Сочиняет слова

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Neologizer. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Хотел бы и я придумать какое-нибудь слово, чтобы оно осталось в веках. »
— Силк, он же принц Келдар
« Глокая куздра штеко будланула бокра и кудрячит бокрёнка. »
— Академик Л. В. Щерба
« Калушаточки! Не трямкайте бутявок, бутявки дюбые и зюмо-зюмо некузявые. От бутявок дудонятся. »
— «Пуськи бятые», Людмила Петрушевская.
Минимакс досочинялся

Подобно тому, как некоторые персонажи говорят по собственным грамматическим правилам, другие сочиняют собственные слова, которые часто могут быть непонятны окружающим (одно с другим может и сочетаться). Особенно этим отличаются жители Страны Эльфов. В особо радикальных случаях может доходить до того, что они полностью выражаются на собственном придуманном языке.

Когда такое используется как стилистический ход в художественных произведениях, это называется Заумь.

Примеры[править]

Литература[править]

Русскоязычная[править]

  • Н. Носов — Приключения Незнайки и его друзей|Незнайка: «Рвакля! Это когда что-нибудь рвут, вот и получается рвакля!». До этого как рифму к слову «пакля» придумал ещё и слово «шмакля», но не придумал, что это означает. Впрочем, отмазка у него железная: рифму надо придумать, хоть убейся, слова «сакля» он не знает (ибо был бы анакосмизм полнейший), а «х%якля» из анекдота, обстёбывающего этот момент в книге — это для бардов, а не для поэтов.[1]
    • Мог бы вспомнить слово «капля» (Цветик про него тоже не подумал).
  • Валерий Медведев, Фантазии Баранкина — собственно, Баранкин. Мало ему слова «кефир», надо еще придумать слово «рекиф», слово «ферик», слово «ифекар» (все это производные от «кефира»). У него явный непорядок с головой (особенно это видно во второй части с чедоземпрами, псипами и сверксами), что подсвечивается другими персонажами: «Клиникой пахнет твой лясокомбль, а не полуклиникой!»
    • Некоторые приписывают ему шизофрению, но на самом деле по симптомам это синдром Аспергера, для которого характерно сочинение новых слов и еще многое другое, что у мальчика открыто проявляется.
  • «Крысиный вор» Антона Орлова — для ханжи и показного моралиста Шаклемонга Незапятнанного это вообще характерно. Те же наклонности проявились у Дирвена Корица, когда он (совместно с Шаклемонгом, кстати) основал общественное движение «Гильдия благочестивых горожан в защиту нравственности», ведущее борьбу со всяческим срамотизмом (более чем прозрачная аллюзия на борцов с гомопропагандой).
  • Сэр Мэлори из дилогии Андрея Белянина «Моя жена — ведьма». В данном случае это непроизвольно и связано с психической болезнью.
  • Детский стишок Ирины Токмаковой «А я придумал слово, смешное слово плим…» Используется педагогами в качестве примера того, что же такое слово. Т. е. герой стишка, на самом-то деле, никакого слова не придумал, поскольку слово обязано иметь дефиницию, а этот самый «плим», хотя и прыгает, и скачет, но ничего не значит.
    • Если уж включать режим зануды, «ничего не значит» — всего лишь попытка ребёнка сформулировать на своём уровне понятие денотата и осознать его отсутствие у интеръективных частей речи. Так вот, междометие и звукоподражание денотата иметь не могут, что не мешает им считаться словами на совершенно законном основании.
  • Ольга Яралек, «Фруечки» — Закавыка всё время или сочиняет новые слова, или коверкает существующие.

На других языках[править]

