Справочник автора/Десанты ВОВ

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Великая Отечественная Война, несмотря на свой сухопутный характер, дала немало примеров десантных операций — как удачных, так к сожалению и провальных.

Содержание

[править] Довоенные взгляды

Морские теоретики 30-х годов считали, что с появлением авиации и мотомехвойск морские десанты не могут быть внезапными, а потому успешными. Поэтому за рубежом этим вопросом всерьез не занимались (кроме Японии). РККА и РККФ, опираясь на успешный опыт черноморских десантов 1916 года, считали такие операции возможными — по крайней мере так было прописано в уставах.

Но при этом специальных средств десантирования не разрабатывали. Лучшим средством доставки десанта считали боевые корабли. Средства высадки — любая мелочь: катера, баркасы, вплоть до шлюпок.

Морской пехоты не существовало. Редкие десантные учения сводились к импровизированной высадке добровольцев, в результате, конечно же, полная победа «и враг бежит, бежит…».

Но вот началась война. И оказалось, что десанты применимы не только в целях наступления, но и в обороне. Что добровольцы с кораблей — отважные, но не обученные сухопутному бою — мало что могут сделать на суше и при этом несут огромные потери. Что десант надо не только высадить — но ещё и поддерживать, снабжать, при надобности — эвакуировать. Всего этого не было в довоенных инструкциях.

После 1942, уже имея солидный опыт, советское командование разработало ряд инструкций на этот счет. В целом ситуация улучшилась, хотя конечно случаи бывали разные.

[править] Балтика

Склифосовский.pngВкратце
Безумство храбрых

[править] Ханко

Побережье у полуострова Гангут (Ханко), где размещалась советская военно-морская база, очень изрезано. Десятки мелких островов, бесчисленные узкие протоки между ними. Редко где пройдёт что-то крупнее катера. Вот в этом-то лабиринте летом-осенью 1941 и велись бои. С началом войны финны блокировали полуостров и даже пытались штурмовать его. Но 25-тысячный советский гарнизон, усиленный тяжелой артиллерией, легко отбил атаки. Быстро поняв что штурм бесполезен, финны перебросили бóльшую часть сил на Карельский перешеек, оставив лишь одну дивизию (55-ю, около 10 тыс. чел), и ограничились обороной.

Пользуясь этим, советская сторона перешла к активным действиям. За время существования базы было захвачено 18 островов — как правило, десантами силой около роты. Самое крупное сражение было за маяк Бенгтскяри, а также на Хорсё и Моргонлахти. Командир десантов — капитан Б. М. Гранин — стал местной легендой[1]. Иногда захваченные острова реально улучшали условия обороны, но порой захват осуществлялся просто из спортивного интереса, «чтобы люди не застаивались». Так или иначе, в декабре 1941 пришлось всё оставить и эвакуироваться в Ленинград.

Июль-сентябрь 1941, Карельский перешеек

[править] Выборгский залив

Финнам баловаться было некогда. Озлобленные результатами Зимней войны, они планировали для начала выбить русских с Карельского перешейка и восстановить старую границу. А там… как сложится. По количеству войск финны и противостоявшая им 23-я армия были примерно равны. Преимуществом финнов являлась отличная подготовка бойцов и хорошее знание местности, нашим преимуществом — многократное превосходство в технике. Но этой техникой в условиях Карелии надо было еще воспользоваться ! В августе финны прорвались в центре Перешейка и стали с северо-востока обходить г. Выборг и обороняющие его войска. У красных оставался путь отступления вдоль побережья…

Финны переправляются на лодках через Выборгский залив

Но 24 августа противник форсировал Выборгский залив на обычных рыбачьих лодках. Около полка финнов заняли полуостров Лиханиеми. Остановить их пытались лишь пограничники и курсанты школы младших специалистов Балтфлота — больше никого под рукой не было. Между прочим, задержали финнов на два дня — при нормальном командовании этого бы хватило, чтобы стянуть силы к нужному месту. Но командарм-23 Герасимов даже не почесался, в результате на третий день финны отбросили слабый заслон и перерезали обе приморские дороги — железную и шоссейную — в 10 км южнее Выборга, где сейчас пос. Матросово.

В Выборге отрезанными оказались 3 дивизии — 43-я, 115-я и 123-я. Заметим, полнокровные дивизии довоенного формирования, с двумя артполками каждая. Плюс броневики и куча другой техники. А дорогу им закрыл один финский полк, переправленный на лодках — то бишь налегке, без артиллерии, максимум с несколькими минометами. Тем не менее о прорыве вдоль побережья никто почему-то даже не заикнулся. Решили бросить всю технику и лесными тропами, еще не занятыми врагом, выходить к порту Койвисто (ныне Приморск), откуда эвакуироваться на кораблях Балтфлота.

Из 115 дивизии до Койвисто добралось 2 тысячи человек [2]. Из 123 дивизии один полк отошел на Койвисто, остальные части прорвались к старой границе, пусть и с большими потерями.

Хуже всего пришлось 43-й дивизии. Ее командир, генерал Кирпичников, повел ее такими тропами, что даже пехота двигалась с трудом. Финны, хорошо знавшие местность, быстро блокировали огромную колонну. После неудачных попыток прорваться Кирпичников сдался сам и приказал сдаваться своим подчиненным. Сдались многие, но не все. Часть подразделений все же прорвалась в Койвисто. Даже Знамя сохранили.[3]

Таким образом, из трех окруженных дивизий вышла к своим дай Бог четверть личного состава, причем без техники. И добился такого успеха один легко вооруженный финский полк, оказавшийся «в нужное время в нужном месте»™. Это один из самых эффективных десантов в истории. Жаль что не наш.

[править] Ладога

Ладожской флотилии не повезло: с июня по октябрь 1941 у нее сменилось 6 (шесть !) командиров[4]. Понятно, что за это время случилось много всякого, хорошего и не очень. Из хорошего: флотилия достаточно успешно вела эвакуацию наших войск, отрезанных финнами и прижатых к озеру. Всего было эвакуировано три дивизии — 23 тысячи человек, 140 орудий. При эвакуации 168-й стрелковой дивизии удалось вывезти не только личный состав, но и бо́льшую часть вооружения и техники, включая даже гаубичную артиллерию. Однако сам факт, что такая эвакуация понадобилась — факт не очень веселый.

« Войны не выигрывают эвакуациями »
— У.Черчилль

Попытка ослабить давление финнов путем высадки десанта на острова у восточного побережья озера — кончилась крахом. На каждый из островов — Лункулансаари и Мантсинсаари — в конце июля высадилось по усиленному батальону морской пехоты численностью 700—800 чел. По традиции, только что сформированных и не обученных, без тяжелого оружия. Таким и в чистом поле вести бой не просто. А здесь большие лесистые острова, чаща, в которой финны чувствовали себя как дома — в отличие от наших моряков. Бои шли по одному сценарию: высадка — уход в лес — увязание в бою с невидимыми финскими стрелками — подтягивание финнами артиллерии и подкреплений — контрудар — отход — эвакуация. До половины десантников (725 чел) было убито.

Операция окончилась трагически из-за целого комплекса причин:

Очередной командующий Ладожской флотилией контр-ад­мирал Трайнин был снят с должности, но преемники были ничуть не счастливее.

[править] Петергоф и Стрельна

В сентябре 1941 немцы прорвались к Невской губе между Петергофом и Стрельной, отрезав 8-ю армию от Ленинграда. Прибывший к этому времени в Ленинград Г. К. Жуков приказал срочно восстановить положение. Операция затевалась крупная, но какая-то несуразная:

Из-за дикой, фирменной жуковской спешки о взаимодействии даже не заикались. Поэтому десанты чуть было не помешали друг другу (стрельненский десант должен был сопровождаться ложной отвлекающей высадкой… как раз в районе Петергофа). Поэтому танки пошли без пехоты. Поэтому 8-я армия смогла нанести удар лишь одним потрёпанным полком.

3 октября, за два дня до основной операции, усиленная рота морских пехотинцев (250 чел) была высажена у завода Пишмаш (ныне комплекс «Балтийская Жемчужина»). Высадились, перешли Петергофское шоссе, углубились дальше, в конце концов были обнаружены и с боем вернулись обратно к берегу. Около 70 чел. на следующую ночь эвакуировали катера, остальные погибли. Куда и зачем их посылали — история умалчивает. Но что внимание немцев было как нельзя не вовремя привлечено к этому району — факт.

