям нашего времени: «Домострой» возник гораздо позже, и вообще, вся эта муть с женским затворничеством — сомнительного качества заимствование у византийцев.[9] Славянки могли быть воительницами, принимали участие в наследовании, в т. ч. и верховной власти, имели право на развод. Дети и неженатые члены рода (а также женатые, но пока бездетные) занимали подчинённое положение — их называли словом «челядь». Несколько родов составляли общину, причём были, они, как правило, соседскими, а значит, зачастую полиэтничными. Это стало одним из факторов, обусловивших ассимиляцию славянами множества балтских, индоиранских, германских и финно-угорских племён.

На территориях, где велась интенсивная торговля, уже в раннем железном веке возникают первые протогорода (Бискупинское городище на Янтарном пути, Бельское, ассоциируемое с геродотовским Гелоном — на границе со скифами), но настоящий «городской бум» начался всё-таки тысячелетием позже, ближе к IX веку. Большой авторитет в обществе имели старейшины-волхвы, знавшие обряды и древние предания. Военная знать у славян начала формироваться поздно и больше под влиянием внешних факторов, что, однако, не мешало нашим предкам быть гордой и воинственной расой: удалые набеги на соседей описываются в эпосе как весьма похвальные деяния, да и письменные источники о распиаренном «миролюбии» славян ни сном, ни духом. Основным источником пропитания было земледелие, также достаточно высокое положение в обществе занимали ремесленники. А вот кузнецов побаивались, и они часто селились отдельно от городищ. Были у славян и рабы. В рабство попадали как обедневшие члены общины, так и военнопленные. Вторым по началу отмеряли срок, который они должны были отработать, после чего отпускали или же зачисляли в полноправные члены общины; затем от этой практики отошли. Рабы в общине были на положении младших детей.

С формированием военного сословия у славян установилось двоевластие — с одной стороны «священный князь», волхв, с другой князь воинский. Первый постепенно превратился в декоративную фигуру — арабские источники пишут, что «священные князья» славян только пируют и совокупляются с жёнами.[10] Кстати, обратите внимание: в былинах Владимир Красно Солнышко и впрямь как будто сошёл со страниц заметок арабских путешественников, за него всё делают богатыри. Аналогично и в южнославянском эпосе — ратные подвиги вершат витязи-юнаки на службе царей и князей. Они даже проходят вместо своих повелителей свадебные испытания. Подобная «лень» несла следующий смысл: верховный правитель есть бог во плоти, «Даждьбожий внук», воплощение Солнца. Он — сакральный центр, стержень, на котором держится вся жизнь общины. Потому-то ему нужно оставаться ритуально недвижимым. К моменту складывания первых славянских государственных образований (VII век) подобная система уже вовсю глючила: военным князьям не нравилось, что они проливают свою кровь, а бОльшая часть почёта достаётся не им. Их, конечно, можно понять, но именно поэтому славянские князья, только-только успев укрепить свою власть, сразу же стремились принимать христианство, чтобы выбить землю из-под ног жреческого сословия.

Разновидностей брака у древних славян было несколько. Источникам известны как брак «умыканием» (похищение невесты женихом по предварительному сговору, кстати, невесте похитить жениха тоже было можно), так и «чинный брак» по договору между семьями. Как правило, жена переходила в род мужа, но не везде.

Традиционной славянской этике были свойственны чёрно-белая мораль и беспощадный ригоризм. Идеалом общинной жизни был «лад» — полюбовное согласие между её членами, которые должны быть «милы» и «любы» друг другу. Славянский эпос воспевает храбрость (понимаемая как решительность и стремительность действий, зачастую для современного человека граничащая с безрассудством), честность, верность правителю и роду, мудрость, физическую красоту и силу. Отступление от этих категорий жестоко карается — полутонов славянская традиция не знает. Древнейшие славянские слова для обозначения всего светлого и доброго («благо», «добрый», «доброта») несут в своих значениях идеи прочности, стабильности, достатка. Добивающийся их человек обретает «славу», «честь» и «хвалу», он «люб» своему роду, полезен для него — таков был главный жизненный идеал наших предков. Вообще, славянская культура весьма анти-индивидуалистична, что доказывается и относительной бедностью именослова, особенно простонародного. Главными этическими категориями были Правда и Кривда — с большой буквы, потому что в сказках и духовных стихах они действуют как полноправные персонажи. Человек, как и бог, должны поступать по Правде, только тогда они достойны почитания. К этим понятиям примыкает «рота» — языческая клятва, которая использовалась в суде и при составлении договоров. Хранителями роты были Перун, Велес и ещё один «бог, в которого веруем», как сказано в договоре Святослава. Вряд ли этим загадочным третьим богом был бог христианский. Скорее всего, здесь табуировано имя Рода или Сварога. За нарушение роты Перун карал распрями («своими же мечами посечены будем»), а Велес — болезнями («будем желты, как золото»).

Религия славян была весьма богатой и сложной, включала в себя множество разноплеменных элементов. Каждый род почитал своих усопших предков, каждый дом — собственных хранителей (домовых). Также почитались духи лесов, рек, дорог, полей, холмов и, разумеется, великие боги. Пантеон более-менее совпадал у всех славянских народов, отличались лишь имена и второстепенные атрибуты. В честь календарных событий устраивались сюжетные игрища, дожившие до нашего времени (колядование, гадания, проводы зимы, купальские празднества и так далее) и, конечно, пиры с обильным угощением — стравой. Богам и духам приносились жертвы, в том числе человеческие. Последние совершались достаточно редко (частые и систематические жертвоприношения людей в условиях маленькой общины — верный путь к самоубийству, а идиотами наши предки не были совершенно точно). В жертву приносились люди, на которых указывал жребий, а также преступники и военнопленные. После умерщвления жертву расчленяли, насаживая голову на кол, а части тела развешивая вокруг. Это мрачное действо было, по-видимому, воспроизведением смерти Первосущества и явления мира из частей его тела. С сотворением мира увязывалось и установление общественного уклада. Преступник или иноземный захватчик посягали на этот уклад, тем самым уподобляя себя Первосуществу — а значит, должны были идти до конца, чтобы нарушенный порядок был восстановлен.

