Спонтанная смена культуры

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Вы заинтересовались неким сеттингом, прочли приложение, где вам красочно и подробно описали самобытную культуру и верования, никак или практически никак не связанные с реальным миром, а затем уселись читать/смотреть/проходить произведение, либо его адаптацию, где неожиданно обнаружили, что убеждённые политеисты поминают Господа по поводу и без повода, а из уст представителей другой расы то тут, то там раздаются исконно славянские поговорки и выражения.

Поздравляем, вы напоролись на спонтанную смену культуры — ситуацию, когда по той или иной причине элементы культуры одного народа заменяются элементами культуры другого (или анахроничными элементами своей культуры: просторечия XIX—XX века в устах какого-нибудь крестьянина века XVII — это оно) без какого-либо объяснения. Происходить сие может как с произведениями, посвящёнными реальному миру, так и тем, где действие целиком и полностью происходит в мире вымышленном. Чаще всего, этим грешат переводчики, авторы адаптаций и фикрайтеры, не дружащие с каноном, однако иногда на таком может попасться и сам автор.

Причин для спонтанной смены культуры может быть несколько:

Не следует путать с анакосмизмом. Анакосмизмом является только упоминание реалий и личностей из нашего мира в вымышленном, он может влиять на сюжет, быть никак не связанным с лором произведения или даже органично вписанным в него. Спонтанная смена культуры может происходить между абсолютно любыми мирами и даже внутри них, никак не влияет на сюжет и никогда не является частью лора. СФК также не относится к сабжу — там явление называется по-другому, но при этом является калькой с реально существующей культуры. При спонтанной смене культуры явление вклинивается в сюжет вместе с понятием.

Спонтанная смена культуры является подвидом микротрещины в канве и обычно исчезает так же быстро, как и появляется. Другой родственный троп — Ошибка Божия.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Павел Шумил, «Долг перед видом» из цикла «Слово о драконе» — сознательное использование тропа. В самом начале текста автор предупреждает: «Единицы измерения расстояния, массы, времени и т. д. для удобства читателя переведены в известные ему. С этой же целью названия некоторых растений, животных, а также идиомы, пословицы и поговорки заменены их земными аналогами». И хотя само это предупреждение уже намекает, что дело происходит отнюдь не на Земле — привычные культурные реалии помогают замаскировать от читателя главный спойлер книги: персонажи — не люди, а разумные динозавры.
  • В «Звёздной мести» (конкретнее — во второй книге эпопеи, «Бунт вурдалаков») феню и прочие жаргонизмы с просторечиями используют даже инопланетяне в далёком будущем и римские легионеры I века («Звёздная месть»: Критика).

На других языках[править]