Петергофский десант состоял из 510 чел, в основном добровольцев с кораблей Балтфлота и береговых частей Кронштадта. Сухопутной тактике обучены не были, в бой пошли в черном флотском обмундировании. Высадка состоялась на рассвете 5 октября у пристани в Нижнем Парке. Артподготовку Жуков решил не проводить «для обеспечения скрытности». Противник огня не вел (то ли действительно не сразу заметил, то ли подпускал поближе). Но сразу после высадки разгорелся жестокий бой. Кто был в Петергофе, не даст соврать: сверху, с обрыва, в Нижнем Парке всё видно как на ладони. Краснофлотцы в черной форме были просто мишенями. А штурмовать глинт[5] под таким огнем — дело безнадежное. Артиллерия Кронштадта вроде бы стреляла в поддержку десанта, но без корректировки, и потому — по площадям в глубине вражеской обороны. Пользы это, понятно, не приносило. Тем не менее бой продолжался более суток, до последнего человека. При послевоенных раскопках в парке была найдена фляга с запиской «Живые, пойте о нас !».

В тот же день, 5 октября, в районе Стрельны (недалеко от завода Пишмаш) были высажены 500 человек из дивизии НКВД с задачей — развить наступление навстречу частями 42-й армии. Как можно ставить такую задачу одному изолированному батальону, вопрос опять же интересный. Тем не менее, десант высадился и углубился на юг более чем на километр, после чего связь с ним была потеряна (блин, сколько наших десантов кончалось именно таким образом !) Одна группа бойцов ночью вернулась к берегу и была снята катером. Остальные там и остались.

На следующий день чья-то умная голова высадила в том же месте еще одну роту — 150 чел. На сей раз их обнаружили и обстреляли еще на подходе. Тем не менее рота высадилась, весь день вела бой, а ночью ее остатки смогли прорваться и выйти вдоль берега в расположение 42-й армии.

Но и это не всё. Бог, говорят, троицу любит. Но в данном случае решение принимали безбожные коммунисты, а по результатам впору чёрта поминать. 8 сентября на ТО ЖЕ место послали еще один десант — 430 чел. Естественно, его уже ждали. Десантироваться смогли около 300 чел, остальные просто ОТКАЗАЛИСЬ высаживаться. Артподдержка, как всегда, велась «для отмазки» — менее 100 снарядов за весь день. Немногие оставшиеся в живых с наступлением вечера были сняты с берега.

В этот же день наконец-то пошли в бой танкисты. Уже заглохло наступление 8-й и 42-й армий, уже уничтожены Петергофский и Стрельненский десанты — самое время начинать, не так ли ? Танкистам таки удалось прорваться в Стрельну, но десант они не обнаружили. На обратном пути были потеряны оставшиеся танки…

Личное мнение

Я вообще-то с уважением отношусь к Жукову. И под Ленинградом, и позже под Москвой он сделал то, чего не смогли другие — прекратил всеобщий бардак и настроил людей на жёсткую борьбу до конца. Спасибо ему за это. Но что касается десантов — лучше бы он в них не лез. Опыта у него не было, а упорством и принуждением тут ничего не добьешься. Ниже будут описаны Шлиссельбургские десанты и Невский пятачок. Тоже по приказу Жукова. Тоже безрезультатно. Все-таки десант — дело творческое. А столкнувшись с прямым как полено жуковским приказом, и подчиненные отвечали формальностью на формальность:

И так далее. Впрочем бывало что подчиненные и сами дурака валяли, независимо от начальства.

Были примеры успешного взаимодействия флота и армии (оборона г. Волхов, Тулоксинская операция). Но Жукова там к счастью не было.

Десанты под Шлиссельбургом

[править] Шлиссельбург

Если Петергофский десант — это чистая высокая трагедия, то Стрельна уже слегка отдает сумасшедшим домом (не зря там больница Фореля недалеко). Десанты же на Шлиссельбург — это какая-то кровавая трагикомедия, как будто каждый старался сделать не как лучше, а как нелепее.

В рамках операции по прорыву блокады важное место имело взятие Шлиссельбурга. Планировалось что 2-3 батальона 1-й дивизия НКВД переправится через Неву и ворвется в город, а небольшой десантный отряд высадится со стороны Ладоги и ударит в тыл.

Странная система мер у нашего начальства в 1941 г. Когда целая дивизия (та самая, НКВД) бежала от противника вдоль Невы от Павлово до Шлиссельбурга — это нормально. Причем гнал ее всего лишь передовой отряд 20-й моторизованной дивизии. Когда в совершенно непробиваемом бетонном здании 8-й ГРЭС доблестные НКВДшники продержались аж… 2 часа — это нормально. Когда из Шлиссельбурга, помимо них, эвакуировали туеву хучу разных частей — это называлось «сил для обороны недостаточно». А вернуть это всё предполагали 2-3 батальонами, причем переправочных средств хватало только на один…

З. Ы. Причем этими переправочными средствами (21-й понтонный батальон) командовал капитан Л. Е. Трупп

Поскольку 20 сентября моряки оказались не готовы, НКВДшники начали переправу одни. Не вышло — понтоны были сразу же обнаружены и обстреляны. Но Жуков требовал взять Шлиссельбург во что бы то ни стало ! Дивизия НКВД ничего сделать не могла: переправочные средства выведены из строя, батальон выделенный для десанта понес потери, еще два были уже направлены на помощь соседу на Невский Пятачок. А остальные 2/3 дивизии сидели в окопах вдоль Невы. Напротив них, от Шлиссельбурга до Отрадного, оборонялись изначально лишь 2 батальона немцев. Но концентрировать силы наши научились только к 1944, а до этого предпочитали вводить их в бой по чайной ложке.

Так или иначе, 21 сентября уже моряки (185 десантников на катерах и лодках) в одиночку пытались произвести высадку, но из-за неблагоприятной погоды повернули обратно.

На следующую ночь тот же отряд вышел вновь, но из-за ошибки штурмана вышел к берегу на 5 км восточнее Шлиссельбурга. Опять вернулись.

23 сентября первый эшелон (110 чел) был таки высажен — опять же восточнее города, причем в воду за 2-3 км до берега: ближе катера подойти не могли из-за валунов. Второй же эшелон (150 чел) занесло еще восточнее, к Бугровскому маяку — в расположение нашей 54-й армии. Командир десанта от безысходности решил высадиться здесь и пробиваться через линию фронта на соединение с первым эшелоном. Будь это так просто, стала бы здесь армия стоять ?! К счастью, услышав шум катеров, группа первого эшелона (находившаяся парой километров западнее) сама пошла на прорыв и потеряв 4 человек вышла к Буграм. Вопрос о прорыве «туда» отпал.

24 сентября пришел приказ: группе в Буграх грузиться на катера и высаживаться взад у Липок. Пока грузились — рассвело. Вернулись в Осиновец.

25 сентября засветло группа кораблей с десантом вышла к тому же месту высадки (4 км восточнее Шлиссельбурга). Противник ее обнаружил и открыл огонь, и даже вызвал авиацию. Тем не менее моряки высадились. Пока преодолели двухкилометровую полосу воды — немцы на берегу приготовились к встрече, даже танки подтянули. Закипел бой. Корабли поддержки под ударами авиации вынуждены были отойти, и больше десанта никто не видел. Позже 11 моряков прорвались через линию фронта к Буграм. Этот эпизод обычно и называют «Шлиссельбургским десантом».

Угробив наконец-то моряков[7], наше командование вспомнило про армейцев. В ночь на 26-е один батальон дивизии НКВД таки высадился на пристани Шлиссельбурга. Хотели послать на помощь еще один — но очередной долбоклюй по фамилии Пшенников (командующий Невской Оперативной Группой) запретил снимать войска с обороны Невы.

Пока на него давили все, включая военсовет Ленфронта — десант был уничтожен, и вышедшие на следующий день (27 сентября) катера с подмогой были потоплены вражеским огнем.

28 сентября была предпринята попытка высадиться в Шлиссельбурге через остров-крепость Орешек (удерживался нами всю блокаду). Из 22 шлюпок ни одна даже не смогла высадить бойцов на берегу.

Были предприняты еще две попытки, подробности которых неизвестны. Наконец-то 30 сентября приказом штаба фронта этот дурдом был прекращен. Общие потери 1-й дивизии НКВД составили 119 убитых, 1102 раненых и около 400 пропавших без вести. А козлом отпущения сделали… правильно, командира дивизии полковника Донскова. Впрочем не расстреляли — просто отправили командовать полком.

[править] Невский пятачок

Попытка прорыва блокады, помимо Шлиссельбурга, включала переправу через Неву у Невской Дубровки силами 115-й стрелковой дивизии генерала Конькова. Той самой, что недавно вышла из окружения под Выборгом в числе 2 тыс. бойцов без тяжелого вооружения. Теперь в нее влили более десятка ополченческих, рабочих, истребительных батальонов, уже занимавших позиции вдоль Невы. Численность выросла до 10 тыс., но пушек-пулеметов не прибавилось, про обученность новых бойцов и заикаться не стоит.