Главные боги древних славян[править]

  • Перун — пожалуй, самый известный из славянских богов. Громовержец, разъезжает по небу в колеснице, мечет молнии в чертей. Его оружие — топор и лук, священное дерево — дуб, самый заклятый противник — Змей. Перун — бог военной знати, простолюдины его боялись, но не слишком любили. В былинах его деяния перешли, по-видимому, на Илью Муромца, в народном христианстве — на пророка Илью.
  • Велес — бог скота, богатства, вдохновитель поэтов и колдунов. Имел хтоническую (иномировую) природу, правил царством мёртвых. Ему подчинялись змеи. Обладал чертами трикстера; классическая теория «основного мифа» Иванова и Топорова отождествляет его с врагом Перуна, Змеем, но это, как уже говорилось, спорно. В народном христианстве его культ перешёл на святых Власия и Николая, в былинах — на Волха Всеславьевича и, возможно, на Алёшу Поповича.
  • Сварог — бог-кузнец, хранитель небесного огня. Он куёт человеческие судьбы, следит за исполнением брачных обычаев, а также научил людей обрабатывать металлы. В славянском переводе «Хроники Иоанна Малалы» предстаёт мудрым древним правителем… Египта. Его культ перешёл на святых Кузьму и Дамиана, которые слились в народном христианстве в одного персонажа — святого Кузьму-Демьяна. Возможно, отождествлялся с Перуном чуть ли не до смешения.
  • Даждьбог — бог солнца, сын Сварога по той же «Хронике». Прародитель не то всех славян, не то князей. Покровитель земледелия. По мнению Клейна и Рыбакова, происходит от праиндоевропейского бога сияющего неба. Так как это одна из немногих вещей, в которых эти учёные согласны между собой, эта мысль заслуживает внимания. У южных славян сохранились предания о царе Дабоге, правившем миром до прихода христианского Бога, который сверг его. Возможно, здесь народная историческая память о смене язычества христианством наложилась на древнюю мифологему об убийстве старого бога новым (убийство Зевсом Кроноса).
  • Хорс — ещё один солярный бог, некоторые считают его богом Луны. Заимствован от индоиранцев. Подобно Перуну, тоже мечет молнии.
  • Стрибог — бог ветра, вернее, прародитель ветров.
  • Магожь  — Богиня-Мать, супруга Сварога, прядущая нити судеб. Она также дарует урожай, хранит небесные воды, помогает роженицам. В народном христианстве её культ был перенесён на Богородицу, Параскеву Пятницу, а также на народное божество — Мать Сыру Землю. Её атрибуты — прялка и веретёнце, священное дерево — липа и берёза, священное животное — лебедь. Величественный образ Царевны-Лебеди (Василисы Премудрой, Елены Премудрой) из русских сказок, творящей своим танцем озёра и птиц, скорее всего, также восходит к ней.
    • Жива (она же, по-видимому, Красопани у чехов, Дзидзилеля у поляков, Сива или Цица у лужичан) может быть как отдельным божеством, так и воплощением Магожи. В поэме средневекового немецкого поэта Николая Маршалка она описана как богиня плотского греха, страсти и похоти (что неудивительно), в других источниках — как богиня жизни и рождения. Её атрибуты — розы и лилии на груди, миртовый венок в волосах, золотая колесница, влекомая лебедями и голубями.
    • Лада — возможно, ещё одно имя Великой богини, но большинство учёных считают её ошибкой — интерпретацией «ой лёль-ладо», припева традиционных песен, как имени божества.
  • Марена, Маржана, Мара — славянская Прозерпина, богиня смерти, зимы и при этом — плодородия.
  • Семаргл — то ли крылатый пёс, охраняющий посевы, то ли вестник богов, то ли просто ошибка в словах «сем-Ярило» при описании пантеона Владимира.
  • Ярило. Поздно зафиксирован в письменных источниках (1765 год), что даёт некоторым учёным повод сомневаться в его существовании у славян-язычников. Однако ещё в двенадцатом веке у полабских славян зафиксирован культ Яровита, бога плодородия и войны, так что божество с похожим именем и функциями всё же должно было существовать. Ярило — прекрасный юный всадник, ищущий по свету свою невесту; найдя её в плену у змея, он вступает с ним в бой и побеждает. По-видимому, был умирающим и воскресающим божеством, причём очень могущественным: в духовных стихах о Егории Храбром, на которого и перешёл, по-видимому, его культ, Егорий, заточённый на 30 лет за отказ отречься от Христа, после освобождения пробуждает весь мир от долгой зимы, вызванной господством Царища-Демьянища, и «обустраивает» землю: разводит сталкивающиеся скалы, прокладывает пути через глухие леса, заставляет Стратим-птицу отпустить Рыбу-кита (о них ниже), усмиряет волков, побеждает змея, ставит повсюду храмы. Эти подвиги не восходят к каноническому житию святого Георгия Победоносца (за исключением факта страданий за веру и поединка с драконом) и заставляют вспомнить скорее индоевропейские параллели — например, космогоническую роль Эрота в древнегреческих гимнах Гесиода.
  • Род и рожаницы, они же Суд (Усуд) и судженицы у южных славян. Самый спорный бог. Некоторые учёные считают его абсолютом, верховным богом, порождающим жизнь (Рыбаков), некоторые — аналогом ведического Рудры (Гусева), некоторые вообще отрицают его существование у славян (Клейн). Возможно, к нему примыкают поморский Кродо и хорватский Кърт.
  • Белобог и Чернобог — два брата-демиурга, Бог и чёрт из украинских, сербских и русских космогонических сказок. Их почитание именно под такими именами — вопрос дикуссионный, но сама типичность и распространённость сюжетов не оставляют сомнений в их древности.
  • Боги поморских славян, известные по средневековым немецким источникам, идут немного отдельно от прочих. Они похожи на своих аналогов из разных концов славянского мира, но имеют ряд особенностей, в частности, они почти все многоглавые.
    • Святовит, он же Световит, Свантевит, Свентовит. Верховный бог полабских славян с острова Руян (Рюген). В его честь было построено величественное святилище Аркона. Изображался как четырёхликий идол, что роднит его с индийским Вишну, а также с четырёхликим Збручским идолом, представляющим из себя изображение бога, объединяющего весь мир. Почитался как бог-охранитель, объезжающий славянские земли дозором, и заодно как бог мудрости, «самый убедительный в ответах». Его атрибуты — рог изобилия, который наполнялся до краёв, священный белый конь и меч.
    • Яровит и Ругевит
    • Прове, Поренут, Поревит
    • Радегаст Сварожич — верховный бог ободричей, которому поклонялись в храмовом комплексе Ретра. Возможно, обожествлённый древний правитель. О его роде занятий сложно сказать что-то конкретное, но на Руси Сварожичем называли огонь, а в чешских источниках упоминается созвучный Радамош как загробный судья. Его атрибуты — священный конь (как и у Святовита), птица, венчающая голову, секира и щит с бычьей головой. Интересной индоевропейской параллелью может быть античный Радамант — сын Зевса (напомню, что, с одной стороны, Сварог мог отождествляться с Перуном вплоть до полного слияния и также быть громовержцем, с другой — этимология имён как Зевса, так и Сварога связывает их с праиндоевропейским богом сияющего неба), законодатель и загробный судья.