  • Льюис Кэрролл, «Алиса в Стране Чудес» и «Алиса в Зазеркалье». И в той, и в другой волшебной стране этого очень много. Есть новые слова, составленные по образцу существующих: например, uglification (по аналогии с beautification). Есть случаи, когда устойчивое выражение становится реальным объектом: например, если черепаховый суп варят из черепахи, то, наверное, есть животное Фальшивая Черепаха, из которого варят фальшивый черепаховый суп. (Хороший аналог есть в ранней версии перевода Демуровой — зверь Под-котик, из меха которого шьют муфты «под котик».) Есть слова-«кошельки», составленные из нескольких обычных слов: например, «хливкий» означает «хлипкий + ловкий». А педаль в асфальт топит Шалтай-Болтай: он произвольно присваивает новые значения уже существующим словам — «Когда одному слову так достаётся, я всегда плачу ему сверхурочные» (чем он им платит, осталось вечной загадкой).
    • Совсем чуть-чуть это есть и у самой Алисы — не столько новые слова, сколько детские неправильности словообразования, например, знаменитое «curioser and curioser» («всё чудесатее и чудесатее», а в более поздних редакциях того же перевода — «всё страньше и страньше», в других переводах — «всё чудесится и чудесится», и даже «ой, заначиналось!»).
    • Льюис Кэрролл обожал игру слов (этого немало и в его письмах), а также был весьма крутым математическим логиком: неудивительно, что он мастерски создавал всех этих хливких шорьков и снарков с брандашмыгами. Некоторые из его новых слов в итоге вошли в английский язык.
  • За этим делом замечен априловский Лиско. Он «тролль» (в нынешнем жаргонном значении этого слова) и фантазёр.
  • «Гарри Поттер» — Ксенофилиус Лавгуд. Своей дочке Полумне (или Луне) рассказывал сказки про бундящих шиц и морщерогих кизляков, а особо ненавистному Корнелиусу Фаджу (министру магии) приписывал армию гелиопатов (духов огня) и чертохолопого головосека.
    • В его случае, возможно, это не невинная игра, а последствия психической травмы после смерти любимой жены.
    • Там же — Северус Снейп, который сочинял новые ВОЛШЕБНЫЕ слова и делал их новыми заклинаниями.
    • И вообще любой волшебник, который когда-либо создавал новые заклинания, большинство из которых требует своих волшебных слов .
  • Профессор Селким из книги «Молли Мун и машина для чтения мыслей»: в числе его многих странностей есть и такая.
  • Курт Воннегут, «Колыбель для кошки». Автор стёбной религии Боконон — большой любитель этого. Ряд священных понятий обозначается неологизмами: Карасс (собранная провидением группа людей), Дюпрасс (такая же пара человек), Синуусики (что-то вроде хайвмайнда в карассе), Вампитер (ключевой предмет карасса) и так далее.
  • ПЛиО: сёстры Талли (позже известные как Кейтилин Старк и Лиза Аррен) придумали себе свой собственный язык. Надо полагать, ведущая роль здесь принадлежала шизофреничке Лизе.

Сетевая[править]

  • Михаил Харитонов выдал достойный образец тропа:
« — Напсибыпытретень, — повторил поэт. — Это слово я придумаю завтра. Чтобы всуе поминать того самого, кто во всём виноват. Напсибыпытретень. Пусть он и будет виноват во всём. »
— М. Харитонов, «Путь Базилио»
  • Сделай это неправильно — Лилит Бёрг. С прикрученным фитильком, ибо не столько выдумывает, сколько присваивает искажённым словам новые значения. Примеры:
    • Кострация (да, через «о») — уничтожение огнем.
    • Упразднять — украшать к празднику
    • Клумбийцы — живущие в клумбе.

Кино[править]

  • «Самый сильный» — Батыр поёт о том, что он сикамбрический. Что это означает, в фильме никто ответа не даёт.

Мультфильмы[править]

  • Котенок по имени Гав и щенок по имени Шарик не ограничились сочинением отдельных слов — они даже целый секретный язык себе придумали: «Быры-фуфыры, ляка-маляка, кука-моркука, балям-барабука…». Они упиваются фонетикой — и при этом не потрудились вложить в эти слова хоть какие-нибудь значения, ибо секрет. И без того весело.
  • «Пинки и Брейн» — речь Пинки часто пестрит бессмысленными короткими словечками, скорей всего, его же собственного «изобретения», типа «Нарф», «Пойт», «Зорт», «Троз».

Комиксы[править]

  • Хай Лин из комиксов «W.I.T.C.H.» любит выражать радостное изумление словами «spacious» и «cosmic» («космично»). Иногда придумывает и авторские слова вроде «weirdific».
  • The Sandman: этим себя развлекает вовсе не Морфей, как можно было бы предположить, а его старшая неунывающая сестра — Смерть Вечная.

Видеоигры[править]

  • Persona 4 — Тэдди ко многим словам добавляет приставку «Kuma», в английском дубляже «Bear». Получается игра слов. На русский язык можно примерно перевести как «Медведительно» и т.д.