  • «Хоббит» в переводе Натальи Рахмановой — регулярно встречаются христианизмы, вроде упоминания «Господа Бога».
    • У Толкина существует продуманная космология, с Эру Илуватаром во главе, и это намёк как раз на «Единого авраамического Всесоздателя, Коему никто ни в одном из миров не равен» (Толкин настойчиво повторял, что Эру — никоим образом не «локальный божок-демиург при своём мирке»!). Однако тут есть ряд важных обстоятельств:
      • Во-первых, в верованиях положительных персонажей Толкина строго-настрого запрещается божба именем Эру или намёками на оное. Прямо как в исламе, если не строже! Не помяни, мол, всуе… И в оригинале «Хоббита» и «Властелина Колец» это тщательно выдержано: везде «Благом клянусь» (by good) вместо «Богом клянусь» (by God); Гэндальф, которого достали, орёт не «Боже мой!» (Oh my God), а «Праведные Небеса!» (Good gracious Heavens!), и т. п.[1] Аманских валар (то есть архангелов) иногда поминали, пруф есть во втором томе «ВК»; а самого Эру — ни-ни. В «Сильмариллионе» Феанор дерзновенно поклялся именем Эру (да еще и глупый, скверный зарок поклялся блюсти) — и чем Феанор кончил?.. Сынки Феаноровы эту клятву повторили — и их судьба тоже не может служить рекламой таким поступкам…
      • Во-вторых, в тексте «Хоббита» (который подавался самим автором как детская сказка) все остальные нюансы, касающиеся космогонии, вообще пропущены автором, причём намеренно. Автор даже ко времени издания «Хоббита» (1937) ещё не все их до конца продумал.
      • И в-третьих: эпическая многотомная — считая и черновики — история, рассказанная нам Дж. Толкином (после его смерти дорабатывали и оформляли Г. Г. Кей и сын писателя К. Толкин), написана, конечно, ярым (-и) католиком (-ами)… Но она всё-таки не буквально и не дословно повторяет формальный христианский канон; это апологетическая сказка, но всё же сказка (фэнтези), а не «душеполезный богословский текст»(с). Поэтому следует избегать формулировок, слишком явно отсылающих к христианству: ведь Арда — это как бы давнее прошлое Земли, и ни в эпоху Берена, ни во времена Бильбо, ни в дни Фродо христианства еще не существовало. Поэтому Эру стоит титуловать «Всевышним», «Вседержителем», «Всеблагим» и еще как угодно в том же духе, но всё же не «Господом Богом». И даже с этой оговоркой — подобные титулы следует употреблять исключительно в фанфиках. А при переводе авторского текста, в тех местах, где нет даже никаких аналогов этих титулований, вообще не стоит пихать никакую околорелигиозную отсебятину «про Боженьку». (Сам Толкин от черновика к черновику «Властелина Колец» всё более сокращал отсылки к чему бы то ни было напоминающему религию, пока не вырезал такие моменты почти полностью.) Вы еще креститься хоббита заставьте!
        • Но Кистяковский с Муравьёвым, переводя «Властелин колец», начихали на все эти тонкости — или, хуже того, не ведали о них. Они пошли ещё дальше: сделали всё то же самое, что и Рахманова, плюс добавили русский уголовный жаргон XX века, и не только в речь орков[2].

Фанфики[править]

  • «Артур и возвращение падших» — одни из главных граблей, на которых танцует автор этого и без того не слишком высокохудожественного произведения — это сабж. Поскольку всех персонажей (даже уже присутствовавших в канонической трилогии) автор писала с себя со знакомых ей людей, все жители семи минипутских земель тут же стали исповедовать православие и использовать чисто русские идиомы. Можно открыть любую главу наугад — там будет сабж.

Кино[править]

  • Dune — в оригинале персидско-эллинистическая культура (это мир в котором Империя Александра Македонского не распалась), но в экранизации Линча дворянство ходит в военных мундирах XIX века, а орден бене Гессерит косит под средневековую Европу
  • «Артур и минипуты» — тот самый случай, когда спонтанная смена культуры была сделана в качестве эрзац-переводческой условности, чтобы зритель понял абсолютно незнакомые ему минипутские идиомы, однако некоторые последователи и подражатели восприняли это как элемент канонической вселенной (см. раздел «фанфики»).
  • «Викинг» — в этом фильме жители Руси X века на удивление часто употребляют современные выражения и появившиеся никак не раньше XIX века просторечия, и это при том, что авторы хвастались историчностью речи. А местами есть чисто интонационные отсылки к самой что ни на есть современности («А? Чё?» — «Ничё!»).
    • А ещё есть буквальное отыгрывание тропа в самом фильме, когда после свержения старых идолов и замены их православным крестом язычники сразу же возрадовались ему и дружною толпою побежали креститься. Как заметил один из обзорщиков, это как если бы в церкви заменить лики святых покемонами, и все бы возрадовались. Яркий пример тропа именно в том, что фильм снимали православные люди.
      • По сюжету эта сцена — только фантазия Владимира. Но всё равно вряд ли стоило аж вот так.
  • «300 спартанцев» — фраза спартанского царя Леонида «ужинать будем в аду», произнесённая перед последней битвой спартанцев в Фермопильском ущелье. И это при том, что весь предыдущий фильм не раз подчёркивалась принадлежность к спартанской культуре.
    • Справедливости ради, следует отметить, что слово «ад» происходит именно от греческого «Аид» (транскрибируется примерно как «хадес» с лёгкой придыхательной 'х'), что не только имя бога, но и название подведомственной ему территории. «Ужинать будем в Аиде» — вполне нормальная фраза. Если же брать английскую версию, то тут всё немного печальнее: «hell» происходит от древнегерманского «Хель» — имя великанши, надзирающей за миром мёртвых, и опять же, подведомственных ей территорий. Таким образом, локализация даже органичнее оригинала.
    • Ну а саму эту фразу Леониду приписывал еще Цицерон в своих «Тускуланских беседах». Однако в фильме фраза явно употреблена как интонационная и стилистическая отсылка к «бравому американскому вояке».
  • японский фильм про Чингизхана - персонажи фильма хватаются за сабли так как это принято в японской культуре, то есть гипертрофированно демонстративно и при этом не вынимая клинок из ножен ни на миллиметр! (обнажить клинок хоть на милиметр у японцев уже считалось началом атаки)