Славянский бестиарий[править]

  • Кощей Бессмертный — жуткий владыка загробного царства, прообраз личей из D&D. Выглядит как сморщенный старик или скелет, иногда верхом на коне.
  • Вий. Одноглазое чудовище, чей взгляд убивает и может разрушить целый город. Его единственный глаз постоянно закрыт, чтобы его открыть, прислужники Вия используют вилы. Возможно соответствие образу Кощея.
  • Баба-Яга. Хозяйка леса, сторож границы в иной мир. Костяная нога — чтобы стоять в мире мёртвых, избушка на курьих ножках — отсылка к изначальному хтоническому виду. Возможно, сниженный образ Морены.
  • Алконост, Сирин, Стратим — райские птицы с девичьими лицами, владеющие чародейским пением, которое может свести с ума. Стратим также насылает бури и шторма взмахами своих крыльев.
Индрик-зверь, картина Виктора Королькова
  • Индрик-зверь — «всем зверям отец», по выражению Голубиной книги. Живет он в подземном мире, ходит по нему, словно Солнце по небу, пробивает пути водным потокам, выпускает их наружу реками и озерами, спасая земной мир от засухи. Если же разыграется — земля трясется. Также Индрик убивает ящера-коркодила (это не опечатка, на Руси так и писали).
  • Берегини — благие духи-девушки, хранительницы людских судеб и берегов рек. Разные источники называют их число как 9 или 27.
  • Упыри — неупокоенные мертвецы, обычно не погребённые надлежащим образом или не закончившие свой путь на земле. Прообраз вампиров в популярной литературе.
  • Русалки, мавки — некрещённые дети. Губят путников, неосторожно к ним сунувшихся. В отличие от тех существ что стали называться русалками позже, имели ноги, так что удивляться тому что они сидят на дубу не стоит.
  • Вилы[11] — аналог берегинь в южнославянской мифологии. Прекрасные девушки с крыльями и длинными распущенными волосами. Если отнять у них крылья, они становились обычными женщинами, хоть и стремились всеми правдами и неправдами эти самые крылья вернуть. Под длинными платьями прячут козьи или лошадиные ноги.
  • Самовилы, самодивы, юды — «злой» аналог вил. Требуют ужасной дани. Так, в сербской народной песне «Терем самовилы» её героиня построила себе дом, где вместо столбов были юноши, вместо бревён — девушки, кровля была крыта младенцами, а колья ограды сделаны из старух. На кровлю ей не хватило семидесяти младенцев, и она потребовала их у крестьян соседней деревни, а когда они отказали ей — наслала на них ураган. В других песнях описываются как воительницы, лучницы верхом на оленях с уздечками из змей. Им противостоят отважные юнаки (так в южнославянской традиции называют богатырей).
  • Ламии и здухачи — драконы в южнославянской мифологии. Первые — злые, вторые — добрые. Ламия — всегда дракон, здухач — оборотень, который может быть как человеком, так и собакой, бараном или конём. Когда земле, которую хранят здухачи, грозит опасность, они превращаются в драконов и летят на защиту. Помимо драконьей формы, здухачи могут принимать и форму орла или просто ветра; когда здухач после ночи, проведенной в битве, просыпается в обычном теле, оно всё покрыто ранами.
  • Хала — апокалиптическое чудовище, трёхглавый дракон с двенадцатью хвостами и тремя парами крыльев. Терзаем вечным голодом, из-за чего постоянно норовит пожрать солнце. В других песнях хал несколько, они сражаются друг с другом за магический посох, осыпая друг друга ледяными пулями.
  • Велеты, волоты, асилки — великаны, жившие в мире до людей.
  • Чёрт — рядовой злой дух, проказливый и похотливый.

Что почитать?[править]

Научпоп, содержащий изложение основных понятий доступным языком:

  • М. Гимбутас «Славяне. Сыны Перуна»
  • Д. Дудко «Матерь Лада. Божественное родословие славян», «Голубиная книга. Славянская космогония»
  • М. Серяков «Богини славянского мира», «Сварог», «Даждьбог», «Забытый прародитель человечества» и другое.