Реальная жизнь[править]

В первую очередь писатели, и это называется Авторские неологизмы. Нет, не устами своих героев (иначе это были бы примеры выше), а собственными, в тексте «от автора». Часто это происходит в период обновления или воссоздания национального языка, когда слова создаются на замену заимствованным (чешское «дивадло» вместо «театра» самый известный пример). Не всегда такие слова приживаются (русский водомёт заместо фонтана, который, кстати, стал самостоятельным наименованием нелетального оружия, многоостровие вместо архипелага и белорусский далькажык вместо телефона по понятным причинам не взлетели[2]). Но ещё это может быть атрибутом целого литературного течения, как и сталось в русском футуризме. Особый взрыв неологизмов вперемешку с заимствованиями наблюдается, разумеется, в эпоху революций и прочих серьезных социальных потрясений.

  • Голландский химик и врач Гельмонт (1577-1644) произвёл «газ» от греческого слова «хаос».
  • Прижился «самолёт» футуриста Василия Каменского. (Правда, он не выдумал это слово, а извлёк из залежей устаревших — см. ниже). Потом и вместо «геликоптер» стали говорить «вертолёт» — по тому же образцу. Автором названия для винтокрылых машин считается конструктор Н.И. Камов.
  • Ломоносов придумал немало русскоязычных замен заимствованным терминам — например, «раствор» вместо «солюция» или «водород» вместо «гидрогениум», «маятник» вместо «перпендикула» «вязкость», «градусник», «кислота», «полнолуние», «преломление», «притяжение», «равновесие», «созвездие». А вот по поводу того, нафига говорить и писать «колонна», когда есть великолепное русское слово «столп» ученому мужу осталось только недоумевать — ибо форс мема не прокнул, снискав лишь удел силлаботонического архаизма.
  • Иврит является возрождённым в XIX—XX веках древнееврейским языком. Перед отцами современного иврита стояла следующая проблема: во времена Библии и Талмуда не существовало самолётов, поездов, кинематографа. Поэтому часть слов была заимствована из других языков, в основном из арабского, идиша, английского и русского. Другая часть была создана искусственно, по тому же принципу, что и футуристами в русском языке — из уже имеющихся в языке древних корней. Например, самолёт — матос (леталка), кино — кольноа (звукдвижение) от коль (звук) и ноа (движение). А израильский танк назвали просто и без затей: «Меркава» (боевая колесница).
  • Схожая ситуация у католиков, ведь верхушка церкви до сих пор использует латынь в качестве языка официальной корреспонденции. Латынь же язык мёртвый, сиречь неразвивающийся. И как прикажете употреблять слова, появившиеся в обиходе относительно недавно? Много способов разной степени забавности. Сведя официальные дела с СССР, ватиканские бюрократы, например, изобрели такое название города, как Ленинополис.
  • Исландский язык, в отличие от иврита, никогда не переставал быть языком живого общения, но в нём процент заимствованных слов микроскопический (и тот вызывает у некоторых националистов неодолимый зуд). Большинство слов для новых реалий создаются искусственно из уже существующих в языке корней. Например, компьютер называется «tölva» — гибрид слов «tala» («число») и «völva» («пророчица»); слово «kerfi» переводится и как «сноп», и как «система». Товарищи, пропагандирующие так называемый «высокий исландский», предлагают переводить даже названия стран: к примеру, называть Канаду «Hlynland» — «страна клёна». Впрочем, пока «высокий исландский» остаётся проектом.
  • А вот русский язык потому и богат огромным количеством слов (имеющих весьма разные оттенки!), что не стесняется грабить все проходящие мимо языки. Слово или придумывается в однозначно трактуемой форме, или заимствуется, но наделять старое слово новым значением, которое надо угадывать по контексту? И это тоже сколько угодно. Например, тот же «самолёт» существовал в России задолго до братьев Райт, но вовсе не благодаря Можайскому, у которого так ничего и не взлетело, а благодаря волжским купцам, именовавшим так свои особо быстроходные, по их мнению, пароходы (а вообще слово «самолёт» в Древней Руси имело около десятка значений). А «распущенный подонок» с точки зрения химика XVIII века — это всего-навсего растворенный осадок.

Примечания[править]

  1. А такие рифмы, как «так ли» или «спектакли» или «тентакли», для детской книжки слишком сложны.
  2. То же случилось, когда эрзяне предлагали говорить «ливтяка», т. е. «леталка», или «коштвенч», т. е. «воздушный чёлн», вместо слова «самолёт».