Десант должен был состояться в ночь на 19 сентября, но… не было переправочных средств. Их привезли только на следующий день (прогулочные лодки из питерских парков), но мало и в плохом состоянии. О том чтобы разобрать по бревнышку эту самую Дубровку и построить плоты и понтоны, даже мысли не было. Так «на автомате» поступали в 1944-м, но не в 1941-м.

К 9 утра удалось переправить две роты. Они сломили слабое сопротивление немцев (около 2 взводов) и взяли поселок Московская Дубровка. После чего одна из рот углубилась в лес на полтора километра… и больше ее никто не видел. Другая рота с трудом удерживала плацдарм, к которому за день собралось достаточное число немцев. О том чтобы наращивать силы на плацдарме быстрее, чем противник, опять же никто не подумал.

Вечером, несмотря на огонь немцев, высадили еще одну роту и разведгруппу. Командование принял капитан Дубик. На следующую ночь высадили еще около 600 чел. Но и противник усилился, организовал сплошную линию обороны вокруг плацдарма и даже подтянул танки, после чего сам контратаковал. Атаку отбили, но о быстром продвижении вглубь можно было забыть. Фактически десант уже провалился.

Но смириться с этим не могли. 54-я армия стояла всего в 8 километрах от плацдарма — правда, совсем обескровленная. Еще в начале сентября, до начала блокады, ее дивизии во встречном бою остановили немцев и даже слегка оттеснили назад — но на большее сил у неё не было. Высшее командование понимать это не хотело и ежедневно слало директивы — наступать. Хотя наступать-то было по сути некому.

На плацдарме же закрутилась банальная мясорубка: каждую ночь переправляли бойцов (от роты до батальона), каждый день теряли примерно столько же в лобовых атаках. Никаких попыток сменить тактику не делалось. Переправили два батальона из дивизии НКВД, 3 батальона из 4-й бригады морской пехоты, другие части. Нева в районе переправы простреливалась с 8-й ГРЭС, но никаких попыток использовать дымы или другую маскировку не делалось. Сам плацдарм имел размеры 2 км в ширину и 400—500 м в глубину.

27 сентября на плацдарме находилось 490 человек: 197 моряков, 147 бойцов НКВД и 146 — из 115-й дивизии. Тем не менее приказ, спущенный через Пшённикова и Конькова, гласил: атаковать. Чего мог добиться один батальон ?… Тем более что противостояли ему 4 батальона 20-й мотодивизии и танковая рота из 8-й ТД. За первую неделю боев нами было потеряно около 2000 человек, немцами — 530 чел и 4 танка. До прибытия в конце сентября немецкой 7-й парашютной дивизии, ситуация рассматривалась ими как критическая.

20-го октября началась 2-я Синявинская операция. Она совпала с прорывом немцев под Тихвином и потому тоже закончилась ничем. За исключением истребления еще двух дивизий.

8 ноября после личного разговора по телефону Сталина и Жданова было решено начать третью попытку, исходя из простой и жуткой логики: если пожалеем войска сейчас — они все равно скоро помрут от голода. Было создано 3 ударных коммунистических полка из добровольцев. При этом, конечно, как водится «люди не знают друг друга, не знают своего командира и политрука…».

Уже 10 ноября первый полк вступил в бой. За день от 1500 человек осталось 500. 11 ноября так же «отметился» второй полк. 12-го атаку полков поддержали 4 танка. Результата никакого. 13 ноября переправился третий полк и еще 11 танков. Общими усилиями продвинулись на север вдоль берега на километр. Вглубь — никак. К 15 ноября от первого полка осталось 34 человека, от остальных немногим больше. К 20 ноября все три были расформированы. Правда, и немецкая 7-я воздушно-десантная дивизия была после этих боев отправлена на переформирование.

Плацдарм просуществовал до апреля 1942. К тому времени его удерживал 330-й полк 86-й дивизии, численностью около 500 человек (как и вначале). Причем ослабленных блокадным пайком. Неудивительно, что окопные работы не велись (сил не хватало) и блиндажи не строились, да и не из чего было. Начался ледоход. Пользуясь тем что плацдарм отрезан, немцы атаковали его 24 апреля и за 4 дня ликвидировали. Подброшенные в последний момент подкрепления (еще до 300 чел) уже не помогли, тем более что переправлявшиеся на глазах немцев бойцы несли в воде потери свыше 50 %.

Плацдарм был восстановлен в сентябре 1942 и просуществовал до февраля 1943, когда была захвачена 8-я ГРЭС. За время его существования наши потери составили свыше 68 тыс. чел. На неполном квадратном километре. Неудивительно что и нервы у людей не выдерживали. Генерал Коньков, фактически создавший плацдарм, а под конец назначенный начальником Невской Оперативной Группы, после окончания активных действий был переведен на тыловую хозяйственную службу и занимался ею до конца войны…


[править] о. Соммерс и о. Сухо

« Но кто-то должен стать дверью,
А кто-то замком,
А кто-то ключом от замка...
»
— В.Цой

Половину этой статьи можно не читать. Просто возьмите зеркало. Мало где встретятся две столь похожие операции.

Окрестности Ленинграда, 1942… Крошечный остров с батареей… Флотилия с десантом, высадка на скалы… Рукопашная прямо на позициях… Тяжелая, кровавая победа гарнизона… Что это было ? Финн скажет: Someri saari. Остров Соммерс, по-нашему. Русский, немного знающий историю, возразит: остров Сухо на Ладоге. Правы оба: в обоих случаях всё происходило по этому сценарию. Только стороны менялись. Начнем по порядку.

Десант на о. Соммерс

В ночь на 8 июля 1942 11 катеров Балтфлота вышли с о. Лавенсаари к острову Соммерс. Этот небольшой (1 км х 0.4 км) островок в северной части Финского Залива был превращен финнами в сильный пункт противолодочной обороны, который препятствовал выходу советских подлодок на коммуникации противника. Поэтому было решено захватить его при помощи десанта. Финский гарнизон составлял около 100 человек, 5 орудий, 7 20-мм зениток, 12 пулеметов. Наша разведка докладывала — 80 человек и батарея.

Десантный отряд из 250 чел. возглавлял майор Пасько. Перед высадкой наша авиация нанесла удар по острову. Вряд ли он принес большую пользу, но финнов точно разбудил. Поэтому катера были встречены плотным огнем. ТК-71 и ТК-121 были уничтожены, еще 5 катеров повреждены. Из-за большого количества камней подойти вплотную в берегу было нельзя, поэтому высадились всего 164 чел, до 70 десантников были убиты или утонули при высадке. Тем не менее советские моряки взяли один из четырех опорных пунктов на острове.

В это время оба противника наращивали силы: и с финской и с нашей стороны подошло несколько канонерских лодок и катеров. Чуть позже подоспел отряд немецких тральщиков. Наши катера были оттеснены от острова и не смогли оказать десантникам никакой поддержки. Погибли ТК-22 и ТК-113. Финские катера в середине дня высадили подкрепление гарнизону, около 100 человек. Наши ближе к вечеру все-таки прорвались к острову и высадили 50 автоматчиков, приняв 23 раненых — но этого было явно недостаточно. На отходе был потоплен еще один катер.

Вечером 8 июля и на следующий день командование Балтфлота посылало (в час по чайной ложке) корабли для поддержки десанта. Но противник делал это быстрее, и к острову больше прорваться не удалось. Еще три катера погибли. Бой на острове затих днем 10 июля. По финским данным, погибло 128 советских бойцов и 149 захвачены в плен. Кроме 8 уничтоженных катеров, 2 корабля и 20 катеров были повреждены.

Десант на о. Сухо

22 октября 1942 около 7 утра итало-финско-немецкая эскадра[8] подошла к острову Сухо в Ладожском озере. Остров (в 37 км от Новой Ладоги) позволял контролировать обширный район южной части озера. Гарнизон составляли 70 человек, пулеметные точки, батарея из 3 100-мм орудий. Командир — старший лейтенант Иван Константинович Гусев.

Неприятель вел огонь из 88-миллиметровых орудий и автоматических Эрликонов. Вскоре после начала боя на острове были разбиты все пулеметные гнезда, появились убитые и раненые, начался пожар. Наша батарея отвечала, и были отмечены попадания в десантные баржи, боты и катера, находившиеся вблизи острова. Усилив огонь, десантные баржи постепенно приближались к острову. В 7 часов 48 минут одна десантная баржа села на южный риф острова Сухо и с дистанции 5 кабельтовых была расстреляна огнем батареи.

В 8:08 противник высадил десант — 80..100 человек, больше не удалось из-за противодействия наших воинов.

В 8:20 десант окружил дворики орудий № 2 и 3 с находившимся в них личным составом, и там начался рукопашный бой. Орудие № 1 и группа бойцов батареи и сигнально-наблюдательного поста, находившаяся в разрушенном здании маяка и в маячной башне, продолжали вести огонь.