Славянские мифы, легенды и данные по бестиарию:

  • Сборники былин Гильфердинга и Кирши Данилова
  • Сборник «Песни южных славян» под редакцией АН СССР
  • «Старинные чешские сказания» А. Ирасека
  • «Белорусская мифология» А. Шамака
  • «Українська міфологія» В. Галайчука
  • Произведения Афанасьева «Русские народные сказки» и «Поэтические воззрения славян на природу» — научные его выводы устарели, но собранный им фактический материал бесценен.
  • «Нечистая, неведомая и крестная сила» С. Максимова

Академическая литература для продвинутых:

  • Седов «Славяне в древности», «Славяне в раннем средневековье»
  • Клейн «Воскрешение Перуна»
  • С. В. Алексеев «Славянская Европа V—VIII веков», «Праславяне. Опыт историко-культурной реконструкции»
  • Фаминцын «Божества древних славян»
  • Л. Нидерле «Славянские древности»
  • Иванов и Топоров «Исследования в области славянских древностей»
  • Успенский «Филологические разыскания в области славянских древностей»
  • Рыбаков «Язычество древних славян», «Язычество древней Руси»

Алексеев, Седов и Клейн (лучше в таком порядке) — азы, остальное — по желанию. Концепция Клейна с отрицанием Ярилы, Рода и приписыванием Перуну роли умирающего и воскресающего божества очень радикальна и грешит гиперкритицизмом (он сам признаёт, что хватил лишку), но в академической литературе вообще следует в первую очередь смотреть на фактический материал, а не на его интерпретации. БОльшая часть данного раздела, кстати, написана по Алексееву, Седову и Серякову.

Первоисточники

  • Летописи: «Повесть временных лет», «Летопись попа Дуклянина», «Польская хроника», «Чешская хроника», «Славянская хроника» Гельмольда и другие.
  • Духовные апокрифы: «Голубиная книга», «Поездка Егория по Святой Руси», «Беседа трёх святителей», «Хождение Богородицы по мукам» и другие.
  • Фольклор — основные сборники приведены выше. Также весьма интересны отдельные легенды неславянских народов, которые имели плотные культурные контакты со славянами-язычниками. Например, образ Перуна мог повлиять на кавказского Пиръона, коми-пермяцкого Перу-богатыря, албанского Перынди. Венгерский бог кузнечного дела, войны и власти Хадур, третий сын «золотого отца», заставляет вспомнить реконструированный Рыбаковым и Дудко миф о Свароге как сыне изначального бога и Даждьбоге как младшем сыне уже Сварога. По поводу Хадура следует сделать два важных замечания. Во-первых, мадьяры весьма плотно контактировали с индоиранцами, от которых данную мифологему переняли славяне, уже на исторической родине. Во-вторых, на завоёванных ими славянских землях Норика и Паннонии они застали не что-нибудь, а Великую Моравию, государство с весьма развитой культурой и при этом принявшее христианство сравнительно недавно, и славянская культура оказала на венгров весьма большое влияние. И да, в превращении бога сияющего неба в бога войны ничего экстраординарного нет, то же самое произошло с германским Тиу\Тюром.

Что НЕ читать?[править]

  • Всё, где встречаются ссылки на фальшивки вроде «Велесовой книги» (её жуткий бессистемный язык, полное противоречие научным данным и мутная история с «обретением» не оставляют шансов) и «Славяно-Арийских вед» (оригиналы где, ребе Хиневич, почему, кроме вас и ваших дружков Трёхлебова и Левашова, никто их не видел?).
    • За поддельность «Велесовой книги» в России высказались такие крупные эксперты, как Рыбаков, Творогов и Зализняк, в Украине — Дмитрий Дудко[12] и Григорий Пивторак. Их негативная заангажированность исключена — Рыбаков был горячим патриотом, как и Пивторак, Зализняк поставил точку в спорах вокруг «Слова о полку Игореве», окончательно доказав его подлинность, и открыл Новгородский кодекс, Дудко сам неоязычник. В пользу её подлинности выступали либо заинтересованные лица (Миролюбов, Куренков), либо люди, специального образования не имеющие вообще (Лесной, Ляшевский, Ребиндер, Асов, Клёсов, Тюняев, Чудинов) либо специалисты с испорченной репутацией и\или весьма скромными достижениями (Пешич, Бегунов, Шилов, Яценко, Лозко, Логинов, Слатин). Sapienti sat.
    • Клёсов заслуживает отдельного комментария. Сей Выбегалло от генетики в 2015 году организовал «экспертизу» Велесовой книги, которая «доказала» её подлинность (кто бы сомневался). Проблема в том, что среди «экспертов» специальное образование имеет только один — Дмитрий Логинов, но его адекватность под большим вопросом, см. например комментарии под этой статьёй, где он принялся строчить угрозы под никами «Ирина» и «Алиса Светлоярова». Также Клёсов врёт, говоря, что учёные, отрицающие подлинность ВК, все как один отказались участвовать в «экспертизе»: на его сайте «Переформат» тогда ещё сидели вполне себе серьёзные учёные вроде Меркулова, Кузьмина и Фомина, которые не отказались бы принять участие в экспертизе, оппонируя приверженцам подлинности. Однако таких просьб к данным людям не поступало.
    • Что же касается «Славяно-арийских вед», то для установления их подложности даже не требуется оригинал — достаточно констатировать многочисленные эклектичные заимствования, источники которых объединяет одно обстоятельство: все они входили в круг чтения подписчиков журнала «Наука и религия» в начале 1990-х годов.
  • Всё, где славянам приписывается невероятная древность и развитость, иностранные слова этимологизируются из современного русского или с использованием «любительской этимологии» вроде «Ра — солнечный свет». Нет, лингвистика работает не так. Нет, в древности не могло быть ядерного оружия или летательных аппаратов хотя бы потому, что их изготовление требует целого комплекса развитой металлургии и промышленности, которая должна была оставить огромное количество ясных следов в археологии.
  • Всё, где славянское происхождение приписывается этрускам, фракийцам, готам, аварам, бастарнам, ругиям, вандалам, скифам, сарматам, пруссам, ведийским ариям. Исключение можно сделать только для авторов, писавших в XVIII — первой половине XIX веков, когда историческая наука как таковая была в зародышевом состоянии. Ломоносову нормально было считать славянами ругов, пруссов и роксолан, а Фаминцыну и Воланскому — этрусков. В XXI веке же это — признак фричества. Нормальный учёный может искать параллели между верованиями и культурой славян и других индоевропейцев, может исследовать роль, которую они сыграли в этногенезе славянских народов (а они сыграли, например, значительная часть южных славян по данным генетики получается скорее славянизированными сарматами, фракийцами и иллирийцами), но не будет, например, пытаться интерпретировать их язык из современного русского, как это делает тот же Чудинов. Эти народы — наши родственники разной степени близости, но не более того. Готы, бастарны, ругии и вандалы — германцы, фракийцы и этруски — отдельные языковые группы, арии, скифы и сарматы — индоиранцы, пруссы — балты, авары — тюрко-индоиранская помесь.
  • Всё, где для описания языческой религии славян используются некорректные термины вроде «ведизм» (настоящие Веды — только индийские, нет Вед — нет ведизма) или «православие» (православие — это только ветвь христианства, калька с греческого «ортодоксия»; если бы этот термин действительно происходил от слов «Правь славить», как утверждают фрики, он бы звучал как «правеславие» или «правиславие», не говоря уже о том, что Явь, Навь и Правь известны только Велесовой книге).
  • С осторожностью надлежит относиться и к смелым научным гипотезам, не принятым большинством академического сообщества — грань между ними и фричеством весьма тонка. Например, Гусева с её арктической теорией, Индриком-Индрой и Родом-Рудрой ещё академический учёный, хоть и неоднозначный, а её ученица и последовательница Жарникова уже считается фриком.