Аниме и манга[править]

  • Многие переводчики принципиально не приемлют именные суффиксы и иные местные особенности, например «-сан» у них становится «господином» или «почтенным», «-кун» опускается вовсе, а «гёза» превращаются в пельмени.
    • Прямое переложение оборотов тоже не работает, «Микурочка, ходишь ли ты в какие то кружочки» переводчикам не простят, даже если они поклянутся, что в оригинале так и было, а уж даже если решиться называть сэмпая по имени-отчеству, то чаще всего в оригинале отчества просто нет.
  • Какой-то «народный переводчик» аниме-версии Ranma 1/2 перешел все границы. В сцене, когда господин Соун Тендо, по-видимому, орал какой-то японско-самурайский патриотический штамп — пиривотчег озвучил это как «РУССКИЕ НЕ СДАЮТСЯ!». Ну вот зачем?!

Видеоигры[править]

  • Сабж периодически встречается в некачественных RPG.
  • Годвилль — герой регулярно обращается к своему богу с эпитетами, характерными для монотеистических религий (Всемогущий, Всеведущий и т.п.), хотя речь идёт о мелком божке, который ни всемогуществом, ни всеведением отнюдь не обладает. Впрочем, в данном случае это можно списать на общую пародийность игры.
  • Mount & Blade — в Warband вегиры стали использовать русскую культуру, в оригинале их как только не воспринимали, притом русский вариант был не самым популярным.

Визуальные романы[править]

  • Clannad — перевод Энтузиастов иногда грешит этим. Чего только стоят грузовичок с едой «Теремок» («Crepe Shop» в оригинале) и блинчики «Илья Муромец» («Princes Crepe»). И это в игре, где действия происходят в обычном японском городе!
  • Ever 17: The Out of Infinity — в весьма некачественном переводе на русский есть и такая отсебятина. Для примера можно взять сцену, где Такэси кормит товарищей сэндвичами: сначала он говорит, что раздаст оставшиеся сэндвичи голодному Поволжью, позже, если наведаться с едой к Соре, он будет вламываться к ней со словами «Сова! Открывай! Медведь пришёл…» Мда…

Реальная жизнь[править]

  • Джордж Буш-младший с его сообщением перед визитом в Австрию: «еду взглянуть на кенгуру» породило в интернете новый мем — «В Австрии нет кенгуру!» (No kangaroos in Austria!)

Примечания[править]

  1. Сами эти англоязычные формулировки-эвфемизмы взяты прямиком из поздней англосаксонской традиции — как языковой феномен, прекрасно знакомый всякому англичанину. Известно, что англоязычные католики, равно как и протестанты, гораздо строже, чем, скажем, православные, относятся к нарушениям третьей заповеди и вообще к употреблению религиозной лексики всуе (например, «проклятье!» — «damn!» — это по-русски ничего особенного, даже пафосно-архаично, а по-английски это уже мат). В любом случае, толкиновский текст не давал Н. Рахмановой оснований заменить явную эвфемистику прямой христианской божбой — просто переводчица была верующим человеком и очень хотела в 1975—1976 годах протащить в печатный текст «хоть что-нибудь о божественном», раз уж переводимый ею автор общеизвестно религиозен. А подробностей показанной в «Хоббите» вымышленной культуры Рахманова не знала, да, пожалуй, и не могла знать. (Откуда бы? В 1970-х годах в СССР не были доступны материалы по толкиновской лоре.)
  2. Обоим переводчикам явно хотелось «приблизить» — сделать так, чтобы речь была как можно живее, а русскому читателю всё казалось как можно более знакомым и родным.