В 9:00 по вражеским десантным судам нанесла удар наша авиация

В 9:20 противник был полностью выбит с острова, часть десанта была эвакуирована, часть окружена. Флотилия противника отступала.

В 9:30 в бой вступили сторожевые катера, вышедшие из Новой Ладоги, около 11 часов подключились суда из Морье, чуть позже — канонерские лодки «Вира» и «Селемджа».

По немецким источникам потери десанта составили 18 человек убитыми, 57 раненными, 4 пропавшими без вести. Наши источники говорят о 40 убитых и 6 взятых в плен. Наши потери: убитых — 8 человек, тяжелораненых — 16, легкораненых — 7 человек. Кроме того был захвачена одна из барж Зибеля (первая за всю войну). Под названием ДБ-51 она была включена в состав Ладожской флотилии.

З. Ы. Заметим, обе стороны не сообщают о потерях в командах кораблей. А они были значительными с обеих сторон: у противника повреждено, уничтожено или захвачено 16 единиц (экипаж «Зибеля» — около 40 чел). У нас обе канлодки и ряд катеров в процессе преследования получили тяжелые повреждения и вышли из боя (все-таки FLAK-88 у противника — зело поганая шутка).

[править] Тулокса

« Лучше меньше, да лучше. »
— В.И.Ленин

Продолжая тему зеркальных операций, вспомним еще две: Видлицкую и Тулоксинскую. «Красная армия при поддержке Ладожской флотилии, в целях прорыва обороны (бело)финнов по р. Свири, высаживает в их тылу десант на восточном берегу Ладоги, между реками Тулокса и Видлица». Справедливо для обеих операций. Первая состоялась в 1919, вторая — в июне 1944. Про первую сейчас говорить не будем, остановимся на второй.

С октября 1941 Ладожской флотилией командует В. С. Чероков — сперва каперанг, потом контр-адмирал. Его предшественник, контр-адмирал Хорошхин, как раз и прославился «опупеей» Шлиссельбургских десантов. Правда, сняли его не за это, а за «баржу смерти».[9]

А десантов больше на Ладоге не проводили. Во-первых, флотилия на 146 % была загружена проблемами снабжения Ленинграда. Во-вторых, печальный опыт десантов 41-го требовал сначала разобраться в причинах неудач, а уж потом пробовать ещё. И «работу над ошибками» провели. Когда десант понадобился, его организация как небо и земля отличалась от ранних попыток:

Давно ли гораздо меньшими силами пытались не много не мало как блокаду прорывать…

В общем, ни разу не похоже на то что творилось в 1941.

22 июня, ровно в 4 часа десант начал погрузку техники, затем людей. В 15:30 снялись с якоря. 23 июня 1944 операция началась. Артподготовка, удар авиации. В 5:55 к берегу подошли катера и тендеры, высаживая отряды первого броска. В 6:00 финны открыли огонь. Позже они подтянули к месту высадки минометные батареи и бронепоезд, но благодаря широкому применению дымзавес их огонь не был особо эффективен. В 9:20 закончилась высадка первого эшелона. В его составе были и артиллеристы-корректировщики, немедленно приступившие к своей работе.

Второй эшелон с тяжелым вооружением высаживался после 14:00. Не всё было гладко, однако выгрузку закончили пусть с задержкой но без потерь. К этому времени десантники, как и предполагалось, перерезали шоссейную и железную дороги, вышли к устью Тулоксы и отражали яростные атаки финнов, пытавшихся пробить себе путь на север. Нашим войскам серьезно помогала поддержка с моря и воздуха. Но 24 июня погода испортилась, и десантникам стало гораздо тяжелее. А тут еще боеприпасы стали заканчиваться…

Тут как нельзя вовремя были высажены части 3-й морской бригады. Решение об ее использовании приняли уже в процессе операции. После этого ситуация устаканилась и сомнений в прочности обороны не возникало. А боеприпасами с берегом поделились корабли флотилии. Когда этого оказалось мало, штурмовики сбросили на плацдарм ящики со 120 тыс. патронов. А 27 июня войска 7-й армии соединились с десантом.

Операция завершилась. По итогам войны, она оказалась чуть ли не самой грамотно проведенной.

[править] Черное море

Склифосовский.pngВкратце
Оптимистическая трагедия

Черноморские десанты — самые известные, самые крупные. И все ошибки, сделанные на Балтике, повторились тут в большем масштабе.

[править] Дунай

22 июня Румыния вместе с Германией вступила в войну с СССР. Но атаки румын в нижнем течении Дуная были отбиты. А 24 июня советские части переправились через Дунай и захватили город-порт Килия-Веке. До сих пор нет ясности, ради чего десант высаживался:

Так или иначе, 24-25 июня 4 батальона были высажены у Килия-Веке. Румыны серьезного сопротивления не оказали. Был захвачен плацдарм 3х4 км. Потери: наши — 5 чел убитыми, румын — 200 убитыми, свыше 500 пленными — но это по нашим данным.

Плацдарм удерживали до середины июля и оставили только из-за выхода противника к Одессе, так как наши части на Дунае оказывались в окружении.

[править] Одесса. Григорьевка

В сентябре 1941 румыны, осаждавшие Одессу, неожиданно прорвались в Восточном секторе и оказались в 10 км от порта. Он был как на ладони и подвергался артобстрелам, использовать его днем стало невозможно. Для исправления ситуации был спланирован контрудар силами Приморской армии в сочетании с морским (3-й полк морской пехоты, около 2 тыс. чел) и воздушным (23 чел) десантом. В высадке участвовали достаточно крупные силы флота: два крейсера[10], три эсминца[11], канонерская лодка[12], около 30 катеров.

22 сентября 1941 десант был высажен у села Григорьевка. При поддержке корабельной и береговой артиллерии он прошел по тылам румын свыше 10 км и соединился с наступающими главными силами. Воздушный десант был высажен с ТБ-3. Не смотря на то что лишь половина бойцов смогла собраться, основная задача была выполнена: навел панику, порезал линии связи, разгромил штаб румынского полка.

В результате контрудара противник (2 румынские дивизии) понес потери и был отброшен на 6-8 км. В частности были захвачены и тяжелые пушки, стрелявшие по Одессе. Надо отметить, что столь успешные действия (как и на Дунае) были обусловлены в первую очередь пассивностью противника. То что работало против румын, в войне с немцами могло обернуться большими неприятностями — что мы в дальнейшем и увидим.

[править] Керченско-Феодосийская

Самая крупная за всю войну десантная операция. Участвовали войска двух армий (51-й и 44-й Закавказского фронта), Черноморский флот и Азовская флотилия. Высаживалось 8 стрелковых дивизий, 2 бригады и много отдельных частей. В резерве находилось еще 4 дивизии. Моряки использовали в операции 2 крейсера, 6 эсминцев, более 50 боевых катеров, 170 транспортных судов.

26 декабря 1941 в районе Керчи высадились войска 51-й армии. Им противостояла одна немецкая дивизия — все остальные силы Манштейна участвовали в штурме Севастополя. Только это и дало десанту шанс на успех: сама по себе высадка происходила крайне хаотично, из четырех намеченных участков на берегу заняты были только два, немалая часть войск так и осталась на кораблях. Высадку зачастую производили в воду — что при минусовой температуре вело к массовым обморожениям.[13] Тем не менее десантировавшиеся войска как минимум вдвое превосходили немецкие силы в районе Керчи. На помощь немцам двигалась румынская мотобригада. Но…

29 декабря 1941 44-я армия высадилась у Феодосии. Если у Керчи высадку осуществляли с катеров и малых транспортных судов Азовской флотилии, то в десанте на Феодосию использовали крупные корабли Черноморского Флота. Это был риск, но он оправдался: город был взят, румынские части опрокинуты, немцы в Керчи рисковали быть отрезанными. Немецкий генерал Шпонек, руководивший обороной, приказал 46-й дивизии немедленно отступать, дабы не попасть в окружение. Манштейн позже признавал, что энергичное наступление красных к Севастополю могло закончиться крахом 11-й армии.

Но этого не произошло: 51-я армия двигалась очень медленно, т. к. все еще не привела себя в порядок после высадки. Лишь замерзший после Нового года Керченский пролив дал возможность улучшить снабжение 51-й армии и подбросить ей подкрепления по льду. 44-я армия была в лучшем состоянии, но первоначально она наступала на восток, навстречу 51-й. Когда же отход немецких сил обнаружили, было поздно: противник закрепился на узком Ак-Монайском перешейке и даже сам пытался контратаковать.