У неоязычников-родноверов из КЯТ и ССО СРВ есть «чёрный список» основных фриков как людей, вредящих возрождению традицинных славянских верований. За ссылки на них историки и просто интересующиеся вас подымут на смех, а адекватные родноверы перестанут общаться (ИРЛ) или забанят (в интернете). Вот этот перечень в том виде, в каком он был принят (Ссылка):

  • Псевдонаучные теории на поприще языка, речи и традиционного мышления за авторством В. А. Чудинова, Хиневича А. Ю. и других «инглингов-староверов», Г. С. Гриневича, М. Н. Задорнова, Н. Н. Вашкевича, их продолжателей, последователей и им подобных.
  • Псевдонаучные теории на поприще истории — А. Т. Фоменко, Ю. Д. Петухова, А. А. Тюняева и их продолжателей, последователей и им подобных.
  • Псевдонаучные теории на почве мифологии и фольклористики — А. В. Трехлебова, В. А. Шемшука, А. И. Асова (Буса Кресеня), Н. В. Левашова, В. Ю. Голякова (Богумила Второго), Ю. В. Гомонова и других, им подобных.

Даже если вы не обнаружили автора какой-либо книги в данном списке, это ещё не повод ему доверять. Итак, что, помимо вышеперечисленного, должно насторожить при чтении из такого, что обычно бросается в глаза при чтении первых же страниц?

  • Странные регалии автора (например, печально известной РАЕН или клёсовской «Академии ДНК-генеалогии»).
  • Отсутствие у него профильного образования в сфере исторических, культурологических и языковых наук (особенно почему-то любят выбегалльствовать в славистике инженеры и силовики). Непрофессионал вполне может быть достаточно эрудирован и академически корректен (тот же Серяков, хоть и с оговорками), но обычно ему недостаёт системности и строгости подхода.
  • Пафос и претенциозность а-ля «УЗНАЙ ИСТИНУ, КОТОРУЮ ОТ ТЕБЯ СКРЫВАЛИ!!!»
  • Ругань в адрес «официальной истории» (нет такой, есть комплекс более-менее обоснованных теорий, конкурирующих между собой), обвинение учёных в том, что они что-то «скрывают».
  • При критике оппонентов — апелляция не к фактическим их ошибкам, а к национальности\возрасту\идеологии\ещё чему-нибудь.
  • Ссылки не на источники, а на некие «откровения», истории из жизни и бытовую логику.
  • В списке использованной литературы — либо труды вышепомянутых «экспертов» (сразу всё понятно), либо исключительно устаревшая литература, либо литература только на русском языке (свидетельствует о поверхностной проработке темы).

У славянских народов древняя, богатая и сложная история и культура. Когда Асов, Чудинов, Хиневич, Левашов и прочие профессора Выбегалло от славистики говорят, что академические историки считают славян рабами и дикарями, что никаких источников, кроме их бреда, не сохранилось и прочее — они нагло врут. В выдумках мы совершенно не нуждаемся.

Как избежать стереотипов[править]

Что делать, если не хочется получить на выходе развесистую клюкву или слащавый ура-патриотический лубок? Универсальных рецептов не будет, но кое-что Posmotre.li вам, конечно же, посоветует. Итак:

  • Не забывайте, что славяне — это не только русские, украинцы и белорусы, культура других славянских народов не менее самобытна. СФК южнославянских княжеств вполне может выглядеть как нечто вроде Алагейзии из Эрагона или Валирийской империи из ПЛиО — государство, опирающееся на драконов (помните про развитый культ добрых драконов-здухачей у сербов, хорватов и болгар?) в котором борются язычество и культ Хрустального дракона Иисуса. СФК поморян — как подобие викингов, вместе с которыми они составляли т. н. циркумбалтийскую культуру, и не забудьте их визитную карточку — многоглавых идолов с именами, почти не имеющими аналогов за пределами региона. Пограничные (и союзные) с кочевниками славянские страны и народы (анты, раннее Болгарское царство) — как аналог толкиновского Рохана, народ всадников. Можно еще вспомнить Русское королевство (такое, внезапно, было: в XII-XIV в. себя таким объявило Галицко-волынское княжество; его правитель даже короновался у папы римского), которое позже вошло в Великое княжество Литовское, по большей части славянское и православное. Почему-то говоря о славянах обычно забывают, что в Европе живут чехи, поляки и словенцы (!) со словаками (!).
Примерно так должен выглядеть древнерусский воин времён Игоря и Святослава. Только с бородой у авторов промашка вышла: как уже говорилось, отращивать бороды мирянам — византийская мода, пришедшая после крещения. Святослав бороду брил.
  • Не надо изображать славян, особенно язычников:
    • Миролюбивыми. У автора правки этот стереотип уже в печёнках сидит, и не у него одного.
    • Целомудренными. По сообщениям источников, славянки вели довольно свободную сексуальную жизнь, по аль-Бакри девственность на момент вступления в брак у славян считается позором.
    • Слаборазвитыми по сравнению с другими варварскими народами. Славяне были скорее практичными и в известной мере консервативными. Зачем нужны длинные стальные мечи, если в привычном нашим предкам плотном строю пехоты куда удобнее топоры и рогатины? Для чего строить большие корабли, если для плавания по мелким речкам Восточной Европы идеально подходят небольшие лодки-однодревки? Словом, славяне не любили троп Круто, но непрактично, что не мешало им строить камнемётные машины при осаде византийских городов или вполне боеспособный флот для походов на Адриатике и в Эгейском море.
      • Вообще, справедливости ради, стереотип об отсталости славян в раннем средневековье всё же имеет под собой кое-какое обоснование: археология пражско-корчакской или колочинской культур весьма бедна. Однако следует понимать, что археологи имеют дело не с тем, что было, а с тем, что осталось и что смогли найти. Органика сохраняется плохо сама по себе, культурный слой может разрушаться под действием природных факторов[13], могли бытовать самые невероятные с точки зрения современности обычаи вроде сожжения мёртвых тел с последующим развеиванием их над водой. Также не следует забывать, что в случае с древностями таких бедных стран, как Украина или Босния банально бюджет пишет сюжет: например, в той же Украине w:Стольское городище никто сейчас не копает из-за нехватки денег, а ведь это один из крупнейших городов тогдашней восточной Европы, больше Киева и Старой Ладоги. Источники описывают славянские земли как весьма богатые и многолюдные, да и сам факт успешной экспансии славян на византийские земли говорит о многом: если бы против катафрактов и тяжёлой пехоты вышла орава мужиков в лаптях с кольями и костяными стрелами, дело закончилось бы банальным избиением младенцев, как в войнах римлян с галлами и пиктами. По сути, этот спор в околонаучных кругах между «славянофилами» и «реконструкторами» — «это было у народов, близких славянам, значит, что-то подобное должно было быть и у нас, если обратное не противоречит научной картине прошлого» vs «не найдено — не было» — есть тривиальнейший спор о штанах Арагорна, и истина, скорее всего, где-то посередине. Разумеется, автор художественного произведения, да ещё если у него фэнтези в мире, отличном от нашего, имеет полное право игнорировать сии тонкости: всем всё равно не угодишь. В конце концов, вы не монографию пишете, а в литературе есть критерии поважнее того, правильно ли автор описал покрой нижней рубахи у незамужней женщины племени уличей в 950 году. И, разумеется, не нужно терять надежды на обретение новых источников и свидетельств, откопали же в 2000 году Новгородский кодекс с неизвестными дотоле текстами, доказывающими, в частности, достаточно высокий уровень книжной культуры на севере Руси уже в первые годы после крещения.
    • Бородатыми и длинноволосыми. У славян-язычников так выглядели только волхвы, массовое распространение подобной причёски среди остального населения произошло уже значительно позже крещения и связано с византийской модой. Славяне-воины и земледельцы, по описаниям источников, больше походили на запорожских казаков: брили головы, оставляя только одну прядь, и отращивали усы.[14]
    • И вообще не надо экстраполировать милый иным «почвенникам» быт русских крепостных крестьян XVIII—XIX веков на всё славянское общество, да ещё раннесредневековое. Скорее всего, персонажами вашего произведения, как и большинства фэнтези, станут представители правящих классов: князья, воины, волхвы или христианское\СФК-шное духовенство. На крайний случай — купцы, вольные крестьяне или горожане. Вы действительно считаете, что эти люди будут ходить в лаптях и есть тюрю и щи из лебеды?
  • Пресловутый «ой ты гой еси»-стиль в его аутентичной, а не клюквенно-лубочной форме — это язык эпических сказаний. Не заставляйте ваших персонажей изъясняться таким образом в повседневной жизни. Вы же не будете заставлять персонажа-японца говорить исключительно хокку? Для стилизации «под славянскую старину» вполне достаточно, чтобы ваши персонажи избегали поздних заимствований (не алебарда\бердыш, а секира, не лошадь, а конь, не богатырь, а вой, хоробр, юнак или кметь, просто посмотрите по словарям, короче). В особо напряжённые моменты можете вложить им в уста крылатые обороты из сказаний или летописей («Земля велика и обильна», «мёртвые срама не имут», «погибли, как обры[15]», «щитами червлёными поле перегородили» или что-то в этом роде), но всё хорошо в меру.
    • На церковнославянском вашим героям говорить тоже не надо, если они не христианские монахи-книжники. Церковнославянский — Высокое наречие, к тому же искусственное, разработанное на основе болгарско-греческого суржика, которым разговаривали в Солуни, на родине Кирилла и Мефодия. Он был языком духовных книг и богослужения, в быту же на Руси говорили на различных диалектах древнерусского языка.
  • Не суйте в своё произведение «извечное противостояние славян и германского Запада». Это миф, растиражированный сначала православной церковью в XIX веке, затем — в ХХ — советской пропагандой. Конфликты интересов — были (а у кого их не было?), религиозные войны — тоже были, чего только полабские славяне стоят. Но вот принципиальной ненависти между нашими предками и германцами именно по этническому признаку источники не знают: наравне с войнами были и союзы, славянские князья (в т. ч. и языческие) брали в жёны европейских принцесс, целый ряд западных источников прославляют подвиги славянских воинов. Что касается экспансии сначала франков, а потом СРИ на славянские территории — тут дело было не в национальности[16], а в религии (христианство против язычества)[17]. Наравне со славянами покорению и ассимиляции подлежали и германские племена, даже в бОльшей мере: саксы, тюринги, аллеманы, бавары.
    • Принципиальной ненависти от славян удостоились разве что авары (источники пишут, что «когда аварин и славянин встречаются, они сразу вступают в бой насмерть») и хазары (Святослав спалил Итиль так, что археологи до сих пор его ищут). Но эти ребята своим козлизмом достали вообще весь регион. Первые — своей запредельной даже по меркам Тёмных веков воинственностью, вторые — работорговлей и дипломатическими интригами.
  • «Полная чуждость западной культуры славянам» — точно такой же миф, растёт оттуда же, что и предыдущий. Народные обычаи, сказки и традиционный эпос славян перекликаются по множеству пунктов со всеми индоевропейскими народами от Ирландии до Индии. Если человек рассуждает о том, какие у нас добрые и милые сказки\былины\обычаи по сравнению с ужасным Западом — его знания о славянском фольклоре основаны на советских пересказах для детей. Отправляйте его учить матчасть, ежели будет упорствовать — стукните по голове любым академическим сборником былин. И да, Хэллоуин славяне праздновали. «Осенние деды» он у них назывался. Правда, костюмированные гуляния с нечистой силой — это ближе к Рождеству.
  • И вообще, когда изучаете источники — просто отбросьте все привычные суждения, представьте себе, что изучаете некий совершенно незнакомый вам до этого народ (печально, но факт — в 95 % случаев это так и есть, не повезло нашей культуре с пиарщиками). Будьте морально готовы к тому, что почувствуете себя заново севшим за школьную парту.