На этом собственно десантная операция завершилась. Впрочем, в той же Вики продолжением операции считают и утерю нами Феодосии, и создание Крымфронта, и его попытки прорвать оборону немцев в феврале-апреле, и его разгром в мае. Безусловно, все это звенья одной цепи, но они уже не связаны непосредственно с десантированием, и поэтому здесь не рассматриваются.

В целом операция находится где-то на грани между успехом и неудачей: задача вроде бы выполнена, но с запозданием (что не позволило развить наступление), большими потерями (до 30 тыс. безвозвратно) и эпическим бардаком при высадке. Впрочем, позднейшие десанты 1942-43 годов не добивались даже таких результатов, хотя их масштаб был меньше, а опыта вроде бы должно было прибавляться.

[править] Евпатория, Судак…

Мы уже вспоминали о зеркальных операциях. В одном случае менялись противостоящие стороны. В другом отражение происходило во времени. А сейчас поставим зеркало между Балтикой и Черным морем. То что происходило в Петергофе и Стрельне, почти буквально повторилось в Евпатории и Судаке: малые десанты на фоне глобального сражения, изначально не имевшие никаких шансов на успех. Впрочем, обо всем по порядку.

Высадка в Судаке и Евпатории планировалась как продолжение глобальной Керченско-Феодосийской операции. Особенность южного Крыма, где чуть не единственными хорошими дорогами являются прибрежные шоссе, подсказала решение: высадкой тактических десантов перерезать эти дороги, не дать врагу маневрировать силами и бить его по частям. Идея отличная, а вот реализация как всегда подкачала.

Во-первых, к моменту высадки десантов наступление на Керченском полуострове заглохло, так что оказать помощь высадившимся возможности не было. Почему при этом десанты не отменили, отдельная песня. Во-вторых[14] — несоразмерность ограниченных сил десанта и поставленной задачи.

Причина, в общем, объективная: флот не имел достаточно кораблей для проведения еще двух крупных десантов. Многие корабли после Феодосии нуждались в ремонте. Вроде бы всем ясно было, что десант менее дивизии (хотя бы усиленной бригады) во вражеском тылу долго не продержится. Но бригаду (тем более дивизию) доставить не на чем. «- А сколько можете ?» «- Ну, батальон…» «- Высаживайте». Вопрос «а на фига» ни у кого не возник. Уж если нельзя полноценный десант, то может быть ограничиться диверсионной группой ? Шоссе заминировать, из засады пострелять… Нет, пошлём на убой сколько сможем.

5 января 1942 в Евпатории был высажен усиленный батальон морской пехоты (740 чел). Зачем ? К тому времени наше наступление под Керчью затухло. В то же время штурм немцами Севастополя тоже по понятным причинам прекратился, и спасать город «любой ценой» уже не требовалось. Наоборот, отведя свои ударные группировки с передовой, немцы получили значительный резерв — который и бросили против десанта. Не смотря на то что десантники были поддержаны восстанием населения Евпатории (чуть не единственный случай !), изолированный очаг сопротивления был подавлен за три дня. Штормовая погода не дала возможности оказать помощь десанту. Да никто особо и не пытался — во всяком случае, нацелить туда авиацию ни малейших попыток не делалось.

В Судаке же вообще получилась «вторая Стрельна», в еще большем масштабе:

Даже советские историки признавали, что «При этой высадке не было достигнуто ни одно из условий, способствующих успеху тактического десанта».

Ряд исследователей усматривают причины неудач в явно ненормальной ситуации, когда весь Черноморский флот передавался в оперативное подчинение командующему Кавказским фронтом. Армейское командование требовало помощи сухопутным войскам (в том числе и путем высадки десантов), не отдавая себе отчёта в реальности выполнения поставленных задач. Флотское командование, в свою очередь, боялось выносить вопрос на уровень Верховного Главнокомандования и шло на высадку заведомо обречённых десантов. С другой стороны, когда шла речь о сохранении собственных кораблей, адмиралы не боялись конфликтовать с Москвой. Так, отказываясь от проведения эвакуации Севастополя летом 1942, адм. Октябрьский честно заявил: «у меня ж его весь перетопят». Зачем вообще нужен ТАКОЙ флот, остается загадкой.

[править] Новороссийск

Новороссийских десантов было два: в феврале и сентябре 1943

Схема новороссийской десантной операции. Февраль 1943
Разбитый М3 «Стюарт» и болиндер с его еще менее везучими собратьями.

[править] Малая Земля

В феврале 1943 советское командование планировало взять Новороссийск ударом 47 армии с севера и десанта с юга. Десант состоял из основного (4 стрелковые бригады, танковый батальон в составе 30 американских танков М3 «Стюарт», артполк, авиадесантный полк) и отвлекающего (275 чел). Это был третий по численности десант ВОВ (после Керченско-Феодосийского и Керченско-Эльтигенского), и самый крупный (для СССР) по числу использованных при высадке танков.

Кстати, о танках. Для их перевозки смогли найти только 3 так называемых «болиндера» — построенных до революции самоходных баржи, к текущему моменту не имевших двигателей и использовавшиеся вместо пристаней. Скорость буксировки такого чуда — 4 узла, живучесть — никакая. Но больше всё равно ничего не было. После высадки танков планировалось использовать их как причалы для разгрузки второй волны десанта.

План предусматривал высадку сразу после прорыва фронта под Новороссийском силами 47-й армии. При этом, понятно, немцам было бы уже не до десанта. Но генерал Петров приказал десанту начать первыми, а адмирал Октябрьский ответил «есть».

Подготовка велась как обычно, в результате суда с десантом опоздали на полтора часа. Корабли огневой поддержки, прибывшие вовремя, около часа болтались у места высадки, демаскируя его но не стреляя. Потом по приказу Октябрьского открыли огонь. Авиация и вовсе отработала по изначальному плану. В результате противник получил время на подготовку. Когда показались катера с десантом первого броска и баржи с танками, их встретили плотным огнем. Удалось высадить около 1500 человек и 16 танков, все три болиндера были потоплены.

Дальше еще хуже: испортилась погода, начался шторм, и высадка на берег стала вовсе невозможной. Корабли огневой поддержки, согласно графику, отошли, чтобы к рассвету быть в Туапсе. Десант лишился и этой поддержки. Тем не менее утром оставшиеся на берегу десантники с несколькими танками взяли Южную Озерейку и, согласно плану, пошли на Глебовку. Но при этом потеряли связь с берегом, который снова был занят противником (сколько раз такое повторялось в других десантах !). Попытки высадить пополнение и боеприпасы, предпринятые следующей ночью, были отражены. Десант вел бой в окружении еще трое суток. 25 человек прорвались на запад, встретили партизан и были эвакуированы катерами. Несколько человек смогли прорваться на плацдарм отвлекающего отряда.

О судьбе парашютистов вообще мало что известно. Из состава фронтового парашютно-десантного полка был высажен отряд в составе усиленного батальона, точная численность не указывается. Приземлились севернее Глебовки несколькими группами, навели панику в тылу у немцев. Утром частично соединились с морским десантом. Дальнейшая судьба неизвестна, но в общем ничего хорошего.

Отвлекающий же отряд Цезаря Куникова успешно высадился у Станички. Но для боев за Новороссийск его сил было мало, а пока подбросили ему подкрепление[15] — немцы уже плотно блокировали десант. Тем временем наступление 47 армии провалилось. Десант вообще потерял смысл, но его решили оставить в качестве «шила в заднице» для противника. И геморроя для себя, естественно. Свыше полугода «пятачок» снабжался через Цемесскую бухту. Каждая переправа оборачивалась немалыми потерями, но это считалось оправданным. Плацдарм назвали «Малой Землей». Он существовал до сентября 1943 — освобождения Новороссийска в ходе нового наступления.

В общем операция не удалась. За это командующий Черноморским Флотом адмирал Октябрьский был снят с должности[16]. Впрочем, ненадолго.

[править] Новороссийский порт

Замена адмирала Октябрьского более вменяемым Владимирским пошла на пользу делу. Когда в сентябре 1943 планировался новый штурм Новороссийска, большую часть старых ошибок учли. Хотя задача стояла более сложная.

Немцы ждали удара с двух направлений: с юго-восточной окраины города (сухопутный фронт) и с «Малой Земли». Было предложено нанести третий удар — прямо в Новороссийский порт. Это позволяло разобщить войска противника и отвлечь их от других участков. Но к порту предстояло прорываться через длинную Цемесскую бухту, на берегах которой немцы за год возвели много береговых батарей и противодесантных укреплений.

Для уничтожения всего этого хозяйства в первый и последний раз (по крайней мере на ЧФ) широко применили торпедные катера. Они составляли 90 % кораблей первого броска и предназначались как для высадки штурмовых групп, так и для уничтожения торпедами сетевых заграждений и прибрежных дотов. В состав десанта входили морская стрелковая бригада, полк морской пехоты, полк НКВД и другие части — всего 6500 бойцов. Для поддержки десанта создана артиллерийская группировка из 800 орудий и 200 «Катюш». Проведена тщательная разведка; войска вели непрерывные тренировки.