О чём бы написать?[править]

Авторы исторической прозы и фэнтези, когда говорят о славянах, обычно вспоминают либо зарю Киевской Руси (Рюрика, походы Олега на Царьград, Святослава и его войны, крещение Руси), либо её упадок (монгольское нашествие). А что ещё было интересного из такого, что буквально само просится на страницы эпичного цикла?

«Славяне на исконной родине. Между туранским кнутом и готским мечом», художник — А. Муха. Весь трагизм событий Бусовых времён, вынудивших славян расселиться по всей Восточной Европе, в одной картине.
  • Бусово время. 370-е годы, место действия — земли современной Украины. Под натиском гуннов рушится гото-славяно-сарматское государство Ойум, гибнет его крутой король — конунг Амал Германарих, либо от рук своих царедворцев-росомонов, либо покончив жизнь самоубийством после поражения готов. На фоне гуннской угрозы завязывается междоусобица — с одной стороны славянизированные сарматы (анты) князя Буса, с другой — готский король Визимер. Визимер выигрывает войну, распинает Буса и 70 его бояр, получает титул Винитарий («убийца вендов», т. е. славян), но править ему недолго — уже в следущем году его убивает дружественный антам предводитель гуннов Баламбер, и готы частично попадают в гуннское рабство, частично покидают Причерноморье навсегда…
  • Князь Само и его первое славянское государство. 620-е годы, Балканы и Центральная Европа. Славяне уже 30 лет находятся под властью авар. Кульминацией аварского ига становится осада Константинополя в 626 году: авары гонят славян на неприступные стены византийской столицы и в её укреплённые бухты, а после поражения обвиняют славян в предательстве. Это вызывает резонанс среди славянских князей и рост антиаварских настроений. Вскоре вспыхивает восстание, которое возглавляет некий Само — по хронике Фредегара, франкский купец, по «Обращению баваров и хорутан» знатный славянин.[18] Авары разбиты наголову, огромные территории навсегда освобождены от их власти, Само провозглашён верховным правителем. Здесь зародится государственность чехов, хорват, словенцев.
  • «Крамола» в Карантании.
  • Кавказский поход Игоря — смелая авантюра, к сожалению, малоизвестная широкому кругу людей. В 943 (по другим источникам 944 или 945) году русичи, по-видимому, спустившись по Волге, ударили по городу Бердаа (ныне Барда в Азербайджане) — столице Кавказской Албании. Без особого труда разбив городской гарнизон и вооружённое чем попало местное ополчение, которое вышло встречать русичей в чистом поле вместо того, чтобы встретить их на стенах, воины князя Игоря заняли город, заявив жителям, что «на нас лежит обязанность хорошо относиться к вам, а на вас — повиноваться нашим приказам». Когда местная беднота, будучи мусульманами и презирая язычников-русов, взбунтовалась, они выстроились в стену щитов и вышвырнули их из города — мол, остыньте немного. Когда это не помогло, русичи захватили заложников из местного населения, предложив жителям выкупить их. Вскоре к городу подступил полководец Марзубан с многократно превосходящим войском. Несмотря на то, что при вылазках русы наносили его войскам большой урон, он всё же смог взять Бердаа в осаду, но вскоре отступил. Покинуть город русичей заставила только эпидемия дизентерии. Что искал Игорь на Кавказе? Тут непаханое поле для необузданных догадок. Может быть, уже известное в то время «земляное масло» (нефть) для подобия «греческого огня»?
  • Славянские наёмники в Арабском халифате (да, да, было и такое!)
  • Славянское восстание 983 года.
  • Крестовый поход против славян 1148 года.
  • Оборона и падение Арконы, 1168 год. Трагичный гранд-финал для истории полабских славян, а также для противостояния христианства и язычества в Северной Европе. Во второй половине десятого века усиливается христианизация народов Балтики — полабских славян и скандинавов. В 955 году германский император Оттон I cжигает Ретру — славянский священный город с храмом Радегаста Сварожича. Спустя пятьдесят лет король Олаф, креститель Швеции, запретил справление языческого культа в Уппсале — крупнейшем религиозном центре Скандинавии. Так Аркона на острове Руян (ныне Рюген в Германии недалеко от границы с Польшей) на целых полтора века стала самым значительным центром язычества на Балтике и во всём славянском мире: туда приходили паломники даже из давно крещённой Чехии. Там находился главный храм в честь бога Святовита, а также ещё несколько культовых мест с идолами других руянских богов. Руяне славились как отчаянные пираты, но время викингов уже подходило к концу. В 1168 году датский король Вальдемар ударил по Арконе, стремясь убить двух зайцев — обезопасить свою страну от руянских набегов и поднять свой авторитет в Церкви, уничтожив языческий храм. Войско Святовита — своеобразные языческие паладины, 300 всадников на священных конях — в течение четырёх недель обороняли храм против двадцатикратно превосходящих сил врага, но силы были слишком неравны. 15 июня (по другим источникам — 1 июля) 1168 года Аркона пала. Идол Святовита по приказу епископа Абсалона был свергнут с пьедестала и изрублен в куски, камни из разрушенного святилища использованы при строительстве монастыря.

Финно-угорская мифология[править]

Финно-угры не являются индоевропейцами, но многое у них позаимствовали.

Примечания[править]

  1. Варкрафтеры знают похожее имя — Кенарий, чьим прототипом и послужил Кернуннос.
  2. Нет, это не Иисус по-польски!
  3. Она же кукутенская (в румынских источниках) и культура Кукутень-Триполье (в англоязычных).
  4. В изложении нормальных, хоть и выделяющихся смелыми гипотезами, учёных вроде Рыбакова, Алинеи и Отта, конечно. В устах Выбегалл вроде Клёсова и Шилова эти концепции превращаются во фрические.
  5. Представления о том, что боги разных народов на самом деле одни и те же сущности под разными именами — это уже античность, а до неё было ещё далеко.
  6. Источниками власти были именно боги солнца — если не у всех индоевропейцев, то у многих. Отсюда именование былинного Владимира Красным Солнышком и «Даждьбожьи внуци» из «Слова о полку Игореве».
  7. Жрицы Великой Богини принижали значение мужского начала, чем это чревато — читайте дедушек Фрейда и Юнга. Приходилось выкручиваться.
  8. Да, да, индоевропейская мифология просто обожает инцест.
  9. У сельскохозяйственных обществ без развитого рабовладельства вообще трудно представить малоправную женщину - выжить непросто и без выпендрежа с исключением половины населения.
  10. Впрочем, то и другое имело глубокий смысл с точки зрения магического мышления: князь как бы обеспечивал плодородие и благополучие своей земле.
  11. Вейлы из Гарри Поттера — это те самые вилы. Что есть забавный надмозг перевода — в оригинале они никакие не вейлы, а именно что вилы.
  12. Будучи автором исследования и перевода сабжа («Велесова книга — Русские веды») и симпатизируя неоязычеству, он, хотя и считает её плодом откровения свыше и очень талантливым трудом, всё равно приходит к выводу, что создана она Миролюбовым и источником научных знаний о древних славянах быть не может. Это признак высокой научной этики: факты отдельно, личные симпатии и убеждения отдельно.
  13. Как пример: Аркону на Рюгене до сих пор не могут найти. Найдены небольшие капища, которые совершенно незачем осаждать на протяжении месяца многотысячной армией могущественной страны, и которые вряд ли впечатлили бы видавшего виды Саксона Грамматика. А разгадка проста: Рюген постепенно погружается под воду.
  14. Показался и Сфендослав, приплывший по реке на скифской ладье; он сидел на веслах и грёб вместе с его приближёнными, ничем не отличаясь от них. Вот какова была его наружность: умеренного роста, не слишком высокого и не очень низкого, с густыми бровями и светло-синими глазами, курносый, безбородый, с густыми, чрезмерно длинными волосами над верхней губой. Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос — признак знатности рода; крепкий затылок, широкая грудь и все другие части тела вполне соразмерные, но выглядел он хмурым и суровым. В одно ухо у него была вдета золотая серьга; она была украшена карбункулом, обрамлённым двумя жемчужинами. Одеяние его было белым и отличалось от одежды его приближённых только заметной чистотой. — Лев Диакон о Святославе, X век
  15. Т. е. как авары. Сгинули без следа.
  16. нации как таковые стали поводом для конфликтов только в эпоху капитализма
  17. Это вообще характерная черта эпохи: в средневековье и ближайших окрестностях в большинстве культур национальность играла гораздо меньшую роль, чем сейчас, а религия, напротив, гораздо большую. Даже антисемитизм первоначально был густо замешан на том, что евреи, дескать, вместо нормального христианства исповедуют какой-то иудаизм.
  18. В пользу первой версии говорит бОльшая древность источника, который её излагает. В пользу второй — тот факт, что франки к тому времени были давно крещены, а Само в источниках описан как ревностный язычник. Если бы он перешёл в язычество из христианства, о таком выходящем из ряда вон для средневекового менталитета поступке авторы летописей обязательно написали бы. В принципе, одно другому не мешает: что могло помешать знатному славянину, поссорившемуся с аварами, сбежать к соседям-франкам, врагам аваров, и некоторое время скрываться там под «легендой» торговца? Разве что гордость, но ей ради благого дела и поступиться можно. Видите, и сюжет уже вырисовывается.