10 сентября операция началась. Торпедные катера 24 торпедами уничтожили 19 дотов на молах и сетевые заграждения на входе в бухту. Высадили штурмовые группы. С 3:00 до 5:00 было выгружено около 2000 человек. После рассвета высадку продолжить не удалось, так как береговые батареи вели слишком плотный огонь. Было потоплено 8 катеров и 5 мотоботов. Немцы бросили на борьбу с десантом все резервы, и удержался он с огромным трудом. Ночью был высажен второй эшелон. Десантники наконец-то ворвались в южные кварталы Новороссийска.

Пользуясь тем что внимание немцев отвлечено на порт, нанесли удар 18-я армия с Туапсинского направления и войска с «Малой Земли». Отразить наступление со всех трех сторон немцы были не в силах, и 16 сентября Новороссийск был освобожден.

Эта операция считается на Черном море образцовой по подготовке и исполнению. Даже немалые потери на первом этапе не отменяют этого — ибо враг был действительно силён. Но просто удивительно, куда всё девалось через два месяца, когда те же войска под руководством тех же начальников высаживались в Крыму…

Схема Керченско-Эльтигенской операции.

[править] Эльтиген

[править] Новая задача

В сентябре 1943 советские войска взяли Новороссийск и прорвали немецкую линию обороны («Голубую линию») на Тамани. В октябре вышли к Керченскому проливу. Очевидно, надо было готовить десант в Крым. И армия и флот имели недавний опыт успешной высадки в порту Новороссийска, и казалось бы ничто не мешало выполнить следующую операцию как минимум не хуже. Но…

[править] Высадка

Сама Керченско-Эльтигенская операция является второй в Великой Отечественной Войне по численности войск, уступая только своей тёзке 1941 года. Поскольку использование крупных кораблей исключалось, десанты планировались только там, где их можно было поддерживать их с берега, а именно в двух местах: у Еникале (восточнее Керчи) и у Эльтигена (30 км южнее). У Еникале высаживалась 56-я армия, в т.ч 2-я Гвардейская Таманская дивизия — всего до 75 тыс. чел. У Эльтигена — стрелковые полки 318-й дивизии 18-й армии, плюс части усиления, всего 10 тыс. Больше высадить было просто не с чего: легкие силы Черноморского флота, как уже было сказано, были далеко не в пике фориы.

31 октября 1943 операция началась. Керченские десант не высадили вообще из-за шторма. Эльтигенский попытались высадить, но опять же из-за погоды до берега добрались только 2 тыс. человек. При этом потеряно до 60 % (!!) высадочных средств — часть от огня противника, но больше из-за штормовой погоды. Второй эшелон высаживать было просто нечем, да и немцы теперь были настороже. Подкрепления теперь высаживали небольшими партиями, по ночам. Торпедные катера (Г-5) вообще не могли действовать при таком волнении.

Зато, пользуясь тем что немцы отвлеклись на юг, произвела высадку 56-я армия. Сравнительно успешно. Без особых потерь высадились все 75 тыс. бойцов, с пушками и даже танками. Захватила поселок с красивым названием Баксы[18]. Но Керчь взять не удалось: немцы остановили наши части на выходе с полуострова Еникале. Теперь вся Азовская флотилия (тоже понесшая потери) занималась снабжением этого десанта, и на помощь Эльтигену (за который вообще-то отвечал ЧФ) сил уже не оставалось.

Хуже того, немцы установили ночную блокаду плацдарма при помощи своих быстроходных десантных барж и «раумботов». Прорваться к плацдарму становилось всё труднее, и после 9 ноября (имея около 10 катеров из 105, бывших перед операцией) высадочный отряд прекратил безнадежные попытки. Снабжение десантников целиком легло на авиацию. Днем грузы сбрасывали с Ил-2, ночью — с У-2. Конечно, этого не хватало. Норму продовольствия пришлось уменьшить до 100 г сухарей в день. Боеприпасов тоже остро не хватало.

[править] Оборона

В начале декабря немцы решили уничтожить Эльтигенский плацдарм, пользуясь тем что бои на Перекопе и у Керчи затихли. Против бывших на плацдарме 4000 десантников была брошена румынская кавдивизия (10 тыс. чел) плюс немецкие части усиления (дивизион штурмовых орудий, 2 горнострелковых батальона, саперы, огнеметчики, артиллерия). По пушкам преимущество было у нас, но снарядов как всегда не хватало. В море так же господствовали немцы: против 3 торпедных катеров (в т. ч. 2 с «катюшами») и десятка прочих невооруженных калош они имели 12 десантных барж и до 10 катеров (шнель- и раум-ботов). Если в район Еникале они не совались, по под Эльтигеном, опираясь на небольшой порт Камыш-Бурун, творили что хотели.

О предстоящем штурме наши узнали заранее. Но сделать что-либо было проблематично: и для усиления десанта, и для его снятия необходимо было как минимум добраться до него, а было не на чем, да и немец не пускал. Увеличили число самолето-вылетов по снабжению, но они проблемы не решали. Артиллерия поддержки, как позже выяснилось, не пополнила вовремя запасы снарядов, и потому часть батарей замолчали в первый же день боёв. Авиация пыталась бороться с флотом противника, но с переменным успехом.

4 декабря начался штурм. Две румынско-немецкие группировки нанесли рассекающие удары. Десантники отразили их, сожгли не менее 5 самоходок. Но к вечеру стало ясно, что патронов хватит еще на день-два такого боя, а помощи ждать не приходится. Утром 5 декабря румыны заняли южную треть плацдарма. Десант контратакой остановил их, но положение в целом не улучшилось. Командир десанта Гладков принял решение: на следующий день прорываться на соединение с 56-й армией. 6-го декабря румыны продвинулись еще на километр, заняв южную часть поселка Эльтиген. На плацдарме на тот момент осталось 2300 бойцов и 800 раненых.

В 22:00 ударная группа пошла на прорыв. Прорвали позиции румынского пулеметного батальона. Разгромили по пути как минимум две береговые батареи и ряд тыловых частей. В 5 утра 7 декабря около 1500 бойцов вышли к подножию горы Митридат (южнее Керчи).

[править] Митридат

В шестом часу десантники пошли на штурм горы. Удар был абсолютно неожиданным. На высоте находились лишь несколько артиллерийских наблюдательных и разведывательных пунктов. К семи утра все четыре вершины горы и участок берега под ней были захвачены. Часть десантников ворвалась в Керчь и продвигалась к северу, 18 человек даже прошли через весь город и добрались до нашего основного плацдарма. С трофейной рации была дана радиограмма: «Захватили Митридат и пристань. Срочно поддержите огнём и живой силой».

А поддержать было нечем. Начиная с 4 декабря с плацдарма на Еникале велось «как бы наступление» с целью отвлечь немцев от Эльтигена. Никого конечно не отвлекли, зато людей положили немало и боеприпасы израсходовали почти все. Как раз 6-го числа захлебнулись последние атаки. Наспех организованные удары 7 числа ничего не дали.

Немцы собирали силы для ликвидации нового плацдарма. Тем временем Азовская флотилия высадила утром 8 декабря подкрепление — батальон пехоты — а также боеприпасы, продовольствие, и забрала раненых. Удача была сродни чуду: случайно проведенная линия курса оказалась как раз между двух немецких минных полей, а дозор немецких десантных барж, хотя вроде бы и видел наши катера, но не придал этому значения и ближе к утру ушел на базу. Дальнейшее усиление десанта не было произведено по банальной причине: на Тамани просто не было наготове боеспособных частей, все уже были переброшены на основной плацдарм.

На рассвете 8 декабря немцы атаковали десантников и захватил 2 из 4 вершины Митридата. На одной из них в бетонном капонире находился штаб гарнизона во главе с Гладковым. Он и его офицеры отстреливались из амбразур, а позже вызвали на себя огонь нашей артиллерии. Пользуясь замешательством немцев, Гладков выбрался из убежища, добрался до своих и организовал контратаку. Вершина осталась в наших руках. Ночью были выгружены еще 600 бойцов.

9 декабря 4 торпедных катера провели набег на базу немецких десантных барж. Но ИЗ ВОСЬМИ ТОРПЕД НИ ОДНА НЕ ВЫШЛА, из-за плохой технической подготовки. Только расстрелы спасут… При этом командир отряда доложил о трех уничтоженных баржах, а по результатам авиаразведки засчитали две[19]. В этот же день немцы таки взяли вторую высоту. Командованию стало ясно, что Митридат не удержать.

Поэтому на следующую ночь вместо усиления десанта началась его эвакуация. Было вывезено свыше 1000 чел «эльтигенцев» во главе с полковником Гладковым. К сожалению, сменившие их части, во-первых, не обладали такой же подготовкой и опытом, а во-вторых были просто деморализованы: «уходите, а нас бросаете ?» Факт тот, что 11 декабря оборона рассыпалась. Противник занял высоты Митридата. Пришедшие ночью катера сняли с берега и из воды около 360 человек. Эльтигенско-митридатская трагедия, достойная древних героев, завершилась.

[править] Post scriptum

А был еще и третий Керченский десант. Командование разуверилось, что с Еникальского плацдарма можно вырваться. И в январе 1944 высадило десант прямо в Керченский порт. Сама высадка прошла удачно, десантники захватили порт и прилегающие кварталы. Но первоначальный успех развить не удалось, и линия фронта до апреля застыла среди городских улиц…

[править] Николаевский десант

Не столь значимый, как предыдущие, но по-своему эпичный. 26 марта 1944 года отряд 384-го отдельного батальона морской пехоты, в количестве 67 человек во главе со старшим лейтенантом К.Ф. Ольшанским скрытно высадился вблизи занятого немцами Николаевского порта и, с помощью проводника (местного жителя А.И. Андреева), проник на территорию порта и завязал бой с немецкими войсками, заняв несколько портовых сооружений. Против десантников немцы выставили до трёх батальонов пехоты, а также применили танки, артиллерию, шестиствольные миномёты и огнемёты. В течение двух дней десантники Ольшанского отразили восемнадцать атак превосходящих сил немцев, уничтожили и вывели из строя около 700 солдат и офицеров противника, несколько танков и артиллерийских орудий. Из 67 десантников до подхода своих продержались лишь 11 человек (из них один вскоре скончался в госпитале, ещё двое погибли в последующих боях, а один был комиссован по инвалидности). Все участники десанта были удостоены звания Героя Советского Союза.

[править] Север

Склифосовский.pngВкратце
Невзрачно, но удачно

Первую морскую десантную операцию североморцы провели уже 6 июля 1941. Собственно, они и положили начало использованию десантов в оборонительных боях — чего до них не делал никто.

Немецкий XIX горный корпус Дитля вел наступление на Мурманск — единственную незамерзающую базу Северного флота. С его потерей флот мог отступить лишь в Архангельск — и только для того, чтобы на зиму вмерзнуть в лёд. Командующий Северным флотом контр-адмирал Головко это ясно понимал, и поэтому не мог изображать стороннего наблюдателя: все возможные меры содействия армии — формирование частей морской пехоты, снабжение войск водным путем, артиллерийская и авиаподдержка — предпринимались без долгих разговоров. Именно этого чувства, что «все мы в одной лодке», так не хватало черноморским адмиралам…

В июле немцы форсировали реку Западная Лица и создали плацдарм на восточном берегу. До Мурманска им оставалось меньше 70 километров… Для ликвидации плацдарма решили высадить десант в тылу у немцев на западном берегу реки. Интересно, что операция планировалась не штабом Северного фронта, и даже не 14-й армией, а непосредственно командиром 52-й стрелковой дивизии. С ним комфлотом Головко обо всем и договаривался. Нарушение субординации, да. Зато быстро и эффективно.

6 июля в губе Нерпичья с боевых кораблей (сторожевиков — бывших траулеров) было высажено 550 бойцов. Противник сопротивления не оказывал. И это не просто везение: в том же районе находился большой причал бывшего рыбсовхоза. И немцы, ясное дело, вели наблюдение в первую очередь за ним. А русские высадились на необорудованное побережье, к тому же скрытое от наблюдения прибрежными скалами.

Конечно, не всё было гладко. Корабли, высадив десант и постреляв немного, ушли — других указаний не было. Наступление с фронта задержалось на двое суток. Десант это время был предоставлен сам себе. На их счастье, немцам было не до них. Когда наконец наступление началось и десант вышел к своим — приняли друг друга за немцев и долго перестреливались: никаких сигналов опознавания не было предусмотрено. Так или иначе, все закончилось успешно: немцев отбросили за Западную Лицу.

В дальнейшем операции подобного типа проводились неоднократно. Накапливался опыт, исправлялись обнаруженные огрехи, особенно по части связи и структуры командования. Неизменным оставался локальный характер операций (батальон, максимум полк без тяжелого вооружения) и использование траулеров как для перевозки десантников, так и для непосредственной высадки.

Единственным исключением стал октябрь 1944. В ходе фронтовой стратегической Петсамо-Киркенесской операции Северный флот высадил несколько десантов. Интересны два из них:

Таким образом, действия десантов на Северном флоте, при внешней скромности, были наверное самыми успешными по сравнению с другими ТВД.

[править] Дальний Восток

Склифосовский.pngВкратце
Куда конь с копытом...

Советская пропаганда такая пропаганда. Когда кто-то вслух заикнется, что Гитлера бил не только Советский Союз, но и другие страны коалиции — сразу раздаются крики об очернении Победы и умалении роли. Но стоит заговорить о войне на Тихом Океане, как всё меняется. США, фактически в одиночку дравшиеся с Японией начиная с декабря 1941, оказывается ничего такого не сделали. Так, пустили на дно третий в мире флот — фигня какая. И Япония, этот флот потерявшая, тоже в сущности ничего не проиграла, пока не вмешался великий и могучий СССР.

В «могучести» СССР на суше сомнений нет. Войска, прошедшие от Москвы до Берлина, действительно могли всё. И японской Квантунской армии, так и оставшейся по сути армией 30-х годов (да еще и отдавшей лучшие войска на другие ТВД и заменившей их рекрутами-манчжурами), ничего не светило. Но вся-то остальная Япония была на островах. Чтобы ее достать, нужен флот.

А флота не было. Крейсер «Калинин» недавно вступил в строй и ещё не был боеспособен. «Каганович» и лидер «Тбилиси» достраивались. Часть эсминцев проекта 7 в ходе войны отправили Северным Морским Путем в Мурманск. Два оставшихся «новика» разваливались на ходу. Тяжело это все сравнивать с американцами, у которых авианосцы в конце войны считали чуть не десятками. На наше счастье, остатки японского флота совсем не имели горючего и ничего не могли противопоставить советским десантам.

[править] Корейские десанты

На побережье Кореи с 11 по 22 августа было высажено несколько морских десантов. Первые два свелись к приему в плен местных гарнизонов: сопротивление было почти символическим. Вдохновившись, командование флота нацелилось на порт Сейсин (хотя армия и отменила этот десант ввиду его ненужности).

В лучших старых традициях, 13.08.45 высадили только одну усиленную роту (181 чел). К вечеру доставили еще 90 бойцов. Но тем временем к гарнизону порта присоединились отступающие японские части. Десант был отрезан от берега. Связи с авиацией не было. Патроны заканчивались. Подкрепление могло успеть только к следующему дню. Ночь продержались буквально чудом. Утром высадился батальон морской пехоты (710 чел). Но к японцам подошли еще два полка и гвардейская дивизия, а также бронепоезд. Только благодаря исключительному мужеству и высокому уровню боевой подготовки морским пехотинцам удалось выстоять.

Даже высадка на следующие сутки (15.08.45) целой бригады морской пехоты не переломила положения. Осознав что дело дрянь, советское командование подбрасывало всё новые силы. Две роты танков. Стрелковый полк. Батальон морской пехоты. Наконец довели до японских солдат Приказ императора Японии о капитуляции от 14 августа. Только это фактически и сломило их сопротивление. 17 августа они сложили оружие.

После Сэйсина были еще два небольших десанта, но они опять-таки имели основной целью пересчитать пленных. На сей раз всё прошло по плану.

[править] Северо-Курильские десанты

Вообще-то американцы такими десантами не занимались. Отрезанные японские гарнизоны на сотнях малых островов по всему Тихому Океану ничего уже не защищали, кроме голых камней, и никому не угрожали. У них было два выхода: протянуть ноги с голоду или дождаться капитуляции. Давать им третий путь — геройскую смерть в бою — янки не хотели.

С Курилами особый случай: на Потсдамской конференции Сталин получил согласие союзников на присоединение их к СССР (а кому они нужны ?). Но чтобы получить их не из рук союзников, а в честном бою — пришлось угробить полторы тысячи человек в десантах. Не спешим ругать Иосифа Виссарионовича: не он это придумал, таков был обычай. Италия так же влезла в войну в 1940, надеясь получить свою долю от разгрома Франции. Ну да мы не о них.

Поскольку все силы собственно ТОФа были заняты десантами в Корею, Курилами занималась Петропавловская ВМБ. Она выделяла корабли: 2 СКР («Дзержинский» и «Киров»), 4 тральщика, 2 катера-тральщика, минзаг «Охотск», плавбатарея, 10 катеров, подлодка, 17 транспортных и 16 десантных кораблей (из США, ленд-лиз), 2 самоходные баржи — всего 64 единицы. Она же обеспечивала артподдержку, благо от береговых батарей Камчатки до японского острова Шумшу было 6-7 км.

Через 4 дня после капитуляции Японии, 18 августа, первый эшелон десанта (усиленный стрелковый полк) высадился на Шумшу. Он был встречен японским гарнизоном не меньшей численности (3-4 тыс.). Первый день был самым напряженным. Наши стремились захватить остров как можно быстрее, не взирая на потери. Японцы контратаковали, даже с танками. Береговая артиллерия японцев уничтожила и повредила до двух десятков десантных кораблей. С соседних островов подтягивались подкрепления.

Именно к этому дню относится якобы имевший место «двойной подвиг Матросова», когда два краснофлотца закрыли собой амбразуры японского дота. Так оно было или политруки сочинили, в любом случае негоже на пятом году войны действовать такими первобытными методами. Это быстро осознали, и в дальнейшем японские огневые точки выбивали артиллерией. Потери резко снизились, хотя и темп продвижения упал.

22 августа японский гарнизон капитулировал. В плен сдалось около 12 тыс., плюс 8 тыс. на соседнем острове Парамушир. А всего на северных островах Курильской гряды было пленено 30 442 японца.

[править] Южно-Курильские десанты

В отличие от Северных Курил, высадка на Южные (те самые четыре острова, о которых до сих пор спорят) прошла мирно. К 22 августа гарнизоны островов уже прочитали приказ Императора и воевать желанием не горели. Специальная высадка на них понадобилась именно из-за непонятного статуса островов: японцы до сих пор утверждают, что они принадлежат к «home Japan», а не к Курильским островам — и, соответственно, отдавать их никто не обещал. Чтобы не было разночтений, советский десант «весомо, грубо, зримо» показал, кто тут теперь хозяин.

Изначально запланированная высадка на Хоккайдо была отменена по личному указанию И. В. Сталина.

[править] Примечания

  1. Позже в Ленинграде успешно командовал дивизионом тяжелой железнодорожной артиллерии
  2. Один стрелковый полк 115 дивизии был ранее передан 168-й дивизии, другой оставлен прикрывать отход. Фактически речь идет об остатках 1 стрелкового и 2 артиллерийских полков, плюс дивизионные части. К началу войны дивизия имела свыше 12 тыс. чел, в т.ч. 3 стрелковых полка по 3182 чел, 2 артиллерийских полка (1038 и 1277 чел) и кучу прочих подразделений. Даже без двух полков остается около 6 тыс.
  3. А сам Кирпичников стал единственным советским генералом в плену у финнов. Естественно, финский агитпроп постоянно о нем рассказывал — он был куда популярнее пресловутого Власова. После войны был осужден и расстрелян. И хрен бы с ним ? Как бы не так. При Хрущеве этого урода реабилитировали ! Пусть это будет примером, что реабилитация — еще больший произвол, чем репрессии.
  4. Командующие флотилией: капитан 2 ранга Барановский В. П. (июнь 1941); капитан 2 ранга Земляниченко С. В. (июнь — июль 1941); контр-ад­мирал Трайнин П. А. (июль 1941); ка­питан 1 ранга Боголепов В. П. (июль — август 1941); капитан 1 ранга, с сентября 1941 — контр-адмирал Хорошхин Б. В. (август — октябрь); капитан 1 ранга, с января 1944 — контр-адмирал Чероков В. С. (октябрь 1941 — сентябрь 1944)
  5. Глинт — природный уступ, образованный осадочными породами, так называемый «берег древнего моря». Тянется вдоль южного берега Финского залива через Эстонию и Ленинградскую область до Ладожского Озера. В районе Петергофа проходит недалеко от берега, имеет высоту около 30 м и разделяет Верхний и Нижний парк.
  6. Поэтому кстати в анналах Балтфлота Петергофский десант числится удачным. Высадили людей вовремя и без потерь, а дальше нас не волнует.
  7. А это были не последние люди: в состав десанта вошла группа разведотдела КБФ — 80 чел, включая взвод разведчиков-водолазов (40), а также курсанты училища погранохраны и караульная рота Ладожской флотилии)
  8. 16 немецких паромов «Зибель» в т. ч. 7 артиллерийских, 3 ПВО, 6 десантных. Артиллерийские имели 3 88-мм пушки и 2 20-мм «Эрликона», ПВО — 1 37-мм и 4х4 20-мм, десантные и транспортные — 2х4 20-мм. Плюс 4 итальянских и 3 финских катера
  9. Речь о барже № 725. Деревянной. Несамоходной. На ней в сентябре 1941 эвакуировали из Ленинграда около полутора тысяч человек. Начался шторм, буксир порвался. Затопило трюм, люди сидели на голой палубе. Каждой волной несколько человек смывало за борт. И так несколько дней. Немудрено что под конец многие свихнулись. Небольшой буксирный пароход смог в конце спаси около 200 человек. Еще несколько чудом смогли доплыть до берега… Добавим, что в том же шторме канлодка «Селемджа» также потеряла буксируемую баржу с 750 бойцами пополнения — из них вообще не осталось никого. После этого командующей флотилией Хорошхина сняли, а людей на несамоходных баржах возить запретили. Впрочем, это не панацея: в декабре 1941 новейший турбоэлектроход «Сталин» утонул на наших же минах с 5500 пассажирами — это 4 «Титаника».
    • «Красный Крым» — бывший «Светлана», заложен на Балтике в 1913, достроен в 1928, переведен на ЧФ в 1930. 15 130-мм пушек, 3х2 100-мм итальянских зенитки, 6 45-мм пушек.
    • «Красный Кавказ» — заложен как «Адмирал Лазарев», однотипный «Светлане», достроен с новым вооружением: 4 180-мм пушки, 4х2 100-мм итальянских зенитки, 4 45-мм пушки.
  10. Два ЭМ типа 7 («Бойкий» и «Безупречный») и один типа «Новик» («Фрунзе»)
  11. Канлодка «Красная Грузия» — бывшее десантное судно типа «Эльпидифор № 417», заложенное в 1916 г., но достроенное лишь в 1923 г. С 1925 г. — тральщик «Красная Грузия», в 1928 г. переоборудован в канлодку. 3 130-мм орудия, 2 76,2-мм орудия, 2 45-мм орудия, 2 37-мм орудия, 5 12,7-мм пулеметов.
  12. Из планировавшихся к высадке в первом броске 7 тыс. бойцов на берегу оказались около 3 тыс. Еще более тысячи погибло вместе с потопленными десантными плавсредствами. Особенно нелепые случаи:
    • Земснаряд «Ворошилов». Морская землечерпалка. Более пригодного корабля видимо не нашлось. Командир судна, опасаясь вражеского огня, не стал подходить к берегу (где мог бы хоть на мель выскочить), и держался на глубине. Там огромную стоячую мишень потопила авиация. Свыше 450 утонувших.
    • Баржа номер 59 — деревянная, несамоходная, родная сестра ладожской 725-й. Потоплена двумя бомбами, из 600 чел на борту спаслось 200.
    • Пароход «Пенай». Согласно названию, «пенали» его все кому не лень. В назначенный район высадки не успел. Был перенацелен на другой. Там получил повреждения, людей высадить не смог. Шел бы на базу, так нет — был присоединен к отряду второй волны. От попадания двух бомб возник пожар. На корабле началась паника. С трудом выбросился на берег. Погибло 110 чел.
    • Шаланда «Фанагория» — затонула от бомбового попадания, около 100 чел погибло.
  13. как и в Петергофе, Стрельне, Шлиссельбурге, Невском пятачке
  14. До 10 тыс. бойцов основного десанта (так и не высаженных у Южной Озерейки) находились на борту десантных судов. Всё что нужно было — перенаправить их в другую точку. Но этого решения ни Петров ни Октябрьский вовремя не приняли.
  15. Назначен командующим Амурской флотилией
  16. После непонятно зачем понадобившегося обстрела Ялты, соединение кораблей в составе лидера «Харьков», эсминцев «Беспощадный» и «Способный» было целиком потоплено немецкой авиацией. Героизм моряков, до последнего боровшихся за живучесть своих кораблей, не отменяет вопросов к пославшему их адмиралу Владимирскому. Собственно, его за это сняли с командования флотом — но уже весной 1944. Причем заменили… непотопляемым Октябрьским.
  17. Ныне пригород Керчи — Глазовка.
  18. При послевоенной проверке отчетов катерников оказалось, что из более чем 370 заявленых потопленных судов документально подтвердились только ОДИННАДЦАТЬ. А всё почему ? Комиссаров на ТКА не было, командир был без контроля и мог врать что хотел.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты